Как создать рекламу медицинскому центру. Продвижение и реклама поискпромед.рф.
Главная   »   От огненных лет до суверенной армии. Сагадат Нурмагамбетов   »   РАСФОРМИРОВАНИЕ САВО, «ГРАЖДАНКА»


 РАСФОРМИРОВАНИЕ САВО, «ГРАЖДАНКА»

В ноябре 1988 года начались партийные конференции -районные, областные, а в армии - дивизионные и окружные. В течение месяца я был делегатом пяти конференций. Проходили они довольно-таки остро, интересно, но и без демагогии и критиканства тоже не обходилось. Я был избран членом Алма-Атинского горкома. Но главное - пошел слух, что наш САВО, где я прослужил почти 20 лет (со дня его формирования), сокращается и надо с ним расставаться. Не скрою, было тяжело. Особенно тревожило сокращение большого количества офицеров, которых надо обязательно устроить. Кто-то куда-то уедет, часть уволится. Но в целом - мы теряли кадры. В это время среди офицеров началось брожение. Лично я делал все, чтобы увольняемые в запас офицеры были обеспечены квартирами, пытался всеми силами облегчить их судьбу.

 

Но многое в том году происходило помимо наших желаний, нашей воли. И, как мы полагали, вопреки логике. Еще в начале мая нам сказали, что мы переходим на новый штат. Действительно, перешли, сократили штаты на 15%, назначили новых начальников служб. А к концу года сокращают округ!
 
Да разве можно управлять Вооруженными Силами, не думая об их судьбе, об участи его личного состава? В начале 1989 года САВО начал жить без командующего, который убыл в Улан-Удэ. Временно его обязанности исполнял начальник штаба генерал-лейтенант Чечеватов B.C. Год начинался с ожидания директивы на расформирование округа. К 1 февраля она все еще не поступила. Все офицеры жили в нервозном состоянии, не знали, как определиться. Но чтобы не нарушать установленный порядок, не упустить бразды управления, в округе все мероприятия проводили без срывов.
 
Директива о расформировании САВО к 1 июня была получена в конце февраля.
 
Внимательно изучили директиву и приступили к непосредственной подготовке ее исполнения. Уже в марте убыли в другие округа начальник оперативного управления генерал-майор Толмачев Н.Д., его заместитель Волковский И.В., начальник коммунально-эксплуатационного управления подполковник Зинченко В.А.
 
31 марта 1989 года в штаб округа прибыл первый заместитель Главного управления кадров генерал-полковник Арапов Виктор Федорович.
 
Главная задача, которую он должен был решить - это размещение офицерского состава.
 
1 апреля состоялась беседа и со мной. Я напомнил, что мне в мае исполняется 65 лет и сказал, что никаких возражений против увольнения не имею.
 
Мне же предложили во исполнение директивы лечь в госпиталь, и лишь после этого будут представлены материалы на увольнение. В августе исполнилось 47 лет моей кадровой службы, а с фронтовыми и другими льготными 51 год 6 месяцев. Целая жизнь была отдана армии и отдана честно. Я готовился к отставке с чувством исполненного перед Отечеством долга.
 
И вот приказом министра обороны СССР № 0398 от 6.06.1989 года я уволен в отставку. В тот же день командующий войсками ТуркВО генерал-полковник Фуженко в присутствии офицеров управления зачитал этот документ и вручил мне подарок.
 
Рассчитали 21 августа. С этого времени я находился в отставке. Со мной, одним приказом, были уволены заместитель командующего по вооружению генерал-лейтенант Яценко Александр Григорьевич и начальник ПВО округа генерал-майор Игнатов Альфред Петрович.
 
Начальник штаба округа генерал-лейтенант Чечеватов Виктор Степанович убыл 21 августа 1989 года, а член Военного совета Чучкалов Геннадий Иванович — 20 августа. Направлялись они к новому месту службы.
 
С командованием, таким образом, все решено было четко. Но в то же время устройство остальных офицеров проводилось неорганизованно. Многие по истечении трех месяцев не были уволены и это вызывало справедливое возмущение.
 
После увольнения меня принял Назарбаев Н.А., который поблагодарил за службу в армии и сказал:
 
- Здоровье у Вас есть, подумаем, где применить Ваши знания и опыт.
 
И все же полностью перейти на положение отставника мне не довелось.
 
5 января 1990 года я был выдвинут кандидатом в депутаты Верховного Совета Казахской ССР от Компартии Казахстана. Всего же было выдвинуто 26 человек на 17 мест. 16 января меня избирают председателем Комитета ветеранов войны и труда Казахской ССР, а всего через три месяца, 19 марта, состоялся XX Пленум ЦК Компартии Казахстана и я в пятый раз был избран депутатом Верховного Совета Республики.
 
На первой же сессии Верховного Совета 12 созыва я был избран председателем вновь образованного Комитета по делам ветеранов, инвалидов и военнослужащих. На первом же совещании был сформирован комитет в составе 18 человек, заместителем председателя стала Абдрахманова Дина Ергазиевна, работавшая ранее министром социального обеспечения, Секретарем - Ходжаназаров Усен. Мне в то время пришлось совмещать две председательские должности - в Комитете по делам ветеранов, инвалидов и военнослужащих и в Республиканском Совете ветеранов. Кроме того, мне было поручено возглавить работу специальной комиссии по разбору жалоб солдат и их родителей. А таких обращений в то время было очень много, поступали они со всех концов Советского Союза, из всех, буквально, военных округов, особенно из возникавших одна за другой «горячих точек» (Закавказье, Приднестровье).
 
О чем тогда писали солдаты, их отцы и матери? Прежде всего, о том, что в армии, особенно в так называемых строительных войсках упала дисциплина, берет верх пресловутая "дедовщина" и честно служить молодому воину становится все труднее. Мы не оставляли без реагирования ни одного такого письма, ни одной жалобы. По каждому заявлению проводились тщательные проверки. Обращались с требованиями принять надлежащие меры к командующим войсками военных округов, к командирам соединений и частей, военным прокурорам гарнизонов ...
 
Нередко приходилось обращаться непосредственно в Министерство обороны СССР. Большое внимание мы уделяли во-инам-«афганцам», старались помочь им морально и материально.
 
Этими и многими другими делами и заботами были заполнены мои дни и ночи на «гражданке». Я не терял связи с армией и фактически продолжал оставаться в строю, ежедневно, ежечасно занимаясь актуальными проблемами жизни Вооруженных Сил.
 
Но вот наступил август 1991 года. Последовавшие за ним события круто изменили курс государства, радикально повлияли на людские судьбы. В том числе и на мою судьбу...