Санаторий Амра


 НОВОЕ НАЗНАЧЕНИЕ

Прибыл в академию представитель Главного управления кадров (ГУК) полковник Авдонин. Начал беседовать со слушателями, в том числе и со мной. После продолжительного разговора мне предложили должность офицера отдела управления (ОУ) штаба ТуркВО.

 
Я стал возражать: эту работу, мол, не знаю, надо бы мне в войска, в строй. Лучше для меня СибВО.
 
Он стал разъяснять, что надо идти в ТуркВО, ибо в Красной Армии мало национальных кадров.
 
Я ответил, что меня это мало интересует, поскольку на войне никто не спрашивал о национальности и этот вопрос не поднимался. Даже если я поеду в Ташкент, вряд ли что-то изменится. Он же настаивал на своем, а я отказывался И вдруг собирают нас и объявляют приказ.
 
Вышло так, как требовал представитель ГУК.
 
В строевой части выписали нам соответствующие документы, предоставили отпуска с последующим прибытием к 10 января 1950 года в ОУ штаба ТуркВО в Ташкенте.
 
После отпуска, проведенного у себя дома в селе Трудовом Акмолинской области, я прибыл к месту назначения. Вот и Ташкент, штаб ТуркВО, оперативное управление. Было это 10 января 1950 года.
 
Разместился в гостинице, которая больше походила на казарму: в одном помещении жило до 25 человек офицеров, без горячего душа, с общим туалетом, Даже без столовой. Что характерно для нас в то время: мы все хорошо знали, что нужны соответствующие условия жизни, но все понимали, что всего пять лет назад закончилась тяжелейшая война, надо терпеть. И я не помню, чтобы кто-нибудь возмущался, требовал квартиру.
 
Все считали, что именно так и надо. Надо терпеть.
 
По прибытии представился начальнику оперативного отдела полковнику Гаврилову, через некоторое время моим начальником стал полковник Савинов Александр Иванович.
 
Мне повезло - Александр Иванович оказался душевным человеком, хорошим воспитателем. Оперативную работу знал, с подчиненными был общителен, мы все к нему относились с большим уважением. Он в свою очередь представил меня заместителю начальника ОУ генерал-майору Себеру Всеволоду Ивановичу, а потом и начальнику ОУ штаба САВО генерал-лейтенанту Брилеву Николаю Григорьевичу, активному участнику войны, начальнику штаба армии в военные годы.
 
Итак, что такое оперативная работа? Понятие о ней у меня было смутное. С первых дней А.И.Савинов дал мне задание составить разработку на проведение командноштабного учения с корпусом.
 
Конечно, для меня, человека, командовавшего всего лишь батальоном, это было очень трудно. Да и в академии, нас этому Не учили. Я мог пока принимать решения в роли командира и выступать в других ролях по готовой разработке, сделанной кафедрой. А тут пришлось готовить задачи на корпус. Хотя бы на полк... Нужно создавать оперативную обстановку за фронт. Конечно, первое время было очень тяжело, но и здесь заботу обо мне проявил и учил меня все тот же Александр Иванович Савинов.
 
В конце концов, я составил разработку с его помощью и при содействии опытных офицеров, с которыми проходил службу. Это были полковник Леви Михаил Самойло-вич, полковник Носаченко Григорий Иванович, полковник Лешин Александр Иванович, полковник Горпинюк Иван Григорьевич и другие товарищи.
 
По разработанному материалу было проведено учение, которым руководил начальник штаба округа генерал-лейтенант Богданович Виктор Францевич. Учение прошло без особых замечаний. Нужно сказать, что и руководитель учения был человек уравновешенный, вдумчивый, хороший воспитатель. Это тоже способствовало тому, что учение было проведено успешно.
 
Через некоторое время я спросил Савинова, почему он поручил мне составление разработки? Ведь было много опытных офицеров, которые не раз готовили такие материалы.
 
Он мне сказал тогда, что это было необходимо для того, чтобы я как можно быстрее «врос в оператора». Ты молод, через некоторое время должен идти в войска, тогда тебе легче будет служить. Прошло с тех пор 55 лет, а я все вспоминаю, какой это был заботливый человек, он много думал о будущем армии. К сожалению, Александр Иванович страдал астмой, уволился в 1956 году и уехал в Рязань. Вскоре скончался...
 
Быть оператором - это значит много знать по долгу службы: тактику действий всех родов войск, порядок обеспечения и снабжения, ибо без этого ты просто не сможешь работать. При докладе начальнику отдела, начальнику ОУ или начальнику штаба ты должен это делать квалифицированно, отвечая за действия всех родов войск. Это не простое дело. Я ведь слегка коснулся только одной стороны вопроса, а задач у операторов много.
 
В течение пяти лет - с 1950-го по 1954 год, будучи старшим офицером, я прошел хорошую школу военного дела. Кроме выполнения своих обязанностей мне приходилось многое видеть, слышать и докладывать обо всем непосредственно командующему войсками округа.
 
А таковым был прославленный Герой Великой Отечественной войны генерал армии Петров Иван Ефимович. Это о нем написал свою известную книгу Владимир Карпов «Полководец». Петров был крупный военачальник, весь округ любил своего командующего, к нему с уважением относились и труженики, и руководители республик Средней Азии, Казахстана, а также не менее известные командующие, которые меняли друг друга.
 
Затем округом командовали: генерал-лейтенант Рад-зиевский Алексей Иванович (впоследствии генерал армии), генерал армии Лучинский Александр Александрович, генерал армии Федюнинский Иван Иванович. Это были полководцы, командовавшие армиями в годы войны и принесшие победу. У них было чему учиться — и оперативному мышлению, и обращению с людьми, и воспитанию кадров.
 
В сентябре 1954 года меня вызвал Савинов и спросил:
 
- Хочешь командовать полком?
 
В принципе я претендовал на эту должность и раньше, и, конечно, ответил положительно.
 
- Имей в виду, днями тебя вызовет командующий.
 
И действительно, через несколько дней я был принят командующим генералом армии Лучинским.
 
Вхожу в большой кабинет, он встал, подал руку. Человек красивый, стройный. Постоял немного, сел, после некоторой паузы сказал:
 
- Вам, молодой человек, предлагается полк. Настоящий военный должен пройти эту школу.
 
Я ответил коротко:
 
Есть.
 
Он дал мне много советов и сказал:
 
- Приказ будет через месяц. Мы представляем, а назначает министр обороны.
 
После беседы у Савинова меня и других пригласили к члену Военного совета генерал-полковнику Сусайкову Ивану Захаровичу, разговор был примерно тот же. Но этот человек, по характеру несколько грубоватый, начал с того, что в полку, мол, некогда писать бумажки, что там живые люди, техника, хозяйство, необходимо быть самостоятельным руководителем.
 
Вспоминается, что у меня успешно шло командование полком, благодаря тому, что я прошел школу ОУ округа, работал непосредственно с людьми, у которых и сам учился.
 
С теплым чувством вспоминаю Ташкент. В этом городе прожил почти пять лет, убедился, что он по праву считался и считается воротами в Среднюю Азию. Современный Ташкент, особенно после землетрясения, почти заново отстроен. Это огромный город с 2-х миллионным населением.
 
В Ташкенте в январе 1952 года я женился на Лире Сабировне, которая тогда заканчивала гидрогеологический факультет Среднеазиатского университета. 27 октября родился сын — Талгат. Так что с Ташкентом у меня многое связано: и начало послеакадемической службы, и свою семью обрел я там.
 
В период службы в ОУ ТуркВО изучил Туркмению, можно сказать, вдоль и поперек. Даже проехал по древнему руслу Амударьи (Куня - Ургенч — Казанджик). Вообще-то — это безжизненное пространство, но мы преодолели его, особенно тщательно изучая те районы, где стояли войска.
 
А теперь — здравствуй полк! В октябре 1954 года я прибыл в Алматы, встретил меня начальник штаба полка подполковник Бураков Павел Васильевич. На другой день представился командиру дивизии полковнику Соколову, он меня принял тепло, рассказал об особенностях службы, о том, что полк расквартирован в городе и это накладывает особую ответственность, что все заместители старше меня как минимум на 10 лет и поэтому надо с ними найти общий язык, не горячиться и т.д.
 
Естественно — все, о чем он рассказать не мог, надо было додумать самому.
 
Полк я принял от полковника Иванникова Александра Ивановича. Человек он был опытный, воевал, причем хорошо, был удостоен звания Героя Советского Союза. К сожалению, увлекся спиртным и в результате по достижении пенсионного возраста и по состоянию здоровья был уволен...
 
Долго я думал, с чего начинать, как командовать полком? Принял во внимание советы старших начальников. Собрал всех заместителей, познакомился с офицерами -своим заместителем подполковником Гонтарем Петром Прокофьевичем, начальником штаба подполковником Бураковым Павлом Васильевичем, замполитом подполковником Рябовым Александром Яковлевичем, заместителем по тылу майором Коломийцем Иваном Елисеевичем, заместителем по технике подполковником Колесовым, начальником артиллерии Щуревским Иваном Васильевичем.
 
После знакомства и беседы с ними поставил задачи, обратил внимание на точность выполнения приказов. Не забыл сказать о том, что за малейшее отступление буду наказывать. Предупредил: кому будет тяжело, пишите рапорт на перевод или на увольнение.
 
Эти же вопросы обговорил и с командирами батальонов, а таковыми были: 1 мсб — подполковник Цвень, 2 мсб — подполковник Семенов, 3 мсб — подполковник Терентьев, тб - подполковник Шарыгин. Состоялся серьезный разговор и с другими командирами.
 
Особенно подробно я разговаривал, уточнял и выяснял настроение с командирами рот, батарей. Хорошее впечатление на меня произвели капитан Бутяев, капитан Рыбалко, капитан Сорокин, майор Конкин, капитан Ионих. Отдельно познакомился со штабными офицерами. Штаб под руководством подполковника Буракова был сплочен, особенно хорошо работали майор Силкин, капитан Став-ров, капитан Котловцев (впоследствии генерал-полковник), майор Евсейко, капитан Заславский, капитан Турин и многие другие.
 
Знакомство с офицерами оставило у меня хорошее впечатление, многие из них были опытные военные. Теперь надо было только найти правильный ключ и много поработать для того, чтобы полк, получивший неудовлетворительную оценку, занял достойное место. Я строил свою работу только на основе доверия к офицерам. Понятное дело, все отдавали приказания, но я держал их выполнение под контролем и тем самым узнавал, кто работает с отдачей, четко, а кто - вполсилы. На это, естественно, ушло немало времени, но весной 1955 года полк получил хорошую оценку. В этом я вижу заслугу офицеров полка, и в первую очередь таких, как начальник штаба подполковник Бураков, заместитель - подполковник Малюгин, командиры рот, батарей, старшинский состав. Им-то я уделял постоянное и неослабное внимание.
 
Известно, работа в полку резко отличается от условий работы в ОУ. В полку отвечаешь за людей, за их воспитание, дисциплину, технику, вооружение, материальное обеспечение. В круг обязанностей командира полка входят казармы, столовые, отвечаешь и за работу женсовета, за художественную самодеятельность В общем, за все.
 
Отвечая же «за все», прежде всего, имеешь дело с молодыми людьми разных национальностей, разных характеров, возрастов, с неодинаковым образованием и т.д. Значит - надо заниматься человековедением. А ведь это наисложнейший вопрос. От того, как будешь работать с людьми, зависит все, и, конечно же, успех дела. Надо быть требовательным, а это означает, что отданные тобой приказания должны быть выполнены. Исполнение их необходимо контролировать, чтобы они не повисали в воздухе. Перед принятием любого решения надо взвешивать все «за» и «против», думать о том своем подчиненном, которому предстоит выполнять отданное тобой приказание. Всему этому я учился и на фронте, и в академии, и на управленческой службе. Вот и придерживался этого, командуя полком. Работа и обязанности командира полка заставляют его вертеться на 360°. Мне было уже тридцать лет, и я чувствовал, что справлюсь с возложенным на меня грузом, ибо решать и нести ответственность за свои решения в конечном счете должен был только я.
 
Армейская, тем более в должности командира полка, работа - это почти 10-12 часов ежедневно, но кажется -всего ты не переделаешь. А ведь несмотря ни на что эта работа интересная, ты от нее получаешь большое удовлетворение, особенно когда есть результат, пусть даже и незначительный.
 
Полком я прокомандовал почти четыре года - с октября 1954 по август 1958. И считаю, что это были самые лучшие годы армейской службы. Все четыре года командовал, в основном, успешно, неоднократно поощрялся командирами дивизии, корпуса и округа. В 1957 году командующий округом генерал армии Федюнинский Иван Иванович после своего посещения полка даже издал приказ о поощрении командования войсковой части 61591 - командира полка, т.е. меня, заместителя командира подполковника Хитрина Ивана Алексеевича, старшины 2-й роты Гапоненко А. Р., начальника продсклада старшины Рыбалкина. Все были награждены именными часами, а я фотоаппаратом. Чего скрывать? Мы были воодушевлены.
 
В 1957 году в связи с введением в мотострелковых поляках танковых батальонов министром обороны Маршалом Советского Союза Жуковым было принято решение «пропустить» командиров через курсы по изучению танков. Три месяца мы изучали материальную часть, основы и правила стрельбы. Практически стреляли мы очень много и немало водили, отрабатывали основные упражнения по вождению -особенно NN 3 и 6.
 
По окончании курсов все получили права механика-водителя III класса. Главное же, нам, прошедшим курсы, легче стало работать. Мы без опаски шли к танкам и в основном знали, что требовать от своих подчиненных - танкистов.
 
В те годы командиры полков все были исключительно фронтовики, командовали полками продолжительное время, все они были опытными людьми и высшему руководству работать было легко: полковые командиры хорошо понимали свои задачи, работали с предвидением, никакой мелочной опеки над ними не требовалось. Я с добрым чувством вспоминаю командиров полков, с которыми служил в одной дивизии, полковников А.И.Иванова, Батракова, Дегтярева, Савоченко, Калиева Исламгазы и многих других командиров, с которыми делили радости и огорчения нашей армейской службы.
 
1958 год. С середины июня мы начали передислокацию в город Чарджоу Туркменской ССР. Перемещались в основном железнодорожным транспортом. Прошло все организованно, без ЧП.
 
Безусловно, из Алматы, красивого места, республиканского центра, ехать в жару не очень-то хотелось, но служба и интересы дела требовали этого. За исключением нескольких семей офицеров, которые должны были увольняться, все переехали на новое место службы. Условия, надо прямо сказать, были наитяжелейшие. Квартир не хватало, личный состав размещался в тесноте, остро ощущалась нехватка воды, но никто не роптал. Все понимали — это временные затруднения, все наладится.
 
В августе 1958 года я был назначен начальником штаба дивизии, мне было 34 года. Командиром стал начальник штаба дивизии полковник Круглов Егор Иванович.
 
Новая работа требовала больших усилий - надо было изучать особенности, присущие этой должности. В целом дивизию я знал, служил в ней с конца 1954 года. Включился в должность, надо сказать, сразу, и за время этой службы на памяти у меня много различных учений - плановых и внеплановых, в том числе с участием Главного штаба Сухопутных войск.
 
Работа в штабе дивизии требует широты мышления и аналитического подхода к решению конкретных задач. После работы в ОУ штаба ТуркВО я меньше соприкасался с проблемами учения, разборами теоретических вопросов и. т.д., ведь полк «заматывал» хозяйственными вопросами, вопросами работы с людьми и техникой. Здесь же, в штабе дивизии, надо было разрабатывать документы для проведения учений с полком, в масштабе корпуса, армии, это требовало определенных знаний и тщательной подготовки к ответственным мероприятиям.
 
В штабе дивизии было много подготовленных офицеров. Я помню всех. Начальником оперативного отделения был полковник Грайпель Семен Борисович - подготовленный, работоспособный офицер. В этом же отделении служили подполковник Яковенко Юрий Иванович, подполковник Долинский, начальник мобилизационного отделения майор Каффка, начальник топослужбы майор Асиновский. В Управлении дивизии начальником артиллерии был полковник Воронов Петр Петрович, начальником ПВО — подполковник Рыженко Николай Иванович, начальником инженерных войск - подполковник Чилингорян Владимир Мурадович, начальником химслужбы - подполковник Кильдеев, начальником тыла — полковник Самохин Егор Иванович, заместителем по техчасти — подполковник Барышников, начальником политотдела полковник Говоруненко Иван Дмитриевич.
 
Всем нам приходилось много сил прикладывать к тому, чтобы сколотить коллектив и это нам удалось - наша войсковая часть 31775 числилась в числе лучших соединений округа в 60-е годы. Я проработал начальником штаба дивизии ровно три года - с августа 1958 по август 1961 года.
 
А в 1961 году мне не повезло. Я заболел и причем очень сильно: диагнозы мне ставили очень серьезные. Я ослаб, состояние было тяжелое. И вот, когда я лежал больным, приходит телеграмма с вызовом в ЦК КПСС для беседы о назначении на должность командира дивизии в Душанбе. Представление сделал генерал армии Федюнинский Иван Иванович, я ему за это весьма признателен. Но командующему пришлось дать отбой. В связи с болезнью моя кандидатура отпала. Болезнь протекала тяжело, по настоянию врачей поехал в санаторий, пошел на поправку, а потом и выздоровел.
 
Так куда же теперь идти? Предлагали различные должности, но после активной работы в войсках я не хотел идти в штабы.
 
В июле 1961 года мне предложили должность начальника штаба Гражданской обороны Казахской ССР. Что это за работа - для меня было неведомо. В августе того же года, уже назначенным на эту должность, с семьей прибыл в Алматы. Встретил меня заместитель начальника штаба Гражданской обороны республики подполковник Алибеков Есет Калиевич. Особых «устройств» нам не надо было, ибо квартира имелась. Таким образом, я в третий раз оказался в Алматы. Впервые побывал здесь в октябре 1945 года, второй - в октябре 1954 года. И вот - третий раз, Город к тому времени расстроился, появилось много оригинальных строений, красивей стал Алматы, южная столица суверенного Казахстана. Хотелось бы здесь отметить роль первого секретаря ЦК Компартии Казахстана товарища Кунаева Динмухамеда Ахмедовича, который лично следил за развитием города, как и всей республики.
 
Итак, чем я должен заниматься, кому подчиняться? По существующему положению, начальник штаба ГО подчиняется председателю Совета Министров Республики. В то время штаб Гражданской обороны из МПВО, который подчинялся МВД СССР, только преобразовывался в самостоятельную организацию с единым подчинением МО СССР и местным органам.
 
К концу 1961 года начальником Гражданской обороны СССР был назначен Маршал Советского Союза Чуйков Василий Иванович. Это известный военачальник, Герой Великой Отечественной войны. Его приход сразу же внес свежую струю в Гражданскую оборону. Да и я почувствовал, что не буду в отрыве от армии. А ведь вначале было очень тягостно - этот штаб был не таким, к которым я привык за долгие годы армейской службы.
 
И в то же время работа предстояла огромная. В первую очередь я должен был сам глубоко осознать ее смысл, задачи и цели, чтобы ставить их перед подчиненными и для того, чтобы обращаться со своими проблемами к правительству республики. Это тоже задача не из легких.
 
В то время председателем Совета Министров Казахской ССР был Дауленов Салькен Дауленович. И вот, через несколько дней после приезда я представился ему в качестве начальника штаба ГО республики. После визита сделал неутешительный вывод: он тоже не особенно представляет, что такое ГО. Единственное, что он сказал: «Пройдите к товарищу Симакову Николаю Михайловичу, он поставит задачи». Мне было тягостно. Молодой офицер, но вместо того, чтобы служить в войсках, хожу по кабинетам, а главное - нечетко представляю, чем мне заняться.
 
Прошло какое-то время, я был вызван на сборы, которыми руководил начальник штаба Гражданской обороны СССР генерал-полковник авиации Толстяков Олег Викторович, обстоятельный человек, у меня с ним сразу же сложились уважительные отношения. Эти отношения сохранились до тех пор, пока я служил в Гражданской обороне. Да и после. Во время сборов я многому научился, проблем было хоть отбавляй, ибо Гражданская оборона возрождалась заново. Вышло специальное постановление Совета Министров и ЦК КПСС, определяющее задачи Гражданской обороны страны. Естественно, оно стало главным определяющим документом для всех, кто работал в этой системе. Были утверждены новые штаты, штаб набирал силу и к концу 1962 года мы имели вполне оформленную его структуру, в которую вошли отделы оперативной и боевой подготовки, связи, инженерная и метеорологическая службы, отделение материально-технического обеспечения, бухгалтерия и курсы гражданской обороны.
 
Надо было подбирать офицеров. Начальником оперативного отдела был назначен Бащев Иван Александрович, очень честный, работящий офицер. На отделение боевой подготовки был назначен полковник Грайпель Семен Борисович. В общем, собрался работоспособный коллектив, но надо было его сколачивать, учить штабной культуре, знакомить с экономикой республики, ее промышленными районами. Надо было знать и вопросы транспорта - железнодорожного, автомобильного и воздушного, оценивать его возможности. И все это - для успешной работы.
 
В Круг сведений, которыми мы обязаны были располагать, входило количество населения в отдельны населенных пунктах, строения, дороги, склады, даже их емкости. Никто нам эти данные не давал, добывать их через соответствующие министерства мы должны были сами. Необходимо было знать специфику, экономику всех областей, городов, районных центров. Работа моя была непосредственно связана с руководством республики, с первым секретарем ЦК тов. Кунаевым Д.А., председателем Совета Министров тов. Дауленовым С.Д. и их аппаратом. В ЦК - с администрацией отделов, в Совете Министров - с 1 отделом. Мы должны были постоянно корректировать свою работу с работой министерств, а следовательно - иметь дело с министрами. В областях работу надо было строить с обкомами и облисполкомами. И поэтому я должен был знать экономику областей и одновременно не отставать от военного дела.
 
Мне приходилось иметь дело с опытными партийными и советскими работниками. В то время председателями облисполкомов были в Карагандинской области - Джангозин Джакипбек, в Актюбинской - Кубашев Сагидулла, в Целиноградской - Шаяхметов Рахимжан, в Восточно-Казахстанской - Туртарин Бахитжан, в Кустанайской - Моторике Михаил: Георгиевичрвпоследствии ставший министром сельского хозяйства. В Караганде после Джангозир на был Ашимов Байкен Ашимович, впоследствии работавший Председателем Совета Министров и Президиума Верховного Совета Казахской ССР.
 
Что характерно, в принципе работали мы дружно, все задачи решались своевременно и с пользой. Большую помощь нам оказывал Кунаев Д.А.
 
В то время нам приходилось проводить много учений с областями, районами:, с крупными предприятиями. Они носили характер военных учений. А ведь руководители производств были гражданскими людьми, поэтому их надо было «военизировать». Нужно было соблюдать такт в работе с ними, умело указывать на допускаемые недочеты, а главное, добиваться, чтобы они усвоили свои обязанности с учетом требований гражданской обороны. И вот, работая со многими руководителями, с населением, бывая почти во всех областных центрах нашей республики, стремился учить людей и сам учился у них. Теперь могу без преувеличения сказать, что изучил республику. Громадная страна Казахстан, многоотраслевая, ее регионы не похожи друг на друга ни климатом, ни почвой, ни экономикой. И моя республика росла на моих глазах: строились заводы, фабрики, шахты, осваивались дополнительные посевные площади. Одновременно росли и люди, они учились думать и решать крупномасштабные задачи. Нельзя было отставать и нам, работникам Гражданской обороны, ибо мы обязаны были защищать то, что создается народом.
 
Многому я научился в Гражданской обороне. Но постоянно чувствовал неудовлетворенность этой работой, мне по-прежнему хотелось идти в войска - я скучал по полям, где проводятся учения, где идут стрельбы; скучал по солдатам, с которыми встречался каждый день, Об этом я докладывал начальнику ГО СССР Маршалу Советского Союза Чуйкову Василию Ивановичу. А он и слышать не хотел, все требовал, чтобы я не заикался больше о моем переводе в армию. Однако я напоминал ему об этом постоянно.
 
В августе 1969 года мне звонит командующий ТуркВО генерал армии Лященко Николай Григорьевич и сообщает, что в Алматы образовывается военный округ.
 
- На вакантную должность заместителя командующего думаем назначить тебя, как ты смотришь?
 
Я без колебаний ответил:
 
- Спасибо, постараюсь оправдать доверие.
 
На этом разговор закончился. В октябре 1969 года я был назначен заместителем командующего войсками Среднеазиатского военного округа (САВО).
 
Пост высокий. Как меня примут в войсках, не скажут ли, отстал от военного дела, находясь в ГО? Сделал вывод: опять надо учиться самостоятельно, глубоко разобраться - что изменилось во взглядах на военное дело. И я занимался. Думаю, никто особенно не почувствовал мою «отсталость», ибо я занимался над собой и сам проводил командирские занятия. Безусловно, быстро «восстановиться» мне помогли многие обстоятельства Я* опыт военного времени, служба в оперативном управлении и командование полком, служба в должности начальника штаба дивизии, работа начальником штаба ГО республики.
 
Штаб округа в конце 1969 года размещался в разных частях города. Его командующим тогда был генерал армии Лященко Николай Григорьевич, членом Военного Совета — генерал-майор Максимов Константин Алексеевич, 1-м заместителем - генерал-лейтенант Ганеев Камиль Самигулович, начальником штаба - генерал-лейтенант Карпов Виталий Николаевич, заместителем по строительству - полковник Вельский Борис Васильевич, заместителем по тылу — генерал-майор Яворский Иван Адамович.
 
Количество войск росло, создавались новые гарнизоны, это был тяжелый период для округа. Однако, благодаря энергии командующего и других руководителей, вниманию местных властей отдельные гарнизоны выглядели совсем не плохо.
 
Командующего я знал с 1957 года, когда он был еще первым заместителем КВО. Человек это был обаятельный, обладающий большим кругозором, он сумел за короткое время сплотить большой коллектив аппарата управления и штаба округа.
 
В декабре 1969 года — после отпуска — я приступил к работе. Первая поездка была в Душанбе, там командовал дивизией генерал-майор Малякшин Петр Артемович, я его знал еще с 1955 года, когда он закончил академию и прибыл на должность заместителя командира 66 мотострелкового полка в г. Аягуз.
 
Одна за другой пошли многочисленные командировки по войскам. Участвовал в различных учениях.
 
Офицерский состав войск омолаживался, у вновь прибывших, естественно, не было боевого опыта, приходилось передавать и им опыт войны. По крайней мере, когда мне поручали проводить и контролировать то или иное учение, старался учить так, как это бывает на войне: максимально приближать условия учений к фронтовой обстановке.
 
Особенно памятно для меня учение 1971 года в районе озера Балхаш, оно было воистину новаторским во многих вопросах, которые я и сам слабо еще представлял. Вместе с другими научился многому.
 
Должность заместителя командующего обязывала меня встречаться и с руководством Министерства обороны, Сухопутных и других родов войск. Два раза округ посещал министр обороны Маршал Советского Союза Гречко Андрей Антонович, начальник Главного политического Управления генерал армии Епишев А.А., Главнокомандующий Сухопутными войсками генерал армии Павловский Иван Григорьевич.
 
Особенно запомнился напряженный период в марте 1970 года - во время подготовки и проведения инспекции под руководством Маршала Советского Союза Москаленко. У меня был сложный участок работы, я заблаговременно выполнил все, что намечалось, и те соединения и части, за которые я отвечал, без особого труда выдержали экзамен. Сил, по правде говоря, было отдано много, за многие направления я нес особую ответственность как член Военного совета САВО, коим я являлся с мая 1974 по декабрь 1980 года.
 
В составе инспекции работали грамотные генералы и офицеры, у них было чему поучиться многим командирам. В частности, целый месяц я работал с генерал-лейтенантом Андрущенко Сергеем Александровичем — человеком многоопытным, который с первого взгляда видел недостатки в войсках. Работа шла дружно, а значит, и успешно. Округ подвергался инспекции три раза: в 1970, 1978 и 1979 годах. И все три раза с честью выдержал экзамены.
 
Как я уже говорил, у меня в то время было много командировок, а значит, изъезжены были многие регионы нашей огромной республики, познакомился я также со многими городами Киргизии и Таджикистана.
 
Особенно памятны поездки на Памир и Тянь-Шань. Первые впечатления трудно передать, когда преодолеваешь перевалы на высотах в 3500, 4200 метра над уровнем моря. Не каждый может выдержать такие высоты, у многих наступает «горная» болезнь - сказывается нехватка кислорода. Синеют губы, наступает нестерпимая головная боль, учащенное сердцебиение. Я был на Тянь-Шане как минимум раз десять и выдержал, ездил до и после сложной операции, которой подвергся ранее. Радовался, что врачи все время определяли - здоров, пульс и давление нормальные. А многих товарищей приходилось возвращать на равнину, они только там чувствовали себя нормально.
 
За годы заместительства, кроме выполнения обязанностей по командованию округом, пришлось работать с начальниками родов войск и служб. Это были командующий артиллерией округа генерал-майор Чуйко Владимир Моисеевич, генерал-майор Бабешко Александр Александрович, генерал-лейтенант Волков Анатолий Яковлевич, генерал-лейтенант Комаров Александр Михайлович, генерал-майор Говоров Геннадий Евгеньевич.
 
Большим уважением у командования и в целом в войсках пользовался генерал-майор (впоследствии генерал-лейтенант) Комаров А.М.
 
Начальниками ПВО были: генерал-майор Осинцев Николай Николаевич, генерал-майор Митронин Сергей Иванович, полковник Жданович Борис Константинович, полковник Кузьмичев С.В., генерал-майор Полях Петр Петрович, генерал-майор Игнатов А.П.
 
Военно-воздушными силами командовали: генерал-лейтенант Андреев Александр Николаевич, генерал-лейтенант Андреев Вадим Константинович, генерал-лейтенант Белоножко Петр Ивановичу а с 1983 по 1989 год - генерал-лейтенант Русанов Евгений Александрович.
 
Хорошо запомнились и многие другие начальники служб и их штабов, с которыми мне приходилось работать и работа у нас ладилась.
 
Вспоминаю и фамилии командиров соединений, многие из которых впоследствии стали командирами, начальниками штабов округов, заняли другие высокие посты в Вооруженных Силах.
 
По многим причинам кадры в округе менялись часто. Командующими были: генерал армии Лященко Н.Г. (с декабря 1977 по декабрь 1980 года); генерал-полковник Лушев Петр Григорьевич (с декабря 1980 по июль 1984 года); генерал армии Язов Дмитрий Тимофеевич (с июля 1984 по февраль 1987 года); генерал-полковник Лобов Владимир Николаевич (с февраля 1989 года). Последний командующий - генерал-полковник Ковтунов Александр Васильевич.
 
Первые заместители: Ганеев Камиль Самигулович (сентябрь 1969 - май 1974 года); Кривда Федор Филиппович (январь 1976 - август 1980 года); Горчаков Василий Александрович (август 1980 - апрель 1981 года); генерал-полковник Востров Владимир Андреевич (апрель 1981 — декабрь 1984 года); Ахунов Наиль Мирсаитович (январь 1985 - август 1987 года) и другие.
 
Начальниками штабов в разные годы были: Карпов Виталий Николаевич, Тоузаков Евгений Александрович, Си-венок Владимир Иванович, Архипов Владимир Михайлович, Ковтунов Александр Васильевич, Сурайкин Николай Михайлович, Чечеватов Виктор Степанович.
 
Будучи заместителем командующего САВО, я одновременно исполнял обязанности начальника гарнизона, а следовательно, готовил и командовал парадами в Алматы. Эту почетную обязанность мне довелось выполнять в 1955, 1958 (будучи командиром полка), 1973, 1975, 1977, 1978, 1979, 1980, 1984, 1985, 1986, 1987 годах. Дважды в юбилей Казахстана, а в 1972 году (мне уже было присвоено звание генерал-лейтенанта) я принимал парад в г. Фрунзе.
 
В 1977 и 1987 годах мне посчастливилось побывать в составе делегации Казахской ССР на ВДНХ СССР. Делегации как в первый, так и во второй раз состояли из 50 человек.
 
Все это - знаменательные, памятные и интересные события моей жизни.
 
Как начальник гарнизона, я участвовал во встречах на казахстанской земле - в Алматы, Кокшетау, на целине видных государственных деятелей своего времени.
 
Не могу не сказать хотя бы несколько слов о своей депутатской деятельности. Депутатом Верховного Совета Казахской ССР избирался пять раз - в 1971, 1975, 1980 и 1990 годах, в том числе один раз по г.Чу, дважды - от Красногорского района.
 
Военная служба, как известно, требует постоянного совершенствования, непрерывной учебы. Я повышал свои знания в стенах Академии Генерального штаба, учился на курсах переподготовки руководящего состава (ВАК) дважды, в 1971, 1981 годах.
 
Со школьных, комсомольских лет в людях моего поколения воспитывалось сознание необходимости активного участия в общественной работе. Я всегда был верен этой традиции: был председателем Алма-Атинской секции Комитета ветеранов войны, секретарем у меня был мой же бывший замполит по полку полковник запаса Хитрин Иван Алексеевич. В 1966, 1971 и 1976 годах участвовал в конференциях и избирался членом Президиума Советского Комитета ветеранов войны. Этой работе надо было уделять большое внимание, ветераны заслужили право на почет и уважение. Но в конце 1980 года я попросил освободить меня от этой общественной обязанности в связи с выездом в Венгрию на должность первого заместителя командующего Южной группой войск (ЮГВ).
 
Немалые обязанности возлагались на меня и по партийной линий. Рядовой, в сущности, член партии, но получивший партийный билет на фронте, на передовой, я удостоился чести быть делегатом XXI съезда КПСС, состоявшегося, как известно, в январе 1959 года. Избирался делегатом XI, XII, XIII, XIV, XV, XVI и XVII съездов Компартии Казахстана, был участником XXVI съезда КПСС в феврале 1981 года.
 
Этот период моей жизни, время, когда я был заместителем командующего САВО, знаменателен для меня и тем, что буквально каждый год три-четыре месяца я руководил автобатальонами, прибывающими в Казахстан для оказания помощи хлеборобам республики в жаркие дни жатвы. Для этой цели создавался специальный временный штаб, я назначался его руководителем приказом министра обороны СССР. Впервые такое назначение состоялось в 1971 году и поначалу пришлось самому решать - как и что надо делать, чтобы автобатальоны справились со своими задачами. А ведь эта работа находилась под непосредственным контролем ЦК Компартии и Совета Министров республики. В период с 1971 по 1985 год включительно я девять раз выполнял обязанности, связанные с хлебоуборкой. О масштабах этой работы можно судить хотя бы по таким цифрам: в 1971 году на уборке было задействовано 54 тысячи автомобилей, государству было сдано 700 миллионов пудов хлеба. В 1973 году количество машин возросло до 63,5 тысяч, а количество сданного хлеба составило 1 миллиард 61 миллион пудов. В среднем же количество автомобилей в автобатах приближалось к 50 тысячам.
 
За этими цифрами - труд огромного количества тружеников сельского хозяйства, городов, воинов Советской Армии. Численность личного состава иногда доходила до 130 тысяч. Я объездил почти все области республики, занимающиеся выращиванием хлеба: Западно-Казахстанскую, Актюбинскую, Костанайскую, Северо-Казахетанскую, Кокшетаускую, Акмолинскую, Торгайскую, Семипалатинскую, Восточно-Казахстанскую, Павлодарскую, Жамбылскую, Шымкентскую, Алматинскую, Талдыкорганскую.
 
Мне приходилось иметь деловые отношения с первыми секретарями обкомов и облисполкомов, райкомов и райисполкомов, встречаться со многими директорами совхозов, председателями колхозов. Это было напряженное время, каждый руководитель стремился выполнить планы. Знаменитый в те времена лозунг «За казахстанский миллиард» труженики республики выполняли с честью. Мы, воины Советской Армии, внесли немало труда в это общегосударственное дело.
 
Обычно с конца июля до 10-12 августа тов. Кунаев Д.А. с руководителями Совета Министров Ашимовым Б.А., Назарбаевым Н.А. объезжал области и районы, встречался с тружениками сельского хозяйства. В каждом областном центре проводился партийный актив, где, как правило, присутствовали начальники оперативных групп — округов. Бывало, в одной области в урожайные годы количество таких групп доходило до 4-5, а машин всегда больше всего выделялось Костанайской области, как наиболее значимой по масштабам хлебной нивы.
 
Руководство осуществлялось из Алматы, где специально было выделено помещение со средствами связи. Работали до 12 часов ночи без выходных. Хлебные трассы тех лет были похожи на фронтовые дороги - зерно вывозили с токов, доставляли на хлебоприемные пункты, перемещали из области в область. Причем все требовали, чтобы машины были исправными, никого из местных руководителей не интересовало то обстоятельство, что автомобили до Казахстана работали в России. И жалобы на их низкое КТГ доходили до министра обороны, а по жалобам приезжали различные комиссии из округов. И разговоры не всегда проходили в корректной форме.
 
Но ведь были и другие обстоятельства, которые затрудняли нашу работу. Очень часто областные руководители в целях перестраховки давали заявку на излишнее количество машин и частенько они, эти автомобили, так нужные в других местах, просто-напросто простаивали, а за простой, естественно, никто не платил. Это обстоятельство тоже порождало различные споры и недоразумения.
 
Но как бы то ни было, задачи свои по вывозу и транспортировке хлеба мы решали, и причем решали совсем неплохо. Какие бы споры в работе не возникали, в конце концов, местные партийные и советские органы благодарили нас за работу. Как говорится - расходились мы всегда мирно. В целом все участники хлебной эпопеи ждали результата, все хотели, чтобы хлеба было много.