Посмотрите наш каталог - борщ без зажарки - вам будет интересно!


 О СТРАТЕГИЧЕСКИХ СИЛАХ

В конце 1991 года я принимал в Государственном комитете обороны господина Бартомолео (спецпредставителя США по разоружению) и генерала Шаликашвили (впоследствии начальника Объединенного штаба Вооруженных Сил США). На этих переговорах речь шла только о стратегических ядерных силах. Американцы интересовались, где и сколько в республике имеется ядерных точек.
 
Разумеется, такая позиция представителей США выглядела несколько наивной, ибо они были хорошо осведомлены о том, какие стратегические силы бывшего Союза находились в республике. Их количество и место (точки) нахождения зафиксированы в договоре СНВ-1 (Договор Буш - Горбачев).
 
Являясь представителями специальных органов внешних сношений по осуществлению целей и задач политики своего государства за рубежом, а также по защите его интересов в Казахстане, эти дипломаты осторожно, но в то же время настойчиво пытались выяснить, является ли наша республика ядерной державой. При этом они желали услышать вполне официальный и устраиваемый их ответ: «Нет, Казахстан безъядерная страна». Однако этого не случилось. Возникает вопрос, почему?
 

 

Впервые серьезный разговор о стратегических силах состоялся в декабре в Алматы, когда было создано Содружество Независимых Государств. Именно тогда было подписано Соглашение о стратегических вооружениях. Казахстан согласился поддерживать программу СНВ-1 и ряд других международных договоров, но безъядерным государством себя не признал. Главы стран назначили Маршала авиации Шапошникова Е.М. Главнокомандующим стратегическими силами.
 
Военные специалисты пришли к выводу: совместное управление этими вооружениями следует осуществлять из единого центра. Договорились также о том, чтобы у президентов четырех государств была установлена специальная связь, а вопросы применения ядерного оружия решались только по согласованию со всеми главами стран. Такая связь у Президента Казахстана вскоре была установлена. И.А.Назарбаев не поддался давлению со стороны США, которые хотели добиться от республики безъядерного статуса. Президент однозначно заявлял: сначала следует обеспечить гарантию нашей безопасности великими державами и лишь после этого республика может отказаться от всех ядерных вооружений, находящихся на ее территории. Иначе говоря, Президент добивался безопасности Казахстана в очень трудных условиях, в обстановке нестабильности, охватившей в то время весь мир.
 
В Министерстве обороны был создан специальный отдел, который занимался вопросами разоружения. Американцы были нашими гостями и при контактах с ними мы подчеркивали: стратегические силы являются составной частью Вооруженных Сил России. Словом, мы не хотели без согласования с последней - допускать кого бы то ни было на эти точки, да и не имели на это права. И все же после подписания Президентами Казахстана и США ряда важных соглашений начался процесс по демонтажу ракет и ядерных боеголовок, к которому впоследствии была допущена американская сторона. США активно помогли нам через программу Нанна-Лугара демонтировать ядерное оружие. Это исключительно важное событие отвечало интересам как нашей страны, так и мирового сообщества в целом. Казахстан внес огромный вклад в глобальную и региональную безопасность, что вызвало доверие и уважение мирового сообщества к нашей стране.
 
26 мая 1995 года Государственный департамент США выступил со следующим заявлением: «Соединенные Штаты Америки тепло поздравляют Казахстан с тем, что он стал государством, свободным от ядерного оружия».
 
21 апреля последняя ядерная боеголовка была вывезена с территории Казахстана. Казахстан выполнил свои обязательства по превращению страны в безъядерное государство согласно Договору о нераспространении ядерного оружия (НЯО). Казахстан ратифицировал этот договор во время визита вице-президента США Гора в Алматы в декабре 1993 года.
 
На конференции по проведению Договора о нераспространении ядерного оружия в Нью-Йорке Казахстан решительно поддержал бессрочное продление данного договора, который и был бессрочно продлен на основе консенсуса. В июле 1992 года Казахстан был первым государством, ратифицировавшим Договор «Старт-1», который вступил в силу. Соединенные Штаты и другие ядерные страны, согласно Договору о НЯО, дали Казахстану заверения в его безопасности.
 
В ноябре 1998 года поворотным событием по уменьшению риска распространения ядерного оружия стало сотрудничество Соединенных Штатов и Казахстана по передаче США высокообогащенного урана в количестве 600 килограммов, достаточных для создания более двадцати ядерных боеголовок.
 
Соединенные Штаты Америки смотрят в будущее с надеждой на продолжение тесного сотрудничества с Казахстаном в области безопасности. В 1993 году Госсекретарь США Кристофер, в 1994 и 1995 годах Министр обороны США Перри посетили Алматы, а в 1992 и 1994 годах Президент Н.А.Назарбаев посетил Вашингтон. Во время этих визитов проблемы в области безопасности обсуждались в деталях.
 
Соединенные Штаты Америки оказывали поддержку Республике Казахстан в деле участия в программе НАТО «Партнерство во имя мира»; помогали Казахстану через программу «Нанна-Лугара» в демонтаже ядерного оружия. Оказание другой помощи нашей стране продолжается. В качестве примера можно привести сотрудничество США и Казахстана в деле создания береговой охраны на Каспийском море. Со своей стороны, Соединенные Штаты предоставляют нам патрульные катера и обучают специалистов Военно-Морских Сил. Такое сотрудничество отражает растущие взаимные интересы наших стран в усилении региональной и международной безопасности.
 
Из вышеизложенного нетрудно сделать вывод: США почувствовали, что в Центральной Азии появилось новое государство, которое не на словах, а на деле строит свои отношения с народами и странами на основе проведения внешней политики ненасильственными средствами, стремится к разрешению спорных вопросов путем переговоров, невмешательства во внутренние дела других государств.
 
Считаю, что от размещения ядерных сил у себя на территории Казахстан имел много неудобствам в итоге после их ликвидации республика получила большой политический выигрыш на международной арене.
 
Как известно, по решению глав государств СНГ были созданы различные рабочие органы и, в частности, секретариат глав государств, комитеты министров иностранных дел, министров обороны и другие. Комитет министров обороны возглавлял председатель - министр обороны РФ П.С. Грачев, на мой взгляд, человек с высоким мнением о себе. В тот период он был в эйфории, словно витал в облаках, был уверен, что все вопросы оборонного характера решаются только в Министерстве обороны России. Но глава военного ведомства, видимо, не учел значения поговорки: «Если ошибается мудрец, за ним спотыкается весь мир».
 
Да, мы понимали, что когда-то остов обороны Советского Союза составляла Россия, ибо имела сильную военную науку. К тому же в Российской Федерации была сконцентрирована основная часть военной промышленности. Но при всем нежелании надо считаться с уже сложившейся обстановкой. Когда бывшие советские республики обрели независимость, то значительная часть стратегических и тактических средств вооруженной борьбы, ранее являвшаяся составной частью Вооруженных Сил бывшего СССР, находилась на территориях суверенных государств. Кроме того, недооцененным тогда оказался и фактор геостратегического положения бывших республик в свете интересов безопасности самой России и всего СНГ. Видимо, вновь тут сработал стереотип старого мышления - без России им никуда. Однако мы понимали, что при любых обстоятельствах нам суждено быть вместе. Коль так, то как не вспомнить христианскую заповедь: «И избави нас Бог от лукавого».
 
Но, увы, в те судьбоносные дни события иногда развивались вопреки строгой логике существовавших реалий. Не случайно, поэтому, возглавляемый Грачевым Комитет практически не решал ни одного важного вопроса, а если и принимал какие-то необходимые решения, то они, как правило, оставались только на бумаге. По вине Минобороны России, например, долгое время не возвращали вывезенную боевую технику из авиационных частей ВВС Казахстана. Только после личного вмешательства Президента нашей республики самолеты начали возвращать.
 
Много времени было потеряно, пока обсуждались проблемы, связанные с проведением в жизнь мер по сокращению военных полигонов, вопросов, касающихся оплаты за эксплуатацию российской стороной объектов, расположенных на территории Казахстана. Известны также явные угрозы Грачева в адрес нашего государства в период, когда решался вопрос о ликвидации на нашей территории стратегических ядерных сил. Другими словами, председатель Комитета министров обороны делал все возможное, чтобы затормозить осуществляемые нашим правительством мероприятия по утверждению прав казахстанского народа самостоятельно распоряжаться материальными и иными средствами военного назначения, по установлению суверенитета, территориальной целостности страны и нерушимости ее границ, развитию сотрудничества на основе полного равноправия и взаимной выгоды.
 
Особенно возмущали факты разграбления военных полигонов, баз и других объектов. Генштаб России отказался предоставить Казахстану график вывода с его территории войск и вывоза вооружения, техники, материальных средств. В результате подобных действий республика получила в наследство от российской армии полуразрушенные военные городки и базовые объекты, которые при цивилизованном подходе к проблемам их дальнейшего использования можно было бы эксплуатировать в интересах народного хозяйства.
 
Не без проволочек решались вопросы, связанные с эксплуатацией космодрома Байконур в настоящее время, а также вопросы укрепления воздушного пространства стран СНГ, единой системы ПВО России и Казахстана. В конце концов, нам удалось убедить российскую сторону в необходимости совместного прикрытия внешних границ, но при этом оба государства понесли определенные материальные потери.
 
Много соглашений заключалось нами с Российской Федерацией и по военно-техническому сотрудничеству, однако они тоже не получили своего воплощения в практическом русле. Почему?
 
Однозначным было всегда объяснение со стороны министра обороны России: «Экономическое положение нашей страны — трудное, а некоторые у нас привыкли сидеть на шее». Это был настоящий примитивизм. Всем известно, что в Казахстане имеются танкоремонтный завод и два авторемонтных. Республика выпускает уникальную военную технику, причем отдельные ее образцы изготавливаются только на территории Казахстана. Спрашивается, почему бы ни сотрудничать? Однако замысел россиян был прост -сосредоточить все производство военной техники у себя.
 
Долгое время не откликались представители Генерального штаба и, в частности, генерал-полковник М.И. Колесников на нашу инициативу проводить совместные тактические и командно-штабные учения, и лишь в 1997 году российские военные дали свое согласие. Кстати, дело доходило до того, что даже за оплату мы не могли приобрести у россиян учебную литературу, которая у них лежала на складах, что называется «мертвым» грузом.
 
Хочу привести высказывание генерала армии Самсонова В.В., когда он вторично стал начальником Генерального штаба при министре обороны Родионове. Давая интервью корреспонденту газеты «Московские новости» 27 октября 1996 года, он сказал: «К военному сотрудничеству с Россией всегда тянулись страны Содружества, но она не всегда воспринимала их как партнеров, союзников. Скажем, когда НАТО выступил инициатором программы «Партнерство во имя мира», стало ясно, что блок расширяется. Сегодня Россия говорит, что она категорически против расширения НАТО. У нее резкая позиция. Между тем, два года назад министр обороны Казахстана, очень мудрый военачальник, генерал армии Сагадат Нурмагамбетов, криком кричал «давайте определимся по отношению к этой программе». В российском военном ведомстве его не слышали и так подходили ко многим важнейшим вопросам.
 
Получался просто парадокс. Очень похожими были иные товарищи на ростовщика Джафара из народных рассказов о Ходже Насреддине. Иного сравнения не подберу. Тонет Джафар, люди вокруг кричат ему: «Давай руку!» Не дает. Не слышит. Лишь когда Насреддин крикнул «На!» -и протянул ему руку, стяжатель-ростовщик ухватился за нее. Так и у нас кое-кто привык указывать, распоряжаться, брать да получать, пренебрегая интересами других.
 
Пусть читатели простят за приведенное сравнение, оно не означает, что я хочу бросить тень на все руководство Министерства обороны России.
 
Пишу эти строки, и передо мной предстают замечательные, грамотные офицеры и генералы российского Министерства обороны, которые во многом не были согласны с позицией отдельных руководителей своего ведомства. Благодаря их усилиям многие вопросы решались правильно и быстро. Когда я подвергаю критике отдельные моменты нашей совместной работы, то совершенно далек от мысли, чтобы осуждать великую Россию и ее дружественный великодушный народ.
 
История казахов сложилась так, что они веками жили в дружбе и согласии с русскими. Думаю, эта дружба будет жить в веках. Ибо, история, как заметил великий создатель Дон-Кихота, - сокровищница наших деяний, свидетельница прошлого, пример и поучение для настоящего, предостережение для будущего.
 
Отдельные личности, пытающиеся уйти от процесса сотрудничества между нашими странами, никогда не испортят наши отношения. В последнее время наши контакты в военной области улучшаются. Многие перечисленные выше проблемы решаются успешно, без бюрократической волокиты.
 
25 августа 1995 года Президент Российской Федерации своим Указом № 870 наградил меня орденом «Дружба». В нем, в частности, сказано: «За заслуги в укреплении военного сотрудничества между Российской Федерацией и Республикой Казахстан и в связи с 50-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов наградить орденом «Дружба» генерала армии Нурмагамбетова Сагадата Кожахметовича - министра обороны Республики Казахстан».
 
Как гражданин суверенного Казахстана я признателен Президенту Российской Федерации Б.Н. Ельцину за оценку моего скромного труда. Одновременно, расцениваю факт награждения меня орденом России как свидетельство дружественного отношения к Казахстану и в меру своих сил и возможностей буду прилагать все усилия к тому, чтобы цружеские отношения между народами и армиями наших стран развивались дальше.