ДАВАЙ, ЗЕМЛЯК, ЖМИ!

«Рискнем же, брат!» Так названа новая книга Сейдахмета Бердикулова. Ей предпослан небольшой публицистический очерк под названием «Ключ к этой книге или документальный пролог».
 
Внимательно прочитав эту весьма своеобразную книгу, состоящую из двух повестей, легко можно убедиться в том, что в этом вступительном очерке выражена идейно-эстетическая установка автора, проливающая свет на все, что составило основное содержание книги. Вот, например, маленькая деталь, увиденная советским журналистом в аэропорту Бангкока, которая характеризует в колониальной стране Таиланд поведение американских воротил:
 
«Трубочный дым идет у них изо рта, как из выхлопной трубы трактора — равномерными, плотными клубами. За небрежностью поз, за плохо маскируемым высокомерием угадывается скрытый, недобрый смысл».
 
Деталь эта оказалась предпосылкой к диалогу, состоявшемуся между советским спортсменом Туйгуном Сураншиевым и американским майором Джоном в повести «Гонка», где ярко выразилась несовместимость взглядов советского человека и американского офицера.
 
Еще другая деталь: Анатолий Рожков, наш советский человек, девять лет работающий здесь, в аэропорту Бангкока, «остался самим собой — весь насквозь русский». Как он радовался, встречая в аэропорту своих соотечественников!
 
Автор от себя добавляет: «Сколько наших людей он вот так же провожал, сколько раз сжимали ему сердце горький привкус разлуки и тоска по родине, где так неповторимо пахнет свежий хлеб!» Вот это конкретно-ощутительное чувство любви к родине пронизывает духовную структуру обеих повестей.

 

В концовке вступительного очерка Туйгун Сураншиев в гостинице смотрит по телевизору спортивную передачу, как советский велогонщик Олег Тусумханов одерживает победу. Туйгуну не спится от радости и гордости: «Давай, земляк, жми!», «держись, братишка, только держись!»— восклицает он от восхищения. Он и злится на то, что диктор из Каира объявил «Раша», а не «Совет юнион». Ему показалось, что издалека, доносится Гимн Советского Союза. Вот это и есть ключ к книге.
 
Итак, вступительный очерк и две повести в одной книге. Разная у них тематика, разные герои, разные времена и места действия. Но тем: не менее составляют они как бы единое целое, ибо прочитываем мы всю книгу единым дыханием и подучаем цельное впечатление. В чем дело? Что их объединяет?
 
Оказывается, объединяет их единое чувство, которым наделены лирические герои обеих повестей,— чувство советского! патриотизма и любви к родине.
 
Главный герой повести «Гонка» всемирно известный велогонщик Туйгун Сураншиев подается в ней как типизированный литературно-художественный образ. Ключом к нему, вернее прототипом его, видимо, явился Олег Тусумханов, увиденный автором по телевидению. Находясь в далекой Малайзии, Туйгун не может не лелеять в сердце образы своей родной матери, аула Бугуминз, перевала Аулие» коня Айкаски, не обращаться к ним и в минуты радости, и в минуты огорчений.
 
В чужих краях, на дальнем берегу,
Тебя, мой край,
Я в сердце берегу.
Как чахнет сын без материнской ласки,
Так без тебя дышать я не могу.
 
Вот его душевный девиз — песня, которая «сама звучит в нем» и зовет вперед, зовет к борьбе и победе. Обогнать любого на своем коне Айкаске и достичь высоты перевала Аулие было пределом всегдашней мечты Туйгуна с самого детства. Детская мечта аульного подростка переросла здесь в высокий патриотический, патетический идеал — одержать победу на велосипеде в международном старте.
 
Он побеждает, побеждает, несмотря на предыдущую неудачу из-за камня на пути. Побеждает потому, что Туйгун понимает и сознает, что в борьбе за достижение желанной цели не одинок, а с коллективом советской команды, за которой стоит родина — великий Советский Союз. Он черпает от этого сознания силу и уверенность, ощущает великую ответственность и перед собой, и перед народом, который во всем окрыляет и вдохновляет его. Значит, победили не только техника, опыт и мастерство, но и высокое достоинство советского гражданина.
 
Кравцов, Таукел, Атахон, Кудайберды, Азат, Савва Белоцсрковский, Жоник и другие—вот члены команды, у каждого из которых своя отличительная черта характера, как и у капитана команды, чемпиона мира — Туйгуна. Но всех их объединяет и роднит не только общность интересов спортивной команды, но и чувство интернациональной дружбы, которое тонко, впечатляюще выражено во взаимоотношениях членов команды, состоящих из представителей разных национальностей.
 
Здесь подчеркнуто выделен образ Туйгуна. Автор в сюжетной линии повести предоставил ему широкие возможности проявить свое мастерство и нравственные качества: мужество, человечность и справедливость. Ярко выявилось это не только в героическом порыве одержать победу, но и в том факте, когда Туйгун справедливости ради заступился за лодочника Абдулу Дулата, нахально брошенного в воду американскими офицерами.
 
Следует признать, что тема международного спорта, за которую взялся наш молодой журналист и писатель Сейдахмет Бсрдикулов,— неподнятая целина в казахской литературе, если не считать отдельных воспоминаний об известном казахском дореволюционном борце Хаджи Мукане. Но и он не был показан в такой ситуации.
 
Написав новую, оригинальную по тематике и принципу изображения лирико-публицистическую повесть о советских спортсменах с главным героем — молодым казахом Туйгуном,— автор, бесспорно, проложил первый след в этом направлении.
 
В лице Туйгуна, вчерашнего аульного парня, теперь знаменитого велогонщика с мировым именем, автору повести удалось создать типичный образ нашего молодого современника, советского спортсмена, для которого высокая честь — во всем брать высоту, быть впереди, только побеждать и тем самым прославлять социалистическую родину, свой народ, свой родной аул.
 
Туйгун изображен не только непревзойденным мастером своего дела, но и патриотом, интеллектуалом, готовым сразить любого идейного противника. Так он и сделал в споре с американским майором Джоном но вопросу о Вьетнаме, аргументированно противопоставив агрессивной политике империализма мирную политику Советского Союза. Победитель в спорте, Туйгун оказался, таким образом, победителем и в идеологическом споре с недругом. Не это ли один из неоспоримых показателей развития в советское время талантов и дарований отсталого в прошлом казахского народа, если он из своей среды выдвигает не только знаменитых писателей и ученых, инженеров и врачей, деятелей науки и искусства, но и спортсменов, прославляющих свою страну.
 
Кое-кому когда-то, может быть, показалось бы парадоксальным, что так высоко возносят молодого велогонщика, но сейчас исключается возможность таких суждений, ибо дело не столько в самом спортсмене как таковом, сколько в той славе, которую он принес Родине.
 
Вот как оценивается подвиг Туйгуна в репортаже из Мехико: «Молодец, молодец, Туйгун! Его рывок — это настоящее мужество. На таком подъеме, в чудовищную жару рискнуть на одиночное лидерство! Да, наш Туйгун — настоящий борец. Молодец, Туйгун, молодец! Дорогие радиослушатели, мы помним, как он выиграл в Альпах на туре «Европа». Это казахский народ воспитал для большого спорта такого выдающегося спортсмена».
 
Победа — предмет гордости не одного Туйгуна, а всего народа. Вот почему такой выдающийся спортсмен, как Туйгун, получил ныне безраздельное право на лирикопублицистическое обобщение его редкостного образа, за это взялся не кто иной, а именно Сейдахмет Бердикулов, писатель-очеркист с богатым опытом наблюдения жизни, который становится теперь на путь более глубокого художественного освоения явлений современности.
 
Он не отрывает своего героя с мировым именем от его родной почвы — лула, и как бы тот далеко не улетел, как бы высоко ни поднялся, а непременно возвращается в свой аул и делится со своими земляками и славой, и впечатлениями. 
 
Весьма символично, что аул Туйгуна Бугумииз «сегодня в первый раз готовится принять своего сына, чья слава улетела далеко от подножия Алатау. Он спешит в родные объятия, а весь аул ждет, радуется, шумит и толкует о его победе». Наверное, так и надо.
 
Вторая повесть книги названа «Встречи без расставаний». Состоит она из четырех новелл, внутренне связанных между собой и озаглавленных: «Зерно», «Отец», «Аманат» и «Тоска». Частые посещения писателем в качестве корреспондента аула Арай, постоянные встречи с его людьми дают основание автору считать эти встречи «встречами без расставаний». Да, оно действительно так. Недаром аул Арай автор считает своей «пристанью». Именно пристальный интерес к нему, к судьбам его людей разных поколений побудил автора создать четыре самостоятельных новеллы о представителях разных поколений и духовно связывать их как бы в одну нить.
 
Через эту нить, через судьбы главных персонажей новелл мы воссоздаем в нашем представлении картины событий и перемен, которые произошли в ауле Арай в советское время — в годы гражданской войны, коллективизации, Великой Отечественной войны и в наши дни.
 
Своеобразно трагична, например, судьба Белдеке (персонажа новеллы «Зерно»). Он в первые годы Советской власти стал ее врагом, связался с бандой, крал государственный хлеб и убил своего товарища детства Даурена. Несмотря на то, что прошло много лет и давно отбыл он за это наказание, до сих пор его мучит совесть. Рассказав об этом позорном преступлении, Белдеке всю жизнь остро переживает его, не может себе этого простить: «Тьфу, собачье отродье!»— невольно вырываются у него слова презренья к себе.
 
Старик Шынтемир из того же аула Арай (новелла «Отец») — прямая противоположность личности Белдеке. Человек с чистой совестью, еще совсем молодым боровшийся за установление Советской власти, вспоминает, как он добровольно присоединился к большевикам, которые в далеких аулах агитировали за Советскую власть, рассказывали о революции, о Ленине. Это джигит-большевик в «кожаной куртке» и казашка-коммунистка Рыс-буби с мальчиком (отца убили белобандиты).
 
Когда белобандиты убили их обоих, уцелел молодой коммунист Шынтемир с осиротевшим мальчиком, которого он сдал в детдом. Старый коммунист Шынтемир и в пенсионном возрасте жил и трудился в колхозе, пока председатель колхоза не надоумил его выйти на пенсию.
 
Но когда председатель райсобеса проявил к нему невнимание, черствость, то выяснилось, что председатель райсобеса— тот самый мальчик, которого Шынтемир некогда сдал в детдом. Вот тогда, неожиданно, и признал председатель райсобеса Шынтемира своим отцом...
 
Через образы Шынтемира и его наставников показана славная деятельность поколения революционных лет. Только не понятно, почему автор представил джигита-коммуниста без имени, назвав его просто «джигитом в кожаной куртке», «с усиками», что, безусловно, несколько ослабляет наше впечатление.
 
Нельзя без волнения читать в книге замечательную новеллу «Аманат», написанную с трепетом сердца, как душевное излияние героя — Арыстана-ага, кто в письме родной матери с фронта выкладывает свои самые нежные, сокровенные чувства любви и привязанности к матери, к родной земле, к ее людям и природе, ко всему, с чем связана его жизнь с детства и что всегда священно для него. Арыстан-ага не вернулся с фронта. Ие вернулись многие другие аулчане. Но то, что он изложил в форме письма,— это аманат — завет, сердечная исповедь всех честных людей, кто с чистой совестью отдал молодую жизнь за любимую родину, вместе с тем это укор совести, убийственный приговор тем, кто, подобно Елеу, с помощью махинации отца избежал отправки на фронт. Осуждая позорное предательство своего друга юности Елеу, которое напоминает предательство Балдеке перед Дауреном, Арыстан-ага как нельзя лучше выразил священный морально-нравственный принцип советского человека: «Тяжесть пролитой крови падает на таких, как Елеу. По-моему, лучше лежать в могиле, чем с нечистой совестью ходить по земле».
 
Много общего роднит Арыстанбека-ага с Туйгуном Сураншиевым: честность, прямота, интеллектуальность, увлечение спортом. Некоторыми чертами сходен с ними и образ Еркебулана из современного аула Арай (новелла «Тоска»), Он любит такой труд, когда, можно проявить свои силы и умение, глубоко чтит и бережет память рано ушедшего из жизни отца, служившего в Красной Армии, отважно борется с несправедливостью.
 
Проблема нравственности разрабатывается у Берди-кулова в плане противопоставления позитивных и негативных начал в характере своих персонажей. Тенденция эта от очерково-описательных, публицистических приемов в прежних произведениях настойчиво переходит в новой книге к раскрытию характера путем его лирико-публицистической типизации, а это означает, что можно говорить уже о становлении талантливого художника Сейдахмета Бердикулова. Остается пожелать ему дальнейшего развития в этом направлении и особенно аналитико-психологического углубления в изображении характера нашего современника — человека эпохи развитого социализма и научно-технической революции.

 

 

загрузка...