Смотрите информацию ремни стяжные у нас на сайте.


 § 3. Право водопользования

Право водопользования в СССР представляет собой совокупность юридических норм, которыми регулируется использование водных ресурсов как природного материального блага, состоящего в исключительной собственности советского государства, т. е. таких норм, которые предусматривают условий и порядок водопользования для различных нужд народного хозяйства и населения.
 
Водопользование в СССР является сложным правоотношением, связанным не только с условием и порядком водопользования, но и с возникновением и прекращением права водопользования объектами и субъектами и установлением прав и обязанностей водопользователей и др.
 
В юридической литературе право водопользования рассматривается как один из институтов советского водного права.
 
В данном параграфе рассматриваются субъективные права водопользователей и другие правоотношения, связанные с правом водопользования и его охраны водным законодательством.
 
Основные условия и порядок водопользования для всех водопользователей не выступают едиными, они зависят от цели и видов водопользования.

 

Ст. 14 Основ водного законодательства (Ст. 28 ВК Казахской ССР) гласит: водные объекты предоставляются в пользование при соблюдении-предусмотренных законом требований и условий для удовлетворения питьевых, бытовых, Лечебных, курортных, оздоровительных и иных нужд населения, сельскохозяйственных, промышленных, энергетических, транспортных, рыбохозяйственных и иных государственных и общественных надобностей. Использование водных объектов, для сброса сточных вод может допускаться лишь в случаях и при, соблюдении специальных требований и условий, предусмотренных законодательством Союза ССР и Казахской ССР.
 
Водные объекты и воды могут предоставляться в пользование для одной или нескольких: целей.
 
В ст. 13 Основ водного законодательства (ст. 26 ВК КазССР) указано, что в пользование предоставляются водные объекты. О. С. Колбасов считает, что объектами права пользования по действующему законодательству признаются водные источники и водоемы.
 
Это утверждение правильно только в тех случаях, когда действительно водопользователям предоставляются водные объекты. Например, рыбохозяйственным предприятиям предоставляются водоемы и водные участки для рыболовства, для гидросооружения участки рек и т. д. Однако в некоторых случаях водопользователям предоставляются не водные объекты, а водотоки, например, при распределении оросительной воды. Этого положения О. С. Колбасов не отрицает, он пишет: «хозяйства-водопользователи не пользуются непосредственно этим источником, а получают воду из магистральных каналов, водотоки которых по существу и являются в рассматриваемых случаях объектами их права водопользования». Однако, отмечая эту особенность объекта права водопользования, он не выходит за рамки содержания ст. 13 Основ водного законодательства и отрицает утверждение А. М. Турубинера, что вода может предоставляться в пользование как потребляемое благо.
 
Немало случаев, когда в соответствии с законодательством водопользователям предоставляются воды из водных объектов. Например, опреснительным предприятия предоставляется не море как водный объект, а воды моря, т. е. право на опреснение морских вод. Поэтому объектом нрава водопользования могут быть как водные объекты, так и их воды.
 
Не случайно в ст. 4 Основ водного законодательства (ст. 5 ВК КазССР) в составе единого государственного водного фонда предусматриваются реки, озера, водохранилища и другие поверхностные водоемы и водные источники, ледники, а также: воды каналов и прудов, подземные воды, территориальные воды и другие внутренние морские воды СССР.
 
Если бы объектами права водопользования выступали только водные объекты, имеющие комплексное хозяйственное назначение, то трудно было бы установить и персонифицировать права и обязанности конкретных водопользователей.
 
Таким образом, объектом права водопользования выступают определенный водный объект и воды источников.
 
В соответствии с водным законодательством закреплён принцип приоритета пользования водами в целях удовлетворения питьевых и бытовых нужд населения.
 
При предоставлении водного объекта одновременно для пользования в нескольких целях должно быть обеспечено преимущественное водопользование для питьевых и бытовых нужд населения (ст. 32 В К Казахской ССР).
 
Основы водного законодательства (ст. 12) и ВК Казахской CCР (ст. 25) определили круг водопользователей. К ним относятся государственные, кооперативные и общественные предприятия, организации, учреждения и граждане СССР. В случаях, предусмотренных законодательством Союза ССР, водопользователями могут быть и иные организации и лица.
 
Особенность участников водных отношений заключается в том, что водопользователи могут быть субъектами права нескольких видов водопользования. Например, граждане могут быть субъектами права общего водопользования (питья, водопоя скота, бытовых нужд) и специального водопользования (для полива огородного или приусадебного участка). Правосубъектность предприятий, организаций, учреждений на несколько видов водопользования связана с реализацией предусмотренной законодательством правоспособностью.
 
О. С. Колбасов считает, что «законодатель признает субъектами права водопользования вообще всех без исключения субъектов советского права, предприятий, учреждений организаций и граждан, нуждающихся в пользовании водами для правомерной деятельности».
 
Это утверждение правильно и в отношении права общего водопользования, и в отношении специального водопользования. В последнем случае правосубъектность предприятий, учреждений и граждан реализуется только при определенных условиях, предусмотренных законодательством (решение компетентного органа, выдача документа — разрешения). Только после этого они становятся субъектами права водопользования и соответственно несут права и обязанности специального водопользования.
 
Права и обязанности водопользователей в единстве составляют содержание права водопользования. Они определяются законодательством, их объем и условия возникновения зависят от видов водопользования, правового режима водных объектов или вод и др.
 
В соответствии со ст. 45 ВК КазССР водопользователи имеют следующие права:
 
— добывать воду для ее последующего использования;
 
— возводить водохозяйственные сооружения и устройства;
 
— проверять количество и качество предоставляемой воды;
 
— требовать компенсации недополученной воды по плану, за исключением случаев отказа водопользователя от получения воды в соответствии с планом без уважительных причин;
 
— осуществлять не запрещенные законодательством другие действия по пользованию водным объектом.
 
Права водопользователей не ограничиваются данными положениями, предусмотренными ст. 45 ВК КазССР. В ВК КазССР и других водных законодательных актах могут быть предусмотрены другие права водопользователей. Например, в постановлении Совета Министров СССР от 5 апреля 1978 г. «О возмещении убытков, причиненных проведением водохозяйственных мероприятий, прекращением или изменением условий водопользования» предусмотрены права водопользователей на возмещение убытков проведением водохозяйственных мероприятий (гидротехнических работ и т. п.), прекращением или изменением условий водопользования, осуществляемыми на основании решений компетентных органов.
 
Водопользователи, имеющие преимущественное право общего водопользования, могут пользоваться любым водным источником за исключением водных объектов, предоставляемых в обособленное пользование, изъятых из пользования в установленном порядке, а также в запрещенных местах.
 
Общее водопользование осуществляется без разрешений. Однако на водных объектах, предоставленных в обособленное водопользование, общее водопользование допускается на условиях, установленных первичными водопользователями по согласованию с органами по регулированию использования и охране вод, а также при необходимости может быть запрещено (ст. 39 ВК КазССР). Первичный водопользователь обязан объявить об условии или запрете общего водопользования на водном объекте, предоставленном ему в обособленное пользование.
 
Если первичный водопользователь и исполнительный комитет местного Совета народных депутатов не объявили об условиях или запрете общего водопользования на водном объекте, предоставленном в обособленное пользование, общее водопользование признается разрешенным без ограничений в соответствии с водным законодательством.
 
Права водопользователей могут быть ограничены в исключительных случаях — при маловодье, аварийных ситуациях на водных объектах, угрозе возникновения эпидемий и эпизотий и в иных случаях, предусмотренных законодательством Союза ССР и Казахской ССР в государственных интересах, а также в интересах других водопользователей. Однако и в этих случаях не должны ухудшаться условия пользования водными объектами для питьевых и бытовых нужд населения.
 
Право водопользователей на обособленное пользование водными объектами может быть ограничено органом, предоставившим данный водный объект в обособленное пользование, право на специальное пользование — органом, выдавшим разрешение на специальное водопользование, право на вторичное пользование первичным водопользователем по согласованию с органом по регулированию использования и охране вод, а также другими органами в соответствии с законодательством Союза ССР и Казахской ССР (ст. 46 ВК Казахской ССР).
 
Водопользователи обязаны: рационально использовать водные объекты; заботиться об экономическом расходовании воды, восстановлении и улучшении качества вод; принимать меры к полному прекращению сброса в водные объекты сточных вод, содержащих загрязняющие вещества; не допускать нарушения прав, предоставленных другим водопользователям, а также нанесения ущерба хозяйственным и природным объектам (землям, лесам, животному миру, полезным ископаемым и другим); содержать в исправном состоянии очистные и другие водохозяйственные сооружения и технические устройства, влияющие на состояние вод, улучшать их эксплуатационные качества, вести в установленных случаях учет пользования водами.
 
Водопользователи при общем водопользовании обязаны соблюдать требования органов, осуществляющих государственный санитарный надзор, охрану рыбных запасов, органов, регулирующих судоходство и лесосплав, а также правила охраны жизни людей на воде, рационального использований и охраны вод. Они обязаны исполнять решения исполнительных комитетов, районных, городских, поселковых, сельских и аульных Советов народных депутатов, которые могут в целях охраны жизни и здоровья граждан по производственным и иным соображениям устанавливать места, где запрещены купания, катание на лодках, забор воды для питьевых и бытовых нужд, водопой скота, а также определять другие условия общего пользования на водных объектах, расположенных на их территории.
 
Право водопользования предприятий и граждан может быть прекращено в следующих случаях:
 
1) по минованию надобности в водопользовании или отказе от него;
 
2) по истечению срока водопользования;
 
3) ликвидации предприятия, организации или учреждения;
 
4) передачи водохозяйственных сооружений другим водопользователям;
 
5) возникновения необходимости изъятия водных объектов из обособленного пользования.
 
Право водопользования предприятий, организаций, учреждений и граждан (кроме права пользования водами для питьевых и бытовых нужд) может быть прекращено также в случаях нарушения правил пользования водами и их охраны, либо использования водного объекта не в соответствии с целью, для которой он был предоставлен. Следует отметить, что прекращение права водопользования в этом случае выступает как мера ответственности. В. В. Петров эту ответственность за нарушение водного законодательства называет особой мерой. Более обоснованным, на наш взгляд, является утверждение О. С Колбасова, И. В. Корзуна, А. М. Каверина, что прекращение права водопользования за нарушение водного законодательства относится к одноправовой ответственности.
 
Авторы далее отмечают, что субъектом принудительного прекращения права водопользования как меры ответственности выступает только водопользователь, ибо прекращение права применимо лишь к тем, кто таким правом был наделен ранее. Это является обязательным условием и характерным признаком прекращения права водопользования. Принудительное прекращение права водопользования, с точки зрения правовой квалификации данной меры, может рассматриваться как разновидность юридической ответственности за нарушение прав и обязанностей водопользователей, как водно-правовая ответственность.
 
Прекращение права водопользования осуществляется путем аннулирования разрешения на специальное и вторичное водопользование по решению органа, выдавшего разрешение.
 
Вторичное водопользование может быть прекращено по разрешению первичного водопользователя, согласованному с органом по регулированию использования и охране вод.
 
Изъятие водных объектов из обособленного пользования производится органами, указанными ст. 34 ВК КазССР.
 
 Нарушение правил пользования водами и их охраны не всегда служит безусловным основанием прекращения права водопользования. О. С. Колбасов отмечает, что прекращение прав водопользования является санкцией за нарушение, мерой ответственности. Применение же этой меры зависит от воли компетентного государственного органа, который должен исходить не только из факта правонарушения, но и из степени его общественной опасности, характера наступивших вредных последствий, вины правонарушителя и других условии и обстоятельств правонарушения.
 
Советское водное законодательство не предусматривает возможность прекращения права на пользование водами для питьевых и бытовых нужд предприятий, организаций, учреждений и граждан. В этих случаях ответственность несут конкретные правонарушители в соответствии с законодательством, но преимущественное право водопользования для питьевых и бытовых нужд не прекращается.