Главная   »   Новые горизонты. Мухамеджан Каратаев   »   БОЛЬШЕВИК ИЗ СЕМИРЕЧЬЯ
 
 


 БОЛЬШЕВИК ИЗ СЕМИРЕЧЬЯ

Широкие массы читателей давно знают Дмитрия Снегина, и как автора стихов и стихотворных переводов с казахского и уйгурского языков, и книг о Великой Отечественной войне, участником которой он был: «На дальних подступах», «В наступлении», «Парламентер выходит из рейхстага», книг о покорении целины «Рождение подвига» и «Осеннее равноденствие» и, наконец, широкого историко-революционного полотна — трилогии «В городе Верном».

 
В этой трилогии повествовательное мастерство Снегина выявилось в зрелой форме и, естественно, следующая работа его посвящена революционной истории родного ему Семиречья. Из задуманной, творчески выношенной и документально выверенной дилогии или трилогии «Утро и два шага в полдень» вышла первая книга — роман «Утро».
 
Главным героем романа является известный в истории Казахстана партийный и государственный деятель Ураз Джаидосов, один из первых казахских интеллигентов, вышедший из трудовой семьи и с ранней юности вставший на ленинский путь.
 
Роман «Утро» густо заселен людьми разных сословий и политических убеждений, но автору удается всех их непосредственно связать с судьбой талантливого, рано начавшего размышлять, ищущего правду жизни Джандосова.
 
Его нужно отнести к жанру историко-революционного повествования, но в отличие от некоторых авторов-документалистов, перегружающих свои произведения длинными цитатами из документов или даже подлинными документами, добытыми из архивов, Снегин сумел, соблюдая полную историческую достоверность и документальность произведения, обойтись всего несколькими официальными документами, имеющими прямое отношение к главному герою и помогающими воссоздать психологичсски-глубокий, многосложный образ прямого душой, смело мыслящего, обаятельного Ураза Джандосова.
 
Что же касается старого дореволюционного городка Верного (на месте которого выросла красавица Алма-Ата) и всего Семиречья, то обрисовка их во всей их неповторимости, колоритности, своеобразии не потребовала от автора ни архивных разысканий, ни штудирования старых книг и журналов — уроженец и житель Семиречья, Снегин с детства и юности сохранил в своей памяти «все впечатленья бытия» и перенес их на страницы своей книги. Мы, читатели, глазами автора видим великолепие природы Семиречья, обличие захолустного Верного, как бы присутствуем при верненском землетрясении, при торжественном открытии только что возведенного зодчим Зенковым кафедрального собора, при неутомимой деятельности энтузиаста озеленения Эдуарда Баума, при марше в Петербург роты «потешных» (вер-ненских гимназистов) под командой офицера Куколь-Белопольского, при больших и малых событиях в Семиречье.
 
Рисуя панораму семиреченской жизни, Снегин создал целую портретную галерею людей, так или иначе связанных с юным Уразом Джандосовым,— тут и постигающий искусство акына Саядиль, и семиреченский губернатор немец Фольбаум (царь разрешил ему именоваться Соколовым-Соколинским), и волостные старшины Кошмамбет и Сатов, и знаменитый в степи конокрад Саутбек, и говорящий по-казахски русский купец Малышев, и охотник Тугельбай, и директор гимназии Тейнека, и доктор Рязанов, и многие другие. Все они показаны точно очерченными индивидуальностями, жизненно-правдивы, их речь, поступки, поведение вытекают из их характеров и мировоззрения. Без всякой натяжки и нарочитости в роман введены оказывающие влияние на идейное формирование Ураза Джандосова — акын Джамбул, большевик-подпольщик Токаш Бокин, Фрунзе, Горький,
 
Образ интеллигента-ленинца Ураза Джандосова, выписанный в динамике его идейно-нравственного формирования, в преодолении враждебных революции влияний, когда его душа непрерывно и напряженно работала,— творческая удача Снегина.
 
Прежде всего мастерски обрисованный Снегиным Ураз Джандосов не стандартен, не плакатен, индивидуализирован во всем — в обличии, в мышлении, в словах и поступках. Он многогранен, диалектичен в становлении характера, жизненно достоверен и как образ убедителен в своем обаянии и душевной красоте, в верности интересам трудового казахского народа.
 
Изобразительные художественные средства Снегина, которыми он мастерски владеет, позволили ему нарисовать запоминающийся образ, живой образ для подражания юношеству.
 
Воссоздавая образ Джандосова, автор идет от жизни, от реальной действительности, от среды, которую хорошо знает. Снегин — один из первых русских писателей, кто начал писать о Казахстане и казахах. Не случайно, а закономерно в романе «Утро» образы казахов обрисованы им невыдуманными и не вторичными, вычитанными из книг или увиденными на киноэкранах, а такими, каких автор увидел и изучил в живой действител'ьности. Так, например, семья Джандосовых совершенно не похожа на сотни казахских семей, изображенных по шаблону во многих книгах.
 
Отец Ураза - Кийкым — человек необычной для казаха биографии. В детстве за то, что он без разрешения сделал глоток парного молока, мать его Жайкап избила мальчика хворостиной. Оскорбленный Кийкым убежал из дома и больше не вернулся. Его увидел плачущим близ дороги, в полыни, рыжебородый русский купец Малышев, владелец каскеленских известковых залежей, пожалел и принял мальчугана в свой дом, а потом устроил рабочим на известковых разработках, где Кийкым обрел русских друзей.
 
Мать Ураза—степная красавица Дармен, единственная дочь родителей, которые продали ее за калым сыну богатых родителей Нурлы. Но первая встреча тридцатилетнего Кийкыма и шестнадцатилетней Дармен сблизила их. Они полюбили друг друга и решили соединить свои судьбы. Нареченный умыкнул свою невесту Дармен, но Кийкым с двумя друзьями на конях, данных купцом Малышевым, отыскали и освободили Дармен, и тот же купец Малышев помог сыграть свадьбу. Кийкым и Дармен построили землянку, сложили печь для обжига извести и началась у них трудовая, полная забот, но счастливая жизнь.
 
Вскоре родился первенец, названный Уразом. Детство, отрочество, ранняя юность Ураза были мало похожи на начало жизни его сверстников-казахов.
 
Снегин с большим мастерством разносторонне рисует, как рос Ураз, развивался, как формировались его характер и мировоззрение. Автор не рассказывает, а показывает, как юрта, в которой лежал новорожденный, загорелась и младенца спас русский рабочий. Мальчик рос не только в среде казахов, но и в среде отцовых друзей— русских. Как и его отец, он говорил и по-казахски и по-русски.
 
Автор показал нам, как формировались отдельные стороны характера Ураза. Любовь к родному народу в нем укрепляли мать - нежная; но волевая, трудолюбивая и умная Дармен, акын Джамбул и его ученик Саядиль, большевик Токаш Бокин. Мужество и смелость вдохнул в него охотник — казах Тугельбай, учась у которого, Ураз, на удивление соседей, выстрелом сражает снежного барса. Редчайший случай в степи — отец-рабочий отдает Ураза в гимназию, где Ураз приобщается к демократическим и революционным идеям, полюбив педагогов Асенкову и Полянина, связанных с большевистским подпольем.
 
Снегин показал Ураза в редчайшей ситуации: Ураз в качестве рядового роты потешных едет в Петербург и на Марсовом поле близко видит Ак-пашу, императора Николая Второго.
 
Офицер-либерал Куколь-Белопольский разъясняет Уразу лицемерие, ханжество и цинизм Николая Второго, собственноручно награждающего медалью семиреченского верноподданного казака Поротикова. Талант, интеллектуальные потенции, душевную красоту Ураза автор раскрывает в увлечении юного казаха живописью, в его первой любви к гимназистке Ане Метелиной, в трогательной сыновней любви его к Дармен.
 
Наглядно показано, как гимназический друг Ураза — Риза Турар-Джакупов бесполезно пытается отравить его сознание националистическими, алаш-ордынскими идейками. Зарождение и созревание революционного (а позже — большевистского) мировоззрения в Уразе Снегин раскрывает в эпизодах — выступления Джандосова на любительском вечере со стихами «Размышления у парадного подъезда» Н. А. Некрасова (хотя эти стихи были из программы вечера исключены), в разговорах Ураза с Бокиным, Тимохиным, Асенковой. Словом, будущий партийный и государственный деятель Ураз Джандосов нарисован автором в многотрудном, диалектическом процессе духовного роста и созревания.
 
Это, пожалуй, наиболее весомая творческая удача Снегина. В романе немало и других четко очерченных персонажей. В то же время хочется заметить, что роман  Дмитрия Снегина, в основе своей талантливое и идейноглубокое произведение, все же, на мой взгляд, нуждается в доработке для второго издания его вместе с последующим томом или томами задуманного автором эпического полотна.
 
Большой русский писатель Александр Фадеев после справедливой аргументированной критики «Правдой» его романа «Молодая гвардия» доработал свой роман, прибавил несколько новых глав и все последующие издания «Молодой гвардии» вышли (и выходят) в исправленном и дополненном виде.
 
А другой классик русской советской литературы Леонид Леонов после критики и дискуссий по поводу его романа «Вор» заново переписал книгу, и теперь «Вор» издается и переиздается в новом идейно и художественно обновленном варианте.
 
Первая половина романа «Утро»—это лирическая (с метафорами, с афористическими народными речениями) проза и настолько национально-казахская проза, что кажется, будто это очень верный и художественноточный перевод с казахского на русский с сохранением колорита и национального своеобразия. Вторая же половина романа (особенно последняя, пятнадцатая глава), это уже не показ, а сказ, причем местами сказ публицистически сжатый донельзя, местами сбивающийся на скороговорку.
 
Вот пример:
 
«22 января 1918 года из Действующей Армии возвратился в Верный Павел Михайлович Виноградов. В ночь со второго на третье марта произошел революционный переворот, подготовленный большевиками Семиречья во главе с Виноградовым. Ставленники Временного правительства — Шкапский, Иванов, Балабаков, а также вожак джетысуйских алаш-ордынцев Джайнаков бежали. В Верном победила Советская власть. Был образован Военревком и областной Семиреченский Совнарком» (стр. 334).
 
Это узловое, долго подготовляемое, решающее народную судьбу историческое для Семиречья событие автор описывает не художественными изобразительными средствами, не живописует, а передает телеграфным стилем. Если в первой половине романа жизнь Ураза Джандосова постигается путем глубокого психологического анализа, живописуется через внутренние монологи героя, через его поступки, то в конце романа просто-напросто приводится (целиком) аттестат. зрелости Джандосова, занимающий полглавы и доводящий до сведения читателей, что основной герой романа в гимназии получил по русскому языку тройку, а по рисованию четверку. Это явная подмена художественного изображения героя казенным документом.
 
Заря Великого Октября, величаво вставшая над Семиречьем, помимо авторской воли, оказалась в книге обесцвеченной, бледной, не передающей накала страстей, революционного пафоса и народной радости.
 
Правда, замечание это прямо не относится к деятельности молодого еще Ураза, но поскольку речь идет о победе Октябрьской революции и установлении Советской власти, то общая картина революционной поры могла быть нарисована полнее и ярче. Думается, пробел этот восполнится в следующем томе.
 
К сожалению, не удались автору, и страницы, посвященные грозовым событиям 1916 года, когда казахская беднота, подняла вооруженное восстание против Белого царя, и феодально-байской верхушки, что было, в сущности, кануном грядущего Октября.
 
Эти события в Семиречье показаны автором через разговоры губернатора с волостными старшинами, через разговор большевика Токаша Бокина с бием Манке Са-товым, через беседу Бокина с Джандосовым (беседу умную, значительную для Джандосова), но это все-таки разговоры, а не деяния.
 
Вооруженное восстание, как дело народное, осталось не изображенным, не показанным, происходящим где-то за пределами страниц. И вдруг — на странице 278 читатель узнает: «Восстание казахов было подавлено». Из скупых строк, цитируемых автором из «Семиреченских областных ведомостей», читатель может сделать вывод, что дело было нешуточным: «Все остальное разгромлено», «жертв много», «двигается казачий полк с батареей», «другой казачий полк идет к Пишпеку» и т. д.
 
Но само восстание не показано.
 
Изображенные в романе судьбы педагогов Асенковой и Полянина (сами по себе очень интересные, драматичные и поучительные), которые могли бы послужить ценнейшим материалом для отдельной повести, занимают в романе непропорционально много места и не всегда композиционно увязаны с судьбой главного героя — Джандосова. В этом случае при доработке автору можно идти по одному из двух путей: либо сократить детальнейше разработанную историю этих двух персонажей, либо мотивированно увязать с ними Джандосова, а то, увлекаясь подробностями жизненных путей Асенковой и Полянина, автор как бы забывает о главном герое, и он надолго остается выпавшим из повествования.
 
Эти соображения высказываются по большому счету из убеждения, что кому много дано, с того много и спросится.
 
Дмитрий Снегин написал хорошую книгу. Естественно пожелание, чтобы при переиздании книга стала отличной, как большинство баллов в гимназическом аттестате Ураза Джандосова.