Главная   »   Описание средней орды киргиз - кайсаков. И. Г. Андреев   »   Глава II. О ПРЕДЕЛАХ ИЛИ ГРАНИЦАХ КИРГИЗ-КАЙСАКОВ


 Глава II. О ПРЕДЕЛАХ ИЛИ ГРАНИЦАХ КИРГИЗ-КАЙСАКОВ

§ 35. О древних границах сего народа по прехождению их с места на место, ясно доказать никак не можно. Из исторических же повествований довольно видно, что оные жили между рек Амура и Селенги, а после - вершинах реки Енисея, также Июса и Абакана, и у Черной горы, о которой ныне никаких следов не видно, где она была; но уповать должно, где ныне обитают дикие киргисцы, почему они и именуются “черными”, названные в Сибирской истории “бурутами”. Здесь же за приличное сочтено, объявить известное, что границы сего народа, со времени взятия Сибири и по совершенном покорении татар от реки Ишима, где ныне город Ишим, на реку Тобол, где город Курган, и на рекуж впадающую Тар, где город Тара. Но в последующие времена, по учреждении и заведении Иртышской линии до крепости Устькаменогорской, отнесены так же и отграничены в 1752 году Новою линиею от Звериноголовской чрез Тарскую, Ишимскую и Тобольную дистанции на крепость Омскую, то сии киргизы или, по тогдашнему названию, Казачья орда, отошли далее в степи. Да и при заведении Иртышской линии и построении на оной крепостей, а особливо, Ямышевской, которая в рассуждении близ лежащего к ней соленого озера с начала учинилась в Сибири известна и застроена первая, при заведении которой чинили они многократные на оную нападения. Но тут была зюнгорских калмыков граница, (а о киргизах в тогдашние времена никакого упоминания не находится), при которой за рекою Иртышем прямо Подпускного станца на устье Белой реки находится древнее каменное строение Калбасунская башня, от которой на вершины лежащей к городу Туркестану реки Сарасу и до моря Аральского по реку Эмбу к Уральскому городку. Но ныне уже киргизы, по разным обстоятельствам, границы свои положили весьма обширны. По выходе оставших калмык из Зюнгорской земли с князем их Галдан-Ширином в российское подданство в 1757 году, тогда и Кашкария со всеми своими городами, почитающаяся Малою Бухариею, поступила под протекцию Китайского государства, которая [48] прежде несколько лет под властью и заведыванием была зюнгорцев; а именно: Аксуй-Тарфан, Кашкар, Уркан, Куча, Саняр, Хутан, Кара, Бий и Бисан. Тогда киргизы, вышед из степей, заняли зюнгорские места, которые были от китайцов отданы Аблай-хану, яко своему на зюнгорцев помощнику. А вверх по реке Иртышу до озера Нор-Зайсана, и возле китайских караулов мимо лежащего камня Тарбагатая на реку Илю, так что оные в свои границы занимают и великое озеро Балхаш; и от реки Или на Сырдарью и по оному к Аральскому морю на реку Эмбу. Но хотяб и надлежало здесь отграничить сию Среднюю орду от Большой и Малой и отделить границами; то оная по себе их не составляет; а по большей части сия Средняя орда кочевья свои имеет от озера Нор-Зайсана возле китайских караулов, мимо камня Тарбагатая на реку Илю и с вершины оной чрез реку Цуи и Каук до реки Иргиса, а с оной чрез озеро Телегур и на Урзын до речки Алабуги, впадающей в реку Тобол, а от российской границы, от крепости Устькаменогорской чрез Омскую до Звериноголовской крепости. В частиж, принадлежащей к сему описанию, за нужное почитается изъяснить и изобилование земли и положение мест, рек, озер и лесов, и что все оное к пользе обитающего в ней народа приносить может, отделяя самые лучшие места, начиная с Иртышской линии от форпоста Осморыжского по левой стороне реки Иртыша прямо чрез реку Селенгу на вершины реки Нуры, которая впадает в озеро великое, и многие по себе острова имеющее,- Хархалджин, а с вершины ж оной реки Нуры чрез вершины реки Ишима на вершины рек Тургаев и реки Улькольяка, а оттоль чрез горы Ирей-мяктау на речку Алабугу. И от всех сих мест как вниз по реке Иртышу, равно и Ишиму, в окружности сей земли имеются по большей части ровные места, и при вершинах реки Ишима и прочих рек каменные горы; но места, весьма угодные к производству хлебопашества, и с изобилием лесов, а особливо березового; и множество озер, в коих довольно находится разных родов рыб. А от сих мест, простирается далее к реке Сарасу, равно и вверх по реке Иртышу, грунт земли хрящеватой и великие уклоны, и по оным залегли каменные горы, а между оных пустые степи, а в других местах песчаные; лесов никаких нет кроме мелкого терновника и таволожника, и то весьма мало; а в других и вовсе не находится. [49] Потомуж на тех местах и трав растет мало, так что в оных и киргизцы мало имеют свои кочевья в рассуждении бедного корма своему скоту, а кочуют только между каменных гор. В сих же местах воды на продовольствие весьма недостаточно; ибо такое сухое место, что и в горах редко находятся ключи; а киргизцы как к продовольствию себя, так и скота, выкапывают по степям колодцы; но и тут получают очень мало, и по большой части горьковатую и соленую, каковые места и лежат до гор Чингистау и реки Аягуза, за которыми к китайской границе земля положение свое имеет хотя великими ж каменными горами, но весьма выгодное; ибо между сих гор и киргисцы имеют свое хлебопашество. Тож во многих местах по рекам и ключам разных родов находятся леса. Желающие же знать о состоянии в части сей главных рек, озер, древних строений, равно о горах, о пещерах, могут получить сведение в описании топографическом Оренбургской губернии; но о некоторых учинившихся ныне известными объяснить здесь можно.

§ 36. За камнем Тарбагатаем, не более верховой езды на два дня, за рекою Имелем есть гора, называемая Барлык, на которой стоит китайский караул под сим названием, из которой бьет ключиками на подобие фонтанов горячая вода, для собрания которой высечены из камня два колодезя наподобие корыт, в которые, наполня сей воды, садятся больные люди, человека по два и по три, для излечения разных болезней, от коих по времени и получают свободу; выходит же вода оная из сих колодцов вниз ключом, но не так уже горяча, которую и пить свободно можно, и оная никакого чрезвычайного вкуса не имеет кроме обыкновенного, и чиста. В сих же колодезях так горяча, что сперва человек с нуждою терпеть может, и называется по-киргизски “арасан”, то есть, “целительные воды”.

§ 37. При реке Аягуз находится древнее строение, построенное из дикого плитного камня, наподобие пирамиды; стены внутри убраны, равно как вытесаны, и сведены сводом; одни вхожие двери, и на двух стенах по одному окну. И все строение укреплено по древнему азиатскому обыкновению деревянными связями. Внутри оного поставлены три статуи: одна мужеская, а другая - женская рядом, из коих мужеская с опущенными [50] вниз руками, а у женской одна опущенная, а другая приложена к груди, как бы что принимала, коим статуям киргисцы, подошед, по суеверию своему, в руку сию кладут приношения. Третья стоит поодаль у стены, смотрящая в окно; величиною все в совершенной человеческой рост, иссеченные из камня. О мужеской статуе сказывают что то хан древний Баян, а женщина - его жена Кузукурпеч, о которых и в татарских историях повествуют, что они были страстные любовники; а третья - их слуга. От сей пирамиды при сей же реке, верстах в трех, находится еще такое же строение несколько меньше, и называется “Айкыс”.

 

§ 38. В Западной стороне лежащего хребта Чингистау, от кочевья владеющего Ханхожи-салтана в сорока верстах, находится пещера, в которую вход наподобие дверей. Во внутренности оной довольное пространство, и верх виден не гладкой, из блестящих частиц, как видно, хрусталя. На правой руке сей пещеры лежит камень, высеченный вподобие человека, которого и называют Кузукурпеч. Здесь и примечается, что киргизы и татары не одну Баянову жену называют сим именем “Кузукурпеч”, а всякое высеченное из камня подобие человеческое; что издревле считают, якобы то был превращенной человек, коего почитают за святость, и многие в честь ему делают поклонения, и, стоя на коленях, дотрагиваются руками в знак целования и в воспоминание закалают скот и делают тризны. На левой стороне собрание водное из ключей, как обыкновенно в горах бываемое, называют озером. Пройдяж по оной несколько, начинается узкий весьма и темный проход на высоту другой пещеры, но далеко ль оная простирается, за темнотою далее рассмотреть не можно.