Главная   »   Отыншы Альжанов - "Беркут Алаш Орды"   »   Массовое самовольное переселение


 Массовое самовольное переселение

Другая социально-политическая проблема, которая тяжелым бременем ложилась на кочевой народ, - это все возрастающее уменьшение земель в результате самовольного массового переселения безземельных россиян из регионов между Волгой и Уралом и из Сибири. Это были такие же безземельные русские, татары, башкиры. К самовольным переселенцам присовокупился и «беглый народ», находящийся не в ладах с законом и скрывающийся на землях Сибири или в «более отдаленных районах». Этот «беглый народ», желая реабилитировать себя перед законными властями, стал изъявлять желание служить «матушке России» в качестве казаков, охранявших ее интересы и, конечно, пользуясь соответствующими привилегиями, которые предоставлялись членам казачьих общин, независимо от его морального облика.
 
Самовольное переселение проходило с разрешения соответствующих органов и стало практически составной частью целенаправленной переселенческой политики царизма - быстрейшего расселения на территории Казахстана обедневшего русского и частично украинского населения. Поэтому, самовольное переселение проходила также интенсивно, как и по линии Переселенческого управления. Но размещением и распределение земель данным самовольным переселенцам занималось также Переселенческое управление. Это служило дополнительным стимулом для дальнейшего самовольного переселения. Переселенцы - татары, башкиры - внедрялись в казахские земли более успешно, нежели русские. Во-первых, татарский язык, будучи одно-кореным с казахским языком, давал им возможность быстрой адаптации к местному населению. Во-вторых, на почве торговли они быстро сближались с местными биями и чиновниками, а, зная еще и русский язык, выступали в качестве переводчиков и занимали определенное социальное положение. Конечно, в числе переселенцев были и мусульманские муллы, которые преследовали определенные миссионерские цели. Поэтому, они организовывали свои религиозные опорные пункты - малые мусульманские мактабы. Сближаясь с местными биями и баями, татары-переселенцы стали усиливать свое влияние в решении социально-экономических проблем аулов, селений и города Кокпекты. Они разъезжали по всей Семипалатинской области, ведя торговые и посреднические дела с местным населением. Действия этой быстро адаптированной категории скототорговцев, а затем и скотопромышленников, поощрялись уездными начальниками и волостными правителями, Она проводила свою политику быстрого отчуждения беспаспортных и общественных земель тех же казахов.
 
Обосновываясь на новых землях, в большинстве своем, они превратились в торговый люд. Скупая скот у казахов по низким ценам, особенно весной, они откармливали его на летних пастбищах тех же доброжелательных казахов, затем осенью их гнали на убой и перепродажу в Омск, Семипалатинск. На вырученные деньги завозили товары первой необходимости. Продавали своим тамырам (друзьям) этот товар по тройной цене, зачастую под новый скот, так как скотоводы - кочевники большей частью не имели наличных денег.
 
Подчиняя себе скотовода долговыми обязательствами, ростовщик прибирал к рукам скот шаруа. Происходило присвоение прибавочной стоимости. Так происходило быстрое обогащение данной категории «купи-продай» («алып-саттаров») и рост их в крупных скотопромышленников. Активно развивая свою торговлю, они ставили скотоводов не только в полную зависимость от своей деятельности, но и постепенно сдвигали их с насиженных мест. Доверчивая, неграмотная масса казахов, занятая в основном выращиванием скота - главного источника своего благосостояния, не могла противостоять действиям местных властей за свои права на землю предков. Люди не могли противостоять изъятию своих земель. Игнорировались их интересы, годами сложившаяся культура скотоводства. Их протесты и отказы покинуть родовые места нередко заканчивались насильственным вытеснением. Силовые акции переселенческих обществ дополнялись произволом, взяточничеством и вымогательством местного чиновничества, волостных управителей, аульных старшин при взимании податей. Еще одним из методов закабаления местного населения было получение всеми правдами и неправдами в долгосрочную аренду удобных земель. Никто из местных жителей не хотел сдавать свои земли в аренду, тем более, в долгосрочную аренду. Все это делалось в обход установленных правил и статей Степного положения. Тем более денег за аренду никто так и не получал. Шел планомерный и постепенный захват лучших пастбищ и пахотных земель. Торгово-ростовщическая деятельность скототорговцев и скотопромышленников как ржавчина разъедала общественное благосостояние казахов. Семипалатинская волость была одной из наиболее удобной землей для переселенцев. В то время в Семипалатинскую волость входило пяти уездов: Зайсанский, Каркаралинский, Семипалатинский, Усть-Каменогорский, Павлодарский. Эти места особенно привлекли внимание переселенцев, которые затем стали называть их земли своей Родиной или позднее, землями восточной России. Население Семипалатинской области за счет переселенцев увеличивалось, в то время как по переписи 1897 г. здесь оседлого населения проживало уже 602 896 человек, из них 82 209 человек (13,6%) имели постоянное место жительства, 520 687 человек вели кочевой образ жизни [34].
 
В Зайсанском уезде, расположенной в юго-восточной части области, по сравнению с другими уездами были особенно благоприятные места. Красивые предгорья Тарбагатая, многочисленные реки, стекающие с гор, озера Зайсан, Маркаколь, долины, богатые пастбища, удобные места для зимовок были родовыми землями родов керей и найман. Род кереев на востоке граничил с Китаем, они были объединены в одну Кендерликскую волость. На севере граница их обитания проходила по побережью рек Каратал и Женемей, на западе - по реке Уйдеке до предгорий Сауыра и на севере - по Сауыру. Здесь проживали ветви родов абак-керей, жастабак, меркет, жантекей, ители, шеруеш. В других местах уезда проживали подразделения ветви каракерей: байжигиты, кожамбеты, акнайманы, кыржы, мурыны [35].
 
В Зайсанском уезде, в его 17 районах всего проживало 99 443 человека, которые жили в 2499 аулах (43 343 хозяйства). Из них 1595 человек вели оседлый и 950 человек полуоседлый образ жизни. 22507,8 десятин земли (63,3%) было занято под посевы и в том числе -98,5% было поливных земель. Это был самый высокий процент поливных земель в Казахстане [36]. Царские чиновники на местах прекрасно знали, что недовольство местного населения вызвано бесконечным притоком русских переселенцев. Так в «Политическом обзоре Степного края за период с 1 января 1909 г. по 1 января 1914 г.», подготовленным специально для Степного генерал-губернатора управлением МВД в разделе «Инородческое население» говорится: «Со второй половины прошлого года Управлением приняты меры по постоянному агентурному освещению мусульманского движения и к наблюдению за мусульманской прессой. В настоящее время по сведениям агентуры Управления настроение населения спокойное, но под влиянием культуры в массах начинает просыпаться национальное самосознание, вызванное притоком переселенческой волны. Стесняются районы кочевок, необходимость уходить с облюбованного предками мест не могут не порождать известного недовольства, тем более что переселенцы далеко не всегда являются для киргизов добрыми соседями» [37]. Эта объективная информация была изложена чиновниками довольно скромно. Положение основной массы населения было гораздо тяжелее.