5. КАЧЕСТВЕННЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ В СОСТАВЕ РАБОЧИХ

В годы Великой Отечественной войны произошли глубокие качественные изменения в составе рабочего класса Казахстана. Они были обусловлены формами и источниками пополнения рабочих кадров, возникшими в военное время.

Эти качественные изменения были прежде всего связаны с 1) интенсивным обновлением рабочего класса; 2) быстрым ростом в нем удельного веса женщин; 3) значительным омоложением кадров при одновременном росте их политической и трудовой активности. Эти моменты наиболее ярко проявились в промышленности и на железнодорожном транспорте.
 
В военной обстановке наблюдался быстрый рост численности и удельного веса женщин в промышленности, успешное освоение ими многих профессий, считавшихся до войны сугубо мужскими.
 
Учитывая, что успешная работа советской индустрии, организация бесперебойного обеспечения фронта всем необходимым во многом зависела от мобилизации в первую очередь женщин и молодежи, Коммунистическая партия развернула массово-политическую и организаторскую работу по вовлечению их в активную производственную деятельность. ЦК ВКП(б) предложил партийным организациям «широко разъяснить трудящимся женщинам, что теперь, когда их отцы, мужья и братья на фронтах Отечественной войны защищают честь и свободу Родины, священным долгом каждой советской патриотки является самоотверженный труд на помощь фронту. Ни одной женщины ни в городе, ни в деревне не должно быть вне общественно-полезного труда».
 
Пополнение рабочих кадров за счет женщин являлось одной из основных задач общественных организаций. Так, пятый пленум Компартии Казахстана (25 июня 1941 г.) указал партийным, советским, профсоюзным и комсомольским организациям на необходимость учесть на предприятиях тех мужчин, которые могут быть призваны в армию, и начать массовое обучение новых рабочих из числа женщин и молодежи, активно вовлекать женщин в общественное производство.
 
25 июня 1941 г. в «Правде» было опубликовано письмо работниц Московского тормозного завода к мужьям, братьям, отцам, сыновьям, призванным в ряды армии, где были такие слова: «Вы идите на фронт, мы останемся в тылу. Но нет у нас фронта и тыла. Все свои силы, всю свою энергию мы приложим к тому, чтобы заменить вас на производстве, обеспечить вас всем необходимым. Понадобится — будем работать день и ночь, нужно будет — поможем вам с оружием в руках. Не беспокойтесь о нас, не волнуйтесь,— мы полны сознания своего долга перед Отечеством, пониманием всей сложности и ответственности обстановки... Стахановским трудом на предприятиях мы будем крепить ваши боевые успехи». «Встать к станку! Овладеть станочным ремеслом!»—такой клич бросила комсомолка счетовод Московского автозавода И. Абрамова. Ее призыв подхватили и другие служащие завода — девушки и женщины. Более 20 из них стали овладевать станочным делом.
 
Патриотическое движение москвичек было подхвачено на многих предприятиях страны. Зачинателями его в Казахстане выступили женщины Алма-Аты и Акмолинска. В своем обращении ко всем женщинам республики они писали: «Нет ничего более почетного для патриоток Советской страны, как умение заменить мужчин на любых специальностях».
 
В Казахстане, как и во всей стране в целом, женщины пришли работать во многие отрасли промышленности. Так, уже на второй день войны в шахты объединения Ленгеруголь поступили 27 домохозяек, в Карагандинское вагонное депо—12, на Алма-Атинский механический завод — 42. В течение июля 1941 г. на шахтах Карагандинского бассейна начали работать около 800 домохозяек, освоивших горняцкие профессии. Ж. Муканова сказала на собрании домохозяек: «Я пойду на производство не потому, что я материально не обеспечена, а потому, что я советская гражданка, и всякий, кому дорога Родина, должен ей помочь чем сможет...» По ее примеру жены шахтеров Аймухамедова, Тараненко на шахте № 20 стали учиться водить электровозы. Байсеитова начала работать на обогащении угля, Б. Ташкеева, 3. Раева, М. Смагулова, М. Каримова и другие — навалоотбойщиками; со временем они стали подлинными мастерами угледобычи .
 
Женский труд стал широко применяться в подавляющем большинстве отраслей народного хозяйства. Удельный вес численности женщин среди рабочих крупной промышленности республики с 26% поднялся к октябрю 1941 г. до 34,5%.
 
Заметно начала возрастать роль девушек-казашек, ранее почти не работавших по основным профессиям на промышленных предприятиях. Во второй половине 1941 г. на шахтах Караганды ведущие профессии угольщиков освоили 278, в Коунраде и Джезказгане специальность горняков — 122, на Балхаше и Карсакпае специальности обогатителей и металлургов освоили 130 девушек-казашек.
 
Значителен был удельный вес женщин на предприятиях цветной металлургии. На Чимкентском свинцовом заводе к концу 1943 г. трудились 1827 женщин; на Ачисайском полиметаллическом комбинате до войны - 237, а в 1942 г.— 865 женщин. Большинство из них успешно справлялось с производственными заданиями. Например, подкатчица Абилова ежедневно перевыполняла норму на 130—150%, откатчица Бесикбаева — на 140, а Решетникова, овладевшая специальностью машиниста электровоза — на 180%. В золотодобывающей промышленности республики в 1941 г. работали старателями более 8000 женщин, ранее не трудившихся в таких отраслях народного хозяйства. В 1943 г. численность их ка предприятиях цветной металлургии увеличилась по сравнению с 1942 г. на 39,3%.
 
Труд женщин имел большое значение в развитии угольной промышленности Казахстана. Уже в 1942 г. в Караганде удельный вес их на работах по эксплуатации составлял 16, а на 1 января 1944 г.— 30,3%. С начала войны по 1 августа 1944 г. общая численность работниц в бассейне возросла в 5,5 раза — с 2 718 до 12 341, из них 2 тыс. казашек. Все они самоотверженно трудились, стремясь дать стране как можно больше топлива. Выступая на собрании стахановцев бассейна, бригадир женской бригады Прасковья Попова говорила: «Чтобы помочь родной Красной Армии быстрее уничтожить фашистских извергов, наши девушки, работавшие раньше в столовой и конторе, взяли кайла и лопаты и спустились в забой. Многие не верили в наши силы. Но мы упорно овладевали горняцким делом. Опытный навалоотбойщик Кихимбаев помог нам в этом. Сейчас бригада перевыполняет задание по добыче угля».
 
На шахте № 26 20 девушек нагружали углем по 15—18 вагонеток вместо 13 по норме. Все они, в мирное время имевшие различные профессии (3. Агафонцева из с. Калугино Северо-Казахстанской области работала санитаркой, А. Петрова из с. Гончаровки из той же области — продавщицей, Р. Филоненко из с. Шортанды — бугхалтером, А. Марина из Арык-Балыкского района — учительницей, А. Ковальчук — статистиком и др.)» освоили в военное время шахтерское дело. На комбинате Карагандауголь возникли фронтовые женские бригады. Только среди навалоотбойщиков было двадцать таких бригад.
 
Образцы социалистического отношения к труду показывали женщины, трудившиеся в нефтяной промышленности республики. В 1941 г. на Эмбе работало восемь промыслов. К концу войны были введены в эксплуатацию еще четыре нефтеносные площади — Комсомольское (Нармунданак), Жолдыбай, Южный Кошкар и Тентексор. За это время численность работниц здесь возросла с 250 до 4691 и стала составлять 42,5% общего количества рабочих. Непосредственно на добыче нефти и бурении трудились 1407 казашек, из них 75 —старшими операторами, 110 — помощниками оператора, 16 — помощниками бурильщика. 194 казашки были удостоены правительственных наград за трудовой героизм и самоотверженную работу, среди них — оператор нефтепромысла Байчунас Б. Доспаева.
 
В результате целенаправленной работы, проведенной партийными и общественными организациями в Казахстане за военный период, удельный вес женщин в кадрах народного хозяйства возрос в полтора с лишним раза и составил более половины всех рабочих и служащих.
 
В довоенный период удельный вес женщин среди рабочих и служащих промышленности республики составлял 33%, строительства— 17,7%, т. е. значительно ниже общесоюзных показателей. На 1 января 1945 г. численность работниц и служащих в промышленности республики возросла до 48%, в строительстве — до 35,8 и на транспорте — до 38,4%, т. е. почти достигла общесоюзных показателей. Сокращение имеющегося разрыва в степени вовлечения женщин в народное хозяйство между страной и республикой стало конкретным проявлением развивающейся еще в довоенный период тенденции. Условия военного времени ускорили этот процесс. Коммунистическая партия и Советское правительство проявляли особую заботу о матери-труженице. Были установлены более льготные условия получения женщинами пособия по беременности и родам, предусматривалась дополнительная выдача продуктов, увеличивался размер пособий на рождение ребенка, по социальному страхованию, запрещалось привлекать женщин, начиная с 4 месяцев беременности к сверхурочным работам, а кормящих грудью — к ночным работам.
 
Эти и другие мероприятия Советского государства стимулировали поступление женщин на производство и тем способствовали увеличению трудовых ресурсов.
 
Значительным был удельный вес женщин в ведущих отраслях промышленности. По данным на 1 января 1945 г. удельный вес женщин в промышленно-производственном персонале электростанций КазССР составлял 46%, в угольной промышленности — почти 30%, в нефтедобывающей 28, в черной металлургии—41, в цветной металлургии — 38%. Наибольший рост женщин работниц наблюдался среди рабочих легкой, текстильной и пищевой промышленности. На 1 января 1944 г. удельный вес работниц в промышленно-производственном персонале легкой промышленности достиг 72%, пищевой — 67.
 
Среди работниц было немало горняков, металлургов, грузчиков. Только в первом году войны отбойщиками, откатчиками, взрывниками стали на шахтах Караганды 1354 женщины, машинистами, электросварщиками, слесарями на Балхашском медеплавильном заводе 873 работницы. Мужские профессии освоили сотни женщин в Коунрадском рудоуправлении, Иртышском, Карсакпай-ском медьзаводах, Джезказганском руднике, Ачисайском полиметаллическом комбинате, на предприятиях Каззолото. В военные годы женщины включились в производственную деятельность и в других отраслях народного хозяйства Казахстана, в частности железнодорожного транспорта.
 
Если по семи основным службам железных дорог Союза до войны женщин насчитывалось всего 22,6% общего числа работников, то на 1 сентября 1944 г. их было уже 39,4%. Во всех предприятиях и учреждениях железнодорожного транспорта страны их было 45,2% общего числа работников: они составляли более половины численности работников грузовой, пассажирской служб, служб сигнализации и связи, стрелочников, проводников вагонов, весовщиков, телеграфистов. Число женщин кондукторов (43,3%), путевых рабочих (44,9%), дежурных по станции и т. д. также увеличилось.
 
На железнодорожных линиях Казахстана степень использования женского труда приближалась к среднему значению этого показателя для железнодорожного транспорта по стране в целом. Примерно через год после начала Великой Отечественной войны на Туркестано-Сибирской и Карагандинской дорогах работало около 22 тыс. женщин (37,5 и 33,7% общего числа работников). Женский труд особенно интенсивно применялся в 1943 г.: на 1 августа на двух указанных дорогах женщины соответственно составляли 45,5 и 43,5% (средний по Союзу процент — 46,1). И в дальнейшем, в 1944—1945 гг., удельный вес женщин на железных дорогах Казахстана оставался довольно высоким: на 1 сентября 1944 г. их было на Турксибе 45,8% на Карагандинской железной дороге 39,5, а на 1 января 1945 г.— соответственно 44,9 и 40,6%.
 
Удельный вес женщин увеличился почти по всем основным службам и профессиям. Они составляли больше половины всех работников служб пассажирской, грузовой, сигнализации и связи, погрузочно-разгрузочных контор. Их было много и среди работников службы пути, вагонной и движения. На 1 августа 1943 г. на Карагандинской железной дороге женщины составили 50,4% работников службы движения, 40,3% вагонной службы, 40,4% службы пассажирской, более половины кондукторов, стрелочников, весовщиков, проводников вагонов. Немало их было и среди путевых рабочих и обходчиков, грузчиков, кочегаров поездов, осмотрщиков вагонов. На 1 сентября 1944 г. здесь работало 426 кондукторов-жен-щин (общее число 760), 945 стрелочников (из 1208), 214 проводников вагонов (из 231), 139 весовщиков (из 188), а также 1433 путевых рабочих (из 3405) и 287 обходчиков (из 1241), 189 кочегаров (из 537), 82 осмотрщика вагонов (из 237 человек данной профессии) и др.
 
В годы Великой Отечественной войны на железнодорожном транспорте стал также шире применяться труд подростков. Если к 1 июня 1942 г. подростки составляли 5,6% общей численности работников железнодорожного транспорта (до войны этот показатель был ниже), то к 1 августа 1943 г.— уже 11,6%. Удельный вес их увеличился по всем службам и профессиям, в особенности среди кочегаров (31,0%), слесарей по ремонту паровозов (34,4%) и др.
 
Массовый приход подростков на производство значительно омолодил и армию железнодорожников в Казахстане. В республике резко повысились численность подростков и их удельный вес среди железнодорожников: если на 1 июня 1942 г. на двух основных магистралях Казахстана работало немногим более 3 тыс. подростков в возрасте до 18 лет (на Туркестано-Сибирской— 1773 человека, Карагандинской—1314 или соответственно 4,6 и 5,6% общего числа работников), то к 1 августа 1943 г. их стало 10 тыс. человек (на Туркестано-Сибирской — 5075, на Карагандинской — 4662), т. е. за короткий промежуток времени их численность увеличилась более чем в 3 раза и их удельный вес достиг соответственно 10,8 и 13,7 %. К этому времени значительное число подростков работало также и на других линиях республики. Так, подростки составляли на Омской дороге 12,4% общего числа работников, на Оренбургской — 11,8, Рязано-Уральской — 10,7, на Ташкентской — 9,6 %.
 
И в дальнейшем, вплоть до завершения Великой Отечественной войны, число подростков на железнодорожном транспорте оставалось высоким, иногда превышая средний по Союзу уровень.
 
Процесс «омоложения» кадров железнодорожников происходил и за счет притока на транспорт женщин в подавляющем большинстве в возрасте до 40 лет. Работниц этого возраста на 1 августа 1943 г. было от общего количества женщин на Туркестано-Сибирской железной дороге 82,4%, Карагандинской — 88,6. Около половины этой группы составляли лица в возрасте до 28 лет: их удельный вес на 1 августа 1943 г. достигал на Турксибе 46,5 %. Эта тенденция усиливалась в 1941—1944 гг. Так, уже к 1 июня 1942 г. они составляли на Туркестано-Сибирской железной дороге 43,4%, на Карагандинской — 38,1, а к 1 августа 1943 г. соответственно 52,7 и 49,9%. В основном такое положение сохранилось и в 1944—1945 гг.: на 1 сентября 1944 г. работницы в возрасте до 40 лет составляли на Туркестано-Сибирской железной дороге 52,6%, Карагандинской — 48. Среди них подавляющее большинство имели возраст до 25 лет. Так, на 1 августа 1943 г. на Турксибе их было 63,8%, на Карагандинской дороге — 61,7.
 
В целом же в результате процесса «омоложения» состав железнодорожников был следующим. На 1 июля 1942 г. рабочих и служащих в возрасте до 40 лет (включая подростков) на Карагандинской железной дороге было 80, на Туркестано-Сибирской —-72,9 %. В дальнейшем численность их продолжала увеличиваться. На 1 августа 1943 г. на Карагандинской железной дороге их было 25 549 человек (142% против 1 июня 1942 г.); Туркестано-Сибирской— 34 059 (121% против 1942 г.). Железнодорожники Казахстана по своему возрасту были значительно моложе работников многих дорог Союза. Так, по стране этих специалистов в возрасте до 40 лет на 1 сентября 1944 г. было 71,8% общего количества работников сети, на Туркестано-Сибирской железной дороге — 72,4, на Карагандинской — 76,7%.
 
Процесс «омоложения» железнодорожников Казахстана наглядно представляют данные на 1 января 1945 г.: подростки (до 18 лет) составляли на Туркестано-Сибирской железной дороге 11,8, на Карагандинской— 12,7%, молодые работники в возрасте от 18 до 25 лет — соответственно 21,6 и 26,4%, рабочие в возрасте от 26 до 35 лет — 28,2 и 27,3%; от 36 до 49 лет — 26,ж и 24,1 %; от 50 до 54 лет — 6,5 и 5,7%; от 50 и старше — 5,4 и 3,8%.
 
На 1 января 1945 г. молодых женщин насчитывалось 56,8% общего числа всех молодых (в возрасте до 25 лет) рабочих и служащих промышленности. Удельный же вес молодежи в составе рабочих и служащих народного хозяйства (без кооперации) тогда достиг 35%, в промышленности — 41, на транспорте — 35,3, в строительстве — 32,6 и в сельском хозяйстве (совхозы, МТС и подсобные хозяйства) —30,5%.
 
Поточное производство привлекло значительное число молодежи до 25 лет в машиностроение, где она составила 56%. 40% молодых рабочих трудились в цветной металлургии, 42,5% —в угольной промышленности. Степень участия молодежи Казахской ССР в промышленности и на транспорте соответствует общесоюзной.
 
Ленинский комсомол, верный революционным, боевым и трудовым традициям старшего поколения трудящихся, сыграл исключительно важную роль в пополнении рядов рабочего класса.
 
Комсомольские организации уделяли большое внимание этому вопросу. Городские и районные комитеты ЛКСМ направляли в промышленность лучших комсомольцев. Гурьевский горком комсомола отобрал для работы на нефтепромыслах 140 комсомольцев, а областная организация ЛКСМК — 617 молодых рабочих. Из числа девушек Гурьевской области на нефтепромыслы пришли по комсомольским путевкам 1135 человек. Ряды молодых нефтяников увеличились в несколько раз.
 
Возросла прослойка молодежи среди шахтеров Караганды. Всего на подземных работах трудилось ее около 11 тыс.
 
В сентябре 1941 г. в стране начали возникать первые комсомольско-молодежные фронтовые бригады. Инициаторами этого патриотического движения были молодые рабочие Горьковского автомобильного и Уральского машиностроительного заводов. Их поддержала молодежь всей страны. Девиз движения —«Работать не только за себя, но и за товарища, ушедшего на фронт». Участники его выполняли по две нормы и больше и заслуженно были названы народом «гвардией тыла».
 
Первые фронтовые комсомольско-молодежные бригады в Казахстане возникли на Чимкентском свинцовом заводе. В Караганде в конце 1941 г. сформировалось 59 фронтовых молодежных бригад, к концу войны их число достигло 114; среди комсомольцев 59% были двухсотниками.
 
Многие юноши и девушки добились замечательных результатов в труде. В цветной металлургии ударно работал молодежный участок под руководством Недорезова на Лениногорском руднике, экскаваторщики Сурков и Суховерхов — в Джезказганском рудоуправлении; в нефтяной промышленности — бригады Аязбекова и Урынбасарова; в угольной промышленности — бригады навалоотбойщиков Балтабаева и Тегибаева; в легкой промышленности — бригады Мартыновой и Калашниковой; в текстильной — Михеевой и Гостевой и т. д.
 
За годы войны на предприятия республики пришло много казахской молодежи, которая быстро освоила сложные профессии — нефтяника, шахтера, слесаря и др. Из ее среды выдвинулись такие замечательные мастера своего дела, как начальник молодежной шахты № 11 Джезказганского рудоправления Тажбенов, начальник молодежного участка Лениногорского рудника Оспанов и др.
 
Много последователей нашло патриотическое движение, начало которому положила Е. Барышникова (г. Москва)—-выполнять бригадные задания меньшим количеством людей. Всего в Казахстане перешло работать по данному методу 690 бригад, высвободилось при этом 2064 молодых рабочих. Комсомольские организации сформировали из них 130 новых бригад. В специальном цехе Чимкентского свинцового завода в результате движения высвободился 51 рабочий, из которых была создана новая смена. Число комсомольско-молодежных бригад на предприятиях Чимкента неуклонно возрастало: в 1942 г. их было 15, в 1943 г.— 76, в 1944 г.— 92, в 1945 г.— 121 бригада.
 
В целях распространения опыта Е. Барышниковой состоялись технические конференции и слеты молодых рационализаторов в Караганде, Балхаше, Усть-Каменогорске, Алма-Ате, Актюбинске и других городах, где имелись крупные промышленные предприятия. Они способствовали быстрому росту числа фронтовых комсомольско-молодежных бригад на промышленных предприятиях Казахстана:
Ударным трудом отличились комсомольско-молодежный цех Лениногорского свинцового завода и молодежный участок Лениногорского рудника. Почти весь 1943 г. они не уступали первенства и переходящего Красного знамени ЦК КЩб) Казахстана, СНК Казахской ССР и ЦК ЛКСМ Казахстана. В машиностроительной промышленности были отмечены премией Наркомата бригада термического цеха АЗТМ А. И. Ильченко, мастер литейного цеха Б. Т. Сафонов, бригадир комсомольско-молодежного участка этого цеха В. Н. Герасимов. Они были посланы делегатами на Всесоюзное совещание комсомольско-молодежных ' бригад предприятий НКТМ, состоявшееся в январе 1944 г. в Москве.
 
Таким образом, в годы войны в развитии народного хозяйства республики огромную роль сыграли женщины и молодежь. Они не жалели сил и энергии для достижения победы над врагом. Самоотверженный труд их был частью вклада в победу всех советских людей.
 
Война внесла большие изменения в структуру постоянных кадров рабочего класса Казахстана, в первую очередь промышленных и железнодорожных рабочих. Резко сократился удельный вес кадровых рабочих, на производство пришла молодежь, которая начала трудиться лишь в годы войны. По данным единовременного учета на 1 сентября 1944 г. трудовой стаж работников транспорта страны распределялся так: до 1 года — 23,4%, а от 1 до 2 лет— 14,3%; от 2 до 3 лет— 11,7%, от 3 до 5 лет— 11%. Таким образом, работники со стажем работы до 5 лет составляли 60,4%. По этим же данным только 37,5% общей численности железнодорожников имело непрерывный трудовой стаж с довоенного времени, подавляющая же часть работников (62,5%) поступила на работу только во время войны, из них членов семей железнодорожников и выходцев из окрестного населения было 34,6%.
 
В Казахстане, где постоянные кадры рабочих на железнодорожных линиях стали формироваться сравнительно поздно, в основном в годы предвоенных пятилеток, удельный вес кадровых рабочих снизился незначительно. Состав железнодорожников Казахстана за годы Великой Отечественной войны обновился более чем наполовину. С 22 июня 1941 г. по 1944 г. было принято на Туркестано-Сибирской магистрали 22 543 работника, на Карагандинской — 16 405, или соответственно 53,0 и 52,6% общего их числа. Работники с непрерывным довоенным трудовым стажем на транспорте на первой из названных линий составили 19 949 человек, на второй — 14 795, т. е. менее половины всех работников (47,0 и 47,4% соответственно), а рабочие и служащие, работавшие непосредственно на этих линиях до войны, еще меньше — 19 078 и 12 846 человек, или 44,9 и 41,1 %.
 
Кадровых железнодорожников, имевших непрерывный стаж работы на транспорте 10 лет и выше, на Туркестано-Сибирской магистрали было 9366 человек, на Карагандинской — 5142 (т. е. 22,0 и 16,5% общего числа рабочих и служащих этих линий). На указанных линиях около одной пятой работников были железнодорожниками со стажем от 5 до 10 лет работы: на первой — 8188, на втог рой — 6132 человека (19,3 и 19,7 %).
 
Процент железнодорожников, имевших стаж 5 лет и выше, на Турксибе достигал 41,3%, на Карагандинской дороге еще меньше — 36,2. Подавляющее большинство работников этих линий имело стаж до 5 лет: на первой — 24 927 человек, на второй— 19 926 (58,7 и 63,8%), т. е. это были работники, пришедшие на транспорт в годы войны.
 
В Казахстане женщин среди работников с довоенным непрерывным стажем работы на транспорте было немногим более одной четверти: на Туркестано-Сибирской — 5704 человека, т. е. 28,6%, а на Карагандинской — 4267 (28,9%); удельный вес женщин на 1 сентября 1944 г. среди работников со стажем до 5 лет достигал на этих дорогах 57,7 и 59,9 %.
 
Одной из наиболее важных черт характеристики рабочего класса Казахстана, как и всей страны, был высокий рост его политической и трудовой активности, основанный на преданности Коммунистической партии, Советской Родине, принципам пролетарского интернационализма.
 
В годы войны еще теснее стала связь Коммунистической партии с широкими массами трудящихся, еще выше поднялся ее авторитет. Это особенно ярко проявлялось в постоянном притоке в партию свежих сил. Несмотря на ежегодный уход десятков коммунистов на фронт, Компартия Казахстана увеличилась к 1 января 1946 г. по сравнению с 1 января 1941 г. более чем на 23 тыс. человек. Особенно значительным был приток в партию женщин, в том числе казашек. Во время войны в ее ряды вступили 39 647 женщин, или 39% общего числа принятых.
 
Вопросы роста и регулирования состава партии, работы с вновь принятыми относились к одним из основных в деятельности республиканской партийной организации. Они были предметом специального обсуждения на VII пленуме ЦК КЩб) Казахстана (11— 15 февраля 1943 г.), где было предложено обратить особое внимание на прием в партию рабочих ведущих профессий, в первую очередь оборонной промышленности, цветной металлургии, угольной и нефтяной промышленности. Не сходили с повестки дня эти вопросы и в последующие годы.
 
Основные изменения в составе Компартии Казахстана по социальному положению коммунистов и их распределение по индустриальным отраслям труда в годы Великой Отечественной войны отражены в таблице 7.
Как показывают данные, за годы войны ряды коммунистов республики выросли на 18,3%, в том числе рабочих — на 8,1, крестьян на 0,5, а служащих — на 43%. Вместе с тем надо отметить, что в условиях войны несколько снизилась роль рабочего класса как одной из основных социальных баз Компартии Казахстана. Удельный вес рабочих в составе республиканской партийной организации упал с 27,1% на 1 января 1941 г. до 24,9% на 1 января 1946 г. а крестьян —за это время — с 36,4 до 31,4%. В противовес этому значительно возрос удельный вес служащих — с 39,6 до 43,1%. Но несмотря на это, в годы войны росли ряды партийных организаций в ведущих отраслях индустрии, в первую очередь на промышленных предприятиях. Если в предвоенные годы большинство рабочих-коммунистов трудилось на транспорте, то начиная с 1942 г. в этом отношении промышленные предприятия заняли ведущее место. Численность коммунистов в них к 1 января 1946 г. по сравнению с 1 января 1941 г. выросла на 68,2%, в то время как на транспорте осталась почти на прежнем уровне.

 

 

загрузка...