Главная   »   Отыншы Альжанов - "Беркут Алаш Орды"   »   Формирование позиции О. Альжанова по проблеме просвещения казахов


 Формирование позиции О. Альжанова по проблеме просвещения казахов

Трехмесячное пребывание с целью переписи населения в казахской глубинке, особенно в аулах Атбасара, оказало сильное воздействие на миропонимание молодого Отыншы. Он впервые увидел и осознал насколько действительно тяжелое положение казахского народа. Здесь он столкнулся с тяжелым социальным и экономическим гнетом на сельчан со стороны царских чиновников и местной власти. Может быть, тогда впервые в душе молодого человека зародилось то великое чувство сострадания, которое он пронес через всю свою жизнь, борясь за лучшую жизнь своего многострадального народа. Он вернулся в Омск, сильно опечаленный увиденным и услышанным в аулах.
 
Именно с этого времени он начинает активно выступать в печати по проблемам, связанными с просвещением казахского народа.
 
В своих статьях, вышедших в газете «Дала уәлаяты» («Степная газета») за 1894-1898 гг. в частности таких как: «К вопросу о киргизском народном образовании», «Нужды народного образования в киргизской степи», «Беседы об образовании киргизских детей» и других, он поднимал вопросы о необходимости организации системы начального образования для казахских детей, указывая на несостоятельность действовавших тогда мусульманских мактабов (школ). Данные мактабы имели только единственного мугалима в лице муллы, а учащиеся получали только религиозное обучение. В своих ранних статьях он призывает отказаться от подобных «школ» и повсеместно организовать светские русско-киргизские школы, где учащиеся могли получить реальное познание мира. Именно в то время в Степном крае появились так называемые «новометодные» школы для инородцев по инициативе И.Алтынсарина. В этих статьях О.Альжанов приводит примеры положительного опыта работы школ в Тургайской, Оренбургской и Астраханской волостях.

 

Непосредственное участие в переписи дало ему возможность познакомиться и изучить громадный эмпирический материал по Акмолинской области. Его поразили вопиющие факты неграмотности своего народа. Так, по данным переписи 1897 года грамотность среди казахов составляла 13%, но и эта цифра охватывала в основном часть байско-феодальной верхушки аула и тех, кто проживал в городах. Основная масса казахского народа была безграмотна. Безусловно, этот факт не мог не волновать передовую, только что зарождавшуюся казахскую интеллигенцию, представителем которой был.
 
Будучи от природы способным, любознательным и трудолюбивым человеком, он с юношеских лет очень много работал над своим образованием: много читал, в том числе произведения русских классиков, знал наизусть множество песнь Абая, хорошо владел русским языком, сам переводил казахский фольклор и публиковал в «Киргизской степной газете». В Госархиве РК сохранились его прошения, написанные им на имя генерал-губернатора Степного края, его обращения в местные органы власти по поводу открытия в Семипалатинской волости новометодных школ для казахских детей, наконец, жалобы и прошения от имени своих земляков к Семипалатинскому губернатору. Документы написаны без единой ошибки, каллиграфическим почерком с соблюдением всех правил орфографии и стиля. Именно стиль изложения, четкий почерк, ясно выраженные мысли, логические выводы свидетельствовали о его высокой образованности (см. Приложения).
 
Одновременно О. Альжанов продолжал заниматься учительской деятельностью. Его рабочий день начинался с семи утра в уездном училище, где успевал провести первый урок, а сразу бежал на работу в Окружной суд. Судебная и просветительская деятельность способствовали его общению с видными представителями русской, казахской и татарской интеллигенции. Параллельно с учебно-просветительской деятельностью, О.Альжанов занимался и попечительскими делами. Живя и работая в Омске, он на протяжении ряда лет состоял членом Общества попечителей начального образования, которое находилось в Семипалатинске [9]. Приезжая в Семипалатинск, он не только регулярно вносил свои меценатские взносы, но и интересовался методикой обучения, непосредственно встречаясь с председателем общества Ф.Р.Дульским. Посещал он школу имени Ф.М. Достоевского, где проходил апробацию метод совместного обучения казахских и русских детей. Эта школа размещалась совместно с библиотекой имени Гоголя на Большой Владимирской улице. Встречался он и с заведующим библиотекой - Д.Е. Самохваловым.
 
В сохранившихся документах за 1904-1907 гг., в списке попечителей тех лет из среды казахской интеллигенции встречаются такие фамилии как Раимжан Марсеков (помощник присяжного поверенного), Ахмет Раимбеков, Таттимбек Чингизов, Иманбек Тарабаев (переводчик при окружном суде) [10].
 
Он поддерживал близкие отношения с Раимжаном Марсековым, Жакыпом Акпаевым и другими [11].
 
В омский период у О. Альжанова сложились уважительные отношения с А.Алекторовым, работавшим тогда заведующим Западно-Сибирским учебным округом. Другими словами, А.Алекторов был главным лицом в степном губернаторстве, ведающим всеми вопросами народного просвещения края. Будучи сам широко образованным в области просвещения, действительным статским советником, он проявлял глубокий интерес к проблемам просвещения инородцев. Им было опубликовано много научных трудов по этой проблеме. Его миссионерская деятельность в истории просвещения тюркоязычных народов России оставила неизгладимый след. А.Алекторов уважал О. Альжанова как грамотного выходца из казахской среды, был знаком с его печатными материалами по проблемам обучения казахских детей. В О. Альжанове он увидел человека, которого глубоко волновали проблемы просвещения, и неоднократно советовал ему полностью отдать себя делу просвещения своего народа. Вполне возможно, что этот совет в немалой степени повлиял на решение О. Альжанова уехать в 1907 г. в родные края в качестве учителя. Позже, когда возник вопрос о том, кого из казахов следует направить для участия в работе санкт-петербургской комиссии по рассмотрению Правил и Положения по инородческому обучению, А.Алекторов лично рекомендовал О. Альжанова, охарактеризовав его как грамотного, знающего проблемы просвещения нерусских народов страны (см. приложения). Известно, что влияние России на развитие просвещения и педагогической мысли нерусских народов было неоднозначным. С одной стороны, официальная реакционная политика самодержавия, поддерживаемая и поощряемая господствующими классами, была направлена на то, чтобы убить всё нерусское, держать народы национальных окраин в невежестве, для того чтобы легче было их эксплуатировать. С другой - стороны существовала прогрессивная, общественно-политическая мысль, развиваемая передовыми людьми России отстаивающая идею о необходимости развития национальной кулыуры и просвещения среди народов национальных меньшинств. Эти тенденции развития российской культуры постоянно сталкивались и вступали в противоречие друг с другом. Отыншы Альжанову, учившемуся в учебных заведениях Омска, знавшему многих людей в области просвещения России и немало проработавшего в чиновничьей среде, довольно трудно было объединить в своих мыслях и деяниях эти две стороны одной медали. Наконец, влияние передовой демократической мысли в 1905 г., переросшее в революцию, произвело качественный переворот в сознании и определило его дальнейшую политическую платформу. Ему были знакомы смелые выступления Чокана Валиханова против политики царизма, которая путем насаждения в крае ислама добивалась духовного закабаления казахского народа.
 
Ч. Валиханов просил и требовал от царского правительства не покровительствовать религии, враждебной всякому знанию. Он был категорически против насаждения в степь теологических законов, религиозного фанатизма.
 
О. Альжанов хорошо знал просветительскую деятельность основоположника новометодных школ Ибрая Алтынсарина, по инициативе которого были в Тургайской области организованы русско-казахские школы, ремесленные и сельские училища, педагогические курсы, где обучалась казахская молодежь. И. Алтынсарин был для Отыншы своего рода путеводной звездой. Именно по образцу новометодных школ он хотел создать подобные в Семипалатинской области, апробировав их в родном Зайсаңском уезде.
 
К этому времени у него уже сформировалась своя вполне определенная твердая позиция в постановке начального обучения казахских детей. По этому поводу он писал губернатору Степного края следующее: «Я решил оставить свою очень выгодную и спокойную работу в суде и поработать на учительском поприще, чтобы по возможности осуществить свои мысли и убеждения» [12].
 
Желание О. Альжанова попробовать организовать в степи ново-методные русско-казахские школы нашло поддержку в лице заведующего Западно-Сибирским учебным округом А.Е.Алекторова. Когда О.  Альжанов рассказал ему о своем желании уехать учительствовать и начать организацию гражданских школ вместо мусульманских духовных мактабов, А.Е. Алекторов не только поддержал эту идею, но и назначил инициативного казахского просветителя инспектором народных училищ Зайсанского уезда и заведующим Кокпектинским училищем в его том же Зайсанском уезде, создав ему, таким образом, определенное поле деятельности.