Главная   »   Новые горизонты. Мухамеджан Каратаев   »   СЛАВНЫЙ ПУТЬ ЛИТЕРАТУРЫ СОВЕТСКОГО КАЗАХСТАНА


 СЛАВНЫЙ ПУТЬ ЛИТЕРАТУРЫ СОВЕТСКОГО КАЗАХСТАНА

Мы, советские люди, многоязычное, исторически новое сообщество, недавно отметили 61 годовщину Великого Октября, от которого идет отсчет новейшей истории человечества, эпохи перехода от капитализма к социализму.
 
Каждый народ и каждая народность, в братском единении живущие в СССР, в связи с юбилеем Октября подводят итоги служения стране литературой, А революционная, прогрессивная, обращенная к народу литература в нашей стране развивалась стремительно и целенаправленно, и первым мудрым истолкователем ее в XX веке был В. И. Ленин.
 
В 1905 году, за двенадцать лет до победы, социалистической революции, В. И. Ленин в статье «Партийная организация и партийная литература» с гениальной прозорливостью предопределил принципы пролетарской литературы, долженствующей быть партийной и служить тем же великим целям освобождения народа и творческого строительства новой жизни, что составляет содержание революционной деятельности Коммунистической партии.
 
Эта гениальная статья В. И. Ленина была адресована не только русской литературе и её деятелям, но и литературам (пусть у иных народов, не имеющих письменности,— устным) всех народов и народностей, населявших тогда необъятную Российскую империю.

 

Казахская советская литература, рожденная Октябрем, с первых дней своего формирования следовала заветам Ленина, жила горячим стремлением запечатлеть в художественных образах процесс революционного изменения действительности и выразить социалистический идеал народа - строителя нового мира. В этом благородном желании служить народу и его высоким идеалам молодая литература обнаружила внутри себя поистине неисчерпаемые возможности и силы для быстрого и нравственно здорового развития.
 
Если говорить сегодня о достижениях и успехах казахской литературы за советское время, то параллели этому в истории мировой литературы найти невозможно. Сравнение того, чего мы достигли теперь, с тем, что мы имели накануне революции, просто потрясающе. Накануне Октября казахская литература имела в своих рядах не больше четырех-пяти писателей. Сейчас у нас насчитывается почти 400 писателей, кроме казахов,— представители других живущих в республике национальностей: русские, уйгуры, корейцы, немцы.
 
До 1917 года было издано немногим больше двух десятков книг казахских писателей, а за советское время каждый год печатаются сотни произведений всех жанров. До революции в мире мало кто слышал о таком народе, как казахи, изображенном в художественных произведениях. Ныне казахский роман-эпопея «Путь Абая» М. Ауэзова, удостоенный высших литературных наград Советского Союза— Государственной и Ленинской премий, получил всемирную известность.
 
Государственной премии СССР также удостоены в 1976 году трилогия А. Нурпеисова «Кровь и пот» и в 1978 году две поэмы Джубана Мулдагалиева «Орлиная степь» и «Сель». А лауреатов Государственной премии Казахской ССР в республике более десяти.
 
Уже давно не являются редкостью казахские книги, переведенные на языки народов Европы, Азии, Африки, Америки. Казахская многожанровая литература занимает достойное место в литературе Советской страны. Ныне она стала одной из плодоносных ветвей великого многонационального древа художественной литературы нашей родины.
 
Расцвет казахской литературы не явился результатом спокойного идиллического развития. Хотя процесс роста неизменно шел по восходящей линии, нередко он сопровождался напряженной борьбой против враждебных течений, вредных традиций и пережитков, против бесконфликтности, за марксистско-ленинскую идейность, актуальную тематику и художественное мастерство. Казахская и русская критика не страдали комплиментарностью, они взыскательно и требовательно боролись против серости, ремесленной посредственности, пустословия, ложной красивости, формализма.
 
Одной из главных тенденций развития казахской литературы за последние полвека было наступательное движение прозы. Не без могучего влияния корифея Казахской литературы Мухтара Ауэзова казахская проза, дав целый ряд полноценных, глубоких, высокохудожественных произведений, заняла в родной литературе ведущее место. Это бесспорное свидетельство зрелости казахской литературы.
 
Рождение крупнейших художественных полотен, таких, как эпопея М. Ауэзова «Путь Абая»,. удостоенная Государственной и Ленинской премий (случай редчайший, когда одно произведение отмечается двумя главными премиями страны), романы «Ботагоз», «Сырдарья», «Школа жизни», «Промелькнувший метеор» С. Муканова, «Солдат из Казахстана» и «Пробужденный край» Г. Мусрепова, «Чиганак», «Миллионер», «Караганда», «После бури», «Очевидец» Г. Мустафшщ, «Грозные дни», «Буран», «Пусть горит огонек» Т. Ахтанова, «Яик — светлая река», «Много лет спустя» X. Есенжанова, роман «Курляндия», трилогия «Кровь и пот» А. Нурпеисова, «Опасная переправа», «Схватка», «Хан Кене», «Заговоренный меч» И. Есенберлина и перевод этих произведений на русский язык, затем на многие языки народов братских республик Советского Союза, а также на языки народов зарубежных стран дали основание считать казахскую литературу большой профессиональной и благодаря этому мирового значения литературой.
 
Стремление казахских писателей лучше и глубже овладеть творческим методом социалистического реализма, раскрыть его новые стороны, грани и возможности, упорная непрерывная работа, направленная на совершенствование и шлифовку своего мастерства, определили характерные черты - литературного процесса последних лет.
 
Русская советская литература, богатая классическими традициями, постоянно оказывала и оказывает благотворное влияние на все национальные литературы, в том числе и на казахскую. Казахская письменная литература с давних пор обязана своим формированием влиянию русской литературы, революционному творчеству Максима Горького, Владимира Маяковского, Демьяна Бедного, Александра. Блока и других, В дальнейшем, в условиях консолидации и дружбы народов, связь казахской и русской литературы приняла еще более широкие масштабы и тесный характер. Нет ни одного писателя, как из плеяды основоположников, так и современных мастеров казахской литературы, на жизни и творчестве которого не отразилась бы эта плодотворная связь. Здесь имеется в виду не только то, что почти все деятели казахской литературы получили образование в Москве, Ленинграде, Омске и Оренбурге, учились у русских ученых и писателей, но и то, что они поддерживали и поддерживают творческий контакт с русскими писателями, родившимися в Казахстане или давно в нем живущими. Среди них такие общеизвестные имена, как Всеволод Иванов, Иван Шухов, Павел Васильев, Павел Кузнецов, Ефим Пермитин, Николай Анов, Дмитрий Снегин, Максим Зверев, Анатолий Ананьев. Известно, что многогранное творчество этих писателей, составляя крепкое звено в многонациональной советской литературе социалистического Казахстана, вносит весомый вклад во всесоюзную литературу социалистического реализма. В их произведениях мы находим реалистическое отражение прошлого и настоящего многонациональной республики, яркие образы строителей новой жизни, ощущаем дух и колорит родной земли. Ряды кадров русской литературы растут, крепнут и пополняются; работая в одной организации рука об руку с казахскими, уйгурскими, корейскими, немецкими писателями, они создают многожанровые произведения, отображающие в основном современную жизнь строителей коммунизма.
 
Известны имена поэтов Л. Кривощекова и В. Антонова, Р. Тамариной и М. Чистякова, А. Елкова и А. Лемберга, В. Вернадского и О. Постникова, прозаиков М. Симашко, И. Щеголихина, О. Меркулова, О. Мацкевича, В. Ларина, А. Брагина, В. Берденникова, Ю. Герта, А. Белянинова, А. Сергеева, А. Самойленко, Г. Черноголовиной, Э. Мацкевича, Н. Корсунова, Ф. Чирвы, создающих интересные произведения как на современную, так и на историческую тему.
 
Создавая свои произведения, почти все русские писатели республики занимаются и художественным переводом произведений казахских писателей на русский язык, что является одной из ощутимых форм конкретной дружеской связи братских литератур.
 
Вместе с тем нельзя не подчеркнуть значения того знаменательного явления, что в республике и за ее пределами стали солидно и внушительно звучать голоса русских литературных критиков В. Владимирова, П. Косенко, Н. Ровенского и А. Устинова, которые активно участвуют своим критическим словом в процессе развития не только русской, но и казахской литературы.
 
Особо следует выделить весомый вклад в литературу таких старейших руеских мастеров слова, как Н. Анов, И. Шухов, Д. Снегин. Достаточно лишь перечислить такие известные романы и повести лауреата Государственной премии Казахской ССР Николая Ивановича Анова, как «Ак мечеть», «Крылья песни», «Юность моя», «Пропавший брат», «Выборгская сторона», «Каширская легенда», чтобы представить размеры и значение вклада Анова. А значение романа «Крылья песни», написанного на «казахскую» тему о деятелях казахского искусства в советское время и обогатившего тем самым казахскую тематику русской литературы республики, просто трудно переоценить.
 
Лауреат Государственной премии Казахской ССР, известный художник слова, недавно ушедший из жизни Иван Петрович Шухов, знаменитый своими романами «Горькая линия» и «Ненависть», циклом повестей, названным «Пресновскими страницами», и замечательными очерками о целинном подвиге, сделал как художник горьковской школы неоценимо много для развития всесоюзной советской литературы как в идейно-эстетическом, так и в жанрово-тематическом отношении.
 
Вполне закономерно, что уроженец города Верного — Алма-Аты, ныне столицы Казахстана, Дмитрий Федорович Снегин, зарекомендовавший себя вначале как поэт, создал трилогию именно о своем родном городе, назвав ее «В городе Верном», произведение, художественно и документально воспроизводящее события предреволюционных и революционных лет. Сейчас Дмитрий Снегин опубликовал первую часть нового романа, в известной степени продолжающего дух и тематику предыдущего. Называется этот роман «Утро и два шага в полдень». Здесь, как и «В городе Верном», на основе обширного документального материала отображается предреволюционная обстановка города и окружающих его аулов, в которой прошла юность Ураза Джандосова, известного казахского партийного и государственного деятеля. Автор ярко рисует образ умного и убежденного молодого человека. Впечатляющи и образы родителей Ураза, Дармен и Кийкыма, а также учителей верненской гимназии, где учился Ураз.
 
Примечательно и характерно, что в произведениях русских писателей в числе главных героев все чаще стали выступать казахи, как и в произведениях казахских писателей — русские. Русские критики заинтересованно высказывают свои суждения о казахских произведениях, как и казахские критики — о русских произведениях. Так обстоит дело с взаимоотношением не только между казахской и русской, а и другими национальными литературами республики — уйгурской, корейской, немецкой. В этом плане заслуживает внимание еще и такое знаменательное явление, как рост числа национальных писателей, пишущих на русском языке.
 
Богатый опыт писателей старшего и среднего поколений русской литературы Казахстана, постоянный прилив в нее молодых талантливых сил, а также тесный творческий контакт представителей всех национальных разноязыких литератур республики являются верной гарантией того, что каждая из этих литератур, несомненно, заявит о себе на уровне современных требований.
 
В результате всего этого каждая национальная литература в республике развивается с успехом, молодые литературы, связанные друг с другом братскими узами и единством идеалов, растут и развиваются, как свежие ветки одного вечнозеленого дерева.
 
В прошлом романа как жанра в казахской литературе не было, теперь он завоевал достойное место. В 1925 году вышел в свет роман «Тернистый путь» С. Сейфул-лина. Книга эта явилась первым крупным прозаическим произведением тех лет. Если считать истоком жанра романа в советское время эту историко-мемуарную книгу, посвященную огневым годам Октябрьской революции и гражданской войны, то, значит, именно она послужила источником исторических, социальных, бытовых, военных, десятка биографических, психологических, публицистических романов и повестей.
 
Это и определило ведущее начало прозы в современной казахской литературе, утвердив во всеобщем мнении ее зрелость, расширение ее географии, умножение ее читателей не только в Казахстане и в СССР, но и за рубежом. Такое доказательное утверждение казахской прозы отнюдь не умаляет существования и развития казахской поэзии, продолжающей с завидной активностью «выдавать на гора» все новые и новые произведения во всех жанрах от философской поэмы и толгау до лирических миниатюр, от драматической поэмы до стихотворных пародий.
 
Развивая традиции С. Сейфуллина и И. Джансугу-рова в жанре гражданской лирики и социальной поэмы, поэты последующих поколений А. Токмагамбетов, И. Байзаков, У. Турманжанов, Т. Жароков, А. Тажибаев, Г. Орманов, X. Бекхожин, Д. Абилев, А. Сарсенбаев, X. Ергалиев, С. Мауленов, Дж. Мулдагалиев, а также молодые поэты наших дней вышли на новые рубежи в своем творчестве.
 
Радует, что поэзия развивается особенно бурно в последние годы. Сорок лет назад вершиной казахской поэзии была поэма Сакена Сейфуллина «Советстан». В последующие сорок лет родилось множество исторических, лирических, философских, публицистических поэм и толгау (лирико-философские размышления).
 
Наряду с другими видами творчества казахского народа развивалась и развивается вширь и вглубь устная литература и прежде всего поэзия. Причем развивается, не повторяя архаичного старого, но обогащаясь новым содержанием, мыслью, новыми выразительными формами, особенностями и качествами.
 
Две книги перешагнувшего рубеж, девяностолетия акына Джамбула,— сына Джабая,—«Песни и поэмы» и «Путешествие на Кавказ», вышедшие на казахском и русском языках (в переводах Константина Алтайского и Павла Кузнецова) одновременно в Алма-Ате и в Москве, явились крупным событием в поэзии СССР, были переведены на языки народов почти всех братских республик и на двадцать шесть языков народов всех пяти континентов.
 
Казахская поэзия развивалась вширь и вглубь. Стремление философски осмыслить советскую действительность, гражданственность, интернациональный пафос, глубина и конкретность поэтической мысли, естественность, ясность, простота и в то же время отточенность и изящество формы — вот те качества, к которым настойчиво стремилась и стремится казахская поэзия в последние годы. Свойственно это не только стихам зрелых поэтов старшего и среднего поколений, таким, как А. Токмагамбетов, А. Тажибаев, Г. Орманов, X. Бекхожин, X. Ергалиев, С. Мауленов, Дж. Мулдагаяиез, А. Сарсенбаев, М. Хакимжанова, М. Алимбаев, С. Жиеибаев, Г. Каир беков, Е, Ибрагим, Т. Абдрахманова, К. Идрисов, И. Мамбетов, Е. Аукебаев, Ш. Мухамеджа-нов, но и многим поэтам следующего поколения. Среди них особенно выделяются своими смелыми поисками поэты О. Сулейменов, Т. Молдагалиев, М. Макатаев, К. Мырзалиев, К. Джумагалиев, Т. Айбергенов, Ф. Унгарсынова и другие. К бесспорным успехам казахской поэзии следует отнести стихи казахской Ленинианы. Они искренни, задушевны и оттеняют все новые и новые грани образа великого человека, чьим именем названа эпоха.
 
Своеобразны морально-философские и афористические стихи последних сборников А. Токмагамбетова; высоким патриотическим пафосом дышат лирико-философские размышления А. Тажибаева, покоряюще ясна, эмоциональна, свежа мыслями лирика Г, Ормаиова и С. Мауленова.
 
В поэзии заметен трудный, но радующий и обнадеживающий процесс преодоления схематизма, риторичности, декларативности, процесс перехода от общих выспренних рассуждений к художественной конкретности, к вдумчивому проникновению в душу и сердце человека.
 
Десятки лет служил народу пером поэт Гали Орманов. В его последних книгах нашла отражение радуга впечатлений, переживаний и размышлений поэта, всегда и неизменно идущего вместе с родным народом, разделяющего его радости и печали, будни и праздники, всю гамму движений народной души.
 
По дороге казахской поэтической эпики ведет караван своих поэм Джубан Мулдаталиев, создавший страстную, темпераментную, самобытную поэму-монолог «Я — казах». Я тут же оговариваю свое пристальное внимание к его неиссякаемой лирике; Я употребил образ «караван поэм», потому что за последние пятнадцать лет он выстроил стройный ряд эпических произведений: «Малый Турксиб», «Тебе мой поклон», «Орлиная степь», «Сель». Благодаря этим тепло принятым общественностью поэмам, имя автора, известного до того поэмами «Судьба вдовы», «Песня о песне», «Я — казах» и другими, стало еще более известным как имя поэта эпика. Но Мулдагалиев эпик особого рода. В его творчестве эпика неотделима от лирики, и его произведения надо отнести к лироэпосу. От поэмы к поэме углубляется линия лирического размышления и активные лирические отступления (Илья Сельвинский назвал это —«лирическим наступлением»), лирика непременно присутствует в каждой его эпической поэме. Об этом особенно ярко свидетельствуют его последние две поэмы «Орлиная степь» и «Сель», удостоенные Государственной премии СССР, в которых герои освоения целины и спасения столицы Алма-Аты осмыслены глубоко лирически и психологически.
 
В ряду бесспорных достижений казахской поэзии последнего десятилетия особняком стоят новые книги стихов Абдильды Тажибаева «Утес», «Былое» и «Старый колокол», удостоенный Государственной премии Казахской ССР в 1974 году. Книги эти — плод непрерывных упорных поисков и совершенствования автором своего многостороннего, самоцветного творчества. Еще перед этим две книги его стихов («Острова» и «От вчера к сегодня») обогатили казахскую поэзию новыми находками, спектром чистых, цельных красок. Обе поэмы были признаны значительными явлениями казахской лирики. В новых книгах поэт-лирик еще раз продемонстрировал свое умение обобщать жизненные явления с философской точки зрения, выявил новый источник вдохновения.
 
Здесь уместно сказать и о новой книге стихов другого выдающегося казахского лирика Сырбая Мауленова «Листья говорят», изданной в Москве к XXIV съезду КПСС. В эту книгу, представляющую произведения различных этапов творчества Мауленова, удостоенную Государственной премии Казахской ССР в 1969 году, вошли стихи, свидетельствующие об исключительно усердной и плодотворной творческой работе поэта в последние годы. Лейтмотивом творчества Мауленова, как, впрочем, и многих других казахских поэтов в эти годы, явилась ленинская тема, а также идея торжества ленинской национальной политики, занявшие ведущее место в казахской поэзии в связи со 100-летием со дня рождения В. И. Ленина и 50-летием Советского Казахстана.
 
Вот о чем поет у Мауленова пастух-казах в горах:
 
Поет он песнь о Ленине родном,
О том, что в юрту каждую и дом,
Переступив порог, вошел Ильич,
Вошел он — светом, хлебом и трудом.
Свободным, радостным, как вольный дух
Степей в апреле и как дружный стук
Копыт рванувшегося табуна...
Как свет. Об этом и поет пастух.
 
Далеко за рубежами Казахстана получила известность поэзия Олжаса Сулейменова.
 
Первый сборник Олжаса Сулейменова «Аргамаки» вышел в 1961 году. В том же году издана и книга «Земля, поклонись Человеку!» За ними последовали книги «Солнечные ночи», «Ночь-парижанка», «Доброе время восхода», «Год обезьяны», «Глиняная книга», «Определение берега». Отдельные стихи и поэмы его печатались в Москве — в «Правде», в журналах «Дружба народов», «Смена» и других изданиях.
 
Уже первые книги Олжаса Сулейменова поставили его в первый ряд казахских поэтов, выявили его своеобразный поэтический дар, богатейшую ассоциативность, гражданственность, темперамент, щедрую палитру, тяготение к эпике и снискали ему не только внимание, но и любовь читателей. Показателем его успеха следует признать то обстоятельство, что большинство его книг вызвали дискуссии, обсуждения не только на страницах журналов и газет, но и на литературных собраниях, в библиотеках, в студенческой среде.
 
Особенно тепло была принята его патетическая, исполненная гражданского пафоса, многоплановая поэма «Земля, поклонись Человеку!», запечатлевшая всеземной, общечеловеческий подвиг Юрия Гагарина и на широком, я бы сказал, глобальном фоне вскрывшая природу подвига и те силы, какими располагает общество многонационального Советского Союза.
 
Знакомство с седьмой, наиболее сложной и многоплановой книгой «Глиняная книга» Олжаса Сулейменова дает основание утверждать, что он, не останавливаясь на достигнутом, упорно продолжает свой творческий поиск, мастерство его крепнет, он расширяет горизонты своего творчества.
 
Степень развития художественной литературы, с одной стороны, зависит от общего уровня культуры народа, с другой — от того, в какой мере сама литература оказывает влияние на подъем культуры народа. Не последняя роль тут принадлежит критике.
 
Известно, что литературная художественная критика заметно выросла в казахской литературе и неуклонно идет вперед. Она избавилась от теневых своих сторон, в частности — односторонности вульгарного социологизма, упрощенчества, немотивированного очернительства, дискредитировавшего специфику художественной литературы. Сегодня это — подлинно научная критика. К 50-летнему юбилею Октябрьской революции вышла шеститомная История казахской литературы, выходят в свет монографические труды о творчестве выдающихся писателей, ведутся исследовательские работы по вопросам социалистического реализма, издаются десятки книг с литературно-критическими, литературоведческими статьями. Все это — свидетельство укрепления роста казахской литературной критики и литературной науки.
 
Заметные сдвиги произошли в казахской литературной критике после постановления ЦК КПСС «О литературно-художественной критике». Но сдвиги могли бы стать более ощутимыми, глубокими и действенными, если бы, скажем, казахские критики учитывали опыт критиков России.
 
Казахская драматургия сравнительно молода. Шесть десятилетий назад она началась пьесой «Енлик — Кебек» Мухтара Ауэзова, за которой последовала его же пьеса «Байбише — токал». В числе первых драматургов были и Сакен Сейфуллин с его пьесами «Дорога счастья» и «Красные соколы», и Беимбет Майлин, написавший «Вступление в брак». Рождение этих пьес было одновременно и рождением казахского национального театра. За прошедшие годы в Советском Казахстане созданы десятки драм, комедий, трагедий, создан репертуар народных, областных и республиканских театров.
 
Надо отдать должное корифеям казахской литературы, все они: Мухтар Ауэзов и Габит Мусрепов, Сабит Муканов и Сакен Сейфуллин, Беимбет Майлин и Абдильда Тажибаев—отдали много сил созданию драматических произведений.
 
Утверждению и становлению казахской драматургии содействовал перевод на казахский язык классических пьес мирового и русского репертуара. Выдающуюся роль в этом сыграл Мухтар Ауэзов, блестяще осуществивший перевод на казахский язык пьес Шекспира, Гоголя, Тренева, Погодина, Крона.
 
Пафос казахской драматургии заключается в целенаправленном стремлении драматургов вывести на сценическую площадку нашего современника во всей сложности его мыслей, чувств и деяний. В этом аспекте должны быть названы пьесы «Сакен» С. Муканова, «Ажар и смерть» С. Жунусова, «Сложные судьбы» Ш. Хусайнова, «Неожиданная встреча» Т. Ахтанова, глубоко содержательные, стилистически отточенные «Монологи» А. Та-жибаева. Поиски нового у мастеров всех драматургических жанров устремлены в гущу жизни, на разведку новых пластов действительности, рожденных жизнью характеров.
 
Совсем недавно Тахавн Ахтанов опубликовал историческую драматическую поэму «Клятва» (кстати сказать отлично переведенную на русский язык поэтом Наумом Гребневым). «Клятва»—по-настоящему драматична и отличается тонкостью психологических мотивировок.
 
Говоря о многожанровости профессионально зрелой во многих отношениях казахской литературы, нельзя умолчать о равномерности ее роста и развития. Возьмем, к примеру, детскую литературу. Как учит Горький, это одна из важнейших областей большой литературы народа. Нельзя сказать, чтобы детская литература казахов не давала первосортной книжной продукции.
 
Республика может гордиться работами таких интересных детских писателей, как С. Бегалин, У. Турманжанов, М. Зверев, давших полноценные детские книги, известные далеко за пределами Казахстана.
 
Успешно и плодотворно пишут для детей писатели М. Алимбаев, А. Дуйсенбиев, А. Белянинов, М. Гумеров, Л. Макеев, Ж. Смаханов, О. Аубакиров, Н, Сералиев и другие. Издаются казахские народные сказки. Создано специальное издательство «Жалын».
 
Но всесоюзная и, в частности, русская литература дали такие блистательные образцы книг для детей всех возрастных групп, что казахская детская литература перед ней просто блекнет, и выход детских казахских книг на всесоюзную арену надо в порядке самокритики признать явно недостаточным, попросту бедным. Отстает в своем развитии и такой жанр, как фантастика и приключения.
 
Сатира и юмор, несмотря на то, что в республике издается специальный журнал «Шмель» (Ара»), на протяжении многих десятилетий не дали сколько-нибудь значительных, глубоких, нашедших массового читателя произведений. Это тем более необъяснимо, что у казахского народа издревле славились острое слово, меткое сравнение, язвительная насмешка, басня, иносказание,— словом, блестящие образцы сатиры и юмора. Один Алдар-Косе мог бы нести в этой забытой области большую и почетную нагрузку. Впрочем, чего нет, того нет. Будем говорить о том, чем мы богаты.
 
В лучших произведениях поэзии, прозы и драматургии мы находим чувство современности, художественное воплощение социальных и этических проблем нашей жизни, проникновение в суть жизненных фактов и противоречий, психологическую разработку характеров. А это и есть отклик на коренные, самые существенные задачи жизне-строительства, ответ на требования жизни и проблемы, которые выдвинула партия на XXIII, XXIV и XXV своих съездах.
 
Таковы повести. Г. Мусрепова «Однажды и на всю жизнь» и «Улпан ее имя», романы А. Нурпеиеова «Кровь и пот», X. Есенжанова «Много лет спустя», И. Есенберлина «Опасная переправа», «Схватка», Т. Ахтанова «Буран», «Пусть горит огонь», Б. Сокпакбаева «Мертвые не возвращаются», С. Бакбергенова «Кровь на снегу», С. Жунусова «Дом в степи», Д. Абилева «Мечта поэта», повести Ж. Жумаканова, С. Муратбекова, А. Нуршаихова, К. Жумадилова, К. Искакова, С. Санбаева, А. Нурманова, А. Кекильбаева, М. Сундетова, Д. Досжанова, С. Досанова, М. Дузенова.
 
Из произведений, созданных в последние годы, выгодно выделяется новая книга художественной прозы Габита Мусрепова. Известный казахский новеллист, искусный ювелир слова создал несколько изящных миниатюр и рассказов, отмеченных тонким мастерством психологического рисунка. В ряду этих бесспорно талантливых произведений особое место занимает лирико-философская повесть «Однажды и на всю жизнь», закономерно отмеченная в 1970 году Государственной премией Казахской ССР. Автор назвал ее поэмой, так же как С. Сергеев-Ценский жанрово определил свою повесть «Печаль полей». Мусрепов, безусловно, имел полное основание и право на такое определение. Произведение написано взволнованно, с высоким эмоциональным накалом, с проникновенно-тонким лиризмом и, что особенно радует, своеобразным, взыскательно отобранным поэтическим языком. Повесть-поэма убедительно оптимистична. Рассматривая проблему личности и гуманизма в свете побед нового социалистического мира, она укрепляет веру в эту победу и тем самым возвышает и облагораживает человека, делает его нравственно чище и душевно красивее.
 
Другим интересным произведением в числе отмеченных Государственной премией республики является остро проблемный, смелый роман Ильяса Есенберлина «Схватка». Я сознательно подчеркиваю слово «проблемный» не только потому, что произведение действительно поднимает серьезную научную и народнохозяйственную проблему (хотя само по себе это тоже немаловажно), но и потому, что сердцевина романа — жгучая нравственная проблема, решаемая автором с большим проникновением.
 
Советская многонациональная (в том числе и казахская) литература по самому существу своему, по природе своей, литература новая, новаторская. Такова она не только по историческому возрасту, по тематике и по изображению героя своего — нового человека, но и по духу, по идейно-эстетической концепции, по новизне художественного метода. Казахские литераторы никогда не рассматривали наше великое революционное время в отрыве от исторического прошлого своего народа. Поэтому, очевидно, и удалось мастерам литературы на всех этапах ее развития умело сочетать в исторической тематике дыхание прошлой и современной жизни. В этом отношении особо стоит роман-эпопея Мухтара Ауэзова «Путь Абая». Это вдохновенное произведение, познакомившее мир с казахским народом и его величайшим сыном Абаем, составляет славу и гордость всей нашей литературы, утверждая качественный скачок в плодотворных исканиях советской казахской литературы под знаменем жизнеутверждающего метода социалистического реализма.
 
Краткое обозрение казахской литературы 60—70-х годов дает возможность увидеть тот поворот, который произошел в ее развитии со времен XXIII съезда КПСС.
 
И тут, как к исходной позиции, надо возвратиться к тому рубежу, на котором седьмой съезд писателей Казахстана подытожил достижения казахской литературы. Именно благодаря этим достижениям и казахская литература стала многожанровой, профессионально развитой литературой социалистического реализма, известной за пределами Казахстана, имеющей за плечами богатый опыт и традиции, литературой, способной отвечать самым высоким требованиям времени. В ряду главных задач литературы писательский съезд указал на необходимость дальнейшего повышения идейно-эстетического уровня произведений, задачу совершенствования художественного мастерства. Осуществление данной задачи, как известно, связано прежде всего с решением проблемы изображения человека. Поэтому в указанный период было заострено внимание к человеку, как к главному объекту искусства, усилился интерес к его внутреннему миру.
 
Большой размах в советское время приобрела переводная работа с русского и других языков на казахский язык. Она создала условия для более тесного общения между собой всех советских литератур. Художественный перевод на родной язык русской мировой классики, лучших образцов русской и национальных советских литератур послужил отличной школой мастерства для казахских поэтов и писателей, помог поднять эстетическую культуру казахской литературы.
 
С благодарностью, любовью и уважением в Казахстане называют русских переводчиков, среди которых уже ушедшие из жизни Л. Соболев, Вс, Иванов, И. Сельвин-ский, С. Маршак, И. Шухов, Я. Смеляков, М. Луконин, П. Скосырев, П. Шубин, П. Кузнецов, П. Вячеславов, О. Берггольц, В. Луговской, М. Исаковский, Вс. Рождественский, К. Алтайский, А. Пантиелев, Ю. Домбровский, а среди здравствующих — 3. Кедрина, М. Львов, Н. Анов, С. Наровчатов, К. Ваншенкин, Е. Винокуров, Ю. Казаков, Д. Снегин, А. Белянинов, А. Брагин, А. Садовский, В. Цыбин, Е. Евтушенко, Б, Слуцкий, Л. Озеров, А. Лемберг, П. Железное, А. Николаев, Т. Стрешнева, Л. Кри-вощеков, Л. Скалковский, Н. Сидоренко, В. Савельев, В. Соколов, С. Злобин, А. Кафанов, В. Антонов, Ф. Моргун и многие другие.
 
Дружба народов породила дружбу литератур. Она проявляется и во взаимной связи литератур, в учебе друг у друга, обмене темами, мотивами, художественными средствами.
 
Тема рабочего класса властно утвердилась в казахской литературе 40—50-х годов романами «Караганда» Г. Мустафина и «Пробужденный край» Г. Мусрепова. В первом из этих романов, отобразившем картину строительства советской Караганды, образы главных героев Щербакова и Мейрама, как Рахмета и Лизы, полновесно выразили замечательные черты характера советского человека— строителя социализма и вместе с тем запечатлели торжество социалистического интернационализма. Во втором же романе, посвященном дореволюционному периоду Караганды, в образах казахских рабочих Булан-бая, Сургали, Байжана, русских рабочих — показаны истоки классовой солидарности рабочих разных национальностей, утвердившей в последующие годы единство классовых интересов.
 
Жизнь рабочих Иртышского пароходства получила частичное отражение в романе «Товарищи» И. Джансугурова и в последних книгах «Пути Абая» М. Ауэзова. Наконец, в 50—60-х годах о сталеварах Казахстанской Магнитки появился роман «Темиртау» 3. Шашкина. Роман был весьма смелым шагом к жгучей теме современности, к многотрудной области отображения жизни рабочих и инженеров индустриального гиганта Казахстана.
 
Можно сожалеть, что на романе 3. Шашкина в казахской литературе на некоторое время оборвалась нить рабочей тематики, тянувшаяся от С. Сейфуллина на протяжении тридцати лет. Лишь в 1965 году вышла повесть молодого писателя Ш. Муртазаева «Молнии безоблачных дней», в которой создан интересный образ инженера-рационализатора Наримана. Позднее появились романы «Пламя» 3. Кабдолова, в котором поднимается важная нравственная проблема в условиях научно-технической революции, «Я — рабочий» Ж. Жумаканова, «Откелде» К. Исабаева, «Перелетные птицы» С. Шаймерденова, а также несколько повестей писателей молодого поколения. Все же, как видим, казахская литература еще в большом долгу перед рабочим классом— полнокровное, глубокое, в полный рост, во всю ширь души изображение рабочего — дело будущего, будем надеяться — уже недалекого будущего.
 
Жизнь казахского аула в прошлом и настоящем была и продолжает оставаться главным объектом художественного освоения наших писателей. Эта тематика породила большое количество произведений за истекшее шестидесятилетие. Достаточно перечислить имена главных героев — не всех, а только наиболее значительных произведений, чтобы убедиться в обилии книг об ауле. Раушан (из повести «Коммунистка Раушан» Б. Майлина), Азамат Азаматович (из его же одноименного романа), Сырбай (из романа «Сырдарья» С. Муканова), Саден (из рассказа «Тупорылые» Г. Мусрепова), Чиганак Берсиев (из одноименного романа Г. Мустафина), Жакин и Жомарт (из его же «Миллионера»), Коспан (из романа «Буран» Т. Ахтанова), Аскар (из повести «Караван, идет к солнцу» А. Алимжанова), Карпов, Асия, Алмасбек (из романа «Племя младое» М. Ауэзова), Есенали (из романа «На дальних рубежах» Ж. Тлекова), Нурлан (из романа «Вера» 3. Шашкина) и многие, многие другие. Показывая масштабные картины новой жизни казахского аула, авторы в то же время раскрывают изменившийся и в самой своей основе характер советского человека из аула, выросшего в патриота, интернационалиста и гуманиста.
 
Всемирный успех романа-эпопеи Мухтара Ауэзова о великом казахском поэте Абае Кунанбаеве стал импульсом для создания серии произведений, посвященных лучшим сынам и дочерям казахского народа. О Султанмахмуде Торайгырове написана трилогия Д. Абиле-ва «Мечта поэта», о Дине Нурпеисовой создан роман «Дина» С. Бакбергенова; об Ибрае Алтынсарине — поэма «Колокол в степи» Г. Каирбекова; о Сакене Сейфуллине — пьеса С. Муканова, повести Г. Мусрепова и С. Талжанова, рассказ Т. Алимкулова; о Биржане И. Есенберлин сложил поэму. Ахану-сэре С. Жунусов посвятил одноименный роман. Из-под пера С. Муканова вышла дилогия о Чокане Валиханове «Промелькнувший метеор»; об Алиби Джангильдине X. Бекхожин создал поэму «Степной комиссар». К. Тогузаков опубликовал поэму о Куляш Байсеитовой, а также поэму об Омаре Сибирском. Махамбет Утемисов стал героем романа А. Алимжанова «Стрела Махамбета». Ж. Арыстанов изобразил в повести «Утренняя заря» Гани Муратбаева.
 
Изображаются в нашей литературе и молодые герои - в разных ситуациях, побуждающих их бороться с трудностями; эта обстановка закаляет их характеры, воспитывает их нравственно, помогает им наметить цели и достигать их.
 
В этой портретной галерее мы встречаем Адильжана (из повести «Песня любви» А, Нуршаихова), Досана (из повести Н. Габдуллина «Вышитый платок»); Мухита (из повести М. Дуйсенова «Невеста»), Сауена (из повести С. Бакбергенова «Кровь на снегу»), Мезгиля (из одноименной повести С. Шаймерденова), Дидара (из повести М. Сундетова «Жду тебя, Дидар»), Наримана (из повести Ш. Муртазаева «Черное ожерелье»), Кабыла и Малике (из повести К. Найманбаева «Начинание») .
 
Сюда примыкают документальные повести и очерки на военные темы, описывающие героику Великой Отечественной войны, фронтовую страду — Б. Момыш-улы, М. Габдуллина, А. Шарапова, К. Кайсенова, Т. Жан-гельдина. Повести и очерки эти неравноценны. Но в них — живая жизнь, трепетная действительность, подлинность достовернейшего материала, иногда неопровержимый документ, живые впечатления драматического бытия, выстраданные, выношенные в сердце, незабываемые чувства даже не очевидцев, а непосредственных участников событий.
 
В Казахстане живут представители более ста наций и народностей. Само собой разумеется, что проблема взаимоотношений этих разноязычных людей, у которых второй родной язык — русский, является первостепенной литературной проблемой. Не случайно одной из ведущих тем у великана народной поэзии Джамбула была дружба народов.
 
Прав профессор Г. Ломидзе, который в «Литературной газете» писал: «Советская литература с самого начала страстно утверждала животворную идею социалистического интернационализма. Это был объективный процесс, так как в нем сказывалась правда новой действительности».
 
Тема ленинской дружбы народов, взаимосвязей и взаимоотношений народов нашей страны, составляющих единую по содержанию и многонациональную по форме новую историческую общность — советский народ — ждет своей философски глубокой и художественной полнокровной разработки, и это наш пока неоплатный долг перед нашим народом, это одна из нерешенных задач. Есть и другие задачи. По большому счету казахская литература, несмотря на ее зримые достижения, отстает от героического труда народа. После литературного подвига Мухтара Ауэзова, создавшего «Путь Абая», у нас нет равноценного ему произведения. Если с этой точки зрения подойти к казахской литературе, то нетрудно увидеть, как много еще у нас недочетов и пробелов. Относятся они, прежде всего, к не совсем изжитой еще узости тематической «географии», которая не соответствует широте производственно-профессиональной и национально-этнографической географии. На ее карте не обозначены еще многие важнейшие участки коммунистического строительства, переднего края нашей жизни. Нет, например, произведений о жизни горняков, проходчиков, строителей, транспортников и т. д.
 
Отмечая в Отчетном докладе на XIV съезде Компартии Казахстана неоспоримые достижения казахской литературы за последнее пятилетие, член Политбюро ЦК КПСС, первый секретарь ЦК Компартии Казахстана тов. Д. А. Кунаев остановился и на ее недостатках: «Но, отдавая должное немалым успехам нашей литературы и искусства, следует отметить, что в прозе, поэзии и драматургии у нас нередко появляются чрезвычайно слабые произведения. Образно-тематическое содержание их не отражает в полной мере современной проблематики.
 
К сожалению, воплощение современности в литературе Казахстана уступает исторической теме, за которую тоже нередко берутся без глубокой подготовки, знаний и профессионального мастерства».
 
Вывод отсюда один — не успокаиваться на достигнутом, не усыплять себя успехами (бывает, что и мнимыми, воображаемыми), а мобилизовать всю казахстанскую писательскую дружину на достижение новых вершин в литературном творчестве.
 
Наши читатели у нас на глазах совершают без шумихи, без декларации трудовые подвиги. Мы, писатели, должны идти рядом с чудесными, всепонимающими, удивляющими весь мир читателями своими. Мы это сможем, если захотим всем сердцем!

 

 

загрузка...