Глава IV. О НАРОДЕ КУРАМИНСКОМ — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека



Глава IV

О НАРОДЕ КУРАМИНСКОМ

§ 40. О новопроизшедшем сем кураминском народе ясно сказать никак не можно, как только, что оных почитают ташкенцы, кашкарцы и бухарцы новым. Границы их в средине городов, принадлежащих к Бухарин. Следовательно оные - от каких-нибудь землиц сходцы, как некоторые и утверждают, что сообщество их составлено из роду перешедших карыкалпаков и хивинцов, но большой части беглых и разбойников, кои в пределах своих прочих окружающих их народов в сообществе своем терпеть не могут и ни под каким видом не принимают. Коим по умножении, как в городах бухарских никаких войск и властей не находится, оными и овладели. За городом Ташкентом, за рекою Чирчиком, впадающею в Сырдарыо, граничат к городу Кукону. Почитается их не более 10000 человек; весьма достаточны скотом и хлебопашеством, под властию куконского бека Нурбаты, и имеют девять городов от города Ташкента в 50 верстах: 1) Пискан, в котором до 800 домов; 2) Кереучи, почитается за крепость, небольшой городок; 3) Шарукия, под властию города Ходжанта; 4) Бока, в коем 1000 домов; 5) Муратали; 6) Киреет Баксу; 7) Карактай; 8) Калаимор; 9) Пангас. В которых городах сии кураминцы имеют непременное жилище зимою, а в летнее время выходят около своих городов в степи для распространения хлебопашества и соблюдения скотоводства; ограничивают свои города довольными и сильными караулами. Народ довольно, как и киргисцы вольной; много вреда наносят бухарским караванам. [54] Главной в роде их Худеяр-бек Фазильбеков, жительство имеет в особливом городе Уратели Ходжант, к которым по неспокойству их для усмирения старались неоднократно приходить с китайской границы войски, но ни один раз нападения в рассуждении их храбрости и смелости учинить не могли. Происхождения своего начало не далее имеют, как в нынешнем веке; закона магометанского. Лет за 50 было их немного, а ныне до того усилились, что как китайцы, так равно киргиз-кайсаки и ближе к ним прилежащие дикие киргизы, никакого нападения учинить не смеют. Из числа своих рукоделий продают кайсакам тканые ковры весьма хорошей работы, которые называют их персидскими. По полученным же в 1786 году известиям чрез выходящих из китайского города Кулжи ташкенцев уведали, что начальник кураминского народа Худияр-бек Фазыл-беков с подвластными своими, согласясь с куконским беком же Нурбатою, пристали к Сарамсаку-хоже (Сарамсаком он называется по малолетству, а настоящее его имя есть Махомедиаф-хожа) и вели с китайцами войну, в намерении, чтобы Сарамсаку получить или освободить от них принадлежащие во владение ему Малой Бухарии города, как то: Яркен, Турфан, Кунчу и прочие по наследству; ибо дядя его Юсуп-хожа был аулие, то есть, святой, и жил в кашкарских городах, где его почитали вместо хана, а за святость ему и поклонялись. Во время ж еще Зюнгорской земли, когда сии города были в их зависимости, он жил в Яркене, а после взят зюнгорскими калмыками в город Аксуй в аманаты, где он пророчествовал, что Калмыцкая земля разорится, почему его отпустили обратно в Яркен, и когда у калмыков с китайцами сделалось междуусобие, он был убит. Тогда дети его Айхожа и Куньхожа, из коих Айхожа - Сарымсаков отец, бежал в город Багдахшан, в коем был владелец шах или хан, который и хотел было их выдать обратно; но напоследок убили их сами. Сарымсак же, в молодых летах тогда бывший, бежал с 500 человек чрез города Балхи и прочие в Бухарию к Абулгазию-хану, коего столица, хотя была в Самарканде, но лет тому 25 назад упразднена, а восставлена в Бухарин отцом и дядею Сарымсак-хожи, откуда он наместником или управителем азиатских народов, как видно по повелению хана Абулгазия, [55] определен был Шамратбием при войсках в Самарканде начальником. Тогда Сарымсак согласил разных республик биев и бекоз, обратить на китайцев войну, коему и от бухарского хана Абулгазия даны были войска немалые. Китайцам же учинилось известно, а сии были от того в великой опасности. Особливо же узнали о сем китайцы чрез Янчи-бия, старшину диких киргисцов, коего отец и братья были пойманы китайцами и убиты, а он, Янчи-бий, бежал в Галчу; по чему явственно, что он Янчи-бий был в согласии против китайцев со стороны Сарамсаковой. Галча же не иное что значит, как вольную землю и гористую, которая лежит за Курамою, и в коей города Багдахшан и Диги Дарвас, и весьма великой город Каратыгын, ибо сей народ, живучи в сих городах, мало куда выезжает и состоит из магометанцев, но большею частию разных сект идолопоклонников, которые от города Кукона лежат к полудню. И крайний их город есть Каратыгын, дней пять или шесть от Кукона пешим ходом.