Эвакуатор 76 эвакуаторы в ярославли стоимость стоимость эвакуатора в ярославле за км.


 ВСТРЕЧИ С ЗЕМЛЯКАМИ

Берлин, 1945 год.
 
После несения гарнизонной службы в Берлине и передачи союзным войскам по решению Ялтинской конференции той части города, где мы дислоцировались, дивизия, в том числе и мой батальон, была перемещена в село Лан-дсберг. Личный состав батальона занимал отдельный военный городок, в котором раньше дислоцировалась немецкая часть. Казармы здесь были кирпичные и добротные. Немецкие солдаты спали на двухъярусных деревянных койках, матрацы были набиты соломой и сеном, и нам пришлось весь этот хлам выбросить. Разместил я своих подчиненных на вывезенных из Берлина железных койках, на ватных матрацах. Территорию городка привели в порядок. Но главным было то, что я занимался подготовкой солдат к увольнению в запас. Ежедневно офицеры штаба отправляли небольшие команды воинов на полковой пункт, откуда они и уезжали на Родину. Проводы устраивались торжественно. Конечно же, расставание с фронтовыми друзьями — дело грустное. Ведь со многими из них делил все тяготы и невзгоды сурового военного времени.
 
Однажды после проводов очередной партии солдат я зашел в штаб, случайно посмотрел на плац и увидел военнослужащего с большим мешком. Подумалось, неужели уволенный в запас боец отстал от эшелона?

 

Посылаю своего ординарца рядового Григория Соцкого привести ко мне солдата с целью выяснения личности. Вскоре Соцкий догладывает:
 
- Товарищ майор, ваше приказание выполнено. Парень с плаца не солдат, он офицер, причем ваш земляк.
 
- Приведи его ко мне, даю команду.
 
Заходит небольшого роста военнослужащий в погонах лейтенанта, здороваемся по-казахски. Спрашиваю:
 
А Вы кто? И что это за мешок, что таскаете на себе? Лейтенант, несмотря на то, что был намного старше меня по возрасту, четко отрапортовал:
 
- Я писатель - Абдыкадыров Калмакан. Сейчас прохожу службу в качестве корреспондента во фронтовой газете в редакции казахского отдела. А в мешке моем - книги. Это ценные произведения из Берлинской библиотеки.
 
- А что за книги? - спрашиваю.
 
- Авторов я знаю, - докладывает лейтенант, — некоторые из них читал в русском переводе. Здесь же издания на немецком, французском и английском языках. Таких редких книг у нас в Казахстане нет. Моя главная цель - доставить их в республиканскую библиотеку.
 
- Как же вы оказались в нашем военном городке? - спрашиваю я.
 
- Я о вас много слышал. Хочу написать очерк. До батальона подвезли добрые люди, — сообщил Абдыкадыров.
 
Пришлось оставить лейтенанта в батальонери он жил у меня на квартире несколько дней. Так состоялась моя встреча с известным писателем-фронтовиком Абдыкадыровым Кал-маканом.
 
С огромным интересом и волнением я слушал его рассказы о родном Казахстане, о том, как нынче живут земляки, чем озабочены. Особой темой наших с ним разговоров было творчество казахских писателей и поэтов. Расстались мы с Калма-каном, что называется, по-братски.
 
Однако я тогда и не предполагал, что Абдыкадыров впоследствии станет одним из известнейших писателей республики, будет автором не только многих литературных произведений, в том числе повести «Комсомольское звено», но и замечательным переводчиком «Тысячи и одной ночи», произведений азербайджанского поэта и мыслителя Низами и узбекского поэта, философа и государственного деятеля Алишера Навои.
 
Прошло много лет, а встреча с этим удивительным человеком до сих пор не стирается в моей памяти.
 
Да, многое приходит на память, и при воспоминании о прошлом не могу не вспомнить еще несколько памятных встреч с земляками на немецкой земле.
 
После окончания войны, как я упоминал выше, наш полк был выведен на окраину Берлина, в один из военных городков. Помнится, как-то днем ко мне подошел начальник штаба батальона капитан С. Ямпольский и отрапортовал, что, мол, к нам прибыла группа офицеров из Военной академии имени М.В.Фрунзе. Я распорядился пригласить гостей. В мой небольшой кабинет вошли офицеры - три капитана. По виду - все казахи. Стройные, подтянутые, чисто одетые по форме, но по возрасту выглядели старше меня. Каждый стал здороваться со мной по-казахски. Для меня это было необычно, ведь я так давно не разговаривал на родном языке. Кроме того, почти не встречал офицеров-казахов, хотя и знал, что много офицеров-земляков воюет на других участках фронта.
 
Начали знакомиться. Первым представился Уркумбаев Фазыл, затем Тлеугалиев Жарас и Аринбасаров. Я, конечно же, поинтересовался, как они оказались в Берлине, где проходили службу. Спросил, может, будем служить вместе в одной дивизии?
 
Они засмеялись, а потом, как будто сговорившись, дружно ответили:
 
- Нет, мы тут не одни, нас целый курс слушателей академии - приехали для приобретения боевого опыта.
 
Я спросил в недоумении:
 
- Какой боевой опыт, война закончилась, идет увольнение солдат старших возрастов. Единственное, пожалуй, что можно тут увидеть, это разрушенный Берлин, особенно его восточная часть, которая со временем отойдет в советскую зону.
 
Как потом я понял, прибыли они только с одной целью -познакомиться с людьми батальона, а заодно со мной - земляком. Конечно же, я был рад такой встрече.
 
Они погостили у нас несколько дней, после чего все вернулись в Москву.
 
Перед отъездом посоветовали мне поступить в Военную академию и получить высшее военное образование. Разумеется, совет этот воспринял как хорошее напутствие.
 
Как же сложилась их дальнейшая судьба? Все трое были первыми казахами, в 1945 году закончившими Военную академию им. М.В. Фрунзе, проходили военную службу в разных гарнизонах, на различных должностях. Сo временем уволились в запас. Уркумбаев Фазыл проживал а Шымкенте. У него - прекрасные дети. Старший из сыновей Марс Фазылович, доктор наук, был министром экономики Казахстана. Сам Фазыл, к сожалению, в возрасте за 80 лнт ушел из жизни.
 
Ж. Тлеугалиев и Аринбасаров (отец известной артистки Аринбасаровой Н.) ушли из жизни.
 
Со всеми у меня были самые теплые и дружеские отношения, а с детьми Уркумбаева поддерживаю связь и поныне.
 
Третья встреча также состоялась в Берлине, уже после окончания войны, с Корреспондентом фронтовой газеты 1-го Белорусского фронта капитаном Мусой Днишевым. Он при-был батальону чтобы написать очерк обо мне на казахском языке. Человек исключительно интеллигентный, он красиво говорил по-казахски. Пробыл в батальоне несколько дней, встречался с солдатами из Казахстана. Проживал в Алматы, не так давно ушел из жизни. Имя его сына талантливого певца Алибека Днишева известно сегодня не только на постсоветском пространстве, но и далеко за его пределами.
 
Вот с такими замечательными людьми мне довелось встретиться на немецкой земле. О самом разном рассуждали мы с ними, но была в тех беседах тема, о которой говорили с каким-то особенным чувством, - это дружба, боевое товарищество, при которых раскрываются настоящие, искренние человеческие отношения на войне.
 
Судьба распорядилась так, что попал я на войну не из тех частей, которые формировались в Казахстане, поэтому в книге — воспоминаниях читатель редко встретит фамилии моих земляков-однополчан. Как бы восполняя этот «пробел» моей фронтовой жизни, эти дорогие сердцу встречи я храню особенно свято.