Главная   »   От огненных лет до суверенной армии. Сагадат Нурмагамбетов   »   ОБРЕТЕНИЕ РЕСПУБЛИКОЙ СУВЕРЕНИТЕТА И СОЗДАНИЕ СОБСТВЕННОЙ АРМИИ


 ОБРЕТЕНИЕ РЕСПУБЛИКОЙ СУВЕРЕНИТЕТА И СОЗДАНИЕ СОБСТВЕННОЙ АРМИИ

Общеизвестно, что с Союзом Советских Социалистических Республик - государством, возникшим после Великой Октябрьской социалистической революции, ставшим, как и Соединенные Штаты Америки, сверхдержавой по военной мощи, считались все страны, потому что у нас была единая сильная армия. Но в то же время это мощнейшее государство, победившее в страшной войне и добившееся немалых успехов в развитии экономики, повышении культурного уровня населения, имело свои скрытые и явные пороки. Мы производили огромное количество оружия, но в то же время социально-бытовому устройству миллионов людей уделялось крайне мало внимания. Советский Союз был предельно централизованным государством, республики практически не имели права на самостоятельное решение хозяйственных, кадровых вопросов. Централизованное планирование оставляло мало инициативы республикам и в то же время центром допускалось много труднопоправимых перекосов во всех сферах деятельности. Необходимо было что-то предпринимать, ибо государство, располагающее богатейшими ресурсами, трудолюбивым народом, имеет право на лучшую жизнь. Ведь такие государства, как Германия и Япония, побежденные в не таком уж далеком прошлом, в экономическом отношении обогнали нас и живут намного лучше.

 

Началась перестройка. Я - не экономист, но мне кажется, что все было затеяно без глубокого анализа экономического положения страны, без достаточного обоснования проводимых мероприятий. Слишком большой упор делался на крикливый популизм. В результате распада Союза в декабре 1991 года экономические показатели резко пошли вниз. Если и раньше у нас в экономике не было должного порядка, то с этого момента экономические и хозяйственные связи между республиками вообще нарушились, хотя все это преподносилось как благо и необходимость.
 
1990 и 1991 годы были периодом, когда в стране продолжался начатый главой СССР и Генеральным секретарем ЦК КПСС Горбачевым М.С. курс по осуществлению планов так называемой перестройки.
 
Как известно, это были своего рода революционные преобразования, осуществляемые на основе выработанного в середине 80-х годов стратегического курса на планомерное и всестороннее совершенствование социализма, преодоление Изживших себя форм общественной организации и методов работы. Важнейшими направлениями перестройки были демократизация всех сторон жизни советского общества, в том числе расширение гласности, радикальная экономическая реформа; во внешней политике - утверждение всеобъемлющей системы международной безопасности, безъядерного, ненасильственного мира. Однако, к сожалению, попытки внесения в порядок существовавшей в то время государственной и идеологической системы положительных результатов не приносили. И в связи с этим всем памятны последовавшие за горбачевской перестройкой неоднократные встречи руководителей республик СССР, пытавшихся договориться о заключении Союзного договора, которые, в конечном счете, привели к распаду СССР. Все бывшие союзные республики объявили себя независимыми, самостоятельными государствами.
 
Кстати, причины развала Советского Союза и неудач, провала перестроечных действий горбачевской команды хорошо и достаточно объективно раскрыты в книге Президента Казахстана Н.А. Назарбаева «На пороге XXI века». А я заострю внимание читателей на чисто военных проблемах, которые встали перед нашей республикой после вышеназванных событий.
 
В 1991 году я был депутатом Верховного Совета Казахстана и исполнял обязанности председателя Комитета по делам ветеранов и военнослужащих. В августе, когда в Москве объявился так называемый ГКЧП, нас, членов Президиума ВС, собрали в кабинете Председателя Верховного Совета Асанбаева Ерика Магзумовича. Правда, мы еще не знали, по какой причине нас вызвали. В скором времени прибыл Н.А. Назарбаев и рассказал о сложившейся в республике обстановке, о намерениях и планах ГКЧП. Он, в частности, проинформировал о том, что гэкачеписты выходили с ним на связь, пытаясь заручиться его поддержкой в осуществлении своих целей. Понять их, естественно, было нетрудно, ибо Назарбаев пользовался среди государственных и политических руководителей бывшего Союза большой популярностью и авторитетом. К тому же, они не могли не учитывать и того, что Казахстан является одним из крупнейших развитых в экономическом отношении регионов Союза, обладающим огромными природными сырьевыми и иными ресурсами.
 
После долгого обсуждения сложившейся в Советском Союзе политической обстановки, когда в стране фактически был отстранен от власти ее Президент, члены Президиума ВС приняли решение: никакой поддержки ГКЧП со стороны Казахстана не оказывать. Мне поручили через командование 40-й армии проанализировать положение в войсках и то, как личный состав относится к происходящим событиям. Как выяснилось, в воинских коллективах жизнь шла в соответствии с намеченными планами отработки учебно-боевых задач: попыток организации где-либо несанкционированных митингов не было зафиксировано. Однако, армейское руководство получило указание держать все соединения и части в полной боевой готовности. Это являлось причиной некоторой нервозности в среде определенных кругов военных, но в основном военнослужащие как командного, так и рядового состава придерживались мнения не поддаваться на провокационные призывы гэкачепистов выступить против собственного народа.
 
Управление Вооруженными Силами Союза осуществлялось централизованно. Но в отдельных республиках уже приходили к выводу, что дислоцированные на их территории войска должны подчиняться правительствам регионов, многие республики отказывались направлять своих призывников за пределы собственных административных границ.
 
После провала планов ГКЧП министром обороны СССР был назначен начальник Генерального штаба генерал армии М. Моисеев. Но через несколько дней он, как участник разработки ввода войск в Москву для совершения военного переворота, был уволен. Новым министром стал Маршал авиации Шапошников Евгений Михайлович. До этого назначения он командовал ВВС Вооруженных Сил.
 
В начале сентября в Министерстве обороны СССР в Москве состоялось совещание с участием представителей властнополитических структур союзных республик и командного состава, расквартированных на их территории армейских формирований. Казахстан на этом совещании было поручено представлять мне. В своем докладе Е.М. Шапошников сделал сообщение о том, что отныне Министерство обороны будет представлять собой гражданское ведомство, возглавляемое министром обороны, в аппарат которого войдут его заместители, работники секретариата, делопроизводство, службы других направлений, а также (за исключением одного) комитеты, подчиненные лично ему, сформированные не из числа военнослужащих, а из сугубо штатских лиц.
 
Далее Шапошников назвал основные комитеты: по военной политике, военной экономике, заказам военной техники, науке, правовой защищенности, ряд других. И на правах комитета, подчеркивал он, в системе Министерства обороны будут находиться Вооруженные Силы, подчиненные министру, но руководить ими в процессе повседневной жизнедеятельности будет начальник Генерального штаба. Как он будет называться - председателем совета, председателем комитета или командующим ВС - это, по его словам, не имело большого значения, но предложенная им схема носила принципиальный характер. Маршал предложил сократить на первом этапе этого процесса количество видов ВС с пяти до четырех и, в частности, оставить в составе ВС стратегические силы сдерживания (основу их должны были составлять РВСН, плюс космическое пространство, космос в целом и система предупреждения о ракетной опасности); наземной обороны (вместо Сухопутных войск); Военно-Воздушные Силы; Военно-Морской Флот. ПВО должна была частично уйти в стратегические силы сдерживания (в первый вид ВС), частично в Войска наземной обороны (войсковая система ПВО), а авиация ПВО перейдет в ВВС. В этом же комитете ВС предполагалось иметь ряд управлений.
 
В союзных республиках, по замыслу министра, должны быть также Министерства - Комитеты по оборонным вопросам, которые бы возглавлялись гражданскими людьми или бывшими военнослужащими. В их подчинение предполагалось ввести подкомитеты и комиссии примерно таких же названий, как и союзного министерства. При этом некоторых структур в этих комитетах могло и не быть, так как не в каждой республике есть военные заводы, другие компоненты военно-промышленного комплекса.
 
Министр или председатель Комитета обороны, подчеркивал докладчик, будет назначаться Президентом республики. В состав этого Комитета предполагалось ввести воинские формирования типа национальной гвардии. Это - несколько тысяч человек для охраны правительственных учреждений и решения других внутренних проблем.
 
В те же годы в республиках существовала оставленная в наследство еще от Милютина следующая схема расположения округов: 1. Белорусский военный округ; 2. На территории одной республики несколько военных округов (Украина, Россия); 3. Округа, занимавшие территорию нескольких республик (Закавказье, Прибалтика, Средняя Азия). Указав на это, Шапошников сказал:
 
Мне думается, что в этих условиях необходимо перейти к схеме: республика - округ, но не везде. Для России и Украины такая форма неприемлема из-за больших размеров территории. Что касается тех республик, где находятся воинские формирования, которые по своему масштабу не «тянут» на округ, то их можно назвать командованием войск на территории республики. Во главе этих формирований будут стоять командующие или войсками округа или войсками на территории республики. Эти командующие будут назначаться министром обороны и Президентом СССР, но по согласованию с Президентом той или иной республики. Вооруженные Силы, находящиеся на территории республики, будут взаимодействовать как с ее Президентом, так и с Комитетом по оборонным вопросам. А подчиняться обязаны непосредственно Главнокомандующему Вооруженными Силами страны или же председателю Комитета (в зависимости от названия).
 
Далее министр обороны указал на необходимость заключить договоры или соглашения между Министерством обороны СССР и суверенными республиками. Суть этих соглашений заключалась в следующем: вооруженные формирования Центра, находящиеся на территории республики, берут на себя обязательства:
 
1) защищать, оберегать, охранять внешние границы республики и государства в целом во взаимодействии с воинскими формированиями других республик;
 
2) не вмешиваться во внутренние дела республики;
 
3) не нарушать экологические законы республики;
 
4) по согласованию с руководством Союза и республик привлекаться с соответствующей компенсацией расходов для решения народно-хозяйственных вопросов, ликвидации последствий стихийных бедствий и других проблем.
 
Республика, - продолжал Маршал, - берет на себя обязательство обеспечить условия пребывания войск на их территории. С целью демократизации военной жизни, армейских отношений предлагается сократить срок службы военнослужащих с 24 до 18 месяцев. Из них первые 6-8 месяцев военнослужащие, призванные по Конституции, проходят службу в учебном подразделении и получают воинскую специальность, осваивая солдатское ремесло по полной программе. Этот первый участок службы может проходить на территории республики.
 
Затем оставшиеся год или 10 месяцев солдату будет предложено служить там, где нужно государству в целом. Но одновременно с этим будет вводиться смешанный принцип комплектования. После окончания учебного подразделения солдату будет предложено заключить контракт на 3 года или 5 лет с оплатой в пределах 300-500 рублей; питанием, одеждой он будет обеспечиваться за счет государства, но служить обязан там, где это необходимо в интересах государства. После истечения срока контракта у военнослужащего уже будут определенные денежные накопления. И если он не пожелает служить дальше, то с таким капиталом может начать гражданскую жизнь. При нежелании заключать контракт, солдат продолжает служить в течение 10-12 месяцев в части. И после этого он может вернуться к вопросу о контракте или своего увольнения из Вооруженных Сил. Отслужив свой срок по контракту, солдат может его продлить еще на 5-7 лет, но с повышением его уровня жизни и предоставлением ему обязательства в случае женитьбы обеспечить его жильем и возможностью проживать на квартире.
 
Мы выходим также с предложением об амнистии дезертиров из СА и ВМФ. При этом амнистия будет касаться тех, за кем не числится воинских преступлений, уголовных деяний. Но до какого-то рубежа, допустим, до 1 ноября. До этого срока военнослужащий возвращается в часть. А затем уже, как человек правового государства, несет ответственность за свои поступки по полной программе и привлекается к уголовной ответственности. Без всяких покрывательств. Одновременно есть предложение ликвидировать дисциплинарные батальоны, пересмотреть структуру правоохранительных органов, которые будут заниматься преступниками в погонах. Эти военные правоохранительные органы предлагается вывести в гражданские, независимые от Вооруженных Сил.
 
В заключение доклада Шапошников сделал вывод: армия будет обучать и воспитывать личный состав, а министр обороны во взаимодействии с Комитетом, правоохранительными органами государства и республик осуществлять контроль.
 
После представленной информации последовали выступления представителей из республик. Когда предоставили слово мне, я изложил позицию руководства Казахстана о несогласии со многими тезисами доклада министра.
 
В частности, подчеркнул, что в условиях, когда фактически уже обозначился факт распада Советского Союза, когда главы республик назначают на своих территориях собственных министров для руководства армейскими формированиями, принимают решения о ненаправлении призывной молодежи за пределы национальных регионов, ставить вопрос о введении новой схемы (структуры) Министерства обороны СССР поздно. К тому же, не совсем понятно, для чего в главное военное ведомство страны предлагается насаждать людей, далеких от понимания военных проблем и неспособных профессионально грамотно решать оперативно-служебные и боевые задачи. Демократические преобразования должны происходить в первую очередь в обществе, в государственных политических органах, а уж потом в Вооруженных Силах. Видимо, - сказал я, - Маршал Шапошников забыл о том, что армия - это особый орган, где по традиции почитаются высокие звания и не случайно каждый офицер стремится достичь определенных высот в ратном мастерстве, в военном деле.
 
Излагая позицию казахстанской стороны, я в основном опирался на следующие рассуждения.
 
Безусловно, в армии нужна реформа. Об этом говорилось на протяжении многих лет, но, к сожалению, в этом направлении ничего не делалось. Возможно, на наш взгляд, когда-нибудь и возникнет вопрос о необходимости назначать на должность министра обороны гражданских лиц. Но на данном временном этапе следует сохранить Вооруженные Силы, особенно их главный потенциал - офицерские кадры, которые с объявлением независимости республик заметно поредели в национальных регионах. К тому же, на первый план в связи с этим обстоятельством выдвинулись проблемы сохранения во вновь образовавшихся государственных военных базах (арсеналах, складах) различной по назначению техники и других средств ведения боевых действий. Все это ранее общественное достояние следовало распределять цивилизованными способами, без допущения фактов преступной бесхозяйственности, мародерства и тем более доступа к различным видам оружия преступных элементов.
 
Ошибочно было приравнивать роль Генштаба к каким-то комитетам, которые предполагалось создавать при Министерстве обороны. Генеральный штаб, как известно, — это высший орган управления Вооруженными Силами государства в мирное и военное время, и еще не настал час подменять его какими-либо иными органами.
 
Несвоевременно было ставить вопрос и о сокращении видов Вооруженных Сил, так как это привело бы к большим финансовым расходам, затратам физическим и духовным. Нетактично было со стороны Маршала предлагать республиканским правительствам назначать на посты министров обороны штатских лиц, а также создавать так называемые национальные гвардии, в то время, как во всех республиках уже начался процесс перехода расквартированных на их территориях войсковых формирований в полное подчинение местному руководству. Республики, добиваясь полного суверенитета, вряд ли бы согласились иметь на своих территориях вооруженные силы иностранных государств. Поспешно и непродуманно ставился вопрос о сокращении сроков службы военнослужащих и прохождении службы на контрактной основе. Как известно, ни одна армия бывшего Союза до сих пор еще не перешла на контрактную основу. Ибо это сопряжено со многими трудностями как объективного, так и субъективного характера.
 
Неправомерными были и попытки Маршала Шапошникова Е.М. навязать присутствующим на совещании представителям республик ориентацию Центра на ликвидацию дисциплинарных частей. Дисциплинарные батальоны, роты - это особые воинские формирования, которые предназначены для отбывания наказаний уголовного характера осужденными военнослужащими. И военнослужащий, который совершил преступление, находясь на военной службе, должен отбывать отведенный военным судом (трибуналом) срок не в тюрьме или в местах отбывания заключения для гражданских лиц, а в специальных дисциплинарных частях, где господствует свод таких правил, которые регламентируются армейскими уставами и наставлениями.
 
Ничего полезного в те годы не мог принести и призыв Шапошникова об объявлении амнистии дезертирам. Если подобный приказ Генерального штаба и вышел бы из-под пера чиновников в свет, то он не имел бы никакой юридической силы. И вот почему. Объявляя о независимости, политические и государственные деятели республик призывали всех своих граждан вернуться на родину.
 
Этот призыв, естественно, был услышан офицерами, прапорщиками, сержантами и солдатами всех национальностей, проходившими службу в ВС СССР. Многие военнослужащие, убывая из частей в отпуска, по иным причинам, назад не возвращались, а республиканские военные чиновники на официальные запросы командиров по поводу розыска самовольно оставивших армию лиц ответов не давали. На спад ранее присущего советским гражданам патриотизма повлияли средства массовой информации, обвинявшие армию чуть ли не во всех случившихся в Союзе бедах. Дезертирство в армии стало явлением массовым. Объявить дезертирам амнистию в этих условиях значило подтолкнуть к самовольному оставлению воинских формирований других солдат, ибо они получали от государства официальную защиту от уголовного наказания за это противоправное деяние.
 
В целом совещание было проникнуто духом рекомендательного направления. На нем не наблюдалось прежней требовательности: сказано - выполняй. Чувствовалось, что Центр теряет власть, а на местах, особенно в национальных регионах, политические лидеры идут по пути приобретения независимости и полной самостоятельности в принятии как социально-экономических, так и чисто военных решений.
 
Проблемы обеспечения коллективной безопасности СНГ, реформирования Вооруженных Сил, достижения международной стабильности на необозримых просторах бывшего Советского Союза являлись, да и в настоящее время являются чрезвычайно актуальными не только в региональном, но и в мировом масштабах. Процессы быстрого распада прежних и формирования новых экономических и политических связей и структур между бывшими республиками, а ныне независимыми государствами нашли свое концентрированное выражение в военно-политической сфере. На протяжении последнего года существования Союза ССР и первых лет формирования СНГ и самостоятельных государств реформирование структур безопасности и Вооруженных Сил носило в определенной мере стихийный характер, оставалось скорее результатом столкновения многих политических интересов, чем целенаправленным созидательным процессом.
 
Межгосударственные переговоры по проблемам Вооруженных Сил и создания системы безопасности Содружества сдерживались отсутствием у новых самостоятельных государств, образовавшихся на месте СССР, собственных разработанных концепций национальной безопасности, осознанных национальных интересов в военной сфере. Но после августовских событий 1991 года на первый план политической жизни всех государств Содружества были выдвинуты именно проблемы Вооруженных Сил. Особую остроту они приобрели после распада Союза, когда процессы формирования независимых государств намного обогнали способность армии адаптироваться к происходящим переменам.
 
Эйфория, охватившая общество после провала «путча», повлияла на процессы решения многих проблем, связанных с Вооруженными Силами. В ряду основных целей радикальной военной реформы на первый план выдвинули департиза-цию и деполитизацию армии, «встраивание» ее в систему демократических институтов. Сюда же отнесли сокращение Вооруженных Сил и, одновременно, их трансформирование в относительно небольшой по численности, но высокоэффективный, построенный на современных, отвечающих концепции оборонительной достаточности условиях, инструмент обеспечения внешней безопасности государства.
 
Однако, было ясно, что осуществить эти цели значительно сложнее, чем провозгласить. Сокращение и осуществляемая одновременно качественная модернизация армии, чья боеспособность вызывала на тот момент серьезные сомнения, помимо всего прочего, потребовали бы колоссальных материальных затрат. Необходимы были совершенствование всей инфраструктуры, внедрение в войска не только новых моделей оружия, но и, что гораздо труднее, всей системы современных средств обеспечения надежного функционирования Вооруженных Сил как в мирное, так и в военное время. Требовались также кардинальное улучшение социально-бытовых условий жизни военнослужащих, повышение боеготовности войск и т.д. Между тем, в последние годы армия столкнулась с очень серьезными проблемами, связанными с острой нехваткой средств,
 
Но это лишь одна сторона дела. Вскоре все эти вопросы отошли на второй план в результате ясно обозначившейся перспективы раздела Вооруженных Сил СССР. За создание собственных армий еще в октябре 1991 года выступили Украина, Азербайджан и Молдова, причем наиболее жестко вопрос о собственных Вооруженных Силах был поставлен на Украине. Эти три государства выступили против установки союзного руководства и Министерства обороны на сохранение единых Вооруженных Сил любыми способами, их позиция по сути дела заблокировала решение вопроса о будущем армии.
 
Таким образом, буквально через два месяца после провала «путча» возник острый кризис, связанный с судьбой армии.
 
В качестве компромисса была предложена идея «Объедим ненных» Вооруженных Сил, которую официально выдвинуло руководство России. 28 октября 1991 года Президент Ельцин Б.И. заявил, что «политически более оправдано иметь Объединенные Вооруженные Силы Содружества Суверенных Государств под единым контролем». Были сформулированы два принципиальных момента:
 
- сохранение под централизованным контролем единых стратегических сил сдерживания, которые включают в себя собственно стратегические ядерные силы, а также системы раннего обнаружения, противоракетной обороны, космическую разведку и так далее;
 
- на базе национальных Вооруженных Сил, которые не включают в себя стратегические компоненты, создаются объединенные Вооруженные Силы в рамках единого стратегического, пространства с единым оперативно-стратегическим замыслом, единой системой подготовки кадров, управления оружием и войсками.
 
После августовских событий 1991 года, когда возник острый кризис, связанный с судьбой СССР и Вооруженных Сил, и армия начала практически разваливаться, Президент Республики Казахстан Н.А. Назарбаев в целях обеспечения независимости, территориальной целостности, оборонных и иных жизненно важных интересов республики 25 октября 1991 года издает Указ «Об образовании Государственного комитета обороны Казахской ССР».
 
В целях реализации данного Указа Кабинет министров принял постановление, в котором определил, что Государственный комитет обороны является органом государственного управления военной инфраструктуры республики и что в его ведение передаются военный комиссариат и штаб Гражданской обороны Казахстана с их подведомственными подразделениями и учреждениями. Было также предложено в двухмесячный срок разработать проект положения о Комитете. Основными его задачами на тот момент являлись организация взаимодействия с соединениями и частями Министерства обороны СССР, дислоцированными на территории республики, а также решение мобилизационных вопросов и вопросов гражданской обороны.
 
В середине декабря были произведены назначения основных должностных лиц. Я был назначен Председателем Государственного Комитета Обороны, заместителями - генерал-майор Хлюпин Н.И. и генерал-майор Алтынбеков С.начальниками ведущих управлений и отделов полковники Бакаев Л.Н., Тасбулатов А.Б., Шампиев М.Д., Тауланов С.С.
 
Однако фактически первым действием в решении военных вопросов на государственном уровне явился Указ президента Казахской ССР «О призыве на военную службу» от 12 сентября; 1991 года (ранее такие указы издавались министр ром обороны Союза ССР), в котором, в частности, говорилось, что это делается «в целях реализации суверенных прав Казахской ССР в вопросах военного строительства, обеспечения законных прав граждан, призываемых на действительную военную службу с территории республики...». Все это означало, что отныне призыв граждан Казахстана будет осуществляться только под контролем руководства республики. В этом же указе комиссариату Казахстана придавался статус республиканского органа, исключалось направление призывников в военно-строительные отряды и внутренние войска за пределы республики.
 
Но оба эти указа являлись лишь полумерами, они не решали все вопросы военного строительства.
 
Госкомитет обороны, повторюсь, создавался на базе штаба Гражданской обороны и Казахского военного комиссариата. Перед ним была поставлена задача: продолжать выполнять функции вышеобозначенных органов и одновременно вести контроль за войсками. При этом Госкомитет не имел права вмешиваться в войсковые дела, как-то: в процесс обеспечения войск, военных городков, строительство и производство ремонтных работ, в организацию несения гарнизонной службы. Однако мы строго держали в поле зрения все передвижения войск, проведение различного рода военных учений, вывоз военного имущества из республики, ряд других направлений в военной деятельности армии.
 
Словом, непосредственно войсками Госкомитет обороны не руководил. Управление ими осуществлялось централизованно, через округ - ТуркВО. И соединения, части центрального подчинения находились в ведении Министерства обороны. Иначе говоря, Госкомитет представлял из себя как бы командира, но без войск.
 
К ноябрю 1991 года обстановка в данном направлении несколько усложнилась: войска действовали сами по себе, а комитет не имел никаких возможностей влиять на них.
 
Поэтому возникла настоятельная необходимость определить основополагающие направления деятельности Госкомитета на пути дальнейшего использования армией в первую очередь испытательных и учебных полигонов, расположенных на территории Казахстана. Как известно, ни одно другое государство Содружества не обладало таким, как у нас в республике, количеством военных полигонов, используемых в общих оборонных интересах. По этой причине мы считали правомерными иметь полную объективную информацию, характеризующую предназначение всех без исключения полигонов, в том числе информацию о воинских частях, их обслуживающих, ибо Казахстан был не без оснований заинтересован в получении определенной компенсации за функционирование этих объектов на своих землях.
 
Предполагалось, в частности, подготовить специальное соглашение относительно порядка и условий дальнейшего использования полигонов. Кроме того, учитывая радикальное изменение направленности военной политики Содружества, мы считали необходимым незамедлительно приступить к сокращению их общего числа и размеров занимаемых ими земельных участков. В первую очередь, на наш взгляд, следовало расформировать Аральскую полевую научно-исследовательскую лабораторию и обслуживающие ее части обеспечения.
 
Учитывая то обстоятельство, что общая численность частей и соединений Вооруженных Сил, дислоцированных в Казахстане, превышала 200 тысяч человек, Госкомитет обороны пришел к выводу о необходимости расформирования некоторых частей без нанесения ущерба боевой готовности Вооруженных Сил. В их число вошли: военно-строительные части, мобилизационные группы, склады и иные воинские подразделения и учреждения. Мы выступали за поэтапное и планомерное их сокращение, что обеспечивало гармоничное сочетание заботы о кадровых военнослужащих с интересами поддержания боеготовности армии на надлежащем уровне.
 
Мы выступали за согласованные с Главным командованием Вооруженных Сил действия в проведении военной кадровой политики. При этом назначения офицеров на должности: от командира полка и выше в частях и соединениях, дислоцировавшихся в Казахстане, должны были в обязательном порядке согласовываться с руководством республики.
 
Одновременно мы настаивали на скорейшем решении вопроса о выводе 40-й общевойсковой армии 56-го корпуса ВВС из подчинения Туркестанского военного округа. Казахстан считал правомерным, чтобы Главное разведывательное управление (ГРУ) систематически предоставляло странам Содружества разведывательную информацию с тем, чтобы главы государств имели возможность вырабатывать и формировать собственное представление о международной военно-политической обстановке, а также относительно обстановки в интересующих их регионах мира.
 
Как же решались эти проблемы?
 
К сожалению, несмотря на наши искренние стремления к сохранению единой армии, когда республика не стремилась переподчинить дислоцированные на ее территории войска, должной реакции и понимания Главное командование объединенных Вооруженных Сил стран Содружества не проявило. В ответ на наши конструктивные предложения следовали лишь многообещающие слова без каких-либо конкретных ответов на них и действий.
 
В ноябре 1991 года проблема будущего Вооруженных Сил переместилась на высший политический уровень. Предполагалось, что ее принципиальное решение будет найдено в процессе подготовки нового союзного договора.
 
Подписанное 8 декабря 1991 года в Беловежской Пуще соглашение руководителей трех республик, предусматривающее ликвидацию СССР, несмотря на намерения руководителей ряда государств СНГ, в том числе и России, иметь Объединенные Вооруженные Силы, подталкивало эти государства к тому, чтобы создать собственные Вооруженные Силы, хотя в самом соглашении о СНГ и говорилось о сохранении и поддержании общего военно-стратегического пространства под единым командованием.
 
Тем не менее, в середине декабря 1991 года Президент Украины подписал Указ о принятии на себя обязанностей главнокомандующего Вооруженными Силами Украины. Президент Азербайджана также принял на себя обязанности главнокомандующего всеми Вооруженными Силами, находящимися на территории республики, за исключением стратегических сил сдерживания.
 
Особое значение после ликвидации СССР приобрел вопрос о советском ядерном арсенале. Перспектива его «расползания» вызвала острое беспокойство и в СНГ, и на Западе. Нельзя исключать, что сохранение ядерного оружия бывшего СССР под единым контролем было одним из условий принятия ведущими странами Запада перспективы ликвидации СССР. В принципиальном плане вопрос о ядерном оружии был решен на Алматинской встрече 21 декабря 1991 года. В подписанной тогда Декларации подчеркивалось, что будет сохранено объединенное командование военно-стратегическими силами и единый контроль над ядерным оружием.
 
С особой силой разногласия по военным вопросам проявились на Минской встрече лидеров СНГ 30 декабря 1991 года. В центре их оказалась проблема сил общего назначения. Согласно определению, выработанному на этой встрече, к ним отнесли соединения, части, учреждения, военно-учебные заведения и другие военные объекты, находящиеся на территории государств Содружества, но не являющихся частью стратегических сил или частью Вооруженных Сил независимых государств. Такие силы, как предполагалось, должны были находиться под объединенным командованием.
 
В согласованном тексте Соглашения по вопросам обороны признавалось право государств на создание собственных Вооруженных Сил. Однако подчеркивалось, что происходить это будет поэтапно и на основе взаимных договоренностей всех заинтересованных сторон о передаче сил и средств Вооруженных Сил и Внутренних войск государствам -участникам Содружества. Говорилось и об образовании объединенного командования силами общего назначения.
 
Однако эта договоренность на Минской встрече была «взорвана». Делегации Азербайджана, Молдовы и Украины потребовали передачи войск в непосредственное подчинение государствам - участникам, объявившим о создании собственных Вооруженных Сил, и освобождения их личного состава от принятой ранее военной присяги. Особенно острым было российско-украинское противостояние. Итоги Минской встречи лидеров Содружества и российско-украинский конфликт стимулировали поиски государствами СНГ своей собственной линии в военных вопросах.
 
На Московской встрече 16 января 1992 года было принято Заявление глав государств - участников СНГ, в котором, в частности, говорилось, что они «заявляют о своей готовности в самое ближайшее время принять Соглашение на межгосударственном уровне о статусе Вооруженных Сил на территориях государств - участников Содружества», что и способствовало разделу бывших Вооруженных Сил СССР между республиками. С этого момента Вооруженные Силы практически остались вне государственных структур.
 
Таким образом, созданию Вооруженных Сил Республики Казахстан предшествовал непродолжительный период, во время которого часть бывших Вооруженных Сил СССР, дислоцировавшихся на территории Казахстана, выходила из подчинения Туркестанскому военному округу и центрального подчинения Министерству обороны СССР и делилась на: Стратегические силы под объединенным командованием и Силы общего назначения. Фактически с февраля по май 1992 года происходил распад Вооруженных Сил, в том числе и войск, дислоцировавшихся на территории Казахстана, что нанесло большой ущерб дисциплине и порядку в войсках. Это было время, когда многие воинские части, склады и арсеналы, особенно бывшие в центральном подчинении, не знали, кому они теперь будут подчиняться, так как ни бывший Туркестанский военный округ, ни Министерство обороны СССР их не передавали, а Государственный комитет обороны республики не успел принять, тем более, что в его функции такая задача и не входила.
 
В этих условиях назрела необходимость создания в кратчайшие сроки Министерства обороны республики.
 
В начале 1992 года тенденция к дезинтеграции Вооруженных Сил бывшего СССР явно усилилась. Были исчерпаны возможности не только сохранения единых, но и создания Объединенных Вооруженных Сил СНГ. В складывающихся условиях Россия и ряд других государств приняли решение о создании собственных армий, и некогда могущественная Советская Армия распалась на ряд армий вновь образованных государств по территориальному признаку.
 
Казахстан до последнего момента, пока еще можно было решить вопрос положительно, поддерживал концепцию единых Вооруженных Сил. Об идее создания Объединенных Вооруженных Сил России и Казахстана хотелось бы остановиться более подробно.
 
Как известно, о создании собственных Вооруженных Сил Казахстан объявил последним из всех союзных республик (суверенных государств) вслед за Россией, т.е. после объявления Указа Президента России.
 
Президенты России и Казахстана выдвигали идею о создании объединенных Вооруженных Сил. Однако она в силу ряда Обстоятельств, главным образом лоббирования отдельными деятелями России, не была воплощена в жизнь.
 
По моему личному убеждению, что дало бы объединение Вооруженных Сил двух стран, я Имею ввиду в самое смутное время - в начальный период, когда мощная Советская Армия распадалась на отдельные части, растаскаивалась по национальным квартирам?
 
Многое. Офицеры, привыкшие служить в единой Армии, не почувствовали бы ее болезненного раздела. Никто из них скорополитно не собирался бы на историческую родину, тем более, что обустраивать их там было делом не простым. Вся военная инфраструктура была бы сохранена (военные го-родкирполигоны, учебные базы). Единая система противовоздушной обороны не была бы нарушена.
 
В политическом плане оба наши государства доказали бы мировому сообществу, единство в оборонном вопросе. Если бы в принципе этот вопрос решился в высшем руководстве стран, тогда военным ведомствам можно было бы выработать схему руководства Вооруженными Силами.
 
Как мне представлялась эта идея?
 
- В Высшее командование объединенных Вооруженных Сил входят представители обоих государств. Вопросы решаются путем консенсуса. Для Верховного командования разрабатывается отдельное положение, которое утверждается обоими Президентами.
 
- Каждая страна имеет свое Министерство обороны.
 
- Финансирование самостоятельное.
 
- Дислоцирование войск на территориях стран производится по взаимному соглашению. Можно предусмотреть освобождение от аренды.
 
- Покупка техники по внутригосударственным ценам обоих государств.
 
- Планово проводятся учения, как совместные войсковые, так и самостоятельные, но с участием офицеров другой стороны.
 
- Обучение войск проводится по единой программе и с обязательным обменом опытом.
 
- Преподавание в ВУЗах, обмен преподавателями.
 
- Проведение научно-теоретических конференций.
 
- Обязательное выделение обоими государствами постоянно укомплектованных войсковых частей для выполнения чрезвычайно возникших задач.
 
- Единая система ПВО.
 
-Освоение аэродромов обоих государств.
 
- Вопросы тылового, технического обеспечениям т.д.
 
Мне могут задать вопрос: «Мы - независимые государства, не повлияет ли такая идея на наш суверенитет?» Я выше указал, какие задачи Армии выполняли бы. Никакого нарушения не предвижу, если все вопросы будут решаться согласованно.
 
Вышеописанное и высказанное хотелось бы подтвердить конкретными примерами. Разве сейчас мы не этим путем идем?
 
На проводимых учениях участвуют офицеры России и других стран, покупаем технику, приобретаем учебную литературу в России, офицеры получают образование в ВУЗах России. Профессора Военных академий России преподают в нашем Национальном университете обороны. У нас выделены воинские подразделения для участия в составе Коллективных сил безопасности и т.д.
 
Нас объединяет общий менталитет и язык. Но, к сожалению, нам не удалось осуществить эту идею. Если бы была она решена, было бы меньше бед. Обе наши армии перешли бы постепенно к самостоятельности, но сохраняя общее оборонное пространство обоих государств.
 
Президент Республики Казахстан Назарбаев Н.А. говорил, что до тех пор, пока будет сохраняться хоть малейшая возможность объединения, он не пойдет на создание собственной армии.
 
30-31 декабря 1991 года в Минске состоялась встреча Президентов Содружества Независимых Государств, на которой они окончательно решили создать в своих республиках на базе дислоцированных там воинских формирований бывшего Союза собственные вооруженные силы. Н. А. Назарбаев, как известно, особой категоричности, настойчивости в этом направлении не проявлял. Наоборот, он призывал лидеров Содружества не совершать поспешных действий, направленных на «захват армии». Однако первые руководители Украины, Азербайджана и Молдовы заявили о твердом намерении осуществить свои планы на данном этапе возрождения национальной независимости в самые сжатые сроки. Особенно настаивала на этом Украина.
 
Понять амбициозные устремления Л.М.Кравчука было не трудно. Осознавая, что Украина занимает выгодное территориальное положение на юго-западе европейской части бывшего СССР и учитывая тот факт, что республика обладает определенной акваторией Черного и Азовского морей, он уже в то время вынашивал замыслы о полном подчинении находящихся в стране вооруженных формирований и сил флота. К тому же, на Украине содержалось значительное количество армейских сил - три военных округа (Киевский, Одесский и Прикарпатский), функционировали почти половина всех военных училищ Вооруженных Сил, Военная академия ПВО в городе Харькове. Словом, здесь имелись достаточно развитая военная инфраструктура и большие запасы материально-технических средств и вооружений, которые позволяли Украине занять в рамках СНГ если не главенствующую, то уж одну из ведущих ролей при решении проблем обеспечения общей безопасности, других вопросов, относящихся как к военной, так и к внешнеполитической сферам деятельности.
 
Принимая решение о создании национальной армии, Президент Украины, видимо, не сбрасывал со счетов и того обстоятельства, что в те годы в списках видных военачальников, занимавших крупные посты в Генеральном штабе и других структурах Вооруженных Сил, значилось большое количество украинцев. Их и прибывающих на родину после объявления республикой суверенитета офицеров, военных специалистов и работников военно-промышленного комплекса, Л.М. Кравчук, нет сомнения, намеревался также активно использовать при решении вопросов создания научно-практической базы развития военного искусства и становления национальной армии.
 
Первым министром обороны Украины был назначен генерал-майор авиации Морозов. Назначая Константина Ивановича на этот пост, Президент присвоил ему высокое звание генерал-полковника. Я лично знал его, так как он командовал авиадивизией в Будапеште в звании полковника, когда я был там первым заместителем командующего войсками Южной группы войск. После непродолжительного времени Морозов был освобожден от должности министра.
 
Хорошую базу для создания собственной армии имела Белоруссия. В этой республике дислоцировались соединения Белорусского военного округа, который по обустройству войск в масштабе Вооруженных Сил занимал первое место. Здесь так же, как и на Украине, имелась достаточно солидная материально-техническая база. Не было проблем и с военными кадрами. В Белоруссии располагалось общевойсковое командное училище.
 
В других республиках при создании собственных армий возникали проблемы, особенно при решении кадровых вопросов и, в частности, при отборе лиц на замещение ответственных командных постов. Во вновь образовавшихся государствах, к примеру, не было ни одного командира дивизии из числа граждан коренных национальностей.
 
К тому же, в Армении, Туркменистане, Таджикистане и Кыргызстане не было ни одного военного учебного заведения, где бы готовились офицеры, способные командовать подразделениями и частями, обучать и воспитывать личный состав. По одному военному училищу располагали лишь Азербайджан и Грузия. В Узбекистане - три военных училища. Поэтому, естественно, костяком создавшихся национальных армий вначале были офицеры, проходившие службу в тех соединениях, частях и штабах Вооруженных Сил Союза, которые дислоцировались на территориях республик. Кстати, в Армении и Азербайджане были расквартированы по штабу армии и по две дивизии. В Грузии — штаб округа, штаб корпуса и три дивизии, в Кыргызстане - штаб корпуса, дивизия, бригада, в Туркменистане штаб корпуса, три сокращенных дивизии, в Молдавии — штаб армии, две дивизии, в Таджикистане - одна дивизия, в Узбекистане - штаб округа, две дивизии. Дивизии были сокращенного или кадрового состава.
 
Во всех республиках дислоцировались части и соединения ПВО, которые прикрывали важнейшие промышленные и административные центры и регионы. Обычно войска ПВО оснащались зенитно-ракетными комплексами, радиолокационными установками и авиацией. Мощными авиационными группировками располагали Узбекистан, Грузия и Украина.
 
А как решалась проблема формирования национальной армии в Казахстане?
 
В республике в тот период была сосредоточена достаточно большая группировка войск стратегического назначения, а именно: две дивизии самых современных стратегических ракет, готовых доставить эти летательные аппараты в любую точку земного шара; дивизия стратегических бомбардировщиков (часть ее самолетов несла постоянное дежурство в воздухе, находясь в сотнях километров от места дислокации); 40-я общевойсковая армия в составе нескольких дивизий, в том числе танковой; авиационный корпус; корпус ПВО; части центрального подчинения — дивизия раннего обнаружения ракет, различные разведывательные части, которые вели глубокую техническую разведку за пределами страны, большое количество военно-строительных частей, авиаполки, специально обслуживающие и непосредственно космодром Байконур; различные испытательные центры и полигоны (Сары-Шаган, Эмба, Ашулук, Семипалатинский испытательный центр (г. Курчатов), о. Барса-Келмес в Аральском море и ряд других частей.
 
Словом, в Казахстане почти во всех девятнадцати областях дислоцировались войска, общее количество которых насчитывало более 200 тысяч военнослужащих. Образно говоря, наша республика представляла собой взрывоопасный регион, где какой-нибудь просчет при обращении со стратегическими ракетами и иными видами вооружения мог бы привести к гораздо более серьезной катастрофе, чем на Чернобыльской атомной электростанции.
 
Естественно, Комитет обороны не мог квалифицированно контролировать такую массу войск, однако и мы не без основания не спешили с созданием казахстанской армии и старались осуществлять тесное взаимодействие с Объединенным командованием Вооруженных Сил СНГ (так было переименовано на короткое время бывшее Министерство обороны СССР).
 
В середине апреля §992 года Президент Казахстана Н.А. -Назарбаев направил в Москву своего советника - Толегена Тлековича Жукеева, а также меня на переговоры с советником Президента России Э.Бурбулисом. На состоявшейся вскоре встрече мы заявили о том, что уполномочены окончательно выяснить, как в дальнейшем будут строиться взаимоотношения между Россией и Казахстаном в области обороны. Бурбулис сказал: «России надоело кормить всех, в том числе и армию на чужих территориях». Пришлось ему возразить: «Казахстан производит почти 1546 млн тонн хлеба в год и оставляет у себя всего лишь 2-3 млн. Остальное зерно идет в общий котел. Республика снабжает мясом четыре округа - САВО, ТуркВО, УрВО, СибВО, и кто кого кормит, надо еще посмотреть».
 
Бурбулис ответил: «Я не имею ввиду Казахстан, у нас с ним особые взаимоотношения. Но при всем этом мы в начале мая создадим свою армию - российскую. А вы смотрите сами...»
 
После встречи с Бурбулисом мы побывали в Министерстве обороны, где состоялась беседа с первым заместителем министра обороны Кокошиным. Он, а затем и генерал-полковник Грачев, который в то время числился первым заместителем министра обороны по войскам, дислоцированным на территории России, заявление Бурбулиса подтвердили. На мой взгляд, Грачев вел себя не так, как подобает руководителю государственного масштаба, ибо все его реплики были легковесны.
 
Я спросил его: «А вы знаете, что в Казахстане расположены силы стратегического назначения?» Он ответил: «Знаю, эти силы будут подчиняться нам». И я пришел к выводу, что он не представляет всей сложности поднимаемого нами вопроса.
 
Прибыв в Алматы, доложил Президенту Н.А. Назарбаеву о беседах в Москве. Он сказал: «У нас будет издан Указ о создании собственных Вооруженных Сил только после того, как выйдет в свет Указ Президента России о создании Российской армии».
 
7 мая 1992 года Президент России объявил о создании Российской армии. В тот же день Президент Казахстана издал Указ о создании Вооруженных Сил Республики Казахстан. (Текст этого важного исторического документа прилагается ниже).
 
«Руководствуясь Конституционным Законом Республики Казахстан «О Государственной независимости Республики Казахстан», исходя из необходимости осуществления единой государственной политики в области обороны, на основе законного права на создание собственных Вооруженных Сил, подтвержденного в Соглашении Глав государств— участников Содружества Независимых Государств о Вооруженных Силах и Пограничных войсках, принимая во внимание формирование собственных Вооруженных Сил другими государствами Содружества, постановляю:
 
1. Создать Вооруженные Силы Республики Казахстан. Воинские объединения, соединения, части, учреждения, организации, полигоны, арсеналы, базы хранения, склады, движимое и недвижимое военное имущество Объединенных Вооруженных Сил Содружества, дислоцированные на территории Республики Казахстан, передать под юрисдикцию Республики Казахстан и включить в состав Вооруженных Сил Республики Казахстан с соблюдением условий Соглашения об Объединенных Вооруженных Силах Содружества Независимых Государств.
 
2. Для всех воинских формирований, дислоцированных на территории Республики Казахстан, имеющих на вооружении ядерное оружие, на период до их полной ликвидации сохранить существующую систему управления Стратегическими Силами в соответствии с ранее принятыми Соглашениями между государствами-участниками Содружества.
 
3. Руководство Вооруженными Силами Республики Казахстан до принятия необходимых законодательных актов осуществляет Президент Республики Казахстан - Верховный Главнокомандующий, а непосредственное управление возлагается на Министра обороны Республики Казахстан.
 
4. Министерству обороны Республики Казахстан в 3-месячный срок осуществить прием воинских объединений, соединений, частей, учреждений и организаций Объединенных Вооруженных Сил Содружества, дислоцированных на территории Республики Казахстан, обеспечить создание системы непосредственного управления войсками, организовать взаимодействие с Главнокомандующим Объединенными Вооруженными Силами и принять меры по поддержанию их боевой готовности.
 
Запретить командованию войсками, объединений, соединений, частей, учреждений, организаций, полигонов, арсеналов, баз хранения и складов, включая и непосредственно подчиненных Главнокомандующему Объединенными Вооруженными Силами, их передислокацию, а также вывоз военной техники, вооружения, материально-технического имущества за пределы Республики Казахстан без согласования с Правительством Республики Казахстан.
 
5. Кабинету Министров Республики Казахстан решить вопросы финансирования, продовольственного, материально-технического и медицинского обеспечения войск, дислоцированных на территории Республики Казахстан.
 
6. Распространить действие существующих правовых норм, инструкций и положений, регулирующих жизнедеятельность войск и поддержание их в боевой готовности, на период до принятия соответствующих актов Республики Казахстан.
 
7. Настоящий Указ вступает в силу с момента его подписания.
 
Алма-Ата, 7 мая 1992 г. N 745
Президент Республики Казахстан
Н. Назарбаев»
 
Из вышеизложенного нетрудно сделать вывод: руководство Казахстана вопрос о создании национальной армии намеревалось решать плавно, цивилизованными методами и призывало к этому еще не распущенные, но уже фактически не имеющие власти так называемые Объединенные Вооруженные Силы. Бывшее Министерство обороны СССР и Президент нашей республики очень осторожно подходили к проблеме размещения на ее территории военных стратегических сил. Но главным является то, что Казахстан был последним государством из всех стран Содружества, в котором был издан Указ, определяющий сроки и способы формирования собственных сил обороны. И когда отдельные политики и военные достаточно высокого ранга заявляют, что нашей страной был осуществлен насильственный захват принадлежащих Вооруженным Силам Союза объектов вооружения, технических и иных средств, то я уверенно опровергаю это, ибо хорошо знаю - наше суверенное государство вынуждено было принимать меры для обеспечения своей безопасности под влиянием сложившихся между членами СНГ отношений и тех объективных обстоятельств, которые были продиктованы вопреки здравому смыслу опрометчивыми заявлениями и действиями со стороны некоторых представителей Российского руководства.
 
В тот же день после объявления Указа «О создании Вооруженных Сил Республики Казахстан» Глава государства назначил меня министром обороны, и на мои плечи легла нелегкая ноша, ибо нужно было сполна оправдать доверие Президента и народа Казахстана, в полной мере использовать свой опыт и профессиональные знания, направив их на качественное выполнение поставленных передо мной задач, сделать все для того, чтобы создаваемые Вооруженные Силы республики соответствовали своему предназначению.
 
Начиная с этого момента, благодаря заботе Президента, Верховного Совета и Правительства Республики, принимались активные практические меры по созданию Вооруженных Сил и их становлению.
 
Министерства, как организма для организации руководства войсками, не было, хоть и создавалось оно на базе Государственного комитета обороны Республики Казахстан, так как у комитета были совсем другие задачи.
 
Перед Министерством обороны возникли совершенно новые проблемы. Как говорилось в Указе Президента Республики Казахстан «О создании Вооруженных Сил Республики Казахстан», необходимо было в трехмесячный срок осуществить прием воинских объединений, соединений, частей, учреждений и организаций Объединенных Вооруженных Сил Содружества, дислоцированных на территории Республики Казахстан, обеспечить создание системы непосредственного управления войсками, организовать взаимодействие с Главнокомандующим Объединенными Вооруженными Силами и принять меры по поддержанию их боевой готовности.
 
С чего начинать? Прежде всего, требовалось без промедления определить организационно-штатную структуру, подобрать кадры, назначить заместителей министра, начальников управлений, отделов и служб. Задача была весьма сложной, ибо готовых кадровых офицеров на такие ответственные должности, обладающих широким кругозором, позволяющим работать масштабно, самостоятельно, самоотречение, на стороне не найдешь. Нужно было работать с теми людьми, какими мы располагали в то время.
 
Я хорошо понимал, что Министерство обороны, создаваемое на базе Госкомитета, не могло обеспечить должного эффективного управления войсками, и поэтому немедленно приступил к составлению соответствующего штата аппарата этого ведомства. Правительство должно было утвердить его и профинансировать. Одновременно я устанавливал самые тесные контакты с войсками, с командирами. В этом мне помогало то обстоятельство, что многих офицеров я не только знал лично, но и по деловым качествам еще по совместной службе в САВО. В июле после утверждения штатной численности я издал приказ об управленческом аппарате Министерства. Начальниками соответствующих управлений, командующими родами войск и служб в основном были назначены начальники отделов и служб 40-й армии.
 
На должность начальника Оперативного управления (ОУ) я пригласил генерал-майора Толмачева. Николай Дмитриевич был очень опытным оператором. В САВО он возглавлял ОУ штаба округа, затем ОУ Западного направления, однако по непонятным обстоятельствам был уволен в запас в возрасте 46 лет.
 
При преобразовании Государственного комитета обороны в Министерство первыми получили назначения полковники Тауланов С.С, Ахметов С.Ж., Байжигитов К.И., КенжебаевБ.Д., Нагай Л.А., Раджибаев М.Ю., Орынбеков М.О., подполковник Киреев А.Н., командирами соединений стали генерал-майор Тимошенко Г.Б., полковники Безюкевич А.П., Ертаев Б. Несколько позже были назначены на основные должности полковник (впоследствии генерал-полковник) Касымов А.Х., полковник (впоследствии генерал-майор) Исенгулов А.Г., генерал-майор Курматов Ю.Ш., полковник (впоследствии генерал-майор) Темербеков С.Ж., полковник Гареев М.Г., полковник (впоследствии генерал-майор) Сапсай В.Г., полковник Кусмулдин А.А., полковник Рыспа-ев Ж.К., генерал-майор Абдрахманов А.С., полковник Якубьян В.Г., генерал-майор Толмачев Н.Д., полковник Дюсембаев А.С., полковник Альчабаев С.П., полковник (впоследствий генерал-майор) Берекетов Б.М.. генерал-майор (ныне генерал армии, Министр обороны Республики Казахстан) Алтынбаев М.К., полковник (впоследствии генерал-майор) Васимов А.Ш., генерал-майор (впоследствии генерал-лейтенант) Щербаков Ф.И., полковник Акулов В.А. и ряд других офицеров, которые и вынесли на своих плечах основную тяжесть работы по созданию основ Вооруженных Сил суверенного Казахстана.
 
Работать приходилось с постоянным напряжением. Сложность того периода заключалась в том, что централизованное снабжение сразу же было прекращено. Многие вновь назначенные должностные лица буквально оказались в растерянности, не понимая, как же дальше будет проходить их служба? Образовались в кратчайшие сроки разные армии, в разных странах. Необходимо было принимать меры, чтобы не потерять управление войсками.
 
Все это были объективные причины. Требовалось все и вся направлять в нужное русло. Прежде всего, было необходимо решить вопросы управляемости войск, сбережения, сохранности материальных средств и боевой техники, так как с этим дело обстояло не совсем благополучно. Приходилось принимать жесткие меры, вести нелицеприятные разговоры со многими командирами. Особую тревогу вызывало повальное бегство из других армий солдат - уроженцев Казахстанав нашу республику, и из нашей в другие республики. Мы буквально не знали, куда девать «перебежчиков». В результате развала армии дисциплина резко ухудшилась. Принимаемые меры результатов давали мало.
 
Вот в таких труднейших условиях и создавалась новая армия Республики Казахстан.
 
Большинство офицеров, которыми мы укомплектовали аппарат Министерства обороны, не обладали оперативным кругозором, так как вопросами управления войск ранее не занимались. Поэтому следовало наладить должным образом командирскую подготовку с тем, чтобы офицеры в короткий срок овладели навыками организаторской работы и могли самостоятельно принимать нужные решения и вносить предложения.
 
В августе управление 40-й армии сократили, и это дало нам возможность оперативно руководить войсками, минуя промежуточные звенья как в организации боевой подготовки, так и в налаживании снабжения. Офицерский состав управления армии вошел в управление Министерства. На северо-востоке (в Семипалатинске) было организовано управление корпуса, командиром которого стал только что прибывший после окончания Военной академии Генерального штаба генерал-майор Щербаков. Федор Иванович, в военном отношении грамотный, ответственный человек, проделал колоссальную работу по наведению порядка в подчиненных войсках.
 
Организационные мероприятия продолжались. Мы начали сокращать ранее сформированные многочисленные громоздкие части и мобилизационные группы, на содержание которых уходило много средств, а освободившихся офицеров, специалистов направляли на пополнение в войска.
 
В 1993 году было сокращено управление авиадивизии, а авиаполки подчинены непосредственно командующему ВВС.
 
Да, в тот период кадровый вопрос стоял очень остро. В некоторых частях оставалось в штатах всего по 40-50% офицеров, особенно их не хватало в звене: взвод - рота — батальон - полк. Какие же принимались меры для разрешения этой проблемы? Приглашались офицеры-казахстанцы, которые служили в других регионах бывшего Союза. Их оказалось немного. Обстановка требовала смело выдвигать на ответственные должности молодых командиров частей, соединений. И они оказанное им доверие оправдали. Такими офицерами были полковники (ныне генералы) Джарбулов, Ерта-ев, Сихимов, Шацков, Аубакиров, Халиков, Еламанов, Ибра-ев, Васимов, Тасбулатов и многие другие.
 
Срочно были созданы курсы младших лейтенантов. Из прапорщиков и сержантов срочной службы, пожелавших стать офицерами, мы готовили командиров низового звена. Несмотря на трудности с кадрами, надо было думать о будущем армии, готовить квалифицированных военных специалистов с высшим образованием. Выход был найден. Заключили договор между Министерствами обороны России и Казахстана об обучении офицеров и курсантов казахстанской армии в Военных академиях и училищах России. Вопрос решался трудно. Россия не хотела обучать казахстанцев, ссылаясь на отсутствие средств. Она действительно в начальный период отказала в обучении офицерского состава всем республикам. Однако после долгих дебатов с начальником Генерального штаба генерал-полковником Дубининым мы получили согласие. Дубинин мыслил широко, осознавая, что Россию после распада Советской Армии защищать будет нелегко, опираясь лишь на собственные силы, без привлечения армейских сил СНГ. К тому же он убедился, что Казахстан готов на тесное военное сотрудничество с Россией, направленное на защиту стратегических интересов и территорий наших стран, что наша республика не собирается вступать ни в какие военные блоки и никогда никому не позволит на своих владениях размещать иностранные войска, которые бы угрожали российской безопасности. Беседуя с Дубининым, я напомнил ему о том, что на территории Казахстана размещаются стратегические силы, которые по существующему законодательству ныне являются его собственностью. Он встрепенулся: «Какая ваша собственность? Управляем-то мы».
 
Я ответил: «Нет, управлять будем совместно». В конце концов пришли к выводу: безопасность России - это и наша безопасность.
 
В результате этих переговоров было принято обоюдное решение ежегодно направлять по 40 офицеров и до 300 курсантов в военные учебные заведения России. Сожалею, что Дубинин не долго возглавлял Генеральный штаб. Он был тяжело болен и вскоре скончался. Незадолго до этого печального события Президент России Б.Н. Ельцин присвоил ему воинское звание генерала армии.
 
Считаю, что мною в те дни было принято правильное решение о расширении Алматинского высшего общевойскового командного училища (АВОКУ). Училище было создано в 1970 году и в системе военных учебных заведений Вооруженных Сил СССР имело хорошую репутацию. Здесь работал квалифицированный преподавательский состав, имелась хорошая учебно-материальная база. Заслуга в этом принадлежала командующим САВО генералу армии Лященко Н.Г., генералу армии Лушеву П.Г., Маршалу Советского Союза Язову Д.Т.
 
Чтобы создать нормальные условия для обучения курсантов, в училище следовало провести некоторые кадровые изменения, перемещения. Подсчитать, хватит ли преподавателей. Это важное дело я поручил генерал-майору Тасбулатову А. Б. и комиссии Министерства обороны. Училище ранее готовило офицеров по двум, а затем по четырем специальностям. Однако казахстанской армии нужны были офицеры с еще более широким профилем подготовленности, и мы наладили в училище обучение курсантов по одиннадцати специальностям. Задача была не из легких. В сжатые сроки была создана требуемая учебно-материальная база, сформированы соответствующие кафедры. Из войск в учебное заведение были направлены опытные офицеры, способные учить и воспитывать людей. Это было в 1993 году, а через четыре года училище осуществило первый выпуск офицеров по всем одиннадцати специальностям, и войска обрели уверенность, что нужными кадрами они будут обеспечены.
 
В настоящее время училище (нынешнее название - Военный институт Сухопутных войск) выпускает кроме общевойсковых командиров: офицеров воспитательных структур, артиллеристов, связистов, инженеров, автомобилистов, десантников, работников тыловых служб и других специалистов. В связи с этим хочется отметить инициативную, продуманную работу длительное время возглавлявшего данный военный ВУЗ суверенного Казахстана (АВОКУ, АВВУ, Военная академия ВС РК), ныне генерал-лейтенанта, заместителя министра обороны Республики Казахстан Хасбулатова Абая Болюкпаевича.
 
Большое внимание было уделено подготовке собственных военных летчиков. На базе Актюбинского института гражданской авиации мы создали после тщательного изучения, ознакомления с учебно-материальной базой военный факультет, а затем Высшее военное авиационное училище. Поддержку в этом нам оказало Управление Гражданской авиации, и в 1998 году состоялся первый выпуск казахстанских военных летчиков.
 
Решая кадровые вопросы в армии, мы ощущали негативные последствия некоторых искажений в подготовке национальных военных кадров, существовавших в бывших Вооруженных Силах Союза. Так, в послевоенный период из числа казахов на должности командиров дивизий было выдвинуто всего два офицера. Многие казахи-военнослужащие, зная о гаком положении, увольнялись в запас. За двадцать лет существования САВО командовать даже полками казахам, мягко говоря, не доверяли. Первым командиром этого армейского звена в 1991 году был назначен подполковник Джарбулов А.Б. — человек, имеющий достаточную командирскую подготовку, закончивший Военную академию. И то лишь тогда, когда за него ходатайствовал Президент республики. Но постепенно мы эти перегибы в кадровой политике ликвидировали. Шел активный процесс формирования управленческого аппарата Министерства обороны. На высокие должности назначались заслужившие это офицеры-казахи. Проявляя заботу о создаваемой армии, Президент республики своим Указом в марте 1993 года присвоил звание генерал-майора начальнику Главного штаба Министерства обороны полковнику Алтынбекову Сеилбеку, впоследствии он был назначен на должность командующего Республиканской гвардией, первому космонавту-казахстанцу Аубакирову Тохтару.
 
5 мая 1993 года, к первой годовщине Вооруженных Сил республики, были присвоены звания «генерал-лейтенант»: генерал-майору Коноваленко Юрию Владимировичу (начальнику Семипалатинского испытательного полигона), генерал-майору Щербакову Федору Ивановичу (командиру 1-го армейского корпуса); «генерал-майор»: полковнику Исенгулову Айткали Гусмановичу (заместителю министра по воспитательной и социально-правовой работе), полковнику Касымову Алибеку Хамидовичу (начальнику Главного штаба Вооруженных Сил), полковнику Темербекову Сабыру Жакуповичу (заместителю министра обороны по тылу).
 
К маю 1998 года в Вооруженных Силах Казахстана насчитывалось 38 генералов. К примеру, генерал-полковником стал Алтынбаев М. К. (ныне генерал армии, Министр обороны Республики Казахстан), генерал-майорами: Васимов А. Ш. - командующий войсками ПВО, затем Силами воздушной обороны (ныне в запасе); Берекетов Б. М. бывший заместитель министра обороны по строительству и расквартированию войск, ныне в запасе); командиры соединений Джарбу-лов А.Б. (бывший начальник Генерального штаба Вооруженных Сил РК); Ертаев Б.Е. (бывший начальник Генерального штаба Вооруженных Сил РК, ныне генерал-лейтенант); Бе-зюкевич А. Н., Тимошенко Г. Б., Сихимов М., Аубакиров М.Г., Шацков В.А. (ныне командующий войсками Регионального командования «Астана»); начальник штаба корпуса Носонов-ский Г. В.; бывшие начальники служб Рыспаев Ж. К., Орын-беков М. О., Тузиков В. В., Тауланов С. С. В числе первых, кому было присвоено звание генерал-майора, был и Тас-була-тов А.Б. - бывший начальник АВОКУ (ныне генерал-лейтенант, заместитель министра обороны РК) и ряд других офицеров.
 
Некоторые генералы-казахстанцы по выслуге лет ушли в запас. А генералы Тимошенко Г. Б., Безюкевич А. Н. после окончания Военной академии Генштаба перевелись для прохождения службы в российскую армию.
 
Большинство генерапов-казахстанцев проходили службу в Советской Армии в разных гарнизонах страны и за рубежом, выполняли приказы разных военачальников, учились у них проявлять заботу о подчиненных, совершенствовать свои профессиональные знания. В те годы, когда я занимал пост министра обороны, мне приходилось заниматься обучением офицеров руководящего звена. Когда я с ними встречался, то старался передавать им свой опыт управления войсками. Моими первыми учителями на фронте были командир корпуса генерал-лейтенант Рослый П.И., командир дивизии Антонов B.C., а в послевоенные годы - командующие войсками военных округов генералы армии Петров И. Е., Лучинский А.А., Лященко И. Г., Лушев П.Г., Маршал Советского Союза Язов Д. Т. Каждый имел свой характер и порой не простой, но работали они с подчиненными с полной отдачей духовных и физических сил, делали все возможное, чтобы во вверенных им войсках был образцовый порядок, царили высокая организованность и дисциплина.
 
С целью совершенствования теоретических знаний и Практических навыков при ведении военных действий у генералов и офицеров командного состава соединений, частей и подразделений Вооруженных Сил нашей республики, выработки у этого звена военачальников и специалистов оперативно-стратегического и тактического мышления, с учетом географического положения, природно-климатических условий и других особенностей страны, Министерство обороны по моей инициативе стало активно готовить и проводить войсковые учения. В 1993 году, например, состоялись крупные командно-штабные учения с участием в них управленческих аппаратов корпуса и дивизий. На них начальствующему составу была доведена методика проведения подобных КШУ, а затем в процессе отработки практических задач был сделан обстоятельный анализ недостатков в действиях звеньев по руководству войсками, соединениями, частями и подразделениями, а также силами резерва в конкретно сложившейся боевой обстановке.
 
Летом 1994 года в Отарском учебном центре было проведено уже общевойсковое тактическое учение, в ходе которого в течение десяти суток отрабатывались боевые действия с применением различных сил, в том числе авиации и десантных подразделений. Учение проводилось с боевыми стрельбами и показало неплохую обученность личного состава. Проводилось оно на базе 68-й мед, которой командовал генерал-майор Ертаев Б.Е.
 
На учении присутствовали Президент Республики Казахстан - Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами Н.А. Назарбаев, а также аккредитованные в Алматы военные атташе иностранных государств. Президент дал тогда высокую оценку действиям командиров и воинов. В сентябре 1995 года мы осуществили проверку боеготовности ВВС. На состоявшиеся летно-тактические учения командующим ВВС генерал - лейтенантом авиации Алтынбаевым М.К. по моему указанию были привлечены различные типы и модели боевых самолетов и вертолетов, в частности, СУ-27, СУ-24, МИГ-23, МИГ-31, вертолеты МИ-26.
 
Чтобы иметь представление об этих летательных машинах, обратимся, к примеру, к тактико-техническим характеристикам фронтового истребителя МИГ-29: оснащен двумя турбореактивными двигателями с суммарной тягой 30.000 лошадиных сил, развивает скорость 2450 км/час, поднимается на высоту 18.000 метров, расход топлива 16.000 литров.
 
В программу этого учения, на котором присутствовал Президент республики, входили: высший пилотаж пары самолетов, уничтожение техники условного противника на марше, доразведка целей, уничтожение бронетехники и огневых точек на театре боевых операций, аэрофотосъемка.
 
Перед началом учения Президенту были представлены различные ракеты и бомбы, которыми оснащаются боевые авиационные машины. В результате поставленные нами цели на этих учениях были достигнуты, и Н.А.Назарбаев выразил удовлетворение их результатами. При подведении итогов он напомнил воинам-авиаторам и о других успехах казахстанских Вооруженных Сил в военном строительстве, в частности, о пуске на воду первого боевого катера на Каспийском море. К концу года, подчеркнул он, в составе Военно-Морских Сил республики будет уже 6-7 таких плавсредств военного назначения.
 
При Министерстве обороны республики была создана Военная коллегия - своего рода совещательный орган, который обсуждал на своих заседаниях принципы управления войсками. При этом каждый из уполномоченных лиц этого аппарата нес персональную ответственность за определенную сферу деятельности в Вооруженных Силах. Иными словами, организуя работу этого органа, я был ярым противником того, чтобы его члены выступали лишь в роли так называемых назидателей-поучителей генералов и офицеров командного звена, а являлись бы не на словах, а на деле такими людьми, которые были бы озабочены быстрым решением проблем военного строительства и обеспечения надлежащей безопасности республики. По итогам всех заседаний Военной коллегии я издавал приказы, за выполнением которых осуществлял особый контроль, и все армейские штабы в определенные сроки обязаны были отчитываться о выполнении принимаемых на коллегии решений, устранении выявленных недостатков в тех или иных сферах оперативно-служебной и боевой деятельности войсковых формирований.
 
Наряду с другими вопросами я не упускал из поля зрения и вопросы социально-бытового обустройства личного состава армии. После образования САВО прошло достаточно много времени и многие военные объекты и, в частности, гарнизонные городки требовали соответствующего переустройства. Например, после планового осмотра Гвардейского (Отарс-кого) и Аягузского гарнизонов, где не хватало казарменных помещений и личный состав жил в стесненных условиях, по моему приказу военно-строительные подразделения приступили к необходимым ремонтным работам. Они же воздвигали жилые корпуса, помещения для размещения котельных, электросиловых и иных установок. Тыловые службы занимались вопросами своевременного завоза в части обмундирования, продуктов питания, заготовки на зиму картофеля и овощей. И сегодня я благодарен строителям и тыловикам, которые, не считаясь ни с какими трудностями, как на фронте, самоотверженно выполняли работы по обустройству и обеспечению войск. К ним в первую очередь отношу специалистов генералов Берекетова Б., Темербекова С., Байтеми-рова, Тузикова В., полковников Альчибаева Б. и С. Велигура. За заботу о подчиненных им объединениях, соединениях и частях особую благодарность заслужили командиры-организаторы генерал-лейтенант авиации Алтынбаев М. (ныне генерал армии, министр обороны РК), генерал-майоры Ертаев Б.(ныне генерал-лейтенант), Джарбулов А., Еламанов У., генерал-майор авиации Васимов А., а также начальники управлений и отделов Министерства обороны.
 
В Аягузском гарнизоне, наряду с тыловыми мероприятиями по приведению в порядок жилых и бытовых помещений, проведением ряда строительных работ, осуществлялись планы по введению в строй полевой учебной базы, автопарков, хранилищ танков, складов, военной техники и вооружений, других объектов. После завершения всех этих дел часто проводились здесь показательные занятия с командирами соединений и частей на тему материально-тылового обустройства военных формирований. А в конце этих сборов проводились учения, на которых отрабатывались действия батальона в обороне с боевой стрельбой. Такие же сборы и тактикостроевые занятия были проведены в других гарнизонах.
 
Словом, как министр обороны, я требовал от командиров всех степеней, чтобы занятия по боевой и специальной подготовке, полевые тактические учения не являлись эпизодическими, а системными, строго плановыми мероприятиями. Выполнение этого приказа и позволило в конечном счете поднять на должный уровень боевую готовность нашей молодой казахстанской армии.
 
Касаясь многих направлений жизнедеятельности сложного механизма Вооруженных Сил, не могу обойти без внимания и вопросы развития в воинских коллективах спорта -составной части физической культуры военнослужащих, средств и методов физического воспитания защитников Отечества, системы организации, подготовки и проведения боевых состязаний по различным комплексам физических упражнений, положительно влияющих на степень профессиональной военной подготовленности военнослужащих.
 
Как известно, с образованием САВО приказом министра обороны СССР был создан спортивный клуб. Базы для этого, естественно, не было. Однако командующий войсками округа генерал армии Лященко Н.Г., являясь фанатиком спорта, несмотря на свой преклонный возраст, сделал все возможное, чтобы в Алма-Ате в короткие сроки были построены два спортивных зала и стадион, другие спортивные объекты. После реформирования САВО в августе 1989 года спортивный клуб стал филиалом спортклуба ТуркВО. Начальником этого подразделения являлся полковник Новиков Павел Максимович (ныне начальник ЦСКА - председатель Спортивного комитета МО РК). Президент РК Н.А. Назарбаев своим указом в 1997 г. присвоил ему звание генерал-майора. Он сумел в этот сложнейший период сохранить кадры и спортивную базу.
 
Госкомитет по обороне уделял должное внимание спортивной подготовке воинов частей и подразделений и помогал полковнику решать возникающие перед ним проблемы.
 
С образованием Министерства обороны я утвердил штат клуба, и он начал работать в полную силу. Были построены дополнительные спортивные сооружения и, в частности, открытый теннисный корт. Сейчас спортивный клуб, преобразованный в Спортивный комитет, проводит большую работу по развитию т.н. большого спорта. Благодаря его усилиям армейские спортсмены Казахстана участвовали на Олимпийских, Азиатских играх и добились достаточно высоких результатов. Словом, ныне Спортивный комитет является базой казахстанского спорта, ибо занимается не только вопросами физического развития военнослужащих, но и решением проблем подготовки мастеров спорта международного класса.
 
Наряду с привлечением воинов армии Казахстана к занятиям по физической культуре и участию в военно-прикладных видах спорта Министерство обороны уделяет большое внимание вопросам военной медицины, изучающим проблемы здоровья, физического развития военнослужащих, а также диагностики, профилактики заболеваний и травм, лечения различных заболеваний, возникающих в процессе выполнения людьми в погонах боевых и иных задач.
 
А теперь мне хочется коснуться проблемы духовного развития личности военнослужащего в целях подготовки его к воинской службе. Иначе говоря, речь пойдет о воспитательной работе в армии.
 
В Вооруженных Силах бывшего Союза главным организующим органом воспитательного процесса являлось Главное политическое управление - орган, руководящий партийно-политической работой в Советской Армии и Военно-Морском Флоте, который осуществлял свои полномочия на правах отдела ЦК КПСС. Состояло это управление из отделов пропаганды и агитации, организационнопартийной и комсомольской работы, кадров, военно-социологических исследований и других.
 
Во всех воинских частях вплоть до низовых звеньев (батальон, рота) действовала большая армия офицеров-по-литработников, пропагандистов. В подразделениях повсеместно создавались партийные и комсомольские организации, которые также активнейшим образом включались в процесс воспитательной работы личного состава.
 
Политические отделы руководили деятельностью работников Домов офицеров в гарнизонных центрах и клубов при воинских частях. Им же были, образно говоря, подвластны и все издаваемые при военных округах, армиях и соединениях армейские газеты. Все так называемые партийно-политические мероприятия и политические занятия в Вооруженных Силах проводились с личным составом по планам, разработанным в Главном политическом управлении. И надо отметить, что воспитатели тех лет, партийные и комсомольские ячейки вносили весомый вклад в дело мобилизации воинов на образцовое решение задач по обеспечению надежной государственной безопасности страны, повышения бдительности военнослужащих и боевой готовности соединений, частей и подразделений, укрепления воинской дисциплины среди личного состава. Они также являлись активными пропагандистами в войсках славных боевых традиций армии и флота, особенно тех, которые сложились в Вооруженных Силах в годы Великой Отечественной войны.
 
На мой взгляд, при проведении в то время партийно-политических мероприятий не уделялось надлежащего внимания вопросам раскрытия подлинной национальной истории развития государственности в союзных республиках, слабо освещалась роль народов среднеазиатских и закавказских регионов в достижении высокого уровня культуры наций и малых народностей, в создаваемых ими на определенных временных этапах материальных и духовных ценностях.
 
Вот почему, не отвергая всего положительного в воспитательной работе ушедших в запас органов, мы достаточно емко стали освещать среди молодого поколения защитников казахстанского Отечества исторические этапы его становления, особенно борьбу наших предков за независимость и территориальную целостность нашей страны.
 
При этом я нацеливал офицеров по воспитательной работе на то, чтобы они ни в коем случае не пропагандировали идеи бытового национализма, а прилагали максимум усилий для привития воинам идей интернационализма.
 
Жизнь требовала не упускать из поля зрения воспитательную работу с личным составом, чтобы не растерять все положительное, что накапливалось десятками лет в Вооруженных Силах. В переходный период, нужно признать прямо, эта работа начала терять четкость. С уходом с арены КПСС бывшие политработники потеряли ориентировку, не знали, как в новых условиях работать с людьми. Надо было что-то делать. Поэтому Указом Президента Республики Казахстан от 19 января 1993 года в Вооруженных Силах был введен институт заместителей командиров (начальников) по воспитательной и социально-правовой работе, начиная от Министерства обороны и до роты. И это, естественно, сыграло положительную роль.
 
Прошло не так уж много времени со дня образования Вооруженных Сил Казахстана, но уже утвердились в войсках правила, обычаи, когда деятели науки, культуры и искусства принимают активное участие в воспитательной работе среди военнослужащих. И это не случайное явление. В тесной неразрывной связи с народом, а народ Казахстана - это сплоченное содружество казахов, русских, немцев, украинцев, татар, узбеков, белорусов, уйгур, греков, чеченцев и людей других национальностей - сила армии. Эта замечательная традиция, заложенная еще в далеком прошлом в результате исторического развития событий, постоянно живет и развивается. На необходимость дальнейшего укрепления дружбы и тесных деловых связей с гражданскими слоями общества республики неоднократно указывал Президент Казахстана Н.А. Назарбаев. «В этом, — подчеркивал он, — мы видим один из источи ников надежного обеспечения обороноспособности и государственной безопасности республики».
 
Наряду со строительством армии нужно было заниматься вопросами межгосударственных отношений по военным проблемам. В связи с образованием Главного командования Объединенных Вооруженных Сил Содружества Независимых Государств, которое практически существовало только в целях объединения армий суверенных государств, нужно было принимать участие в разработке различных соглашений, которые, к сожалению, не давали ощутимых результатов. В итоге мы вынуждены были переходить к двусторонним соглашениям, в частности, с Министерством обороны Российской Федерации.
 
Уже, как министру обороны, мне приходилось постоянно участвовать в разработке документов по военным вопросам и присутствовать почти на всех заседаниях глав стран Содружества Независимых Государств.
 
И в то же время надо было незамедлительно решать многочисленные внутренние задачи. Каждая армия должна иметь правовую базу. Поэтому мы сразу же после образования Министерства обороны приступили к разработке основных документов для представления в Верховный Совет Республики. Это были фундаментальные документы, опыта в их составлении у нас не было. Нужно было все проекты согласовывать с соответствующими министерствами, проводить экспертизы. Но тем не менее, рождаясь в муках, в считанные дни появились проекты Законов Республики Казахстан «Об обороне и Вооруженных Силах Республики Казахстан», «О всеобщей воинской обязанности и военной службе», «О статусе и социальной защите военнослужащих и членов их семей», «О пенсионном обеспечении военнослужащих, лиц начальствующего и рядового состава органов внутренних дел и членов их семей», которые после представления в Верховный Совет Республики и некоторой доработки были приняты в начале 1993 года.
 
Республика Казахстан - суверенное государство со своей армией. Но чтобы строительство Вооруженных Сил соответствовало его политике, государство должно иметь Военную доктрину. Такой документ был разработан, представлен сессии Верховного Совета и утвержден.
 
Военная доктрина нашей республики является составной частью государственной концепции национальной безопасности и представляет собой систему взглядов на предотвращение войны, военное строительство, подготовку республики и ее Вооруженных Сил к отражению агрессии, а также на способы ведения вооруженной борьбы по защите Отечества. Она исходит из необходимости новых подходов к вопросам войны и мира, обеспечения обороноспособности государства с учетом взаимных интересов безопасности всех государств.
 
Одной из основных особенностей Военной доктрины является то, что Казахстан расположен на стыке трех крупнейших регионов: Европейского, Ближневосточного и Дальневосточного. Поэтому развязанный в любом из регионов военный конфликт может иметь тяжелейшие последствия для республик. Определенную опасность возникновения военного конфликта представляют геополитические проблемы, а также нестабильность внутриполитической обстановки в некоторых регионах Содружества Независимых Государств. В связи с этим Военная доктрина предусматривает, с одной стороны, меры по предотвращению войны, а с другой - способы защиты суверенитета и территориальной целостности республики. Она имеет четко выраженную оборонительную направленность, учитывает Военные доктрины государств - участников Содружества Независимых Государств и предполагает сотрудничество с ними при решении совместных оборонных задач на основе многосторонних и двусторонних межправительственных соглашений и договоров.
 
Республика Казахстан - суверенное государство, равноправный член мирового сообщества провозгласила, что не считает своим противником ни одну страну мира и не имеет ни к одной из них ни территориальных, ни иных притязаний. Она придерживается принципов нерушимости границ и невмешательства во внутренние дела других государств. Казахстан безоговорочно отвергает войны, вообще применение военной силы как средства разрешения межгосударственных споров и противоречий. Эти мысли неоднократно подчеркивал Президент Республики, они и легли в основу разработки Военной доктрины.
 
Исторически сложилось так, и это поняли и политики, и военные, что война как средство достижения военных целей в современных условиях себя полностью изжила, стала неприемлемой и недопустимой. Поэтому только политический диалог с учетом интересов всех сторон является единственным способом решения международных проблем и урегулирования конфликтов.
 
Республика признает сохранение мира в качестве приоритетной цели и высшей общечеловеческой ценности и выступает за принятие всеми государствами мирового сообщества обязательств о неприменении военной силы первыми.
 
Провозгласив предотвращение войны в качестве приоритетной, основной функции государства и его Вооруженных Сил, Казахстан заявил, что никогда, ни при каких обстоятельствах, не начнет первым военные действия против какого-либо государства, если сам или его союзники не станут объектом вооруженной агрессии; никогда не применит первым ядерное оружие и любое другое оружие массового поражения; никому не угрожает, готов со всеми государствами строить отношения на основе взаимного учета интересов безопасности; не стремится к военному превосходству и рассматривает сокращение ядерных вооружений как задачу исторического значения; признает за каждым государством, нацией равное право на участие в решении всех вопросов международной жизни; выступает против силовой политики, гонки вооружений.
 
Так как Казахстан главной целью своей международной деятельности объявил содействие любым миротворческим усилиям мирового сообщества, то на современном историческом этапе развития актуальными задачами в области предотвращения войны наше государство считает: прекращение гонки вооружений на Земле и недопущение ее распространения в космосе, переход к реальному разоружению; всеобщее запрещение ядерных испытаний в качестве первоочередной меры в деле прекращения разработки, производства и совершенствования ядерных вооружений, их поэтапное сокращение, а в перспективе и полное уничтожение; ликвидацию химического оружия и запрещение новых технологий для создания любых других видов оружия массового поражения; поэтапное сокращение и уменьшение в зонах концентрации противостоящих группировок Вооруженных Сил до минимального согласованного уровня с тем, чтобы ни одна из сторон, обеспечивая свою оборону, не имела бы средств и возможностей для внезапного нападения на другую сторону и ведения крупномасштабных наступательных действий; развитие контактов по военной линии со всеми заинтересованными государствами, заключение соглашений по предотвращению конфликтных ситуаций при действии войск на суше, море и в воздухе; осуществление на взаимной основе мер укрепления доверия в Европе, а также в других регионах мира, на морях и океанах; взаимный отказ всех государств от применения или угрозы применения военной силы и принятие обязательств по поддержанию отношений мира; ликвидацию военных баз на территориях других государств и размещение войск в пределах национальных границ и, наконец, трансформацию военно-политических союзов в новые структуры коллективной и всеобъемлющей системы международной безопасности.
 
У многих сейчас возникает вопрос, а имеется ли на данном этапе реальная возможность возникновения военных конфликтов? Хотелось бы ответить - нет. Однако, пока существуют территориальные, экономические, религиозные, этнические и другие противоречия, опасность возникновения вооруженных конфликтов сохраняется, и они в ходе эскалации могут перерасти в крупномасштабные войны. Главная же опасность заключается в высоком уровне концентрации вооруженных группировок.
 
В качестве источников потенциальной опасности можно рассматривать стремление любого государства или коалиции государств доминировать в мировом сообществе или в регионах и их приверженность к решению спорных вопросов только военными средствами; наличие у ряда государств мощных группировок Вооруженных Сил, районы базирования которых приближены к границам республики; нестабильность военно-политической обстановки в соседних регионах и наращивание некоторыми государствами своего военного потенциала, в том числе оружия массового поражения.
 
Всесторонне оценивая свои оборонные возможности, масштабы и характер военной опасности, наша республика до создания всеобъемлющей системы международной безопасности будет вести военное строительство совместно с членами Содружества Независимых Государств и другими государствами, которые пожелают войти с нею в оборонительный союз. Республика будет координировать с ними свои усилия в области мер по предотвращению войн и военных конфликтов, в выработке единых подходов к формированию военной политики и военной доктрины; в сфере создания системы совместного использования стратегических сил, а также районов их базирования; в обеспечении функционирования системы всестороннего материально-технического и тылового обеспечения; в развитии военной инфраструктуры; в подготовке и переподготовке офицерских кадров и специалистов для всех видов Вооруженных Сил и родов войск; в защите социальных прав военнослужащих; в научно-исследовательских и опытно-конструкторских работах в сфере вооружения, развития и совершенствования военной науки и военного искусства; в эффективном использовании предприятий оборонных отраслей.
 
Республика сотрудничает и будет сотрудничать в деле предотвращения войны, укрепления международной безопасности и стабильности путем координации предпринимаемых ею действий как внутри Содружества между его участниками в рамках общего экономического и оборонного пространства, так и на региональном уровне со странами - участниками ОБСЕ, с Северо-Атлантическим Союзом и другими государствами и военно-политическими структурами в прилегающих к Казахстану регионах и в глобальном масштабе со всеми государствами - членами Организации Объединенных Наций. Есть надежда, что эти меры дадут положительный результат в укреплении международной безопасности.
 
Однако нельзя не учитывать, что дипломатические и другие мирные усилия не всегда дают полную гарантию предотвращения войн, поэтому поддержание обороноспособности является одной из важнейших государственных функций и делом всего народа Казахстана, что нашло отражение и в Законе «Об обороне и Вооруженных Силах Республики Казахстан»
 
Таким образом, Республика Казахстан признает за собой право максимально использовать все политические, экономические, дипломатические и военные возможности для пресечения агрессии, которая может иметь целью отторжение части территории или принуждение к выполнению других требований политического, экономического и иного характера.
 
Главная цель в войне, если она все-таки будет навязана республике, будет состоять в защите своего суверенитета и территориальной целостности, в создании условий для быстрого прекращения военных действий, в том числе и с использованием политико-дипломатических средств. Иными словами, Казахстан оставляет за собой право применять свои Вооруженные Силы в целях отражения агрессии против своего государства и народа, совместной обороны в рамках двусторонних или многосторонних соглашений с другими государствами по обязательствам и при проведении операций по поддержанию мира в соответствии с решениями Совета Безопасности ООН и Совета Глав Государств СНГ.
 
Принимая во внимание степень военной опасности и исходя из ожидаемых целей и характера будущей войны, Республика Казахстан была вынуждена создать собственные Вооруженные Силы и готовить их к решению оборонительных задач. Основой их строительства и подготовки является «Стратегия обороны», которая базируется на принципах противодействия военным угрозам извне.
 
Руководство республики задачу защиты суверенитета государства возлагает на свои Вооруженные Силы: Армию Республики Казахстан, Пограничные войска Республики Казахстан, Внутренние войска Республики Казахстан и Республиканскую гвардию. Исходя из главной функции Вооруженных Сил, определены их основные задачи: предотвращение войны путем поддержания высокой боевой готовности как основного гаранта, сдерживающего от агрессии извне; сохранение неприкосновенности границ и территориальной целостности государства; охрана и оборона военных объектов, политического руководства государства; отражение агрессии и ракетно-авиационного удара, разгром вторгшихся группировок противника; ликвидация последствий агрессии и восстановление положения на границе. Кроме того, Вооруженные Силы могут привлекаться для оказания помощи населению в случае аварий и катастроф, стихийных бедствий, при ликвидации их последствий.
 
Вооруженные Силы республики строятся на принципах регулярной и кадровой армии, единоначалия, на правовой основе и централизации руководства. Непосредственно Армия включает в себя: Сухопутные войска, Военно-Воздушные Силы, войска Противоздушной обороны, части Военно-Морских Сил, а также соединения и части боевого, специального и тылового обеспечения.
 
Мы первые среди суверенных государств разработали Военную доктрину, имеющую оборонительную, не претендующую на чужую территорию направленность, согласно которой мы должны иметь армию мобильную, небольшую по численности, но хорошо оснащенную и обученную. В своей повседневной деятельности Министерство обороны руководствуется утвержденной Военной доктриной. Одновременно были разработаны предложения по реорганизации Вооруженных Сил и основам их боевого применения, которые Президент Республики Казахстан утвердил в апреле 1993 года.
 
Особо стоял вопрос о создании Военно-Морских Сил. Если Сухопутные войска, войска Противоздушной обороны и Военно-Воздушные Силы вошли в нашу армию практически в такой же организационно-штатной структуре, в какой они были и в бывших Вооруженных Силах СССР, то вопрос с Военно-Морскими Силами решался намного сложнее. Казахстан практически не участвовал в разделе Каспийской флотилии, поэтому строительство Военно-Морских Сил пришлось начинать почти с нуля. В апреле 1993 года был издан Указ Президента РК «О создании Военно-Морских Сил Республики Казахстан» и в развитие этого Указа Кабинетом министров было принято соответствующее постановление, которым были определены конкретные меры по строительству флота. Так как в республике не было учебной базы для подготовки экипажей кораблей для Военно-Морских Сил и морских частей Пограничных войск, было принято также и решение о создании Учебного центра для флота.
 
Много проблем возникло и с подготовкой допризывной молодежи. В период с 1986 года ее подготовка к службе практически сходила на нет и молодежь приходила в армию без каких-либо навыков. А чтобы иметь хорошо подготовленную армию, да и развитую в техническом и спортивном отношении молодежь, было принято постановление «О подготовке молодежи к службе в Вооруженных Силах, развитии технических и военно-прикладных видов спорта в Республике Казахстан», где был определен и перечень профессий, разрешенных для подготовки в райгоркомитетах, спортивно-технических клубах, учебных организациях ДОСААФ.
 
Вопросы строительства собственных Вооруженных Сил постоянно находятся в центре внимания Президента Республики Казахстан - Верховного Главнокомандующего Н.А. Назарбаева. Вникая в проблемы военного строительства, посещая войсковые соединения и части, Президент определил основные приоритеты в их реформировании. Это -изменение структуры войск, создание мобильных сил; высокий профессионализм военнослужащих; максимальное использование новейших достижений военно-технической науки; сотрудничество Казахстана с Россией и поднятие престижа службы в Вооруженных Силах суверенного государства.
 
А жизнь не стоит на месте. Прошло уже 13 лет со дня образования Вооруженных Сил суверенного Казахстана, а проблем и на сегодняшний день хватает. И все-таки мы начали уверенное движение вперед. Если в первый год мы были заняты в основном организационными вопросами, то сейчас занимаемся главным нашим делом - оперативной и боевой подготовкой. Целенаправленно проводятся командно-штабные и тактические учения со всеми органами управления и войсками и качество их постоянно улучшается. Офицерский состав, солдаты действуют все увереннее. Подавляющее большинство офицеров, назначенных на ответственные должности, приобрели достаточный опыт работы. И я убежден в том, что основную свою задачу - поддержание высокой боевой готовности, как гарантию предотвращения войны, Вооруженные Силы Республики Казахстан выполнят.
 
А теперь я остановлюсь на вопросах, которые встали перед Казахстаном в связи с решением дальнейшей судьбы расположенных на его территории стратегических ядерных сил.