О КУЛЬТУРЕ ОФИЦЕРА — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека




 О КУЛЬТУРЕ ОФИЦЕРА

Не случайно поднял я вопросы обучения и воспитания, основываясь на своем опыте работы с людьми и в годы войны, и послевоенное время. Могу уверенно утверждать, что лучшие качества былых поколений советского офицерского корпуса я постарался передать нынешнему командному составу Вооруженных Сил Казахстана, будучи министром обороны нашей республики. Думаю, что не на последнем месте среди этих качеств такие, как интеллигентность, тактичность, доброжелательность, сочетающиеся с ровной, неотступной требовательностью и к окружающим, и в первую очередь, к себе.

 

Надо полагать, читатель ждет от меня рассказа о том, как необходимо найти тот заветный «ключик» к сердцу человека, как обеспечить близость руководителя к людям, но, в сущности, об этом я давно уже веду речь. Мы справедливо говорим, что в основе культуры личности лежат глубокий профессионализм, ответственное отношение к делу. Нетрудно представить, как страдает авторитет командира, не умеющего откликнуться добром на внешнее проявление учтивости, такта подчиненного. Причем все больше убеждаешься, что дело тут не в «складе характера», не в темпераменте, как пытается кое-кто утверждать, а именно в низкой личной культуре человека. Взять ту же приветливость, доступность того или иного командира. Она на голом месте не возникает. Мы привыкли говорить, что, мол, в задушевной беседе солдат открывает свой характер. Но в такой беседе и воспитатель оказывается открытым перед воспитуемым. Выходит, «каменное» лицо иным товарищам бывает нужно просто для того, чтобы не продемонстрировать собственные недостатки. И если они имеются, то, конечно, всплывают наружу. К примеру, если кто-то считает возможным отчитать провинившегося офицера, прапорщика, сержанта в присутствии их подчиненных.
 
Не раз приходилось слышать, как шумно распекает подчиненных тот или иной офицер. А когда спрашиваешь его: «Зачем кричишь?», тот, оправдываясь, отвечает, стараюсь, дескать, для дела. Очень плохо, если требовательность командира зависит от настроения. Сегодня он всех разносит, наказывает, а завтра не обращает внимания на недостатки, неисполнительность. Чаще всего у таких офицеров «вкус к требовательности» проявляется лишь после того, как они сами наказаны старшими начальниками за упущения. Начинают суетиться, упрекать подчиненных, что те их «подводят» Это, конечно, не способствует наведению в подразделениях уставного порядка, укреплению авторитета командиров. «Накачка» без постоянного контроля за соблюдением уставного порядка создает иллюзию борьбы за крепкую дисциплину. Со временем вырабатывается как бы иммунитет к ней, и она теряет всякий смысл.
 
Бесспорна истина, что метод постоянной требовательности к подчиненным дает замечательные результаты. Но, как у всякого метода воспитания, у него есть свои правила. Одно из них - требование должно быть исполнимым. Вольное или невольное нарушение его сводит на нет самые добрые намерения. Например, офицер получает от начальника задание: «Подготовить документ. Срочно! Как хочешь, к утру чтоб он был готов». Бывает такое. И офицер сидит всю ночь. Документ получился сыроватым, следовало бы его доработать, но надо «срочно». Волнуясь, он доложил об исполнении задания и представил материал. Потом выяснилось, что начальник «взглянул» на эту бумагу через несколько дней и отдал на доработку. Спрашивается, зачем же спешил человек, нервничал? На чем основано такое указание? На благом пожелании быстро получить результат. Поэтому и эффективность такого рода распоряжения сомнительна. Хуже того, у подчиненных появляются неуверенность в своих силах, неуважение к тому, кто отдал такое указание.
 
Или такой пример. Кое-где стало чуть ли не правилом приказывать военнослужащим прибывать на различного рода совещания на полчаса раньше их открытия. В шутку это называют «ефрейторским зазором». Но для чего они? Кто тут виноват? Недисциплинированные люди. Отчасти, да. Но в этих случаях начальники как бы им потворствуют и воспитывают недисциплинированность у остальных. Когда такое случается не раз и не два, а регулярно, тогда и расцветают «ефрейторские зазоры». Если же люди почувствуют, что при малейшем опоздании им придется держать ответ, они станут контролировать себя. Тогда никакие «зазоры» не потребуются. Не раз убеждался в том, что от такого порочного стиля в работе некоторых командиров в итоге страдало дело.
 
Однако это истина, ясная и без подсказки. Душа человека, не облагороженная культурой, все равно, что солончаки, сколько семян воспитания в нее не высевай, всходов не дождешься. Если воспитатель не хочет наткнуться на душевную глухоту, он просто обязан заботиться о культурном развитии людей, не говоря о своем.
 
Читатель может спросить: каким же я вижу офицера в идеале? Высококультурной личностью в полном смысле этого слова. Задаю себе вопрос: а в чем прежде всего проявляются воспитанность, интеллигентность, внутренняя культура?
 
Видимо, в знании правил приличия, поведения, которые стали жизненной потребностью, в широте образованности, профессионализме, умении вести себя на службе, в быту, в семье соответствующим образом.
 
Но учим ли мы этому будущих офицеров в стенах училища? К сожалению, не всегда, в лучшем случае ограничиваемся набившими оскомину сентенциями, типа: «так нельзя делать», «что такое хорошо и что такое плохо». Разве не парадоксально, что в военных училищах не все преподаватели обладают вышеназванными качествами, не обучают курсантов даже культуре речи, умению вести дискуссии, общения с собеседниками. А надо бы обучать таким, казалось бы, простым вещам: как сидеть за столом, пользоваться столовыми приборами, как вести себя с девушкой, как строить семейные отношения. И еще необходимы им знания обычаев, нравов и культуры других народов. Ведь наша страна - многонациональная. Пора бы нам перестать бездумно отмахиваться от опыта предшественников, гораздо полезнее глубже его изучать и все лучшее перенести в день сегодняшний. Конечно, воспитание - не дорога с односторонним движением. Оно не должно быть рассчитано только на потребительский интерес. Офицерам, прежде всего самим себе, следует четко понимать его значение в своей судьбе, стремиться к самовоспитанию. Тяга к знаниям, образованности должна быть человеческой потребностью. Ну а как, спрашивается, заинтересовать их? Просто: поставить продвижение по службе в прямую зависимость от профессионально-этического развития.