БУДАПЕШТ. ЮЖНАЯ ГРУППА ВОЙСК

Итак, опять перемена в службе: в январе 1981 года я стал первым заместителем командующего войсками Южной группы войск (ЮГВ). Еще в декабре 1980 года побывал в ЦК КПСС, у заместителя министра обороны по кадрам, где дали «добро» и сообщили? что приказ будет в январе. Но мне надо было перед этим пройти трехмесячные Высшие академические курсы при Академии Генерального штаба, носившей имя Ворошилова.

Значит, снова Москва.
 
Сразу после Нового года, с 3 января, начались занятия. Дней 10 шли лекции, потом приступили к решению задач, семинарам. В общем, опять была «напряженка». Документы об окончании ВАК получил 25 марта, вручал их мне начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза Огарков Н.В. Тут же я срочно отправился в Алматы за семьей, а 29 марта вылетел через Москву в Венгрию. Проводы устроил генерал армии Язов Д.Т. Он собрал всех своих заместителей, начальников управлений, нас сердечно проводили в аэропорту.
 
Прощай Алматы, прощай САВО, становлению которого было отдано так много сил и энергии. Я с чувством глубокой привязанности прощался с необозримыми просторами казахстанской целины, на которых проводил дни и ночи горячих битв за хлеб вместе с солдатами и офицерами автомобильных батальонов. Впереди — новые города, новая служба, новые люди.
 
А пока Будапешт - незнакомый мне город, чужие люди...
 
Повезли на окраину, в отведенную нам квартиру. В тот же день я представился командующему генерал-полковнику Си-венку Владимиру Ивановичу. Встретил он меня приветливо, наши с ним пути сходились уже в третий раз. Мы в одно время учились в Военной академии им. М.В. Фрунзе - это были первые наши контакты, потом он был начальником штаба САВО. Теперь же, в Венгрии, я его первый заместитель.
 
Владимир Иванович Сивенок — хорошо подготовленный, грамотный в оперативном отношении генерал. Это дается далеко не каждому. Он ввел меня в курс дела, коротко рассказал о стоящих перед войсками задачах.
 
2 апреля я уже был в штабе армии Венгерской Народной Республики в г.Секешфехешворе, познакомился с командующим - генерал-лейтенантом Мороц Лайошом. Оказалось, что он прекрасно владел русским языком - закончил в Москве Академии бронетанковых и механизированных войск (БТ и MB) и Генерального штаба Вооруженных Сил СССР. Познакомился я также и с начальником штаба генерал-майором Сиксан, первым заместителем командующего генерал-майором Терек, с которыми мне предстояло работать в тесном контакте.
 
4 апреля - национальный праздник освобождения Венгрии. Торжества у меня оставили хорошее впечатление.
 
Особенно запомнился прием в Парламенте Республики, на который были приглашены командующий ЮГВ генерал-полковник Сивенок В.И., член Военного Совета генерал-лейтенант Шевкун Н.Д. и я. Все с женами.
 
Венгры гордятся зданием своего Парламента: очень красивым, своеобразным по архитектуре и внутренним интерьерам.
 
Впервые близко увидел многих тогдашних венгерских руководителей - Пала Лошанци, Лайоша Цинеге - министра обороны и многих других. На приеме были послы стран, с которыми Венгрия поддерживала дипломатические отношения, в том числе посол СССР Павлов Владимир Яковлевич, советник министра обороны генерал-полковник Сильченко Николай Кузьмич, которого я знал еще по Алматы, когда он командовал армией.
 
После торжеств надо было начинать работать и в первых числах апреля я начал проверять подведение итогов боевой подготовки войск за зимний период в дивизиях, где командирами были полковник Топоров и полковник Кирпичев. Показатели у них были вполне удовлетворительные.
 
Первый Военный совет с моим участием состоялся 29 апреля. В должности первого заместителя командующего мне часто приходилось выступать с докладами на Военных советах. Все материалы к докладам надо было готовить обоснованно, объективно, подкрепляя выкладки конкретными фактами, фамилиями, цифрами и т.д.
 
Работал я с большим удовлетворением, хотелось сделать как можно больше и лучше, а ведь приходилось отвечать еще и за боевую подготовку. Командующий полностью мне доверял, а это, понятное дело, окрыляло. Для того, чтобы шла хорошо полевая выучка, надо было в первую очередь оборудовать групповой полигон для проведения учений. Первоочередные работы были выполнены к осени 1981 года, а потом шло постоянное совершенствование полигона, который мы сделали электрифицированным, что обезопасило нас от всяких неприятностей.
 
В сентябре 1981 года состоялся первый и весьма ответственный для меня экзамен - инспекция Министерства обороны СССР, которую возглавлял Маршал Советского Союза Москаленко. Два полковых учения были проведены с оценкой «хорошо». Был очень высоким процент поражения при ведении боевых стрельб. Положительные оценки были выставлены и по всем другим вопросам, которых коснулась инспекция. Составленная программа была выполнена с честью, я заслужил похвалу маршала, это окрылило и побуждало стараться работать еще упорней. А по итогам инспекционной проверки командующий был награжден орденом Ленина, я - орденом Октябрьской революции. Наша группа за 1981 год по боевой подготовке была признана лучшей среди округов. И это для всех нас было большой наградой.
 
Моя деятельность по контролю и обучению войск продолжалась. Теперь надо было закреплять достигнутое, это я внушал всем офицерам. Мы упорно работали, и весной 1982 года, когда Маршал Советского Союза Куликов Виктор Георгиевич проверял по боевой подготовке еще одну дивизию, командовал которой полковник Борискин, мы снова подтвердили хорошую оценку. Это была двойная радость.
 
А осенью 1983 года нас проверял Генеральный штаб Вооруженных Сил, возглавил инспекцию снова Куликов, а непосредственно боевую подготовку - генерал-полковник Меримский Виктор Аркадьевич. В этот раз дела обстояли несколько сложнее, хороших показателей проверяющие отметили меньше, но провалов не было. Таким образом, мы выдержали три трудные проверки со стороны Министерства обороны. Я знаю все подробности этих испытаний: на меня была возложена большая ответственность за подготовку войск и я не жалел сил, выполняя свои обязанности. Успеха же мы добились благодаря тому, что за ходом боевой учебы был установлен строжайший контроль, мы на занятиях показывали, как надо проводить учения, на что обращать главное внимание, как использовать все возможности техники и вооружения, умело применять их и разумно расходовать боеприпасы.
 
В ЮГВ, как говорилось выше, я начал службу под началом генерал-полковника Сивенка Владимира Ивановича, но он в августе 1982 года убыл на новое место службы в Улан-Удэ. Вместо него прибыл новый командующий, служивший ранее первым заместителем командующего Заб-ВО генерал-лейтенант Кочетов Константин Алексеевич. Это был совсем противоположный по характеру с Сивенком человек. Скуповатый на похвалу, он был требователен и четок.
 
В целом же офицеры — начальники управлений и служб - профессионально грамотные, трудолюбивые люди, какими были генерал-майор Ахметвалиев Фахразы Минвалиевич - командующий артиллерией, генерал-майор Сухоцкий Вениамин Андреевич - начальник ПВО, генерал-майор Туров Евгений Иванович - начальник связи, генерал-майор Корольков Борис Федорович, генерал-майор Афанасьев Владимир Иванович - командующие авиацией, генерал-майор Иванов Владимир Алексеевич - начальник штаба ВВС, генерал-майор Владимиров Юрий Владимирович - член ВС, генерал-майор Жирнов Борис Иванович - инженер группы, командиры соединений полковник Звинчуков Николай Иванович, толковник Бобрышев Валентин Сергеевич, полковник Балашов Игорь Геннадьевич и многие, многие другие офицеры, безупречно выполнявшие свой воинский долг и я им благодарен за совместную службу.
 
Я же всегда старался быть уравновешенным, всегда стремился внимательно выслушивать каждого и на просьбы реагировал без волокиты, помогал и советом, и делом.
 
Так быстро шло время! Все в работе, в заботах, и вот я как-то незаметно оказался в ЮГВ самым старшим по возрасту. Даже не верилось, что это свершившийся факт, но с ним приходилось считаться.
 
Служба-работа шла своим чередом, но вот в конце декабря 1983 года мне звонит начальник первого управления Главного управления кадров генерал-лейтенант Брюхов Василий Павлович. Говорит:
 
- В мае 1984 года тебе 60 лет, как ты смотришь, если поедешь в Москву заместителем начальника Академии им. Фрунзе, которую ты закончил в сорок девятом?
 
Не задумываясь, ответил, что не согласен. Да и какие ко мне претензии?
 
Ответ - никаких.
 
- Но ты должен знать, - говорит генерал-лейтенант, идет омоложение армии, а 60-летних замов в округах и группах в Советской Армии нет.
 
Коротко поразмыслив, я сказал, что в таком случае хочу только в Алматы. Поскольку; мне 60 - увольняйте. Он помолчал, а потом говорит:
 
- Ты еще Советской Армии нужен. Понял?
 
Разговор окончен, после него остался какой-то неприятный холодок: вот трудился, работал, все со мной считались и вдруг — такой разговор. Никогда не думал, что такое может случиться так скоро. После недолгих размышлений все же успокоился, понял, что в принципе разговор был правильный: время берет свое.
 
Однако служба шла, и вскоре после беседы с Брюхо-вым я поехал в Групповой учебный центр, посмотреть, как идет подготовка к полковому учению по боевым стрельбам. В работе как-то забылся, успокоился. А дома обо всем рассказал жене Лире. Она успокоила: что тут плохого? Поедем домой, к детям. Это утешило.
 
В марте 1984 года снова звонок генерал-лейтенанта Брюхова Василия Павловича:
 
- Как ты смотришь, если предложим вернуться в Алматы, на прежнюю должность? Ты ничего не теряешь и будешь служить столько, сколько тебе нужно.
 
Я поблагодарил за доверие, но попросил не делать мне одолжение. Сказал, что буду служить так как надо, а занимать место только ради места не буду. Такое не для меня.
 
А время шло, наступает май 1984 года. И вот вызов в Москву, к заместителю министра обороны по кадрам генералу армии Шкадову Ивану Николаевичу. Вместе с ним со мной говорили генерал-полковник Гончаров и еще один генерал:
 
- Вы согласны вернуться?
 
- Что делать, согласен.
 
—- Тебе же шестьдесят, - говорит генерал-полковник Гончаров.
 
- 25 мая, - отвечаю.
 
Успокаивают меня оба: мы хотим тебе только лучшего. Все это я прекрасно понимал. И вот мы едем в ЦК КПСС, в административный отдел. Принял меня сначала инструктор, а затем первый заместитель начальника отдела Другое Василий Иванович. Расспросил о том, как идут дела в войсках ЮГВ и вообще в Венгрии, а затем задает вопрос:
 
- Кто Вас обидел?
 
- Я ответил: время, мне через 10 дней - 60!
 
- Вы согласны на возвращение?
 
- Согласен, - отвечаю, - дома всегда хорошо.
 
... Хотелось бы вспомнить один памятный для меня эпизод. Когда венгерские товарищи узнали, что в мае мне будет 60, они решили отметить эту дату и заранее предупредили меня, чтобы я был на месте.
 
А 25 мая я был приглашен к министру обороны Лайошу Цинеге, в его кабинете уже ждала вся Военная коллегия Министерства обороны ВНА: сам министр, начальник Генерального штаба генерал-полковник Олах, инспектор боевой подготовки генерал-лейтенант Пачек, начальник политуправления генерал-лейтенант Карпати. Все тепло поздоровались со мной, министр произнес речь и вручил мне шашку «Кошута» с надписью на венгерском языке. В своем ответном слове я поблагодарил за столь большое внимание, уделенное мне. Я прекрасно понимал: это не только оценка моих личных заслуг, это уважение к моей стране, это оценка Советской Армии, в которой я служу. Шашку «Кошута», этот прекрасный подарок, я храню как драгоценную реликвию.
 
5 июня 1984 года мне сообщили, что приказ состоялся, 8 июня надо убыть на прежнюю должность в Алматы. В связи с моим убытием в ЮГВ на мое место в САВО был назначен генерал-лейтенант Макарчук Петр Ефимович, но в октябре 1983 года он погиб в автокатастрофе. Таким образом, должность была вакантной.
 
6 июня в г. Шарбогарде командующий войсками проводил сборы с руководящим составом, я прилетел туда на вертолете. Командующий объявил приказ и вручил мне медаль Ветерана Вооруженных Сил.
 
Я попрощался со всеми офицерами, с которыми работал, делил радости и огорчения. Было тяжело расставаться.
 
И вот отъезд. Я ехал домой, туда, где многих знал и многие знали меня.
 
8 июня нас провожали. В аэропорту были Военный совет ЮГВ в полном составе, заместитель министра ВНА генерал-лейтенант Иозеф Пачек, посол МНР Болдо с супругой Найдалмаа.
 
Вылетели на военном самолете и к утру 9 июня прилетели в Алматы. По приказу командующего войсками округа генерала армии Язова Д. Т. нас встречали генерал-лейтенант Тюкачев Калистрат Яковлевич - заместитель командующего, генерал-майор Печевой Леонид Николаевич - заместитель начальника штаба округа, генерал-майор Болдырев Николай Михайлович - начальник Управления кадров, генерал-лейтенант Алибеков Есет - начальник ГО Казахской ССР, полковник Яр-мухамедов Булат Хаирханович - Казвоенком, полковник Жаунгаров А. — начальник ГО г. Алматы.
 
11 июня представился командующему САВО генералу армии Язову Д.Т., а тот в свою очередь представил меня офицерам. Многие были мне знакомы. Я вернулся в свой кабинет и начал выполнять те обязанности, которые выполнял до отъезда в Венгрию.
 
Командующий мне сказал, что работать нам совместно не придется: он уезжает командовать войсками Дальневосточного военного округа. 2 июля 1984 года прибыл новый командующий генерал-лейтенант Лобов Владимир Николаевич. 7 ноября ему было присвоено звание генерал-полковника.
 
8 июля Язов убыл к новому месту службы. Вместе с новым командующим округом Лобовым в состав руководства САВО к июню 1984 года входили: член Военного совета Арапов Виталий Федорович, начальник штаба округа Ковтунов Александр Васильевич, первый заместитель Ахунов Наил Мирсаидович, заместитель по тылу Титов Виктор Тимофеевич, заместитель по строительству генерал-майор Рабынин Виктор Андреевич, заместитель по вооружению генерал-майор Яценко Александр Григорьевич, командующий ВВС генерал-лейтенант Русанов Евгений Александрович, заместитель по вневойсковой подготовке генерал-лейтенант Тюкачев Калистрат Яковлевич.
 
Сменилось очень много начальников управлений и отделов, но оставались и знакомые. За три с половиной года произошли изменения в соединениях и частях - все это закономерно.
 
Вскоре после моего возвращения убыл к новому месту службы генерал-лейтенант Арапов В.Ф. - в г. Киев, начальник штаба Ковтунов А.В. уехал командовать Северной группой войск (Польша). В ноябре прибыл новый начальник штаба генерал-лейтенант Сурайкин Николай Михайлович, В январе 1985 года прибыл генерал-лейтенант Платов Владимир Иванович новый первый заместитель командующего округом, заменивший Ахунова Н.М.
 
По прибытию в Алматы 12 июня я был принят тов. Кунаевым Д.А., 13 июня - Назарбаевым Н.А., 4 июля - Ашимовым Б.А. Все встречи были теплыми, все выражали полное удовлетворение моим возвращением на родину.
 
В августе, сентябре и октябре 1984 года мне было поручено возглавлять войска, которые прибывали на хлебоуборку. Год был неурожайный, автомобилей было выделено всего 10 тысяч. Казахстан собрал где-то около 500 млн пудов хлеба.
 
В октябре, как и в прежние годы, готовлю парад к 7 ноября — он прошел хорошо, я сам получил удовлетворение от него. В параде принимал участие новый командующий САВО генерал-полковник Лобов В.Н.
 
В 1985 году по поручению командующего войсками я проверял военные комиссариаты, Таджикской ССР и Ошской области. Служба в военкоматах весьма своеобразна и ответственна. Офицеру военного комиссариата надо быть постоянно подтянутым, строго блюсти форму военного человека. А я обнаружил очень многих, утративших этот облик.
 
Видимо, это не случайно, ибо настоящего контроля за ними не было. Руководство округа в силу занятости не в состоянии бывать у них часто. В целом же, считаю, мы проделали полезную работу. О результатах проверки были проинформированы ЦК Таджикистана в лице тов. Белова Юрия Павловича и председатель облисполкома Ошской области тов. Таджибаев Абдуваит.

 

 

загрузка...