Главная   »   Отыншы Альжанов - "Беркут Алаш Орды"   »   ВЛИЯНИЕ ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ ЦАРСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА НА МИРОВОЗЗРЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ СТЕПНОГО КРАЯ. Исторические условия переселенческой политики царского правительства


 ВЛИЯНИЕ ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ ЦАРСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА НА МИРОВОЗЗРЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ СТЕПНОГО КРАЯ


Исторические условия переселенческой политики царского правительства

Нарастание революционного кризиса в России в начале XX века убедило царизм, что старые полукрепостнические порядки в деревне сохранить невозможно. Количество малоземельных крестьян внутренних губерний России продолжало увеличиваться, резко ухудшилось их материальное положение, деревенская буржуазия - кулачество, постепенно скупая мелкие наделы бедняков, превращало их в наемную рабочую силу. Расслоение крестьян увеличивалось, все чаще стали возникать различного рода столкновения крестьян с кулаками. Постоянно росло число «беспокойных» элементов из среды середняков и бедняков.

 

Тогда царское правительство решило сделать крупный маневр -9 ноября 1906 г. председатель Совета Министров П.А.Столыпин издает указ, согласно которому кулацким хозяйствам давалось право приобретать в собственность общественные земли, а середнякам и беднякам возможность переселяться на окраины России с правом приобретения там земельных наделов.
 
Столыпинская реформа оказалась выгодной для кулака и открывала дорогу массе «беспокойных» бедных крестьян. Тем более что царское правительство снимало все ограничения переселенцам, принятые ранее. Право на переселение получали теперь все желающие, независимо от имущественного положения. Данные меры способствовали снятию социального напряжения в российском обществе. Переселенческая политика России, поддержанная аграрной политикой Столыпина, имела не только цель сохранения в центре России крупного помещичьего землевладения, обеспечения середняков и бедняков новыми землями, но и быстрое завершение, укрепление своего колониального господства над всей территорией России. Повсеместно начинается активная агитация и поощрение переселения «беспокойных» крестьян из центральной части России на ее окраины, в частности на территорию Казахстана. Именно в период с 1905-1910 гг. переселение крестьян на территорию Казахстана приняло небывалый размах. Новый курс переселенческой политики все время поддерживался законодательно указами от 12 марта 1903 г., от 6 июня 1904 г., от 3 ноября 1905 г., от 4 января 1907 г. Эти указы стимулировали каждый раз новый поток переселенцев. Так, если в пределы Туркестанского края в 1902 г. самовольно переселилось 16 тысяч человек, то к 1905 г. эта цифра увеличилась до 23 тысяч человек. Только по четырем областям Степного края их число составило в 1906 г. - 25100, в 1907 г. - 81300, в 1908 г. — 87711 человек только мужского пола. Итого более 1 млн человек, с учетом всех членов семьи [31]. Это явилось небывалым в истории переселенческого движения. Переселенческая дело как государственная мера была подкреплено денежными средствами. Так в 1907 г. на переселение было отведено 11 миллиардов рублей. И всем, желающим переселиться на окраины России, оказывалась денежная помощь с предоставлением различных льгот на местах. Переселение крестьян осуществлялось в плановом порядке Переселенческим управлением под наблюдением соответствующих органов управления.
 
Начиная с 1906 г., царское правительство ежегодно созывало специальные совещания, на которых обсуждались ежегодные результаты переселения и размещения русских переселенцев, дислокация казачьих военных станиц и хуторов на территории Казахстана, разрабатывались практические меры по дальнейшему изъятию пригодных казахских земель. В частности, в архивном материале канцелярии Степного края сохранилась карта переселения в Семипалатинскую волость за 1910 г., план землеотводных работ, геофизическое описание местности. Земли, наиболее благоприятные в климатическом отношении и для обработки земли были на территории Урджара, которые были отданы под поселения и получили названия: «Благодатное», «Покровка», «Алексеевка», «Новоандреевка», «Ириновка», «Кировка», еще раз «Благодатное», «Петровское», «Аксаковка» и т.д. А в районе реки Шар возник крупный центр «Георгиевка», где находились казачьи станции и хутора. Также в том районе появились села: «Троицкое», «Покровка», «Вознесенов-ка», «Васильково», «Новоречинск»(!), «Терентьевка», «Мариновка», «Николаевка». В районе Кокпекты- «Выдвиженка», «Преображенка», «Олеговка», «Романовка», «Ивановка», «Прохладное» и тому подобные русские «овки».
 
Размещением переселенцев на местах занимались переселенческие общества «русские» и «казачьи». Надо заметить они довольно успешно справлялись со своими задачами, тем не менее, канцелярии генерал-губернаторов Степного и Туркестанского краев торопили эти общества, указывая на необходимость быстрейшего завершения процесса переселения, выделяя дополнительные деньги на поддержку переселенцев. Они также инициировали скорейшее закрепление земель законодательно, в то время как коренные жители этой земли были лишены элементарных прав и не могли получить на свою законную землю так называемые паспорта. Крестьянским начальникам и заведующим крестьянскими участками было приказано постоянно докладывать о состоянии переселенческого дела и оказывать максимальное содействие в «наведении порядка среди инородцев».
 
Осенью 1910 г. рассматривался вопрос о новом отводе переселенческих участков под хутора в Сибири и Казахстане, а 10 марта 1911 г. Совет министров предложил заведующему Переселенческим управлением подготовить участки, удобные под хутора. Особенно много таких хуторов было образовано в Акмолинской области. Цель их создания и организации состояла в закреплении больших земельных площадей за более зажиточными слоями крестьян, которые в последующем должны были обеспечить более быстрое освоение казахских земель под хлебопашество. В целом о темпах переселенческого движения в период Столыпинской реформы можно судить по следующим данным. Если с 1896-1905 гг. (за десятилетие) в четыре области Степного края переселилось 294 296 душ, то за пятилетие с 1906-1910 гг. их число превысило 770 000 душ. [32]. Итого более 1 млн человек. Но план переселения ещё окончательно не был выполнен. Царское правительство постоянно торопило деятельность переселенческой комиссии, требуя закончить обустройство переселенцев к 1912 г., но фактически оно затянулось до 1916 г. Для устройства более миллиона переселенцев нужны были сотни, тысячи десятин земли. Но царское правительство это не смущало, ибо обеспечение переселенцев землей проводилось не путем изыскания и освоения новых участков, а за счет бесцеремонного изъятия освоенных земель у коренного населения, нередко насильственного вытеснения последних на малопригодные полупустынные земли.
 
После массового переселения малоземельных крестьян, царское правительство стало на путь заселения Казахстана «крепкими элементами» для создания в их лице более надежной опоры в своей колонии. Это уже был класс капиталистов, для него отчуждались огромные площади, не идущие в сравнение ни с крестьянскими, не казачьими нормами.
 
Царское правительство прекрасно знало, что массовое переселение и связанный с ними отвод освоенных земель может привести к обострению аграрных противоречий и к возможным конфликтам, которые уже в массовом порядке возникали в центральных районах России. Поэтому, правительству нужны были усмирители на местах в лице казачьих войск. Это практиковалось уже много лет в регионах самой России - в районах Урала, Поволжья, Украины, Западной Сибири. Казаки выступали в роли военизированных отрядов, не имеющих привязанности к определенной национальности и стоящие как бы в оппозиции к местному населению. Это военизированное сословие, придерживающееся христианской веры - внутренними войсками, присягнувшие на верность царю и отечеству, которые не раз показали свою жестокость и беспощадность в подавлении всяких волнений внутри самой России и на ее окраинах.
 
Поэтому, помимо расселения русских переселенцев из Центральной России на казахской территории в плановом порядке расширялись казачьи хутора и станицы. Их размещали по планам дислокации казачьих войск, независимо от того заняты были или нет нужные им места местным населением. Казачьи общества имели свои привилегии и льготы в наделении землей, в размещении своих хуторов, а казачье офицерство имело еще больше привилегий, чем обычные казаки. Переселенческая политика царского правительства, проводимая с изъятием огромного количества освоенных земель, принесла нищету и разорение, прежде всего казахам, так как при существующем тогда способе производстве для выпаса скота надо было иметь достаточно количество свободных и годами апробированных пастбищных земель.
 
Тот факт, что коренное население казахских степей является скотоводческим, кочевым, веками практикующим свою систему землепользования, с учетом выпаса скота в летнее время и сохранения его в зимний период, никого не интересовало, никого не волновало. Скорее всего, царское самодержавие больше всего волновало не сколь многочисленность скота, сколь многочисленность населения. Известно, что по переписи, проведенной Россией в 1897 г., оно составляло около 5 млн человек. Как показала последующая история, эта проблема была успешно решена в пользу населения из России.
 
Переселенческая политика несла угрозу благосостоянию баев - потерю обширных территорий, которыми они владели единолично. Однако байская верхушка казахов смогла в этой кампании обеспечить себя лучшими и просторными пастбищами. К тому же царские чиновники старались не обострять отношения с байской «верхушкой» и наделяли некоторые хозяйства, «кто в этом нуждался» двойной нормой земли. Безусловно, двойную норму могли иметь только баи, ибо у них было большое количество скота, отсюда и большая потребность в обширных пастбищах и пашнях.
 
Нередко чиновники из Переселенческого управления и общества создавали большие так называемые оброчные статьи, по которым земля сдавалась баям. Так, например, в Чедербинском уезде Уральской волости для Султана Каратаева и волостного управителя Жубана Галиева были организованы оброчные статьи - для первого в 3,5 тысяч десятин, для второго - 1417 десятин [33]. Но многих баев не устраивала и такая льготная аренда. Их не удовлетворяла также значительная часть общинных земель, закрепленных опять таки за ними. Им хотелось закрепить за собой огромные площади в порядке частной собственности по образцу и подобию дворян царской России.
 
Отдельным представителям феодально-байской верхушки все-таки удалось получить в свою собственность не менее 2000 десятин земли путем подкупа чинов Переселенческого управления, незаконного изъятия и приобщения в свою пользу общественных земель.