Главная   »   Читать книгу онлайн. На страже законности. А. Альдекеев   »   Укрепление революционной законности и осуществление надзора за ее соблюдением в 1917—1922 гг.


 Укрепление революционной законности и осуществление надзора за ее соблюдением в 1917—1922 гг.

Опыт построения социализма в Казахстане и республиках Средней Азии имеет большое международное значение. Возрождение казахского народа при Советской власти убедительно демонстрирует огромную преобразующую силу социализма и важную роль политики Коммунистической партии Советского Союза в построении нового общества.
 
Выступая на торжественном заседании Центрального Комитета Компартии Казахстана и Верховного Совета Казахской ССР, посвященном 50-летию Казахской ССР и Компартии Казахстана, товарищ Л. И. Брежнев говорил: «В течение жизни всего лишь одного поколения заброшенная, отсталая в прошлом национальная окраина царской России стала развитой социалистической республикой.

 

От убогих степных кочевий др мощных совхозов и колхозов, от кустарных рудников. и самодельных ткацких станков до первоклассной индустрии, от голодного прозябания, темноты, безграмотности до замечательного взлета самобытной, национальной по форме, социалистической по содержанию культуры — таков стремительный путь Советского Казахстана».
 
Многочисленные документы убедительно показывают, что возрождение и развитие Казахстана и других национальных республик Советского Востока были предметом особой заботы и внимания В. И. Ленина.
 
Трудящиеся Средней Азии и Казахстана убедились на собственном опыте, что только с Коммунистической партией и русским пролетариатом они могут добиться своего освобождения. «История распорядилась так,— писал член Политбюро ЦК КПСС, первый секретарь ЦК Компартии Казахстана Д. А. Кунаев,— чтобы всему миру был виден ярчайший и уникальный путь, который прошли их народы рука об руку с великим русским народом за считанные годы, спрессовавшие в себе не одну общественную формацию, а потому по своей социально-политической значимости в буквальном смысле равные столетиям. Вступление на путь революции позволило трудящимся бывшей окраины царской империи за время, меньше, чем жизнь одного поколения, шагнуть из беспросветного мрака феодализма в развитое социалистическое общество».
 
Уже в первые дни Октябрьской социалистической революции во многих областях Казахстана начали создаваться Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. В течение ноября—декабря 1917 года и начала 1918 года взяли власть в свои руки все губернские, уездные, волостные и аульные Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.
 
Состоявшийся 4 октября 1920 года в городе Оренбурге учредительный съезд Советов Казахской АССР принял «Декларацию прав трудящихся Киргизской (Казахской) АССР», где от имени всего казахского народа говорилось: «Ради своего светлого будущего, ради освобождения всех угнетенных и обездоленных казахский народ должен вступить в почетные ряды Российской Советской Федерации и вместе с прочими его членами отдать все силы для скорейшей победы над нашим злейшим врагом». Декларация провозгласила образование Казахской АССР, определила органы государственной власти и управления, основные права и обязанности граждан, избирательную систему и ее принципы, земельную политику, организацию и деятельность органов юстиции.
 
Одновременно с установлением Советской власти в нашей стране происходил исторический процесс лрмки буржуазно-помещичьей государственной машины и упразднения царских законов. На смену старому буржуазному создавался новый государственный аппарат: Советы, революционные комитеты, рабоче-крестьянская милиция, революционные трибуналы, суды, вооруженные отряды трудящихся, а затем началось формирование частей Красной Армии, организация чрезвычайных комиссий и др.
 
Советы стали государственной формой диктатуры пролетариата, наиболее полно отвечающей требованиям социалистической революции. Борьбу с контрреволюцией в это время возглавили Военно-революционные комитеты, Всероссийская Чрезвычайная Комиссия (ВЧК), местные Советы, опирающиеся на широкие массы трудящихся и на воинские части Красной гвардии.
 
Постановления Военно-революционных комитетов были обязательны как для отдельных граждан, так и для всех государственных и общественных организаций страны.
 
Советы и Военно-революционные комитеты Казахстана, установив непосредственную связь с Военно-революционными комитетами Ташкента, Астрахани, Омска, Оренбурга, Саратова и других городов, проводили боевую революционную работу по ликвидации контрреволюции и упрочению Советской власти на местах. Большую помощь при этом им оказывал опыт работы Советов и Военно-революционного комитета в центре.
 
Деятельность Советской власти вызывала яростное сопротивление буржуазии. Большое внимание обращалось на борьбу с саботажем, хищениями и спекуляцией, с помощью которых контрреволюция стремилась сорвать проводимые мероприятия. Так, в обращении Семипалатинского городского Совета народного хозяйства особо подчеркивалась значимость роли народных масс в этой борьбе: «Товарищи рабочие и служащие, вы сами теперь хозяева и своими руками должны защищать городское имущество от порчи и расхищения, как свое собственное».
 
Наряду с саботажем; хищениями и спекуляцией контрреволюция пыталась проникнуть в Советы и их органы — развалить их изнутри. 24 апреля 1918 года в «Правде» сообщалось, что в Кустанае местная знать отчаянно сопротивляется всем нововведениям Совета. Враги не жалеют золота, чтобы подкупить работников.
 
Ведущая роль в борьбе с контрреволюционными силами принадлежала ВЧК. Вначале на ВЧК была возложена борьба с контрреволюционными преступниками, позже — и с должностными преступниками, бандитизмом, спекуляцией.
 
Наряду с ВЧК в деле укрепления Советской власти отличились революционные трибуналы, которые вели решительную борьбу с контрреволюцией, саботажем, спекуляцией. Революционные трибуналы содействовали установлению железной дисциплины в армии и на транспорте, укреплению революционного правопорядка, упрочению Советской власти. По инициативе местных Советов революционные трибуналы в 1918 году были созданы в Тургайской области, Петропавловске, Павлодаре и Акмолинске.
 
Центральный Исполнительный Комитет (ЦИК) Туркестанской АССР 9 сентября 1918 года учредил чрезвычайную следственную комиссию по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и мародерством. Ею в Казахстане были раскрыты многочисленные контрреволюционные заговоры,, разоблачено и обезврежено значительное число саботажников, вредителей, заговорщиков и других враждебных Советской власти элементов.
 
На основании декрета Совета Народных Комиссаров РСФСР от 10 ноября 1917 года «О создании рабочей милиции» во всех крупных городах и населенных пунктах Казахстана начали создаваться органы советской милиции. Уже в ноябре 1917 года народная милиция была организована в Петропавловске. В ноябре—декабре 1917 года органы милиции стали Действовать в Кзыл-Орде, Семипалатинске, Акмолинске и Чимкенте.
 
Советская власть призывала в милицию людей, которые сознательно желали участвовать в укреплении правопорядка и безопасности жизни советских граждан. В ожесточенной вооруженной борьбе с эксплуататорскими классами рождался новый революционный порядок, создавалась и укреплялась революционная законность.
 
Упразднение старого суда и создание вместо него нового было враждебно встречено классовыми врагами. В материалах Народного комиссариата юстиции РСФСР отмечалось, что в Степном крае старая магистратура, прокуратура и адвокатура отнеслись к Советской власти и ее декретам враждебно.
 
Декрет о суде № 1 от 22 ноября 1917 года, принятый при непосредственном участии В. И. Ленина, упразднил «доныне существовавшие институты судебных следователей и прокурорского надзора...». В основу декрета, как отмечал народный комиссар юстиции РСФСР Д. И. Курский, были положены организационные принципы, выработанные революционными массами.
 
В соответствии с этим актом был издан Декрет Совета Народных Комиссаров Туркестанского края от 12 декабря 1917 года, которым упразднялись окружные суды, судебные палаты и все военные суды. Они заменялись судами, создаваемыми на основе демократических выборов. Предварительное следствие по уголовным делам возлагалось на местных судей. При этом их постановления о задержании граждан и привлечении их в качестве обвиняемых должны были быть подтверждены постановлением всего состава местного суда. Защита допускалась не только в суде, но и в стадии предварительного следствия. Защитниками и обвинителями могли быть все неопороченные граждане обоего пола.
 
Этот декрет в некоторых отношениях отличался от Декрета о суде № 1 РСФСР. Так, в нем не было указано, какими именно законами должен руководствоваться суд в своих приговорах и решениях, тогда как ст. 5 Декрета центрального правительства предлагала пользоваться старыми законами, поскольку они не противоречат революционной совести и революционному правосознанию. Не было указано в Декрете Совета Народных Комиссаров Туркестанского края и об организации революционных трибуналов и следственных комиссий.
 
Декрет СНК Туркестанского края был проведен в жизнь не сразу. Декретом № 32 от 13 декабря 1917 года было предусмотрено, что впредь до организации новых судов судебные установления в крае продолжают функционировать. Таким образом, в Туркестанском крае временно сохранилась старая судебная система, причем персональный состав судов, а также прокуратуры и следственных. органов был дополнен делегируемыми представителями от Советов депутатов. Все дела, ранее подсудные военным судам, передавались на рассмотрение суда гражданского ведомства.
 
Кроме старых общесудебных установлений в Туркестане были еще и местные суды, разрешавшие большую часть гражданских дел на основе норм шариата и адата.
 
По сложившейся традиции за разрешением своих споров казахское население обращалось в суд биев, который решал дела, руководствуясь обычаями казахов, а русское население—в мировые и окружные суды, оперировавшие общеимперскими нормами права, дополненными позднее законодательством буржуазного Временного правительства.
 
Использование судебными органами Казахстана дореволюционных законов в тех случаях, когда по тому или иному делу нельзя было опереться на соответствующие декреты Советской власти, вызывалось необходимостью и отвечало положениям Декрета о суде № 1 от 22 ноября 1917 года.
 
Лишь в процессе укрепления советского строя и роста социалистического правосознания трудящихся могли быть изданы новые законы, соответствующие рождающимся социалистическим общественным отношениям, которые постепенно вытесняли старые нормы права, Следует иметь в виду, что некоторые из принятых в то время законодательных актов не только закрепили уже сложившиеся социалистические общественные отношения, но и, как об этом говорил выдающийся деятель Коммунистической партии и Советского государства М. И. Калинин, способствовали зарождению новых отношений.
 
Новые судебные органы в Казахстане начали создаваться в ходе революционной борьбы уже в ноябре—декабре 1917 года. В марте 1918 года был организован Семипалатинский окружной народный суд. Для правового обслуживания казахского населения создавалось по одному-два районных суда на каждый уезд.
 
В организации новых судебных органов Советского государства в Казахстане отмечались некоторые дополнительные трудности, вызванные тем, что большинство казахкого населения вело тогда кочевой образ жизни. В казахском ауле были сильны патриархально-феодальные пережитки. В этих условиях нельзя было механически без предварительной большой работы распространять на аул все нормы права, действовавшие в центральной России.
 
Выступая на учредительном съезде Советов в Горской ССР 21 апреля 1921 года, С. М. Киров подчеркивал; «Если мы будем по одному шаблону строить наши суды.., естественно, из этого решительно ничего не выйдет. Это совершенно определенно и понятно. Отсюда, с этой трибуны, ответственные представители Советской власти не раз говорили: «Если вы желаете судиться по шариату — судитесь по шариату,— это дело ваше» — в том смысле, что, очевидно, только такая форма суда в данном случае понятна народу. Только на основании такого судопроизводства, для известных групп национальностей, живущих здесь, Советская власть будет понятна, доступна и может быть ими воспринята».
 
Советская власть, упразднив царскую прокуратуру, не заменила ее сразу же новой.
 
До создания советской прокуратуры надзор за соблюдением революционной социалистической законности осуществлялся разными органами власти. После победы Великой Октябрьской социалистической революции обеспечение революционной законности и революционного порядка было возложено на Советы и их органы. В принятом II Bce-российским съездом Советов обращении к рабочим, солдатам и крестьянам говорилось: «Съезд постановляет: вся власть на местах переходит к Советам рабочих; солдатских и крестьянских депутатов, которые и должны обеспечить подлинный революционный порядок».
 
В резолюции Петроградского Совета от 25 октября (7 ноября) 1917 г. говорилось: «Совет выражает уверенность, что городские рабочие, в союзе с беднейшим крестьянством, проявят непреклонную товарищескую дисциплину, создадут строжайший революционный порядок, необходимый для победы социализма».
 
Правотворчество масс уже в первые дни революции распространилось и на создание советского прокурорского надзора. Так, например, Положение о временных революционных судах Новгородской губернии от 30 декабря 1917 года предусматривало, что «взамен упраздняемой прокуратуры учреждается контрольно-следственная комиссия, функции которой совпадали с функциями советской прокуратуры».
 
В исключительно тяжелых условиях гражданской войны внедрение нового порядка требовало быстрых и беспощадных мер по отношению к врагам революции. Поэтому в тот период на первом плане борьбы с контрреволюцией было вооруженное подавление сопротивления эксплуататорских классов, белогвардейских мятежников и других врагов Советской власти с помощью Красной Армии и ВЧК. М. И. Калинин, выступая на III сессии ВЦИК 17 мая 1922 года, говорил: «Что мы прежде делали? Посылали Красную Армию для внедрения законности военного государства. Что потом делали? Вводили чекистские органы из центра... А теперь следующая стадия, когда две предыдущие начинают отмирать, но не отмерли еще».
 
После окончания гражданской войны Советская власть укрепилась и окрепла на всей территории страны — для поддержания революционного правопорядка уже не требовалось вооруженное подавление враждебных революции элементов. Необходимо было добиться повсеместного строгого соблюдения социалистической законности.
 
В дореволюционной России издававшиеся законы в процессе их применения постоянно нарушались или полностью игнорировались царской администрацией. Простой народ был, по существу, бесправен. В. И. Ленин писал о царском государственном аппарате: «Чиновники являются, таким образом, в полном смысле слова безответственными; они составляют как бы особую касту, поставленную над гражданами. Безответственность и произвол чиновников и полная безгласность самого населения порождают такие вопиющие злоупотребления власти чиновников и такое нарушение прав простого народа, какое едва ли возможно в любой европейской стране».
 
Произвол и безответственность чиновников особо проявлялись в отношении народов колониальных окраин царской России. Так, 31 декабря 1847 года Коллегия иностранных дел согласилась с предложениями оренбургского губернатора уничтожить «до самого младенца» один-два улуса в целях устрашения казахского населения».
 
Вместе с тем царское правительство защищало казахскую феодальную знать, которая являлась опорой царизма в казахской степи. Оставляя судебные дела, не затрагивающие интересы русских граждан, в руках биев, царское правительство в целях «мирного разрешения конфликтов» между казахами и русскими учредило Оренбургский пограничный суд.
 
25 декабря 1862 года было издано Положение об управлении Алатавским округом Семипалатинской области. В нему в частности, говорилось:
 
«§ 41. Киргизы Большой Орды, совершившие баранту, убийство и грабеж в устроенных округах Средней Орды и уличенные на месте преступления, предаются военному суду.
 
§ 42. Киргизы Большой Орды, захваченные на баранте, грабеже, в разбое в пределах Алатавского округа, также виновные в измене и явном неповиновении властям, подвергаются наказанию по усмотрению генерал-губернатора Западной Сибири по поступившему к нему донесению по команде.
 
§ 43. За убийство старших султанов или лиц, имеющих высочайшие пожалованные чины или медали, виновные предаются военному суду».
 
Как видно, в это Положение включен специальный пункт о судебной защите казахской феодальной знати. Произвол в отношении простого народа вызывал гнев местного населения, часто поднимавшего бунты против несправедливости. Царское правительство жестоко подавляло малейшие, попытки казахского народа бороться с бесправием. Так, семиреченский губернатор Фальбаум направил начальникам карательных отрядов следующую телеграмму: «При первом призраке волнения арестуйте хотя второстепенных главарей, предайте полевому суду и немедленно повесьте... Ну, поймайте кого-нибудь из подозрительных и для примера повесьте, уничтожайте всех киргиз».
 
Перед молодой Советской властью как в центре, так и на окраинах встала задача создания и укрепления новой социалистической законности. Несмотря на сложные и трудные условия гражданской войны и иностранной интервенции в этот период, благодаря революционному правотворчеству масс, принимается значительное количество новых законодательных и нормативных актов. В принятом VI Всероссийским Чрезвычайным съездом Советов по инициативе В. И. Ленина постановлении «О точном соблюдении законов» отмечалось, что только за первый год революционной борьбы рабочий класс России выработал основы законов РСФСР, точное соблюдение которых необходимо для дальнейшего развития и укрепления власти рабочих и крестьян в России.
 
На первых этапах правотворчества на местах проявлялся известный сепаратизм. По этому поводу В. И. Ленин писал: «Рабоче-крестьянские массы, призванные правительством к управлению страной и долгое время находившиеся вдали от этого, не могли отказаться от желания строить государство путем собственного опыта. Лозунг «вся власть Советам» привел к тому, что на местах хотели прийти к опыту государственного строительства путем собственных ошибок. Такой переходный период был необходим и оказался благотворным. В этом стремлении к сепаратизму было много здорового, доброго, в смысле стремления к созиданию».
 
В области правотворчества этот сепаратизм проявлялся: в том, что некоторые местные Советы на отдельных этапах своего развития, превышая свои полномочия, присваивали себе функции законодательных органов. Так, например, в телеграмме В. И. Ленину от 26 мая 1919 года Семиреченский областной комитет именовал себя «высшим законодательным и контролирующим органом власти».
 
Небезынтересно, что уже в те годы местные органы власти уделяли большое внимание технике издания правовых норм. В записке об учреждении юридического отдела Туркестанского ЦИК приведены, например, требования, которые предъявлялись к законопроектам:
 
«По содержанию:
 
а) они должны быть всеобъемлющими и регулировать как хозяйственно-экономическую сторону, так и моральноправовую;
 
б) не будучи громоздкими и отягченными мелкими, не важными деталями, не оставлять существенных пробелов в затрагиваемом вопросе;
 
в) взаимно дополняя друг друга и сохраняя одно равнение, выражать общую последовательность в строительстве, чтобы не было одних сторон жизни, не затронутых, и других уже возведенных, но сиротливо стоящих без поддержки и возвышающихся в пустом пространстве;
 
г) разумеется не противоречить друг другу.
 
 По внешности: будучи не многочисленными, они в то же время должны быть краткими по форме своей и понятными всем и выливаться в понятиях и точных словах, не поддающихся кривотолкам и крючкотворству».
 
Политическая обстановка в период гражданской войны не могла не отразиться на издаваемых в то время законах, их форме. В них, как правило, содержались лишь общие положения, определявшие основное направление в деятельности государственных органов. В своем выступлении на VIII съезде РКП (б) В. И. Ленин говорил: «Декреты, это — инструкции, зовущие к массовому практическому делу. Вот что важно. Пусть в этих декретах многое негодно, много такого, что в жизнь не пройдет. В них есть материал для практического дела, и задача декрета состоит в том, чтобы научить практическим шагам те сотни, тысячи и миллионы людей, которые прислушиваются к голосу Советской власти».
 
Специальными органами, обеспечивающими законность, до создания прокуратуры были советские суды, органы ВЧК, отряды Красной гвардии, рабоче-крестьянской милиции, Народный комиссариат государственного контроля и несколько позже созданный вместо него Народный комиссариат рабоче-крестьянской инспекции и Народный комиссариат юстиции.
 
В Казахстане так же, как и в республиках Средней Азии, в период с 1917 по 1922 год надзор за соблюдением законности осуществлялся одновременно разными органами. К ним в первую очередь относились высшие органы власти и управления, местные Советы, их исполкомы и наркоматы. Из числа государственных органов, ведущих борьбу за укрепление революционной законности, в тот период следует прежде всего отметить чрезвычайные комиссии во главе с ВЧК, работавшие в тесном контакте с Народными комиссариатами внутренних дел и юстиции. До создания ЧК меры по борьбе с контрреволюцией и надзор за соблюдением революционной законности успешно выполняли местные Советы. Еще до создания ВЧК в Туркестанском крае действовала чрезвычайная следственная комиссия, которая сыграла большую роль в борьбе с контрреволюцией и в укреплении законности в вошедших позднее в состав Казахской АССР южных областях республики.
 
Чрезвычайная следственная комиссия имела право арестов, обысков, выемки и просмотра всевозможных бумаг и документов как общественных учреждений, так и частных лиц и предприятий, право штрафования и конфискации до суда, право закрытия газет, право посещения и беспрепятственного входа во все учреждения, общественные места и собрания, за исключением закрытых партийных собраний большевиков.
 
Надзор за революционным правопорядком осуществляли и народные комиссариаты. В их непосредственную задачу входило исполнение декретов и постановлений центральной власти, управление соответствующими отраслями государственной жизни.
 
Надзор за соблюдением законности осуществляли народные комиссариаты юстиции, внутренних дел и государственного контроля. Последний был преобразован в дальнейшем в Народный комиссариат рабоче-крестьянской инспекции (РКИ). Каждый из этих наркоматов действовал в пределах своих, только ему присущих функций. Вместе с тем. эти наркоматы имели общую задачу — укрепление законности. Так, Народный комиссариат государственного контроля был призван наблюдать за законностью, правильным и целесообразным использованием денежных и материальных фондов. Комиссариат внутренних дел являлся органом административного управления. Он осуществлял общий надзор за правильной организацией органов Советской власти на местах и наблюдал за их деятельностью, ведал регистрацией, систематизацией и обнародованием декретов и распоряжений ЦИК и СНК. Комиссариат внутренних дел выступал также в качестве органа надзора за законностью административных действий местных Советов
 
При всех уездных, городских и областных Советах были организованы подотделы Народного комиссариата внутренних дел по различным отраслям. Такой подотдел, в частности, приказом Комиссариата внутренних дел № 105 от 29 июня 1919 г. был создан при Верненском облсовете В его обязанности входило наблюдение за правильным исполнением всеми органами декретов и распоряжений центральной власти и постановлений местного Совета. Народный комиссариат внутренних дел сыграл большую роль в укреплении революционной законности в Казахстане.
 
В осуществлении надзора за соблюдением законности многое сделано Народным комиссариатом рабоче-крестьянской инспекции. В его функции входило наблюдение за неуклонным осуществлением декретов и постановлений центральной власти, а также рассмотрение заявлений о незаконных действиях должностных лиц. Особо важную роль в осуществлении надзора за соблюдением законности в различных государственных органах, и в первую очередь в судах, играл Народный комиссариат юстиции.
 
В Казахстане этот Наркомат был учрежден декретом ВЦИК 26 августа 1920 г., законодательно закрепившим автономию Казахстана.
 
По положению о Наркомате юстиции на него были возложены организация народных судов и революционных трибуналов, органов следствия, рассмотрение в порядке надзора отдельных приговоров и решений народного суда и революционных трибуналов, возбуждение дел по вновь открывшимся обстоятельствам, разрешение жалоб и ходатайств граждан и учреждений, подаваемых в НКЮ, представление заключений по правовым вопросам, возникающим в практике наркоматов и центральных учреждений Казахстана. Наркоматом юстиции в первый же период его деятельности были выработаны «Основные положения по судоустройству в Казахской Автономной Советской Социалистической Республике».
 
В докладной записке Казахскому Совету Народных Комиссаров (Казсовнаркому) вновь созданного Комиссариата юстиции говорилось: «Основной задачей деятельности Комиссариата юстиции в общей системе государственных учреждений республики представляется укрепление на территории Казреспублики правовых начал на основах нового социалистического строя, последовательное и неуклонное проведение в жизнь требующихся для этого мероприятий.
 
Идея Закона, как выражение воли рабочего класса, которая должна властно и авторитетно подчинять себе идущую подчас в разрез с нею волю отдельных лиц, никогда и нигде не приобретала такого огромного значения, как при строительстве новой жизни на принципах, выдвинутых Октябрьской революцией 1917 года. Охрана этой идеи, ограждение ее от извращения, создание условий, обеспечивающих ее торжество, организация на местах органов нового суда со всеми его видами и подразделениями, наблюдение за деятельностью этих органов и правильным и единообразным применением декретов, разрешение возникающих в судебной практике недоразумений.., разработка и проведение в жизнь широких реформ в области судебного дела с точки зрения идей советского строительства, разрешение юридических вопросов и затруднений, возникающих в других ведомствах».
 
Рядом декретов Наркомату юстиции было предоставлено право вхождения в соответствующие инстанции с мотивированным ходатайством об отмене противоречащих закону решений местных Советов. Фактически же НКЮ осуществлял наблюдение и за законностью правовых актов, изданных руководителями учреждений, добивался (по мотивам незаконности, явной несправедливости применения неоправданных наказаний и т. п.) отмены вынесенных судом неправильных приговоров.
 
Декретом Казахского Центрального. Исполнительного Комитета (КазЦИК) от 8 апреля 1921 года «О народном; суде Казахской ССР» на Народный комиссариат юстиции была возложена также организация обвинения и защиты.
 
До образования прокуратуры основные функции надзора за соблюдением законности были возложены на Комиссариат юстиции и его органы на местах. В первый период деятельности органов юстиции и РКИ местные их; руководители кое-где допускали случаи неправильного понимания своих задач. В совместном постановлении НКЮ и РКИ от 26 сентября 1921 года «О взаимоотношении на местах органов юстиции и РКИ» было указано, что «эти органы призваны Советской властью к проведению в жизнь, воли пролетариата и должны работать в полном контакте при проведении в жизнь революционной законности в борьбе со всеми преступлениями». В постановлении приводились случаи непонимания работниками органов юстиции и РКИ своих задач, отсутствия товарищеской взаимной поддержки в работе. Так, в июле 1921 г. в Шарлицком районе Оренбургской губернии отделением РКИ было отменено судебное решение по делу о семейном разделе имущества. С другой стороны, судебно-следственные органы на местах задерживали иногда производство дел, возбужденных органами РКИ. Постановлением от 26 сентября 1921 года органам РКИ категорически запрещалось изменять судебные приговоры и решения или отменять их. Вместе с тем представителям РКИ предоставлялось право поддержания в суде обвинения по возбужденным им делам и ознакомление с протоколами в случаях прекращения дел в распорядительных заседаниях.
 
До образования прокуратуры надзорные функции за следствием и дознанием осуществляли народные суды. В «Положении о местных органах юстиции» на народных судей возлагалось: «...Наблюдение за производством следствия и дознания, контроль за работой нарследователей путем ревизий, вынесение постановлений о принятии мер пресечений и прекращение дел в распорядительных или публичных заседаниях суда». Кроме того, указанное Положение возлагало на народных судей направление дел о несовершеннолетних в уездные и губернские комиссии по делам о несовершеннолетних и принятие необходимых мер пресечения или обеспечение явки в эти учреждения. В обязанности народных судей входило также наблюдение за законностью и правильностью содержания под стражей заключенных. Судья вправе был освободить из-под стражи неправильно или незаконно содержащихся заключенных.
 
Таким образом, в 1920—1921 гг. народные суды на местах выполняли важные функции надзора за соблюдением законности. Этим же Положением на участковых следователей возлагалось «руководство действиями советской милиции и уголовно-розыскных органов по раскрытию преступлений».
 
Уже с первых дней Советской власти соблюдение революционной законности строго контролировалось трудящимися. Надзор за соблюдением законности со стороны трудящихся, осуществляющийся на основе декретов Советской власти и революционного правосознания, был одной из наиболее эффективных форм борьбы за укрепление законности.
 
В ноябре 1917 года В. И. Ленин, обращаясь к трудящимся, писал: «Помните, что вы сами теперь управляете государством. Никто вам не поможет, если вы сами не объединитесь и не возьмете все дела государства в свои руки. Ваши Советы — отныне органы государственной власти, полномочные, решающие органы.
 
Сплотитесь вокруг своих Советов. Укрепите их. Беритесь сами за дело снизу, никого не дожидаясь. Установите строжайший революционный порядок, беспощадно подавляйте попытки анархии со стороны пьяниц, хулиганов, контрреволюционных юнкеров, корниловцев и тому подобное».
 
В Казахстане участие трудящихся в борьбе за укрепление революционной законности проявлялось в различных формах. Одной из таких форм вовлечения трудящихся в активную борьбу с нарушителями революционной законности, различными злоупотреблениями и иными преступлениями в период становления Советской власти стал институт общественных обвинителей.
 
Партийные и советские органы придавали большое значение правильному подбору общественных обвинителей. В архивных материалах тех лет сохранились документы, свидетельствующие об их - исключительном вниманий к вопросам привлечения трудящихся к осуществлению надзора за соблюдением революционной законности.
 
В этих документах подчеркивается, что в состав общественных обвинителей должны вовлекаться рабочие, батраки, крестьяне-бедняки и середняки. «Через институты общественных обвинителей рабочие и крестьяне изучают законы Советского государства. Институт общественных обвинителей является резервом в части пополнения работников суда и органов юстиции из рабочих, крестьян-бедняков, середняков и батраков. Значение общественных обвинителей в работе суда велико. Поддерживая общественное обвинение, высказывая мнение — отношение общества к тому или иному преступлению, общественное обвинение способствует усилению революционно-воспитательной роли нашего суда».
 
К концу гражданской войны были заложены основы советского законодательства, накоплен опыт в применении правовых норм, охватывающих разнообразные общественные отношения. К этому времени начали формироваться и развиваться государственное, административное, финансовое, гражданское, трудовое, земельное, семейное, уголовное и процессуальное право. Для обеспечения социалистического правопорядка в стране необходимо было внедрить принятые законы и нормативные акты во все области государственной, общественной и хозяйственной деятельности. Состоявшаяся в декабре 1921 года XI Всероссийская конференция РКП (б) приняла специальную резолюцию, в которой указывалось на необходимость водворения во всех областях жизни строгих начал революционной законности, ответственности органов и представителей власти и граждан за нарушение законов Советской власти и защищаемого ею порядка, наряду с усилением гарантий неприкосновенности личности и имущества граждан.
 
Переход от военного коммунизма к новой экономической политике потребовал серьезных реформ государственного аппарата и правовой системы. В своем докладе на IX Всероссийском Съезде Советов 23 декабря 1921 года В. И. Ленин указывал: «Чем больше мы входим в условия, которые являются условиями прочной и твердой власти, чем дальше идет развитие гражданского оборота, тем настоятельнее необходимо выдвинуть твердый лозунг осуществления большей революционной законности...».
 
В условиях этого времени возросла необходимость в строгом надзоре за исполнением законов. В. И. Ленин придавал большое значение надзору за соблюдением законности. В принятом 28 декабря 1921 года IX съездом Советов «Наказе по вопросам хозяйственной работы» Наркомату юстиций было предписано строжайше карать малейшие попытки отступления от неуклонного соблюдения законов республики и воспитывать широкие массы рабочих и крестьян в деле самостоятельного, быстрого, делового участия в их надзоре за соблюдением законности.
 
Развитие социалистической законности со всей необходимостью выдвигало задачу создания единого централизованного органа, осуществляющего от имени государства надзор за соблюдением и единообразным применением социалистической законности, Организацию такого органа В. И. Ленин рассматривал как одно из условий, обеспечивающих успешную борьбу с местничеством, без которого осуществить социалистические преобразования было невозможно.