Главная   »   Они среди нас. Н. Егоров   »   НЕВЫДУМАННЫЕ ИСТОРИИ


 

НЕВЫДУМАННЫЕ ИСТОРИИ

После духоты актового вала прохладный и ласковый ветерок, журчащая в темноте арычная вода поднимали настроение, усиливали чувство гордости за дела давно минувших дней и участников только что прошедшего своеобразного собрания.
 
Мы медленно шли по улицам вечерней Алма-Аты. Мой собеседник, Георгий Васильевич, средних лет, журналист, исколесивший полстраны, проживший несколько лет в разных заморских странах, четверть часа убеждал меня, приводя веские аргументы, в необходимости поведать молодежи о делах людей, с которыми мы только что расстались.

 

Иван Антипович Куртов — участник Великой Отечественной войны, офицер запаса, кандидат исторических наук.
 
— Ты же знаешь,—говорил он,—противники мира в своих черных замыслах рассчитывают на малоосведомлен~ ность молодого поколения. Они пытаются выдать черное за белое и извратить великую освободительную миссию советского солдата, нашей армии — освободительницы. За рубежом мне не раз приходилось слышать и читать о том, что пока Советская Армия очищала свою землю от захватчиков, она мол, вела освободительную войну, но как только перешла государственную границу СССР — эта миссия перестала носить освободительный характер и будто бы приобрела захватническую направленость. Ведь тот материал, которым вы располагаете — это сама правда жизни и она, становясь достоянием гласности, отвергает лживые наветы недругов, а вы неумело им распоряжаетесь, молчите и он лежит втуне. Разве это порядок?
 
Стоит только посмотреть на них, участников городского слета алмаатинцев-кавалеров иностранных орденов, и медалей, на этих бывших воинов артиллеристов и танкистов, летчиков и пехотинцев — гордость наполняет всю душу от величия дел совершенных ими! Смотри, как широка «география» этих наград: от центра Европы, берегов Балтики и Черного моря до монгольских степей и берегов Тихого океана!
 
Вот ты, профессиональный историк, приведи, пожалуйста, пример, где и когда суверенные правительства награждали бы воинов армии «оккупантов» высшими знаками почестей и наград? Нелогично получается у наших оппонентов. В анналах тысячелетней истории цивилизации мы не найдем примеров хотя бы близких этому...
 
Признаюсь, что свою точку зрения, мол, и без меня все известно, отстаивать было все труднее, а собеседник приводил новые и новые доводы.
 
— Кому, как не тебе,— продолжал он,— по праву занимающему место среди кавалеров иностранных орденов, самому проделавшему нелегкий путь освобождения Европы от коричневой чумы, сказать слово правды об этом пути! Наконец, вспомни, как в переполненном зале молодежь сосредоточенно внимала каждому слову и жесту, выступавших ветеранов. Это не праздное любопытство, вызванное блеском иностранных орденов или новизной события. Нет! Возможно, каждый из них мысленно спрашивал себя: а смог бы он так поступить или повторить в будущем то, что сделали предки? А может, они сожалеют, что родились не в то бурное время и в будущем не видят места подвигам? Пойми, у них-то жизнь впереди и она ставит эти и многие другие вопросы и думающая молодежь размышляет над ними. Я верю в нашу смену, она не подведет, как и мы своих предков. Но это не снимает с нас, старших, обязанности нести везде и всюду правду жизни, какой бы она суровой и сложной ни была!
 
Действительно, у меня есть материал о каждом из 85-ти алмаатинцах — кавалеров иностранных орденов. Но меня не покидают сомнения, сумею ли я в отведенных рамках и при моем незначительном опыте публицистических выступлений справиться с проблемой? Поймут ли меня те, о ком я буду говорить, принесет ли это в моем изложении пользу молодому читателю? Однако память о моих однополчанах, погибших на Дону и Днепре, на полях Украины и Польши, в городах Чехословакии, на австрийской и немецкой землях придают мне смелость сказать кое-что о прошлом, чтобы лучше воспринималось настоящее и успешнее созидалось будущее.
 
Герои, о коих пойдет речь в этих эпизодах — люди не вымышленные и ненадуманные, они были и живут среди нас, как правило, оставаясь в тени, не кичась своими заслугами и наградами. И в этом, пожалуй, главное: они жили и живут как большинство из нас, но они немного и другие, поскольку чуть требовательнее относились к себе и своим делам и поэтому в ответственный момент оказались более подготовленными к подвигу в своей жизни. Они не искали славы, они делали дело ради долга перед Родиной, ради свободы и прогресса человечества и слава нашла их сама. О некоторых из них и пойдет речь в этих кратких, невыдуманных историях.