Главная   »   Рабочий класс Казахстана в период упрочения и развития социализма(1938-1960гг.). Том 2   »   6. МАТЕРИАЛЬНО-БЫТОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РАБОЧЕГО КЛАССА


 6. МАТЕРИАЛЬНО-БЫТОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РАБОЧЕГО КЛАССА

Труженики тыла стойко переносили все тяготы военного положения. Но партия и правительство принимали все меры к тому, чтобы облегчить материально-бытовое положение трудящихся, удовлетворить их насущные нужды. В связи с этим «Правда» писала: «Забота о тружениках тыла, о тех, кто добывает уголь, плавит сталь, изготовляет мины, точит снаряды, строит танки, самолеты, пушки, кто организует, планирует и направляет работу тысячи предприятий и учреждений страны, была и остается первостепенной задачей хозяйственных, партийных, советских и профсоюзных организаций.

Основные законы социалистической организацик труда и заработной платы, характерные для социалистического общеста СССР, действовали и в период военного времени. К ним относятся:
 
«во-первых, закон распределения продуктов по труду в зависимости от количества и качества труда, затрачиваемого рабочими на государственных предприятиях или крестьянами в колхозах;
 
во-вторых, как следствие — разная плата за разный труд, в понятие которого входит время и качество труда;
 
в-третьих, различие в оплате труда на государственных предприятиях и в колхозах, определяемое различием социалистической собственности;
 
в-четвертых, закон повышения жизненного уровня трудящихся, исключающий безработицу и нищету, закон повышения реальной заработной платы на государственных предприятиях и стоимости трудодня в колхозах;
 
в-пятых, механизация и электрификация труда в производстве наряду с ростом рабочего класса и повышением его культурно-технического уровня;
 
в-шестых, социалистическое соревнование, поощряемое системой премирования за лучшие показатели выполнения и перевыполнения планов».
 
В 1942—1945 гг. партия и правительство разработали и осуществили систему важнейших мероприятий по совершенствованию организации труда прежде всего путем упорядочения заработной платы в важнейших отраслях народного хозяйства. Тем самым дальнейшее развитие получила политика в области заработной платы с учетом военного времени, которая была определена на XVIII Всесоюзной партийной конференции (февраль 1941 г.).
 
В августе 1942 г. постановлением СНК СССР была введена новая система прогрессивно-сдельной оплаты труда. Был поднят уровень заработной платы в угольной и нефтяной, авиационной и танковой промышленности, промышленности вооружения и боеприпасов, в черной и цветной металлургии и др.
 
По новому тарифу заработная плата рабочих резко возросла. Если среднемесячная заработная плата шахтеров Караганды в 1942 г. составляла 352 рубля, то в 1943 г.— уже 743 рубля.
 
Переход на индивидуальную звеньевую сдельщину, применение стимулирующих форм оплаты труда в Карагандинском бассейне в комплексе с другими мероприятиями способствовали укреплению трудовой дисциплины. Вдвое сократилось число прогулов, на 23% — текучесть рабочей силы. Увеличилось полезное время работы в лавах. В октябре 1943 г. полезная работа занимала 5 ч 43 мин, или 71,1%, тогда как в феврале того же года она составляла 60% (4 ч 47 мин).
 
Новая система оплаты получила широкое внедрение во всех отраслях народного хозяйства (табл. 8).
Как свидетельствуют данные таблицы, 73% рабочих промышленности, 86% строителей были охвачены сдельной системой оплаты, 27% первых получали прогрессивную и премиальную оплату труда.
 
Уровень среднемесячной заработной платы рабочих промыiленности Казахстана поднялся в 1945 г. на 40% против 1940 г. и приблизился к общесоюзному показателю. Более чем в 1,5 раза по сравнению с 1940 г. возросла заработная плата рабочих промышленности союзного значения.
 
Материальное стимулирование роста производительности труда производилось путем премирования и дифференцированного снабжения.
 
До начала Великой Отечественной войны основным источником поступления товаров в Казахстан для удовлетворения потребностей населения был ввоз товаров из других областей и республик по централизованным фондам. В военное время объем их поступления резко сократился. Помимо того в связи с началом войны большинство предприятий, выпускавших товары широкого потребления, переключились на обслуживание фронта. Поэтому трудящиеся Казахстана, как и весь советский народ, в годы войны испытывали недостаток необходимых товаров.
 
За три года (1942—1944) республика недополучила товаров централизованных фондов по основным планируемым промтоварам на 296,3 млн рублей, в том числе текстильных тканей на 180,4, швейных изделий на 42, обуви кожаной на 29,5 млн рублей. В связи с сокращением рыночных фондов продовольственных и промышленных товаров сократился и объем розничного товарооборота. В 1942 г. товаров широкого потребления в республике было продано в два раза меньше, чем до войны.
 
За годы войны душевое потребление многих товаров первой необходимости резко снизилось. Так, на душу населения были реализованы следующие товары:
В связи с сокращением государственной розничной торговли возросли рыночные цены, значительно понизилась покупательная способность рубля. Остро ощущалась нехватка топлива, электроэнергии, транспорта, жилищ. В Казахстане она усугублялась резким увеличением численности населения, особенно в городах, за счет эвакуированных.
 
По Казахстану в целом городское население составляло: по переписи 1926 г.— 8,5%, по переписи 1939 г.—23,7, а в 1942 г.— 31,5%. В Карагандинской же области рост городского населения еще более разительный: в 1926 г. удельный вес его был равен всего лишь 2%, а в 1943 г.— 66% всего населения.
 
По бюджетным данным фактически потреблено за 1942 г. в среднем на душу (включая членов семьи) по всем источникам поступлений, включая и личное хозяйство: картофеля 16,3 кг (в 3 раза меньше, чем в 1941 г.), мяса 10,1 (в 2,5 раза меньше), овощей и бахчевых (кроме картофеля) 38,6 кг., рыбы и рыбных консервов — 2,4 кг (почти в 2 раза меньше, чем в 1941 г.).
 
В этих трудных условиях подвергалась перестройке система снабжения населения. Рациональное снабжение рабочих и служащих было обеспечено путем введения для всего городского населения карточной системы. «Государственное снабжение продовольствием и другими предметами потребления многих десятков миллионов трудящихся СССР, — читаем у Н. А. Вознесенского, — было организовано Советским государством в период военной экономики по твердым (пайковым) государственным розничным ценам».
 
Карточная система была введена в восьми областных центрах— Акмолинске, Актюбинске, Усть-Каменогорске, Уральске, Караганде, Павлодаре, Семипалатинске (с сентября 1941 г.), в остальных шести областных центрах: Чимкенте, Кустанае, Гурьеве, Кзыл-Орде, Джамбуле, Алма-Ате (с 20 октября 1941 г.), в 124 городах и рабочих поселках (20 ноября 1941 г.) и в 14 райцентрах хлопковых районов — с января 1942 г.
 
Таким образом, к 1 января 1942 г. она была осуществлена в 152 городах и населенных пунктах. Карточная система была введена на хлеб, сахар и кондитерские изделия, а в городах — Караганде, Алма-Ате — также и на мясо, жиры и макароны. На государственном снабжении хлебом на начало 1942 г. (включая рабочих и интеллигенцию, проживавшую в сельской местности) в Казахской ССР находилось 4 млн человек, или 55% всего населения.
 
При определении норм потребления исходили в основном из результатов труда на производстве. Правильное использование материальных стимулов имело огромное значение для трудового воспитания рабочих. Само экономическое стимулирование носило характер не только материального вознаграждения, но и общественного признания добросовестного высокопроизводительного труда. Особая забота была проявлена к кормящим матерям, детям и др.
 
Система нормирования была сложной, строго дифференцированной. Она осуществлялась Республиканским бюро продовольственных и промышленных карточек при СНК КазССР, 143 карточными бюро. Проверку контингентов населения, принимаемых на централизованное снабжение, проводили 68 контрольных учетных бюро.
 
Следует особо подчеркнуть, что на протяжении войны на товары нормированного снабжения сохранились твердые государственные цены, индекс которых составил в 1943 г. 100,5% по отношению к довоенному уровню. Это имело исключительное значение в поддержании жизненного уровня трудящихся в тяжелые годы войны.
 
СНК СССР 19 февраля 1942 г. принял решение об организации отделов рабочего снабжения (ОРС) на производственных предприятиях ведущих отраслей промышленности. Для руководства ОРСами при наркоматах и ведомствах были созданы Главные управления рабочего снабжения (ГлавУрсы). В республике в 1942— 1945 гг. были созданы свыше 200 ОРСов и продснабов. Они обслуживали 1245 тыс. рабочих и служащих промышленных предприятий республики.
 
ОРСы являлись своеобразным цехом заводов. «Правда», касаясь вопроса о работе системы ОРСов, отмечала; что «столовая приравнивается к производственному цеху, и так же, как цех, она должна работать четко, слаженно, бесперебойно, по-военному».
 
Крупнейшим в республике был УРС Карагандинского комбината; он объединял 5 отделов рабочего снабжения, 90 магазинов, 74 столовых, 13 буфетов, 15 баз и складов, 103 промышленно-бытовых предприятий, 3 совхоза и 5 подсобных хозяйств ОРСов. В 1944 г. горнякам из децентрализованных заготовок сверх норм в среднем на одного шахтера было выдано мяса, рыбы 12,2 кг.; крупы 3,6; жиров 1,3; молока 9,5; овощей 205; картофеля 91 кг; лучшим горнякам сухим пайком мяса и рыбы 118,5 тонны, жиров — 10,5, крупы — 28,6 тонны.
 
ОРСы вовлекали в товарооборот дополнительные ресурсы продовольственных товаров, особенно картофеля и овощей. Удельный вес ОРСов в товарообороте наркомата торговли республики возрос с 10,7 % в 1940 г. до 23,9 к концу войны, а в промышленных центрах (Карагандинская, Восточно-Казахстанская, Гурьевская)— он составлял от 40 до 58 %.
 
В системе продовольственного снабжения населения возросла роль общественного питания, товарооборот которого в Казахской ССР достиг в 1944 г. 909,7 млн рублей против 609 млн рублей в 1941 г. (рост на 49,7%).
 
Роль ОРСов далеко не ограничивалась задачей распределения товаров. Партия и правительство поставили перед ними задачу самой широкой мобилизации дополнительных источников питания. Поэтому развитие собственного сельскохозяйственного производства, децентрализованные заготовки и закупки, организация лова рыбы, сбора дикорастущих плодов и ягод, переработка заготовленной продукции, собственное пищевое производство являлись неотъемлемой частью деятельности ОРСов.
 
Благодаря укреплению хозяйственных связей с местной и кооперативной промышленностью, созданию собственной продовольственной базы и производственных предприятий по выработке товаров широкого потребления и продовольствия из местного сырья план розничного товарооборта был выполнен за 1943 г. на 105,1%, за 1944 г.— на 100,1 %.
 
По решению VI Пленума ЦК КП (б) Казахстана (январь 1942 г.), по указанию ЦК ВКП(б) были созданы в Центральном, областных и городских партийных комитетах отделы торговли и общественного питания, расширена сеть столовых, которые были переведены на двух- и трехсменную работу. Под неослабным контролем новых отделов партийных комитетов находились столовые оборонных заводов и фабрик, собственные продовольственные базы городов, работа магазинов, ларьков, бытовых учреждений.
 
ЦК Компартии Казахстана своим решением от 16 февраля 1942 г. отменил постановление Западно-Казахстанского облисполкома и бюро обкома партии от 27 января 1942 г. «Об обслуживании бытовых нужд населения города и районов» как не отвечающее требованиям решительного улучшения бытового обслуживания трудящихся.
 
В 1942 г. во многих городах пленумы и партийно-хозяйственные активы вырабатывали меры по улучшению бытового обслуживания рабочих коллективов. В ноябре 1942 г. на совещании партийно-хозяйственного актива Гурьевской области, обсудившего вопросы материально-бытового обслуживания нефтяников, выступил первый секретарь ЦК КП(б) Казахстана Н. А. Скворцов. ЦК партии строго спрашивал с тех руководителей, которые, ссылаясь на трудности военного времени, предавали забвению насущные нужды трудящихся. «Правда» писала, что «если рабочие живут в ненормальных бытовых условиях, если не налажена торговля или плохо работает столовая, партийный руководитель обязан немедленно исправить положение и навести порядок».
 
Война резко раздвинула рамки, в пределах которых развивались подсобные хозяйства. Коммунистическая партия поставила задачу—-превратить подхозы в основной источник продовольственного снабжения трудовых коллективов. СНК СССР и ЦК ВКП(б) в апреле 1942 г. установили порядок отвода земель для подсобных хозяйств и под огороды рабочих и служащих.
 
В 1942 г. в республике было создано 1536 подсобных хозяйств с посевной площадью в 41 300 га.
 
Подхозы получили наибольшее развитие в последующие годы. СНК КазССР и ЦК КП(б) Казахстана в своих постановлениях «О дальнейшем развитии и укреплении подсобных хозяйств пром-предприятий и учреждений Казахской ССР на 1944 г.» (27 апреля 1944 г.), «О мерах по укреплению и расширению продовольственной базы вокруг городов и промышленных центров республики» (19 февраля 1945 года) поэтапно определили задачи местных партийных, советских и хозяйственных органов по расширению продовольственной базы трудовых коллективов.
 
Усилием партийных и советских органов, партийных организаций и широкой общественности было создано крупное картофельно-овощное хозяйство при облторге г. Акмолинска. Методом народной стройки была сооружена оросительная сеть за 1942— 1944 гг. (сооружен Чимкентский магистральный канал и ирригационная сеть вокруг города). Число подсобных хозяйств г. Алма-Аты утроилось, а их посевная площадь составляла более 7 тыс. га.
 
Мощная продовольственная база была создана на юге Казахстана. За 1942—1943 гг. в 58 подхозах были организованы животноводческие фермы с поголовьем скота около 9 тыс.
 
В 1943 г. в Казахской ССР имелось 3 523 подхоза (без подхозов учреждений) с общей посевной площадью 132 609 га. За счет продукции подхоза ОРС Ульбастроевского отделения «Цинкосви-нецпродснаба» в первом полугодии 1945 г. дал дополнительно каждому рабочему 5,7 кг мяса и жиров, 14 л молока, 1,2 кг меда.
 
70% подсобных хозяйств всех систем в республике составляли подхозы торговых организаций. За годы войны производство картофеля в них возросло в 24 раза и составило в 1945 г. 6228 тонн, овоще-бахчевых возросло — в 11,2 раза, поголовье крупного рогатого скота— в 12 раз, свиней — в 9 раз, а овец и коз — в 56,4 раза. За 1941—1945 гг. подсобные хозяйства торговых организаций дали более 76 700 тонн зерна, 147 679 тонн картофеля, более 238 тыс. тонн овоще-бахчевых культур.
 
Подсобные хозяйства были разного типа и масштаба: от многоотраслевого совхоза до небольшого подхоза. Особенно мощные сельские подсобные хозяйства были созданы при крупных промышленных центрах: Караганде, Чимкенте, Усть-Каменогорске, железнодорожных узлах Турксиба, Петропавловска. По состоянию на 1 января 1944 г. в Северо-Казахстанской области числилось 271 подсобное хозяйство с посевной площадью 14 075 га, сенокоса 10 345 и учтенного выгона 5 608 га. Следовательно, на одно хозяйство приходилось всего земли 117 га, в том числе пашни 52 га.
 
Большую работу по организации и укреплению сельских подсобных хозяйств провели партийные организации Акмолинска, Актюбинска, Уральска и других городов. По данным ЦСУ КазССР предприятия Наркоматов союзного и республиканского подчинения по Казахстану в 1943 г. имели 3 523 подсобных хозяйства, с посевной площадью в 132 609 га, многочисленным поголовьем продуктивного животноводства и рабочего скота.
 
Работники советской торговли в годы войны приложили все усилия, чтобы изыскать дополнительные источники для улучшения снабжения рабочих. Подсобные хозяйства торгующих организации дали населению овощей и картофеля свыше 3,5 млн ц. За годы войны посевные площади их подхозов расширились в несколько раз и в 1945 г. равнялись более 80 тыс. га. В несколько раз возросло поголовье скота (к концу войны насчитывалось около 130 тыс. голов).
 
Большое количество продуктов производили подсобные хозяйства ОРСов и продснабов республики. На долю этих организаций приходилось более 60% поголовья крупного рогатого скота всех подсобных хозяйств, около 80% овец, коз и свиней. Кроме развития растениеводства и животноводства торгующие организации республики занимались ловом рыбы, охотничьим промыслом, пчеловодством, заготовкой дикорастущих фруктов, ягод и зелени. Только за 1944 г. было заготовлено 2257 тонн дикорастущей пищевой зелени: 61 — шиповника, 50 — грибов, 325 тонн плодов и ягод. Большое внимание уделялось увеличению улова рыбы. За годы войны рыболовецкие хозяйства дали населению 250 тыс. ц рыбы. Эта продукция направлялась главным образом в столовые для улучшения общественного питания и снабжения рабочих.
 
Особенно больших успехов в развитии подсобных хозяйств достигли ОРСы угольной и нефтяной промышленности и продснабы цветной металлургии. Например, ОРС объединения Караганда-уголь получил от своих подсобных хозяйств в 1942 г. картофеля 23% общего поступления этого продукта, овощей 32,5. В Карсак-пайском медьпродснабе доля поступлений от своих хозяйств была по овощам 17,3%, по картофелю — 38,2, по мясу — 30,3%, в Балхашском медьпродснабе — по овощам 50,4%, по картофелю — 48,5, по молоку—100%. Таким образом, подсобные хозяйства при промышленных предприятиях и торговых организациях сыграли в годы Великой Отечественной войны крупную роль в снабжении рабочих городов продуктами питания сверх установленных карточных норм.
 
Не менее важным дополнительным источником продовольствия в годы войны стали земельные участки, обрабатываемые коллективным или индивидуальным путем. «Развитие коллективного и индивидуального огородничества,— указывала 10 апреля 1943 г. «Правда»,— не частное дело отдельных рабочих и служащих, это важная государственная работа». Огородникам оказывалась большая помощь в приобретении семенного материала и огородного инвентаря. Уже осенью 1942 г. с 145 326 индивидуальных огородов рабочие и служащие республики собрали 140 600 тонн картофеля и 30 200 тонн овощей. В 1943 г. число огородников увеличилось почти в 4 раза и достигло 543 276 человек, а посевная площадь — до 50 274 га.
 
Во главе работы по организации материально-бытового снабжения трудящихся стал Комитет содействия индивидуальному и коллективному огородничеству рабочих и служащих при ВЦСПС. Непосредственными организаторами движения выступили огородные комиссии, созданные при фабрично-заводских и местных комитетах профсоюзов. Через местные Советы депутатов трудящихся они добивались выделения земельных участков, заботились о приобретении семян, своевременной обработке почвы, об уходе за посевами. Содействие огородничеству в областях было возложено на одного из секретарей обкома партии и заместителя председателя исполкома областного Совета депутатов трудящихся.
 
По данным исследователя У. Г. Чернявского, потребление городским населением картофеля и овощей из продукции огородничества и подсобных хозяйств в годы войны в целом по стране возросло с 77 кг на душу населения в 1942 г. до 112 кг в 1943 г. и 147 кг в 1944 г.
 
В Казахстане наибольшее число огородников имелось в городах и рабочих поселках Алма-Атинской, Карагандинской, Северо-Казахстанской и Восточно-Казахстанской областей, т. е. наиболее развитых в промышленном отношении районах республики.
 
В военное время резко увеличилась роль общественного питания. Это было следствием продовольственных затруднений в стране и введения карточной системы. Кроме того, введение сверхурочных работ, значительное вовлечение женщин в производство, трудности с продовольствием и топливом, значительное увеличение населения республики за счет эвакуированных привели к росту числа лиц, прикрепленных к различным точкам сети общественного питания. Все эти моменты обусловили значительное его развитие во время войны.
 
Существовавшая сеть столовых не удовлетворяла всевозрастающих потребностей в них. Принимались меры к их расширению. Так, общее число столовых возросло в республике с 1206 на начало 1941 г. до 2021 в 1945 г., т. е. на 67 %. К концу войны контингенты, обслуживаемые предприятиями общественного питания республики, составили около миллиона человек.
 
До войны подавляющая часть предприятий общественного питания принадлежала Казпотребсоюзу и Наркомату торговли. В войну удельный вес составляющих сети общественного питания был следующим: ОРСы — 32%, Казпотребсоюз — 24, Наркомторг — 20, продснабы— 10%.
 
В годы войны одним из важных источников дополнительного снабжения рабочих, как и в довоенное время, являлась колхозная торговля, хотя следует подчеркнуть, что основным было государственное снабжение.
 
Правда, во время войны колхозный рынок подвергся резким изменениям. Привоз сельскохозяйственных продуктов, особенно в первые два года войны, на городские рынки резко сократился. Тому был ряд причин: сокращение сельскохозяйственного производства; транспортные затруднения, недостаток рабочей силы в деревне и ряд других причин, которые приводили к сокращению товаров на колхозном рынке, тогда как спрос городского потребителя возрос. В этих условиях оказалось неизбежным резкое повышение цен на колхозном рынке. В республике были приняты меры, направленные на расширение колхозной торговли.
 
Все же цены на колхозных рынках республики заметно повышались, начиная с октября 1941 г., а с декабря резко сократился привоз сельхозпродуктов на рынки и повысились цены по всей республике. Так, в начале 1943 г. цены на городских колхозных рынках республики были выше, чем в 1942-м, в 3—4 раза, а по сравнению с 1941-м— в 10—15 раз. В 1943 г. был достигнут перелом в динамике цен колхозной торговли уже к концу года, и в начале 1944 г. цены начали заметно снижаться. Например, на рынке г. Алма-Аты в 1944 г. цены снизились против 1943-го в 1,5—2 раза. Цены на муку сократились со 170 рублей за 1 кг до 80, мясо —до 90 (было 1393), молоко—до 28 (было 47), картофель — до 21 (было 48).
 
Совокупность разносторонних мероприятий советского государства позволила добиться перелома в динамике объема и цен колхозной торговли в годы Великой Отечественной войны. В отношении объема торговли необходимо учесть, что в годы войны произошло перемещение части сделок с территории рынка в деревню. Вместо того, чтобы пойти на городской базар, потребитель ехал в деревню и там покупал продукты.
 
Осенью 1942 г. среди колхозников началось движение за выделение из личных запасов части хлеба и других продуктов для продажи рабочим по твердым государственным ценам. Было установлено, что заготовка и продажа скота, жиров и масла колхозниками для продовольственного снабжения рабочих производится на добровольных началах с разрешения общего собрания колхозников по ценам, установленным данным собранием. В декабре 1942 г. и январе 1943-го колхозы Казахстана сдали рабочим через кооперацию по государственным ценам 1,5 млн пудов хлеба и 200 тыс. пудов других продуктов.
 
В целях улучшения продовольственного снабжения рабочих угольной промышленности республики в соответствии с постановлением ГКО от 31 июля 1944 г. Совнарком Казахской ССР и ЦК КП(б) Казахстана 30 августа 1944 г. приняли постановление, где было разрешено комбинату Карагандауголь во втором полугодии 1944 г. заготовить в колхозах Казахской ССР 500 тонн мяса (в живом весе), 75 жиров и масла, 500 тонн молока и других продуктов. Помощь колхозной деревни рабочим города говорила а крепнущей связи рабочих и крестьян.
 
В годы войны значительное развитие получили производственные предприятия торговых организаций по выпуску товаров народного потребления и продовольствия из местного сырья. К концу 1944 г. насчитывалось 826 таких предприятий. За три года (1942— 1944) ими было выработано продовольствия и товаров широкого потребления на 265 млн рублей. Трудящиеся дополнительно получили бумаго-канцелярские изделия, швейные изделия, обувь, трикотаж, мебель, хозяйственное мыло и другие товары первой необходимости.
 
Из года в год нарастала мощь предприятий местной и кооперативной промышленности. В 1944 г. первая из них выработала продукции на 84 млн рублей против 17,7 млн рублей в 1941г.
 
Вся эта продукция шла на удовлетворение потребностей трудящихся. Таким образом, партия и правительство на деле претворяли методологические указания В. И. Ленина о том, что «мало говорить крестьянам и рабочим: напрягайте трудовую дисциплину. Надо, кроме того, им помочь, надо вознаградить тех, которые после неизмеримых бедствий продолжают проявлять героизм на трудовом фронте».
 
На эти же нужды направлялись и средства из всевозрастающего фонда общественного потребления, из которого «дополнительно к заработной плате государство расходовало огромные средства на организацию рабочего снабжения, на строительство жилых и культурно-бытовых учреждений, на охрану труда и здравоохранение».
 
За счет него на многих предприятиях были созданы ночные санатории, профилактории, однодневные дома отдыха. Расширялась сеть детских садов, яслей, пионерских лагерей для детей рабочих.
 
В эти годы серьезной проблемой в восточных районах нашей страны, в том числе в Казахстане, являлась жилищная. Она оставалась наиболее острой на всем протяжении войны. Жилой фонд предприятий городов, рабочих поселков и окружающих промышленные центры сел и деревень был переуплотнен.
 
Казахстанцы встретили эвакуированных с большим радушием и гостеприимством. В июле 1941 г. был образован отдел по эвакуации, на который была возложена задача хозяйственного и трудового устройства эвакуированных, осуществление контроля за снабжением их продуктами питания и предметами первой необходимости и т. д. Более 35% эвакуированного населения (более 165 тыс.) осело в городах. Немало трудностей выпало на долю аульных, сельских и городских Советов депутатов трудящихся в деле размещения и создания материальных условий жизни для переселенных в тыловые районы немцев из Поволжья (361 244 чел.), чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкарцев, калмыков (506,6 чел.), поляков (102 537 чел.).
 
В конце 1945 г. общественный жилищный фонд в городах и рабочих поселках составлял 5,5 млн кв. м против 726,5 тыс. кв. м в 1920 г. Кроме этого 4 млн кв. м находились в личной собственности трудящихся городов и рабочих поселков. Партийные и советские организации в целях обеспечения жильем эвакуированного населения приняли ряд чрезвычайных мер: было введено ограничение санитарной нормы на одного человека в городах, рабочих поселках и райцентрах, уплотнение партийных, государственных и иных общественных организаций и учреждений путем резкого ограничения нормы рабочей площади на одного штатного работника.
 
В восточных районах страны на протяжении всех военных лет постоянно велось жилищное строительство. В Казахстане особое внимание уделялось строительству жилья для рабочих ведущих отраслей промышленности (6 кв. м):
Кроме строительства жилищ капитального типа возводились и дома временного типа (общежития, бараки, землянки). Только в 1942 г. было введено 48 905 таких жилищ. В 1943 г. для шахтеров Карагандинского бассейна было построено 36 780 кв. м жилья. Более 33,5 тыс. м жилой площади получили рабочие цветной металлургии республики в 1944 г. В том же году горняки Караганды получили 39 тыс. кв. м жилья и коммунально-бытовых учреждений, в том числе 34 752 кв. м жилой площади.
 
Однако жилищная проблема оставалась острой. В Карагандинском бассейне численность рабочего класса увеличилась в 1944 г. по сравнению с 1940 г. почти в три раза (с 15 620 до 42 940 человек). Если в 1940 г. на одного человека приходилось 4,6 кв. м жилой площади, то в 1944 г. она составляла всего 2,2 кв. м. Как видно, на одного человека жилая площадь уменьшилась более чем в два раза.
 
Большая работа была проведена по жилищному строительству в г. Петропавловске. Около 50 депутатов городского Совета занимались вопросами размещения рабочих, проверкой бытовых условий трудящихся. За годы войны почти удвоилось население г. Кокчетава, достигнув к началу 1945 г. 34 715 человек (на начало 1941 г. было 19 737 человек). Более чем в 10 раз увеличилось количество рабочих в промышленности и строительстве. За годы войны в городе было сдано свыше одной тысячи квадратных метров жилой площади, построены различные коммунальные объекты, расширена сеть детских учреждений. Всего по государственной линии за военное время в республике было построено и введено в действие 1 347 тыс. кв. м жилья. Капитальные вложения в жилищное строительство составили 41,6 млн рублей.
 
В республике возникли новые города и рабочие поселки: Темиртау, Текели, Джезды, Восточный Коунрад, Акчатау, Макинск и др. Количество городов и рабочих поселков увеличилось на 40.
 
Масштабы жилищного строительства военных лет свидетельствуют о нарастающей заботе партии и Советского государства о рабочих и их семьях. Война не остановила эту созидательную деятельность, она лишь затруднила и сократила материальные возможности разрешения проблем жилья. Уже к началу 1943 г. по Казахской ССР на одного человека в городе в среднем по республике приходилось 4,3 кв. м жилой площади.
 
Таким образом, Советское государство в тяжелых условиях войны сделало все от него зависящее для решения проблемы жилья и коммунально-бытового обслуживания рабочего класса.
 
В годы войны особую актуальность приобретало усиление санитарной обороны трудящихся, в том числе рабочего класса. Возросла роль Советов по охране здоровья трудящихся, санитарноэпидемического благополучия тыла в условиях передвижения больших масс населения.
 
На территории республики в течение первых полутора месяцев было развернуто свыше 100 госпиталей; им были отведены лучшие здания, выделены высококвалифицированные специалисты. Широко развернулось шефское движение. Шефами Карагандинской области было передано госпиталям инвентаря, продуктов на сумму свыше 650 тыс. рублей, Западно-Казахстанской — свыше 60 тыс. кг мяса, 3270 штук птиц, 3722 кг муки и т. д.
 
В январе и октябре 1942 г. СНК КазССР разработал мероприятия по усилению санитарной и противоэпидемической работы и медико-санитарному обслуживанию эвакуированного населения. Для руководства этим важнейшим участком перестройки при СНК республики была создана Чрезвычайная комиссия во главе с заместителем председателя Совнаркома КазССР Т. Т. Тажибаевым.
 
2 февраля 1942 г. ГКО принял постановление «О мероприятиях по предупреждению эпидемических заболеваний в стране и в Красной Армии». Для организации борьбы с эпидемическими вспышками, имевшими место в периоды массовой миграции населения, Совнарком КазССР направлял бригады из 500 эпидемиологов, специалистов 125 противоэпидемических отрядов по железной дороге и водным путям; на крупных станциях, на пристанях были организованы врачебные санитарно-контрольные пункты. Большую работу по ликвидации вспышки холеры проводили бригады, возглавляемые заместителем Председателя СНК КазССР М. Поляковым, наркомом здравоохранения С. Чесноковым, первым секретарем Гурьевского обкома партии М. Д. Бекжановым, главным Госсанинспектором республики И. С. Корякиным.
 
Местные Советы развернули большую работу по строительству и устройству свыше 7 тысяч бань. 19 820 общественных санитарных инспекторов помогли местным Советам наладить санитарно-эпидемическую службу.
 
Советское государство в условиях максимальной экономии средств во всевозрастающем размере ассигновало средства на нужды здравоохранения: в 1941г.—266,9 млн рублей, в 1942 г.— 268,9, в 1943 г.—296,6, в 1944 г.—291,6, в 1945 г.—297,9 млн рублей.
 
Были приняты решительные меры по расширению сети лечебно-профилактических и санитарно-эпидемических учреждений. В два с лишним раза увеличилось количество санэпидстанций, в два раза — санбаклабораторий, в три с лишним раза — здравпунктов, консультаций для женщин и детей — на 25 %.
 
Медицинские учреждения были полностью укомплектованы кадрами. В годы войны работники медицинских учреждений усилили работу по охране здоровья рабочих на оборонных предприятиях. Для улучшения медико-санитарного обслуживания угольщиков Караганды, нефтяников Эмбы, рабочих Лениногорска и Чимкента, медеплавильных заводов и других оборонных предприятий были организованы специальные медсанчасти, укреплены здравпункты и т. д. В 1943 г. Наркомздравом КазССР для нефтяников Казахстана были дополнительно организованы больницы на 110 коек, санаторий на 60 коек. Такие мероприятия проводились н в других областях республики.
 
Меры партии и правительства по улучшению медицинского обслуживания в республике позволили предотвратить эпидемии, ликвидировать вспышки сыпного, брюшного тифа, холеры в самом зародыше, снизить промышленный травматизм на 57%, заболеваемость среди рабочих оборонных предприятий более чем на 10%. Только в 1944 г. на курортах Казахстана отдохнули 4345 человек, из них 50%—рабочие оборонной промышленности. Показатель обеспеченности населения больничными койками в республике вырос до 9 на 1000 человек населения, против 6 человек в 1940 г.
 
Таким образом, Советское правительство делало максимум возможного для того, чтобы смягчить неимоверные трудности, которые легли на плечи рабочего класса в годы войны. Преодолевая тяготы и лишения, он в едином строю сражающегося народа ковал победу в тылу.