Летняя детская одежда оптом цена от производителя


 ПОРА ЗРЕЛОСТИ

Не говоря о других важных и необходимых качествах литературного критика, таких, например, как талант, знание и культура, я знаю еще одно неоспоримое качество, без которого принципиально нельзя быть литературным критиком. Это — любовь к родному народу, к его языку и литературе. Да и нельзя без этого стать писателем тоже. Оговорюсь: я имею в виду настоящего, хорошего, с истинным призванием критика, а не случайного, посредственного. К сожалению, хороших литературных критиков у нас пока еще мало, видимо, это потому, что талант — редкость.
 
Вот в числе немногих, наиболее талантливых, кто любит и знает родную литературу, смело могу назвать Рахманкула Бердибаева. Любовь эта не искусственная, а природная, органическая, впитанная с молоком матери. Рожденный и воспитанный в колхозном ауле, Рахманкул проходит в этом смысле весьма примечательную и выгодную для будущего литератора лестницу образования: начальную школу в родном ауле, казахскую среднюю школу на руднике Ачисай, казахское педучилище в Туркестане, казахский филологический факультет пединститута в Кзыл-Орде, университет в Алма-Ате. Такая ступенчатость воспитания и образования не могла не способствовать лучшему познанию жизни народа, освоению богатства его языка и поэзии. Четыре года преподавания казахского языка и литературы в аульной средней школе позволили молодому учителю еще глубже проникнуть в родную стихию, в сферу национальной истории и современного советского образа жизни.

 

Мне, старшему по возрасту и стажу в литературной жизни, хорошо известен путь, который привел Рахманкула Бердибаева в казахскую литературную критику и литературоведение. Путь этот начался в тот знаменательный период, когда состоялся XX съезд КПСС. Несмотря на молодость Бердибаев был одним из первых, кто живо и непосредственно воспринял после съезда новую освежающую атмосферу в литературной жизни и осознал значение новых задач. Первые его выступления касались вопросов об отношении к культурному наследию и языку казахского народа. После того, как эти вопросы получили правильное решение в известном постановлении ЦК Компартии Казахстана 1957 года. «О состоянии и мерах по улучшению изучения и критического использования литературно-поэтического и музыкального наследия казахского народа» и на теоретической конференции при Академии наук КазССР 1959 года, критик всецело переключается на жгучие проблемы современного литературного процесса, пишет рецензии на выходящие книги, публикует проблемные, обзорно-аналитические статьи о казахской литературе.
 
Истекшее двадцатилетие было исключительно плодотворным для творчества талантливого критика и выдвинуло его ныне на передний край сложного, очень трудного жанра литературной критики. Дело не только в количестве трудов критика и ученого, успевшего за это время написать больше книг и много статей и рецензий, но и в признании значения его деятельности для развития литературного процесса и науки о литературе.
 
Яркий талант, широкая эрудиция, трудолюбие и, главное, любовь к родной литературе — вот что определяет и характеризует стремительный рост Бердибаева, счастливо сочетающегб боевую роль литературного критика с исследовательским трудом ученого, доктора филологических наук. Знание богатого казахского фольклора и народной поэзии, истории письменной и современной советской литературы придает многогранность его профессиональной научно-творческой деятельности, что позволяет ему совмещать чтение лекций в университете с изучением истории литературы, исследование материалов литературного наследия прошлого с разработкой проблем традиции и новаторства, активное участие в литературной жизни республики с выступлениями о животрепещущих явлениях современной литературы. Об этом говорят сами названия его книг: «Литература и жизнь» (1964), «О социалистическом реализме» (1966), «Роман и эпоха» (1967), «Образ современника в казахской прозе» (1968), «Соловьи Гулистана» (1970), «Становление казахской литературы» (1971), «Уроки традиции» (1975), «От легенды к роману» (1976), «На корабле дружбы» (1976), «Исповедь веков» (1977).
 
В них собраны литературно-критические статьи и этюды, монографические и обзорно-аналитические исследования, которые свидетельствуют как об активности и плодотворности автора, так и широте его интересов.’ Нет, пожалуй, ни одной более или менее значительной фигуры в казахской дореволюционной и советской литературе, которой так или иначе не касался бы Бердибаев в своих трудах, четко определяя со своей точки зрения место и значение того или иного писателя или явления в развитии литературного процесса, в развитии того или иного жанра, в разработке той или иной темы.
 
Разносторонность познаний Р. Бердибаева заметно сказывается в том, что объектами литературоведческого рассмотрения выступают у него не только исторические и современные явления казахской литературы, но и ее широкие связи с русской, мировой и восточно-классической литературами. Большой интерес вызывают в этом плане его книги «Соловьи Гулистана» и «На корабле дружбы», конкретно освещающие взаимосвязи и взаимовлияния литератур Средней Азии, Казахстана, Сибири и Кавказа. Как критик Бердибаев очень чуток ко всему новому, что возникает в современном литературном процессе, он имеет свою оценку и суждения по каждому новому произведению и как ученый разбирает его в преемственной связи с традициями и опытом не только казахской, но и всесоюзной литературы социалистического реализма. Особенно заметен этот акцент в его литературоведческих работах о жанре казахского романа и становлении казахской советской литературы, которые, безусловно, вносят весомый вклад в науку о современной казахской литераТуре. То же самое можно сказать и о его трудах, разрабатывающих в последние годы проблемы богатейшего казахского эпоса и мало изученной древней казахской литературы, а также проблемы традиционного и современного казахского фольклора.
 
Разносторонность интереса и любви исследователя к родной литературе ярко выражается и в том, что он часто выступает с изыскательско-популяризаторскими статьями о жизни и творчестве своеобразных акынов, поэтов-«книжников» и композиторов Южного Казахстана, таких, например, как Кулыншак, Майлиходжа, Шади, Мусабек, Еркинбек, Сугир, Бапыш, Манат, Султанбек, Санбай, Жаппас, Жанибек, Тулеген и других, которые до него часто выпадали из поля зрения исследователей. В изучении и осмыслении поэтичееко-музыкального наследия Южного Казахстана, в котором благодаря особенностям исторического развития этого края сложилось некоторое своеобразие и культурного развития, Р. Бердибаев проявляет себя как энтузиаст этого дела.
 
Как видно, широта интересов и познаний позволила критику утвердиться и как историку литературы, который, помимо прочих исследований, был одним из основных авторов шеститомной «Истории казахской литературы» и «Истории многонациональной советской литературы», изданной в Москве, ведет в Казахском государственном университете спецкурс по роману и эпосу, как доктор филологических наук, руководит диссертационной работой соискателей, часто выступает с докладами на литературные темы на научно-теоретических конференциях. Немало потрудился Бердибаев над изучение» творчества Мухтара Ауэзова, особенно над осмыслением его художественного мастерства. Интересна его новая книга об исторических романах.
 
Известно, как XXIV съезд КПСС и специальное постановление ЦК КПСС «О литературно-художественной критике» за 1972 год заметно подняли роль и авторитет этого боевого жанра литературы, укрепили его научный фундамент. Деятельность Бердибаева за это пятилетие как раз является показательным примером для тех перемен, которые наметились в литературной критике и науке о литературе после известного Постановления ЦК КПСС. Перемены эти характеризуются повышением активности и продуктивности критики, укреплением научно обоснованного подхода к явлениям литературы.
 
Вместе с тем есть у нас еще некоторые, не совсем изжитые общие недостатки нашей критики, связанные с притуплением ее остроты, с комплиментарностью. Не свободен от этого и Рахманкул Бердибаев. Увлеченный разнохарактерными научно-исследовательскими проблемами, он несколько ослабил в последнее время свое внимание к новым произведениям современной литературы, свою привычную нетерпимость к посредственности. Но у Бердибаева достаточно данных и опыта быть на уровне современных задач литературной критики. Необходимо только, чтобы критик возобновил свое прежнее заинтересованное восприятие всего нового и свое бескомпромиссное отношение к серости.
 
Я пристально слежу за ростом кадров литературной критики и литературоведения, как и всей нашей литературы. Поэтому с радостью и удовлетворением говорю в каждом случае свое теплое слово об их талантливых представителях. Так, я выразил чувство своего удовлетворения по случаю присуждения премии Ленинского комсомола Казахстана молодому критику Сагату Ашимбаеву, возлагая большие надежды на его будущее. С оценкой солидных заслуг видного литературоведа и критика Серика Кирабаева выступил по телевидению, в связи с его пятидесятилетием; писал в «Казахстанской правде» об успехах трех своих коллег — русских критиков Казахстана, а теперь, по подсказу сердца, пишу о Р. Бердибаеве, о его многогранном таланте критика и литературоведа республики. И пишу я о них не только по подсказу сердца, не только потому, что радуюсь достижениям критиков, но и потому, что еще много предстоит сделать нам общими усилиями, чтобы литературная критика всегда была на уровне той благородной роли, которую предопределила для нее наша партия в постановлении ЦК КПСС «О литературно-художественной критике».