Смотрите описание мебельные фасады купить на сайте.


 ВСТРЕЧИ ЗА РУБЕЖОМ

Мне не раз приходилось выезжать за пределы Советского Союза, побывал в ряде стран Европы, Азии и Африки. О некоторых поездках сохранились яркие воспоминания, я не могу не рассказать о них хотя бы в нескольких словах.
 
В ноябре 1967 года я был приглашен в Советский комитет ветеранов войны и мне сообщили, что я еду главой делегации ветеранов войны в Алжир. Вопрос о моей кандидатуре согласован с соответствующими инстанциями и решен. В состав делегации входило всего три человека: со мной ехали сотрудник международного отдела ЦК КПСС Коваленко и переводчик. В день пятидесятилетия Октябрьской революции мы на самолете алжирской авиакомпании вылетели в Алжир, по пути сделали краткую остановку в Белграде. На другой день по прибытии в столицу этого африканского государства нас принял министр муджахидов (бывших ветеранов) Бенхамуда Буалем. Прием был теплым, затем начались поездки по стране.
 
Первым из числа городов, которые мы посетили, был Шершель, запомнившийся нам прежде всего тем, что в нем расположены Военная академия, музей древности. Город Блида - что центр района, где действовали партизаны. Затем был город Бискра, где нам показали восточный базар, а в городе Бу-Саада, раскинувшемся в полупустынной зоне, для нас был устроен прием по национальным обычаям - среди песков.

 

Столица государства - Алжир - красивый, воистину средиземноморский город, в застройке которого бросается в глаза влияние трех стилей - французского, испанского и арабского. Последний особенно заметен в районе Каабы. Прекрасны Атласские горы, мы пересекли их, когда ехали из Алжира в г. Бискру. После восьмидневнего пребывания на африканском континенте мы вернулись в Москву. Впечатлений было много и обо всем увиденном и услышанном мы доложили Комитету ветеранов войны. Подарки, полученные нами, также были переданы Комитету, а персонально - Маресьеву А.П., ответственному секретарю Комитета ветеранов войны. Председателем в те годы был Маршал Советского Союза Тимошенко С.К. Являясь членом Президиума, я не раз слушал его выступления.
 
Январь 1969 года - снова приглашение в Москву. На этот раз в связи с включением в делегацию, направлявшуюся на конференцию в г. Хартум - Республика Судан. Номинально возглавлял ее секретарь ЦК КП Азербайджана Джабаров, а заместителем и фактически главой делегации был заместитель международного отдела ЦК КПСС Ульяновский Р.А. Я был военным экспертом.
 
Конференция на тему «Деколонизация португальских колоний» длилась неделю. В число португальских колоний входили, как известно: Ангола, Гвинея-Бисау и Острова Зеленого Мыса (Кабо-Верде), Мозамбик. В работе конференции принимал участие руководитель освободительного движения этих стран Агостинью Него, впоследствии ставший Президентом Анголы - врач по образованию, очень мягкий человек с тихим голосом. Партию МПЛА - Гвинеи-Бисау и Островов Зеленого Мыса (Кабо-Верде) возглавлял Амилкар Кабрал - подготовленный руководитель, говоривший на нескольких языках, все участники конференции с большим вниманием слушали его содержательные выступления. Он, как и председатель Мозамбика Эдуарде Мондлано, впоследствии был убит диверсантами.
 
После успешного завершения конференции состоялся митинг, мне выпала честь выступить от имени советской делегации. На этой конференции были очень интересные, известные люди, в их числе Ромеш Чандра - президент Всемирного совета мира, коммунист. Была там Изабелла Блюм (Бельгия) и многие другие.
 
Хартум — небольшой город, в основном одноэтажный. Самое примечательное, что осталось в памяти, это слияние Желтого и Голубого Нила...
 
В конце июня 1990 года состоялась поездка в Иран - на годовщину со дня смерти духовного вождя иранцев Хаменеи. А через год, в июле 1991 года, была чрезвычайно интересная поездка в Китай в составе делегации, которую возглавлял Маршал Советского Союза Соколов. Во время этой поездки мы посетили Пекин, Гуаньчжоу, Ухань, Шень-жень.
 
Официальные поездки за границу руководителей государств, правительств, министров по приглашению той или иной страны существуют с давних времен.
 
Когда был единый Союз, Казахстан представлял его часть. В заграничные поездки представители республики в основном включались в состав той или иной делегации. Самостоятельно, от имени республики, на внешнеполитические и иные переговоры казахстанцы допускались только в исключительных случаях.
 
Когда республика приобрела суверенитет, естественно, нужно было формировать самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику. Это, в свою очередь, требовало новых подходов к странам, которые занимали ту или иную позицию по отношению к нашему молодому государству.
 
Став министром обороны, я старался владеть внешнеполитической обстановкой в интересующих нас странах, налаживал на должном уровне обмен делегациями, которые бы осуществляли ведение переговоров по вопросам политики, экономики, финансов, обороны, культуры и т.п. Но в первую очередь занимался вопросами оборонного характера, т.к. нельзя было жить политическим потенциалом того периода, когда был единый Союз и все основные проблемы решались только Москвой.
 
Безусловно, нашим стратегическим союзником оставалась Россия. Это можно объяснить многими обстоятельствами: многовековое совместное сосуществование, большая протяженность границ, смешанный национальный состав и т. д. А если коснуться чисто военных вопросов, то ясно, что казахстанская армия является частицей Советской Армии, почти весь офицерский состав обучался и получал образование в военных и технических вузах России; боевая техника была произведена на предприятиях всего Союза. И тем не менее нашим огромным молодым государством начали интересоваться многие страны. Вскоре с некоторыми из них правительство Казахстана установило дипломатические отношения.
 
Скажу прямо: лично я никогда не стремился, как говорят, ездить по «заграницам» ради увлекательного путешествия. Мы создавали свою армиюри работы было, что называется, невпроворот. И когда период становления нашей армии был близок к завершению, принял ряд предложений из-за «кордона», чтобы начать дипломатические переговоры об установлении сотрудничества в военной области. Мне, в частности, пришлось посетить Турцию, Германию, Индию, Китай, Бельгию и США, где нас принимали как достойных партнеров и переговоры вели на равных.
 
Будучи в Турции, мы договорились об обучении нашей молодежи в военных училищах этого государства. В результате переговоров с Германией в Казахстан стало бесплатно поступать военное имущество и катера специального назначения. Индия заинтересовалась нашей военной промышленностью. С Китаем установили доверительные отношения, добились признания этой великой страной неприкосновенности нашей государственной границы. В Бельгию я ездил с миссией принять участие на заседании Комитета НАТО, где обсуждался такой важнейший вопрос, как «Партнерство во имя мира». США я посетил вместе с Президентом Н.А. Назарбаевым, и тогда было заключено Рамочное соглашение между нашими странами.
 
В принципе, по вопросам военного характера министр обороны США Уильям Перри вел переговоры в Алматы. Главное, что интересовало американскую сторону, — это разоружение стратегических ядерных сил, установление прямой связи между министром обороны Казахстана и министром обороны США. Одновременно мы ставили вопрос о выделении нам военных катеров.
 
Господин У.Перри дважды был в Алматы, но, естественно, все переговоры Министерство обороны Казахстана проводило с ним после решения политических вопросов Главой нашего государства.
 
Кстати, когда я выезжал с дипломатическими миссиями за границу, то старался посещать воинские объекты и части. Сопоставляя казахстанскую армию с вооруженными силами иностранных государств, могу сделать вывод, что наши воинские формирования ни в чем не уступают по степени обученности зарубежным. Однако все же хочется, чтобы правительство Республики Казахстан уделяло больше внимания улучшению материального, тылового и бытового обеспечения личного состава, вопросам создания нормальных социальных условий жизни военнослужащих и членов их семей.
 
Любые переговоры на любом уровне должны носить целенаправленный характер, не задевать интересы второй стороны. К переговорам нужно серьезно готовиться, всегда думать о том, что твой необдуманный шаг, высказанные мысли, вопреки государственной политике, бьют по престижу представляемой тобой страны.
 
Кстати, о составе военной делегации. Вопрос этот принципиальный, имеет государственное значение. Хотя делегации были немногочисленными по составу, мы старались подбирать туда людей разных категорий, национальностей, из отдаленных гарнизонов. Это делалось с той целью, чтобы они, выезжая в то или иное государство, могли перенять положительный опыт Вооруженных Сил, связанный с обучением и воспитанием личного состава и т.п. Так, в состав делегаций включались командующий ВВС, командиры корпуса, дивизии, полка, заместители командиров по воспитательной и социально-правовой работе, офицеры оперативного управления, штаба, тыла и другие.
 
Как правило, по результатам переговоров я составлял доклад на имя Президента и, должен сказать, что с его стороны в адрес Министерства обороны претензий не было.
 
В начале сентября 1995 года Посольство США в Казахстане прислало мне приглашение министра обороны посетить с официальным визитом Америку. В программу этого визита, в частности, включались встречи в Вашингтоне с официальными лицами правительства, Министерства обороны, посещения военных и иных объектов. Особый интерес у меня вызвал план визитов на военные точки, а именно: в штаб-квартиру Атлантического флота, в резиденцию Вербовочного Командования Сухопутных войск. В него входили также пункты: 1) показ действий воинов Национальной гвардии по ликвидации последствий катастроф; 2) экскурсия на объекты Береговой обороны.
 
Как я уже говорил, с министром обороны США я встречался дважды. Во время этих контактов его интересовали в основном стратегические силы Казахстана и космодром «Байконур», ряд других важных в военном отношении проблем. На меня он произвел хорошее впечатление. Интересный собеседник, гибкий дипломат, умеющий находить в нужный момент компромиссные решения. Все это обязывало тщательно подготовиться к предстоящей поездке за океан, детально проанализировать те актуальные вопросы, которые я был уполномочен по поручению Президента поднять в США и, в частности, проблемы казахстанско-американских отношений в военной сфере.
 
В связи с этим важно подчеркнуть, что геополитическое расположение Казахстана между Россией и Китаем, а также его соседство с исламскими государствами в основном определяют соответствующий геостратегический интерес к нему со стороны Соединенных Штатов. При этом по некоторым военно-политическим вопросам интересы США в отношении Казахстана совпадают с интересами не только России, но и Китая, в частности, связанными с нераспространением ядерного оружия.
 
Вместе с тем у США имеются другие, отличающиеся от России, Китая и других государств, интересы по отношению к Казахстану. Исходя из стремления быть лидирующим государством мира, США не желают расширения военно-политического влияния России на юго-восток и Китая - в западном направлении, распространения на север влияния исламского фундаментализма. В этой связи представляется, что США видят в Республике Казахстан государство, которое может служить не только своеобразной буферной зоной, но и способного достаточно устойчиво и самостоятельно противодействовать вышеназванным тенденциям, противоречащим интересам его национальной безопасности, независимости и суверенитета, В этом отношении интересы Республики Казахстан и устремления Соединенных Штатов Америки объективно могут совпадать по многим аспектам. В настоящее время и в ближайшей перспективе США постоянно будут держать под неослабным контролем вопросы сокращения стратегических наступательных вооружений (СНВ).
 
В этой связи следует отметить, что в соответствии с Лиссабонским протоколом к Договору о СНВ-1 Республика Казахстан последовательно выполняет свои обязательства: стала участницей Договора о нераспространении ядерного оружия в качестве безъядерного государства, вывела со своей территории все ядерные боеприпасы и в настоящее время активно осуществляет вывод остальных движимых компонентов СНВ со своей территории и ликвидацию шахтных пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет (ШПУ МБР). Ранее Казахстан закрыл в районе Семипалатинска ядерный полигон бывшего Советского Союза, а также авиационную базу стратегических тяжелых бомбардировщиков в районе Нагана (для американцев - под названием авиабаза Долон).
 
На основе Рамочного (от 13 декабря 1993 года) соглашения между Республикой Казахстан и США осуществляется сотрудничество по безопасной ликвидации ШПУ МБР.
 
Положения Рамочного соглашения в дальнейшем получили свое развитие в Соглашении о конверсии оборонных предприятий Республики Казахстан, а также в дополнениях к соглашениям по программе физического учета расщепляющихся материалов и по установлению системы экспортного контроля. В период визита министра иностранных дел К.Токаева в США в процессе работы Совместной казахстанско-американской комиссии было подписано очередное (развивающее положения Рамочного) соглашение о надежной закупорке испытательных штолен бывшего Семипалатинского ядерного полигона в районе Де-геленского горного массива.
 
Таким образом, можно констатировать тот факт, что казахстанско-американское сотрудничество в процессе сокращения СНВ и поддержания режима нераспространения ядерного оружия осуществляется успешно.
 
Вместе с тем есть и проблемы, существующие в этой области, решение которых во многом зависит от позиции американского руководства, основными из которых являются:
 
- недостаточно высокая эффективность осуществляемой конверсионной программы, в результате которой многие оборонные предприятия Казахстана находятся в трудном положении;
 
- продолжающаяся неопределенность в решении вопроса о компенсации американской стороной расходов за вывезенный уран в рамках программы «Сапфир»;
 
- усиливающаяся неопределенность в связи с позицией республиканского большинства в Конгрессе США по вопросу полного применения к Республике Казахстан в объеме ранее спланированных (в соответствии с заключенными двусторонними договоренностями) средств из фонда Нанна-Лугара.
 
Мы также знаем мнение американской стороны, которая считает, что для повышения эффективности сотрудничества, в том числе и в конверсионной области, Республика Казахстан должна решить следующие проблемы:
 
- последовательно осуществить приватизацию, так как со стороны США основные средства по оказанию помощи Казахстану в процессе осуществления конверсии предполагается привлекать от частных фирм;
 
- упорядочить налоговую практику в республике с целью исключения налогообложения средств, поступающих в помощь Казахстану из фонда Нанна-Лугара, которые в соответствии с заключенными соглашениями не подлежат налогообложению.
 
Геостратегический интерес США к Республике Казахстан проявляется и в стремлении американской стороны всемерно активизировать военно-политическое сотрудничество с ней.
 
Это, прежде всего, относится к вопросам участия Казахстана в программе НАТО «Партнерство во имя мира» (ПИМ) и в этой связи возможного казахстанско-американского сотрудничества.
 
США предлагают казахстанской стороне всемерно активизировать свое участие в рамках программы ПИМ, включая вопрос о направлении казахстанских военнослужащих на учения не только в качестве наблюдателей, но и для участия в них силами своих воинских подразделений. Логическим продолжением развития такого партнерства США видят также в проведении подобных учений и на территории нашего государства.
 
С целью оказания помощи Республике Казахстан в реализации вышеизложенного США полагают возможным выделить соответствующие финансовые средства. Вместе е тем американская сторона считает в качестве необходимого условия для этого совместную разработку Республикой Казахстан и НАТО Индивидуальной программы сотрудничества, которая должна в достаточно конкретных формах отражать планируемое участие Казахстана в программе ПИМ и корректироваться каждый год.
 
Хочу отметить, что еще в 1995 году американская сторона осуществила финансовую помощь Казахстану по вопросам участия казахстанских представителей в семинарах, конференциях и учениях (в качестве наблюдателей) в рамках вышеобозначенной программы.
 
Исходя из вышеизложенного и из геостратегических интересов безопасности Республики Казахстан, представляется, что в плане активизации казахстанского участия в программе ПИМ интересы Казахстана и США объективно совпадают с учетом следующих факторов:
 
1) геостратегическим интересам обоих государств отвечает формирование сбалансированных отношений между НАТО и Российской Федерацией, которые весьма трудно осуществить на фоне стремления НАТО расшириться в восточном направлении и опасения российской стороны оказаться в военно-политической изоляции;
 
2) Республика Казахстан не только вследствие своего геополитического расположения, но также с учетом уровня общественного сознания (менталитета населения), осуществления демократических реформ в государстве имеет объективные возможности занять лидирующее положение в Центральноазиатском регионе.
 
С учетом этих двух факторов, думаю, было бы целесообразным, чтобы Соединенные Штаты Америки оказали Республике Казахстан всемерную техническую и финансовую помощь не только в участии казахстанских воинских подразделений в учениях в рамках ПИМ, проводимых на территории других государств, но и на учениях, проводимых на территории Республики Казахстан. В последнем случае обязательным условием должно быть участие в данных учениях практически на тех же условиях не только казахстанских, но и воинских подразделений Российской Федерации и государств Центральноазиатского региона.
 
Как известно, США обязались поставить Казахстану шесть патрульных катеров. Проблемы борьбы с контрабандой наркотиков и оружия, распространения терроризма через Каспийское море являются проблемами, тревожащими не только Казахстан, но и Соединенные Штаты Америки.
 
С учетом этого для становления наших военно-морских сил и их функционирования, прежде всего в режиме береговой охраны, Казахстану требуется помощь в строительстве соответствующих (военных) гидротехнических сооружений на Каспийском море, что потребует довольно значительных средств, которыми республика сейчас не располагает.
 
На повестке дня между США и Казахстаном остро стояли также проблемы, касающиеся развития информационной структуры в военной деятельности обеих стран.
 
Однако моя поездка в Америку не состоялась. На это имелись причины объективного характера. В частности, в связи с достижением семидесятидвухлетнего возраста я обратился к Президенту с просьбой об отставке. Свое решение я обосновывал тем, что Вооруженные Силы республики уже созданы и наша армия является достаточно надежно управляемым военным механизмом, способным выполнять любые задачи. Иначе говоря, на определенном этапе, когда это было необходимая работал, используя свои организаторские способности и большой опыт службы в Вооруженных Силах Союза, для становления молодой национальной армии, неспособной надежно обеспечить безопасность нашего государства.
 
Президент удовлетворил мою просьбу, но полностью отстраниться от дел не позволил, а именно: назначил меня своим советником по военным вопросам.
 
Словом, от приглашения министра обороны США пришлось отказаться, о чем я и сообщил ему в официальном послании. В свою очередь, Уильям Перри прислал Мне письмо-ответ следующего содержания:
 
«Уважаемый генерал Нурмагамбетов!
 
Я искренне рад, что имел возможность вместе с Вами строить крепкие военные взаимоотношения, которые теперь существуют между Соединенными Штатами и Казахстаном. Уверен, что министр Касымов и я сможем строить подобные позитивные и совместные рабочие контакты.
 
 Под Вашим руководством Министерство обороны Казахстана сделало большие успехи в отношении региональных и глобальных проблем мира и стабильности. В особенности высоко оцениваю действия руководства Казахстана, проявленные на раннем этапе ратификации Договора о сокращении стратегических вооружений (START) и Договора о ядер-ном нераспространении (NPT), а также чрезвычайно важное достижение в период становления новых независимых государств - удаление всех ядерных вооружений со своей территории. Я благодарен Вам за Вашу роль в этих отмеченных вехами истории событиях.
 
Вы глубоко преданы своей стране, и я почитаю за честь, что имел удовольствие работать с таким выдающимся человеком, как Вы. Надеюсь, что у нас вскоре будет возможность встретиться снова. Желаю Вам всего самого наилучшего в Вашем новом назначении в качестве Советника Президента».