загрузка...


 НАКАНУНЕ ПЕРЕХОДА К МИРУ

Казахстан в начале 20-х годов представлял собой такой национальный район Советской России, где надлежало решить ряд сложнейших проблем социально-экономического и политического плана. Очистительный вал Великого Октября навсегда смыл с территории страны буржуазно-помещичий строй. Трехлетние попытки внутренней и иностранной контрреволюции погасить факел, зажженный социалистической революцией, потерпели крах.
 
Строительство новой жизни развертывалось в стране, где экономика имела пять основных укладов (патриархальный, мелкотоварный, частнокапиталистический, госкапита-листический, социалистический). Все они существовали и в Казахстане, причем здесь наиболее широко были представлены патриархальный и мелкотоварный уклады. Первый преобладал в казахском кочевом и полукочевом ауле, второй— в переселенческих селах, казачьих станицах и хуторах. При общей массе населения около 6 млн. человек (с учетом Сырдарьинской и Семиреченской областей) только 7 проц. жило в городах, остальная часть (93 проц.)—в сельской местности. Ударная сила революционных преобразований —50 тыс. рабочих —была распылена по небольшим предприятиям и промышленным заведениям огромного региона.

 

Своей героической борьбой против сил реакции рабочие внесли большой вклад в победу Советской власти над интервентами и белогвардейцами. 18 октября 1920 года Президиум ВЦИК наградил рабочих Оренбурга почетным Красным знаменем, а несколько ранее гарнизон Уральска, немалую часть которого составляли рабочие города, получил особую благодарность В. И. Ленина и Совета Обороны страны.
 
Рабочим и их авангарду — коммунистам — к середине 1920 года наряду с общесоюзными задачами предстояло решить ряд сложнейших политических вопросов, от которых во многом зависела дальнейшая судьба нарождавшейся республики. Прежде всего, как отмечает член Политбюро ЦК КПСС, первый секретарь ЦК Компартии Казахстана Д. А. Кунаев, надлежало создать национальную государственность казахского народа, сделать ее «главным инструментом социалистического переустройства экономики и культуры прежде отсталого края». Следующим по важности был земельный вопрос. Требовалось обеспечить землей и водой сотни тысяч казахских хозяйств кочевого и полукочевого типа для облегчения им оседания, для укрепления дружбы с русскими и украинскими крестьянами-пе-реселенцами. Перераспределение земель должно было ослабить экономические позиции колонизаторского кулачества, реакционной верхушки казачьих станиц и хуторов, ускорить классовое расслоение в казахском ауле, покончить с господствовавшими там патриархально-феодальными отношениями, засильем феодально-байских кругов, ликвидировать экстенсивность земледелия, кочевого и полукочевого скотоводства.
 
Последовательное решение этих двух ключевых вопросов позволяло уверенно идти по пути строительства новой жизни с учетом конкретных условий казахстанской действительности. Иначе и не могло быть. Еще в разгар первой мировой империалистической войны, излагая позицию нашей партии о разнообразии путей к социализму, В. И. Ленин писал: «Все нации придут к социализму, это неизбежно, но все придут не совсем одинаково, каждая внесет своеобразие в ту или иную форму демократии, в ту или иную разновидность диктатуры пролетариата, в тот или иной темп социалистических преобразований разных сторон общественной жизни».
 
Еще осенью 1919 года Кирревком с участием членов Турккомиссии (комиссия ВЦИК и СНК по делам Туркестана) обсудил вопрос о создании советской автономии казахского народа. С 8 по 11 января 1920 года в Актюбинске прошла 1-я Всеказахстанская конференция советских работников. Из 240 ее делегатов 70 были коммунистами. 30 апреля 1920 года решением ЦК РКП (б) создается Казахское областное бюро РКП.(б), в состав которого вошли старейший большевик С. С. Пестковский, первый казах-коммунист А. Т. Джангильдин, видные большевики края А. Айтиев, М. Мурзагалиев и др. В августе 1920 года под председательством В. И. Ленина в Москве прошло заключительное совещание по вопросу о советской автономии Казахстана. Его итогом стала публикация 26 августа подписанного В. И. Лениным декрета «Об образовании автономной Киргизской (Казахской) Социалистической Советской Республики». Этот важнейший акт в новой жизни казахского народа вписан золотыми буквами в его историю.
 
Строительство республики начиналось в условиях невиданной послевоенной разрухи, усугублявшейся экономической и культурной отсталостью — наследием колониального прошлого края. Семь военных лет, поборы и грабежи интервентов, белогвардейцев, алашордынцев поставили сельское хозяйство — основу экономики края — в исключительно тяжелое положение. Более чем на 20 проц. уменьшились посевные площади, вдвое сократилась урожайность. Поголовье скота — главного источника существования казахских крестьян — сократилось, например, в районах Семиречья на две трети.
 
Перед местными партийными организациями стояли сложные проблемы преодоления оставшихся от прошлого наслоений в области межнациональных отношений, сословной отчужденности и религиозной обособленности. Требовалось наладить понятный простому народу и служащий его интересам аппарат низовых (аульных, сельских и хуторских) Советов. В административном отношении республика делилась на губернии и области, подотчетные разным центрам. Так, по советской линии Уральская, Букеевская и Оренбургско-Тургайская губернии (на ее базе в апреле 1921 года были созданы Оренбургская, Атюбинская и Кустанайская губернии) до осени 1920 года входили в сферу руководства Кирревкома, а по партийной — отчитывались прямо перед ЦК РКП (б). Омская губерния (на базе ее четырех казахстанских уездов в апреле 1921 года возникла Акмолинская губерния) и Семипалатинская область, в свою очередь, отчитывались перед Сибревкомом и Сиббюро ЦК РКП (б), а Семиреченская и Сырдарьинская области были (до 1924 года) частью Туркестанской АССР. На правах губернского работал партийно-советский аппарат Адаевского уезда, отчитывавшийся до осени 1920 года перед Кирревкомом и Кироблбюро.
 
Немаловажную роль в жизни населения края играло то обстоятельство, что здесь размещались хутора и станицы четырех из 11 имевшихся в России до революции казачьих войск (Уральское, Оренбургское, Сибирское, Семиреченское), а 900 тыс. казаков составляли 1/7 всех жителей. В русско-украинских переселенческих селах, казачьих станицах и хуторах отмечен сравнительно высокий удельный вес зажиточных и кулацких хозяйств, По сравнению с центром страны экономически более крепким был и здешний середняк.
 
За годы первой мировой войны, революции и гражданской войны в Казахстане тремя потоками осело большое число беженцев из западных и центральных губерний. И если беженцы первого потока, согнанные со своих мест пламенем мировой войны, в основном относились к Советской власти сочувственно, то представители второго и третьего потоков почти не скрывали, что не только тоскуют по прошлому, но и хотели бы вернуть его.
 
Весной 1920 года части Красной Армии завершили на территории юго-восточного Казахстана разгром действовавших еще там белогвардейских войск. 14 апреля М. В. Фрунзе телеграфировал В. И. Ленину, что с ликвидацией в Семиречье отдельной армии Анненкова из тела Туркестанского фронта удалена «последняя заноза». На широкие просторы степного края пришел долгожданный мир. После многие месяцев ожесточенных классовых битв рабочие и крестьяне вновь принялись за построение общества, начало которому положил Великий Октябрь.
 
Истосковавшимся по работе труженикам сел, аулов и городов предстояло свершить многое. Фабрики и заводы, железные дорога и рудники, мастерские и пашни — все многочисленные участки нового трудового фронта требовали первоочередного внимания и заботы. Задачи борьбы с разрухой определил в апреле 1920 года IX съезд РКП (б) . Четкие и лаконичные строки его решений —об улучшении работы транспорта, налаживании подвоза и создании необходимых запасов хлеба, топлива и сырья для промышленности, поднятии машиностроения и усиленном производстве продуктов массового потребления, о широкой и последовательной электрификации народного хозяйства, повышении производительности труда и укреплении трудовой дисциплины, о коллегиальности и личной ответственности в управлении производством показывали, что большевики готовы поднять народ на созидательную героическую работу. И это убедительно подтвердил прошедший по стране всероссийский субботник 1 мая 1920 года. В тот день десятки тысяч рабочих и крестьян Казахстана, коммунистов, комсомольцев и беспартийных вели ремонт дорог и школьных зданий, сеяли хлеб, приводили в порядок клубы и библиотеки, формировали и отправляли в центр страны продовольственные обозы.
 
Партийным организациям Казахстана по плечу было многое. К маю 1920 года они объединяли более 30 тыс. коммунистов. Большинство их вступило в партию недавно, но в любой момент они могли получить совет и поддержку тех, кто связал свою судьбу с ленинской партией в бурные дни 1917 года или даже раньше. Большевики с дореволюционным стажем работали во многих организациях. В Павлодаре в состав уездного ревкома входил Т. Д. Дерибас, член партии с 1907 года; деятельность уездной ЧК направлял А. П. Аверин, коммунист с 1906 года. В Акмолинске секретарем укома РКП (б) был . М. Иванов, член партии с апреля 1917 года, членом бюро укома состоял Я. П. Бак с таким же партстажем. В Актюбинской парторганизации также насчитывалось немало коммунистов с дореволюционным партстажем, среди них — И. К. Козлов, В. П. Зинченко, большевики с 1905 года. Большую работу в массах вели признанные вожаки народа, первые казахи-коммунисты А. Т. Джрнгильдин, член партии с 1915 года, коммунисты с 1917 года А. Асылбеков, С. Сейфуллин, Т. Рыскулов и многие другие. Опытные и закаленные в классовых боях большевики трудились в Семипалатинской, Петропавловской, Кустанайской, Уральской организациях, на юге необозримого края.
 
Многие партийные организации за время гражданской войны и особенно в первые месяцы после освобождения от белогвардейцев ряда районов бурно росли, главным образом за счет притока жителей села, активно боровшихся за восстановление Советской власти. Так, Кустанайская организация РКП (б) была воссоздана 7 сентября 1919 года. На первом организационном собрании присутствовали 9 членов партии и 23 сочувствующих. Три с половиной месяца спустя состоялась 1-я уездная партконференция. На ней 408 членов партии и 1013 сочувствующих были представлены 81 делегатом. К январю 1921 года в уезде насчитывалось 1043 коммуниста и 1632 кандидата, причем надо отметить, что 1008 коммунистов и 1478 кандидатов — это жители села, крестьяне. В Петропавловском уезде в начале сентября 1920 года было 1907 членов партии и кандидатов, из них в селе жило и работало 1040 коммунистов. Это ярко доказывало, что большевики завоевали на свою сторону наиболее активную и сознательную часть крестьян, утвердив за собой доверие середняцкой части села. Однако преобладание среди коммунистов выходцев из крестьян могло стать благодатной почвой для возникновения мелкобуржуазных уклонов.
 
Важнейшей задачей партийных организаций края было вовлечений в советское и партийное строительство аульной бедноты и середняков. Опыт такого вовлечения отсутствовал. В середине 1921 года бывший председатель Кирревкома В. А. Радус-Зенькович говорил об этом с предельной откровенностью: «Что касается бедноты, то не были определены ни характер этой бедноты, ни численность ее, ни где она находилась. Не было прослежено, как складываются в действительности отношения с баем, богачом, что нужно сделать, чтобы это расслоение провести». Требовались терпение и время.
 
Изыскивая пути и способы укрепления связей с казахской беднотой, партийные организации Казахстана решительно выступали против тех, кто недооценивал необходимость постепенного, но неуклонного расширения работы с казахскими трудящимися, на сознание которых влияли путы патриархально-родовых отношений, феодальной идеологии. Определяющим началом в такой работе послужила ленинская оценка национального фактора, высказанная вождем партии и народа на VIII съезде РКП (б): «Что же мы можем сделать по отношению к таким народам, как киргизы (так называли тогда казахов.— В. Г.), узбеки, таджики, туркмены, которые до сих пор находятся под влиянием своих мулл?... Можем ли мы подойти к этим народам и сказать: «Мы скинем ваших эксплуататоров»? Мы этого сделать не можем, потому что они всецело в подчинении у своих мулл. Тут надо дождаться развития данной нации, дифференциации пролетариата от буржуазных элементов, которое неизбежно».
 
Однако не все коммунисты понимали подобную необходимость. Отдельные работники, сбитые с толку сложностью такой задачи, ударялись в другую крайность. Тем более, что поводом для ее возникновения стало привлечение некоторых бывших видных алашордынцев (как буржуазных специалистов) к ответственной работе. На проходившей в Уральске 16—17 мая 1920 года 2-й губернской партконференции взяли верх шовинистические настроения о выделении губернии из состава республики по причине «полной неподготовленности киргизского населения к марксистскому мировоззрению». В пылу запальчивости некоторые делегаты настаивали на удалении казахских буржуазных специалистов из аппарата Кирревкома. Не этот уклон был быстро изжит после активного вмешательства Киробл-бюро. Далеко от такого уклона были практические работники на местах. Знакомство с документами показывает, что в Уиле и Гурьеве, Джамбейте и других казахских районах губернии настойчиво велся курс на вдумчивое бережное отношение к массе казахских трудящихся, оказание им необходимой товарищеской помощи.
 
Созидательной работе коммунистов серьезно мешал уклон другого плана — в сторону преувеличения национальных особенностей, наиболее резко проявивший себя в южных районах. Он был связан со стремлением группы видных работников Туркестана, прежде всего Т. Рыскулова, создать Тюркскую республику и Тюркскую компартию. ЦК РКП (б), В. И. Ленин умело преодолели этот уклон.
 
Немалую трудность представляла работа в среде казачества. В ходе гражданской войны большая его часть активно сражалась на стороне белогвардейцев. Суровые уроки классовых битв показали, что интересы помещиков, буржуазии, офицерско-атаманской верхушки противоречат интересам трудовых казаков. Отражая настроения основной массы станичников, 1-й Всероссийский съезд трудовых казаков заявил: «В Советской России трудовое казачество обрело свою истинную родину, свое подлинное отечество, свою верную защитницу и союзницу... Оно клеймит тех, кто ложью, обманом и насилием вовлек его в братоубийственную борьбу с рабочими и крестьянами. Отныне оно бесповоротно становится в тесно сомкнутую колонну трудящихся и вместе с ними рука об руку будет добиваться светлого будущего».
 
Строить это будущее начинали с восстановления разрушенного. В помощь пострадавшим от военных действий казачьим районам Урала Советская власть выделила 100 млн. рублей. Большие суммы на восстановление хозяйств станичников Западной Сибири отпустил Сибревком. Развертывая борьбу с разрухой, партийные организации Казахстана развили кипучую деятельность по ликвидации неграмотности масс, созданию культурных очагов, открытию школ, библиотек, изб-читален, народных домов, проведению среди сельского населения бесед, лекций. Все это было делом жизненно необходимым. Но самым важным являлось — и это подчеркивают документы — успешное проведение во многих местах землеустроительной кампании, в результате которой решался самый острый, самый жгучий вопрос аула, села, станицы.
 
27 февраля 1920 года съезд казахской бедноты и крестьян Атбасарского уезда, на котором присутствовали посланцы местной станицы, в своей резолюции отметил: «Признать, что Советская власть взяла правильный курс в своей политике в Сибири, передав всю землю в пользование самих трудящихся, освободив ее от частной собственности помещиков-эксплуататоров, приняв во внимание особенности хозяйства крестьян, старожилов, переселенцев, казаков и киргизов, этим самым предоставив необходимые условия для развития сельского хозяйства у всех этих групп».
 
Политика ленинской партии, деятельность ее организаций в Казахстане по осуществлению перехода от войны к миру, восстановлению и развитию народного хозяйства, подъему благосостояния и культуры тружеников города, аула, села, станицы показывала искреннее стремление большевиков, преодолевая имевшиеся сложности, неуклонно идти по пути перехода к социализму. Однако этот курс по-прежнему не устраивал определенные слои и группы и, как показали дальнейшие события, они попытались ему активно противодействовать.