НА БЕРЛИН

Март 1945 года. Линия фронта на Берлинском направлении проходит по Одеру. До вражеской столицы рукой подать, каких-нибудь 60-70 километров. Не верилось, что снова придется идти под пули, вести кровопролитные бои. Вокруг набирала силу весна. Солдаты тосковали по родной стороне. Вечерами пели русские задушевные песни под баян Ивана Говоруна, вели неторопливые беседы о будущей мирной жизни. Каждый надеялся дожить до такой уже близкой победы. Всех волновало одно: когда же на Берлин?
 
В районе Берлина враг Сосредоточил крупнейшие силы. Появились дивизии, снятые с Западного фронта.
 
В конце марта вся наша дивизия, удерживавшая плацдарм на западном берегу Одера, получила приказ отойти во второй эшелон, на восточный берег реки. За время войны для нас это был второй случай, когда большой кровью завоеванный плацдарм приходилось передавать другим частям.
 

 

Мы уже знали, что нас ждет не только отдых, но и упорная подготовка к решающему наступлению. На восточном берегу началась напряженная боевая учеба. Мы получали новое оружие и технику, принимали пополнение. Батальоны, в том числе и наш, отрабатывали прорыв сильно укрепленных позиций, ведение боя в траншеях, в лесу, отражение контратак. Особое внимание уделялось действиям при штурме крупного города, форсировании каналов.
 
Бервальде - населенный пункт, где разместился штаб дивизии, — превратился в настоящий учебный центр. Круглые сутки не смолкал рев моторов, треск холостых выстрелов. Часто слышались крики «ура». Повсюду можно было увидеть карабкающихся по стенам и заборам бойцов. Они втаскивали на чердаки и крыши легкие орудия и пулеметы.
 
С офицерским составом проводились тренировки на картах и занятия на местности. Командир полка подполковник
 
А.И.Пешков часто устраивал военные игры. Обычно они проводились на рельефных миниатюр-полигонах, где с помощью песка была воссоздана та местность, на которой нам предстояло действовать.
 
Мы слушали командира с большим вниманием, вспоминали, как штурмовали города Сталино, Макеевку, делились своими мыслями. Но при этом учитывали, что перед нами Берлин и другие немецкие города. А это - каменные и бетонные постройки, каких раньше встречалось гораздо меньше. Надо было изыскивать такие методы, чтобы меньшими потерями брать дома, улицы, заводы, кварталы и в целом города.
 
В те дни мы особенно активно проводили политинформации. Непременно вели на них речь о положении войск союзников.
 
Проходили партийные и комсомольские собрания, на которых обсуждался один вопрос - о задачах коммунистов и комсомольцев во время штурма Берлина. И решение было одним - показывать примеры отваги и мужества в предстоящих боях. Большую работу проводили замполит полка И.Я.Гужов, офицеры политотдела дивизии.
 
Настроение у личного состава было боевое. Мы ждали того дня, когда начнем наступать на логово фашистского зверя. Огромное воодушевление у всех гвардейцев вызвало награждение нашей 301-й стрелковой дивизии орденом Суворова 2-й степени. В подразделениях прошли митинги. Наш батальон поклялся беспощадно громить фашистских агрессоров. Нам стало известно, что командующий 9-й армией врага генерал пехоты Буссе приказал, чтобы армия ценой любых жертв удерживала фронт на Одере, так как здесь будет решаться судьба Берлина. Каждый из нас, от солдата до командира дивизии понимал, что здесь будет решаться судьба победы, и не жалел сил, готовясь к штурму столицы третьего рейха.
 
Большое впечатление на меня, как и на многих других, произвел проведенный Военным советом армии под личным руководством командарма генерал-полковника Николая Эрастовича Берзарина слет Героев Советского Союза, удостоенных к тому времени этого высокого звания. На эти торжества были также приглашены командиры корпусов, дивизий и начальники политотделов.
 
В торжественной обстановке состоялось вручение орденов Ленина и медалей «Золотая Звезда». Играл духовой оркестр. Перед строем полка пронесли Боевое знамя. Те, кто удостоился высокого звания Героя Советского Союза, стояли отдельной группой. Среди них был и я. По центру стоял большой стол, накрытый зеленой скатертью. От нас к нему была разостлана ковровая дорожка.
 
Вручал награды командующий армией. Он лично прикреплял орден Ленина и «Золотую Звезду», по-отечески целовал каждого из нас. Я не мог унять волнение. Мне, простому казахскому пареньку, сироте, оказывалась такая огромная честь. Очень хотелось, чтобы меня, увидели мама, отец, брат Сагит, мои земляки. Не знаю, но именно об этом подумал я, когда строевым шагом, боясь смять дорожку, направился к столу. Берзарин, чуть склонив голову к плечу, ожидал, светясь лучистой улыбкой. Раскрыл объятия, обнял. И мне казалось, что нет у меня никого роднее этого доброго человека.
 
Те минуты не забыть никогда. В тот день высокое звание Героя Советского Союза было присвоено 21 солдату и офицеру. Я был счастлив от того, что среди них были мои боевые товарищи, с которыми сражался рядом, как говорят - плечом к плечу. По-братски поздравил моего лучшего пулеметчика младшего сержанта Геннадия Николаевича Ворошилова, отважного комбата майора Василия Александровича Емельянова, бесстрашных командиров рот Ивана Ильича Кустова, Николая Васильевича Оберемченко. Героями Советского Союза стали командир полка подполковник Александр Иванович Пешков и командир дивизии генерал-майор Владимир Семенович Антонов.
 
Герои поклялись перед Боевым знаменем, перед однополчанами отомстить врагу за павших в боях товарищей, быть в первых рядах наступающих на Берлин.
 
На другой день состоялся прием награжденных в Военном совете. Он проходил в непринужденной обстановке. Каждый из нас докладывал, откуда родом, где начал воевать, в каких боях участвовал, какие сделал выводы из проведенных боев.
 
Перед нами выступил командарм. Он пожелал нам успехов в разгроме врага и встречи в Берлине. Героям Советского Союза - рядовым и сержантам - был предоставлен отпуск домой. А офицеры вернулись в свои роты, батальоны и полки.
 
Я рассказал солдатам обо всем увиденном и услышанном, передал пожелание командарма успехов всему личному составу в окончательном разгроме фашистов. Помню, когда солдаты поздравили меня, я сказал им, что Родина возвеличивает того, кто честно, бескорыстно и преданно ей служит. Сказал потому, что именно так всегда старался выполнять свой воинский долг и открыто глядел людям в глаза.
 
Учения наши продолжались. За изматывающим трудом не заметили, как наступил апрель. Он тоже начался полковым учением. Затем были строевые смотры во всех частях.
 
В то время я был назначен командиром 1-го стрелкового батальона, который на строевом смотре получил хорошую оценку.
 
Помню, командир полка А.И.Пешков сказал тогда:
 
— Ну, молодой комбат, считаю, батальон твой готов штурмовать Берлин.
 
Это была желанная оценка. Каждому командиру приятно, когда ценят его труд. Безусловно, в том, что подразделение за короткое время было так подготовлено, не только моя заслуга. Много сил сколачиванию подразделений, воспитанию бойцов отдали командиры рот капитан Евгений Ставров, капитан Трофим Сычев, капитан Шерстобитов, командир батареи капитан Иван Башманов, замполит капитан Михаил Цыганков, начальник штаба старший лейтенант Ямпольский. Все мы были почти одного возраста. Нас даже называли молодежным батальоном. Мы этим гордились, и старались оправдать высокое доверие: командовать людьми в тяжелую годину войны.