Работа по установке и ремонту гбо в москве.
Главная   »   Нәзір Төреқұлов   »   ОТЧЕТ ЦИК ТУРКРЕСПУБЛИКИ


 ОТЧЕТ ЦИК ТУРКРЕСПУБЛИКИ

Председатель тов.Устабаев: Слово по докладу ТурЦИКа предоставляется тов. ТЮРАКУЛОВУ.
 
ТЮРЯКУЛОВ. Товарищи, моя задача, как докладчика о работе ЦИК Туркестана за отчетный период заключается в том, чтобы набросать перед вами общую линию работы руководящего органа Республики, о всех практических мероприятиях, которые были предприняты в осуществлении этой линий, Вы услышите из доклада Совнаркома.
 
Итак, переходя к докладу ТурЦИКа, необходимо прежде всего напомнить, хотя бы вкратце, о том, что было поручено IX Съездом Советов Туркестанской Республики ТурЦИКу старого состава. Многие из вас помнят, что IX съезд Советов, созванный вскоре после V съезда нашей партии, наметил перед ТурЦИКом следующие задачи: задачу раскрепощения туземной полупролетарской бедноты деревни и кишлаков, организация этой массы, привлечение трудящихся масс коренного населения узбеков, киргиз и туркмен к советскому строительству и, наконец, задачу реорганизации аппаратов Советского государства таким образом, чтобы они стали действительно туземными, чтобы они были приспособлены к удовлетворению потребностей широких трудящихся масс туземного населения.
 

 

В осуществлений этих Задач ЦИК Туркестана под руководством ЦК КПТ в первую голову была намечена земельная реформа, о которой много писали в печати Туркестана, о которой много было разговоров на различного рода съездах. Эта земельная реформа, поставленная в первую очередь, как задача первоударная, само собой разумеется, проделанная в ударном порядке, была поставлена и проведена в таком быстром темпе не потому, что в данном случае ТурЦИК, ЦК и Совнарком исходили из особого рода соображений, а потому, что ЦК нашей партии и ЦИК Туркестана ясно сознавали, что до тех пор, пока не будет в Туркестане проведена Земельная реформа, до тех пор, пока не будут раскрепощены туземные полупролетарские массы от кулацкого засилья и от кулацкого террора,— до тех пор нельзя говорить о привлечении этих масс к Советскому строительству.
 
Мысль о земельной реформе, утверждаю, взята не с потолка, она вытекает из самой туркестанской действительности и самой революции, которая выдвигая эту задачу, как первоударную, заставила ТурЦИК проводить ее в чрезвычайном порядке. Подробно о ней будем говорить в специальном на эту тему докладе Народного комиссара земледелия. Моя же задача заключается в том, чтобы произвести общеполитическую и экономическую оценку того, что проделано и сделать соответствующие выводы.
 
Тут несколько придется остановиться на земельной политике, потому что она занимала центральное место в ряде работ ТурЦИКа и Совнаркома и поэтому несколько придется остановить на ней внимание съезда.
 
В результате всей землеустроительной работы, которая не закончена еще и которая теперь, принимает если и другой характер, то все же будет являться логическим продолжением всего того, что проделано, она выльется в нормальную землеустроительную компанию, которая быть может затянется на несколько ближайших лет, вся эта работа в результате, проведенная в известных случаях под давлением административного аппарата в принудительном порядке, что было необходимо для того, чтобы сломить в первую голову сопротивление кулацких, байских элементов русской и туземной деревни и кишлаков, в результате дала нам то, что мы сумели создать интернациональный блок русской и мусульманской бедноты, создать интернациональный союз, объединяющий все слои бедноты.
 
Если иногда раздавались голоса критикующие земельную реформу в том смысле, что она усугубила национальный антагонизм, то все это объясняется просто незнанием местной обстановки. Национальный антагоизм не мог бы быть изжит в колонизированных районах Туркестана до тех пор, пока это засилье не было уничтожено. Если земельная реформа по внешности носила однобокий характер, то с другой стороны она дала именно то, чего мы добивались: земельная реформа дала возможность приступить к нормальному советскому строительству. Если бы земельная реформа не была проведена в начале весны в ударном порядке, то может быть теперь при новой ситуации, новой обстановке, мы не могли бы ее проводить.
 
В этой новой обстановке мы не сумели бы ее проводить с таким темпом и быстротой, и потеряли бы с одной стороны возможность пробуждения, вызова к жизни, трудящейся массы туземной бедноты, а с другой стороны, не создали бы крепкой социальной базы для советской власти в тех районах, которые в течение полстолетия подвергались земельной колонизации старого царского самодержавия.
 
Таким образом, мы этим мероприятием привлекли большинство трудящихся масс туземной бедноты с одной стороны, и с другой стороны — расслоили русскую деревню.
 
Вот что замечается в тех районах, где нам приходится активно бороться с контрреволюционным выступлением байских и кулацких элементов, особенно в Ферганской области, где приходится до сих пор работать в условиях фронтовой борьбы, в условиях военной борьбы с басмачеством и где мы больше всего нуждаемся в общей массовой помощи населения. Там в Ферганской области, опыт земельной реформы показал, что после проведения этой реформы, масса коренного населения становится в сторону Советской власти и дает нам тот контингент активной помощи, который нами используется для борьбы с басмачеством.
 
Кроме того, если оценить всю эту реформу с точки зрения экономической, с точки зрения хозяйственной рациональности ее, то и в этом отношении мы приходим к положительным результатам. Она в своем результате дала большую площадь посевов, увеличила культурную площадь, кулацкое и байское засилье, кулацкая и байская антипатия к советскому государству, к его интересам, преодолены в результате земельной реформы. В результате она дает именно увеличение производительных сил нашей Республики. Подробные цифры по всей вероятности, будут даны в докладе Наркомзема, но общей политической оценке положение обстоит именно таким образом.
 
Теперь перейду к другим областям работы ТурЦИК. Необходимо сказать, что из всего того, что было задано IX съездом Советов, еще новое проведено в жизнь и не могло быть по объективным данным проведено.
 
Что же сделано в области приближения Советского аппарата к нуждам, к языку, к особенностям быта местного населения? В этой области придется сказать, что многое еще не сделано. Во многих случаях отдельные распоряжения, декреты, как ЦИК, так и Совнаркома страдали именно отсутствием приспособленности, отсутствия учета особенностей местного быта. Кроме того должны были быть приняты все зависящие меры для того, чтобы язык местного населения сделать действительно государственным, как это было объявлено 2 года тому назад и как было поручено провести в жизнь IX Съездом Советов,— для того, чтобы каждый дехкан, каждый туземный трудящийся видел в советском органе— орган именно созданный для него, для его потребностей, для его развития.
 
В этом отношении чувствуется, в особенности в Закаспийской области и пожалуй во всех областях Туркреспублики, что многое и многое придется еще проводить в жизнь, и быть может на следующем съезде Советов будут на эту тему прения.
 
Таким образом, сама по себе создалась обстановка, при которой чувствуется, что необходимо организовать специальные органы, которые могли бы служить толчком, могли бы играть роль толкачей, которые могли бы подталкивать экономическое развитие отдельных национальных групп, и которые могли бы в этом отношении взять на себя роль централизующих органов, органов группирующих вокруг себя, все культурные и жизнеспособные силы каждой национальной группы.
 
И вот, постепенно подталкиваемые самой жизнью и ходом вещей мы организовали при ЦИК такие национальные отделы, которые в первое время, да и до сих пор иногда способны вызывать недоумения во многих советских и партийных кругах Туркестана.
 
Из тех записок, которые я получил вчера на мусульманском языке видно, что до сих пор идея и смысл существования национальных отделов при ЦИК не вполне понятны многими советскими и партийными кругами. Я тут утверждаю, что идея организации этих отделов (их три — киргизский, узбекский и туркменский) опять-таки изобретена не каким-нибудь гениальным умом, а создана самой жизнью, необходимостью, именно необходимостью, быстрейшей организации культурных сил каждой национальной группы, этим путем мы способствуем быстрейшей организации масс той или иной национальной группы, приспособлению всех распоряжений Центрального Правительства к особенностям быта каждой национальной группы, и таким образом ускоряется процесс привлечения трудящихся масс коренного населения в советское строительство. Вот такие цели преследовались нами при создании этих национальных отделов.
 
Для того, чтобы настоящий Съезд ясно это положение представлял себе, представлял картину работ этих национальных отделов, мне придется несколько подробно остановиться на работе этих отделов.
 
Прежде всего, начну с Киргизского (казахского) Отдела, который был создан первым вскоре после IX съезда Советов. Когда ЦИК стал перед задачей организации дела помощи киргизским (казахским) массам в ее раскрепощении и оказания всемерной помощи делу земельной реформы, которая являлась вопросом жизни и смерти для киргизских (казахских) масс, то мы приходим к необходимости организации этого отдела.
 
На долю этого отдела выпала ударная и боевая задача, связанная с земельной реформой. Прежде всего он учел все культурные силы, которые имелись на территории Туркреспублики, произвел перераспределение этих сил с согласия Ком. Партии Туркестана, произвел планомерную переброску этих сил, произвел затем переброску, которая в конечном своем результате дала еще другой результат, о котором я буду говорить несколько дальше.
 
Работа этого отдела невольно бросалась в глаза только потому, что она была неизбежно связана с той боевой задачей, которую взял на себя ЦИК, а именно с земельной реформой. Переброской культурных сил, она до известной степени разрядила ту атмосферу мелкой групповой борьбы, которая развивалась в течение многих лет в киргизских (казахских) районах нашей республики, и которая тормозила нормальное советское строительство на местах, ибо она была основана на племенной групповой борьбе тех или других общественных слоев на местах.
 
Таким образом этот отдел, с одной стороны, беря на учет культурные силы, а с другой стороны произведя перераспределение и переброску их с места на место, распределяя их равномерно, соответственно потребностям времени, произвел громаднейшую работу в деле советского строительства, оказал колоссальнейшую помощь ЦИК своим умением близко подойти к нуждам коренного населения. В этом отношении мы можем определенно сказать, что он оправдал вполне свое политическое существование. Если с другой стороны, он еще до сих пор в смысле его работы, в смысле отдельного существования по внешности не вполне понятен, то в этом отношении нам придется употребить усилия для того, чтобы это разъяснить, для того, чтобы популяризовать эту идею организации особых органов, которые могли бы обратить особое внимание и взять на себя специально узкие задачи в деле привлечения трудящихся масс коренного населения к советскому строительству.
 
Советское государство заинтересовано в подготовке кадров туземных работников, необходимых для всех отраслей советского строительства. В области военного строительства, в области культурно-просветительного, в области социального обеспечения, в области профессионального образования — во всех этих отраслях государству необходимы кадры туземных работников, которые могли нам послужить для привлечения туземных масс к советскому строительству. До тех пор, пока мы не будем располагать этими туземными культурными силами, мы не сможем и мечтать о широкой постановке этого дела в смысле привлечения трудящихся масс коренного населения к советскому строительству. Киргизским (казахским) Отделом проделана огромная работа путем вербовки, путем мобилизации всех молодых культурных сил, начиная от железнодорожников и кончая военными. Вот вкратце характер той работы, которая проделана этим отделом.
 
Перейду к следующему — Узбекскому отделу, который организован несколько позже. Необходимо сказать, что его работа носила менее боевой, менее ударный характер: это объясняется тем обстоятельством, о котором я говорил вначале, именно тем, что его работа не была связана с боевыми задачами ЦИК. Из тех записок, которые я вчера получил, опять-таки усматривается известное непонимание значения этого отдела. Записки говорят о том, почему этот отдел организовался позже, для чего нужно было организовывать этот отдел и т.д. Здесь необходимо учесть, что на долю Узбекотдела, если за отчетный период ему не пришлось проделать свою задачу, то в будущем, и в ближайшем будущем, на его долю падает задача большого и исторического масштаба и значения. Узбекскому отделу придется сыграть большую роль в деле раскрепощения трудовых масс, в деле борьбы с феодальнопатриархальными отношениями, с цеховщиной, в деле борьбы за привлечение широких слоев узбекского коренного населения к Советскому строительству, в деле борьбы за новую узбекскую пролетарскую культуру.
 
В этом отношении, пожалуй, самая почетная и тяжелая задача выпадает именно на долю Узбекского отдела. Узбекотдел располагая пока меньшими культурными силами, нежели остальные отделы, естественно не мог проявить себя в достаточной мере ярко, и вот почему получается впечатление, что этот отдел сделал меньше. На самом деле, дело национального самоопределения узбекских масс имеет для Туркестана колоссальнейшее значение. Быть может, организация этих национальных отделов в будущем выльется в другие формы, но так или иначе необходимо констатировать, что в деле привлечения туземных масс коренного населения к советскому строительству, чувствуется определенная необходимость создания специальных органов, которые могли бы играть роль толкачей, которые могли бы приспособлять наши аппараты к туземному быту, сама идея или принцип построения Советских органов, принцип Советской конструкции власти настолько гибок, что он может быть применяем везде и повсюду и даже в отсталых колониальных областях всей Федерации, с другой же стороны, все искусство советского государства заключается в том, чтобы советские аппараты не ломали понапрасну бытовые формы, установившиеся в течение многих лет, а могли бы тем или иным путем близко подходить к этим бытовым формам, изучить их приспособляться к ним и приблизить темную массу к государству советов.
 
Повторяю, Узбекотделу в области работы среди узбекского населения придется сыграть колоссальнейшую роль, в частности в деле раскрепощения узбекской семьи. Нам уже приходилось те или другие мероприятия и намерения отдельных комиссариатов корректировать через нацотделы — для того, чтобы они не могли внушить широким массам коренного населения превратного мнения о намерениях Советской власти. В частности, это относится к вопросу о декрете по женскому вопросу, который собирался издать Комиссариат Юстиции по типу декрета, изданного ТурЦИКом по женскому вопросу для киргизского (казахского) населения. Ясно, что шаблонное отношение к данному вопросу могло многое испортить в деле нормального развития Советского строительства. Мы думаем, что смысл и идея существования этих особых органов, которые сами по себе никакой административной властью не обладают, которые играют роль исключительно “толкачей”, органов академического характера, изучающий быт той или другой национальной группы, органов, которые помогают исполнительному органу Советского государства, идея этих органов вполне понятна и характер той работы, которая проделана этими органами, также понятен.
 
Переходя к работе третьего отдела — Туркменского, необходимо сказать, что его существование ограничено несколькими месяцами и его работа выявилась только в области культурно-просветительного характера. Туркменский отдел заинтересован, прежде всего, в подготовке туркменских работников, которыми так бедна туркменская нация. Туркменская область мобилизовала все молодые силы туркмен, и мы пытались использовать их для того, чтобы на тех же или других курсах в Закаспий и здесь в Ташкенте подготовить из них те кадры туркменских работников, без которых мы в будущем и сейчас не сможем подойти близко к туркменскому населению и его нуждам. До тех пор, пока этой работы не будет проделано, не только Туркменотделом, но и всеми тремя отделами, существующими при ТурЦИКе, мы не сможем говорить о широкой постановке дела привлечения широких масс трудящихся коренного населения к Советской власти и приспособления советских аппаратов к нуждам, к действительным потребностям коренного населения.
 
Теперь, после этой краткой характеристики работ национальных отделов при ЦИК Туркестана, разрешите перейти к другим областям работы ЦИК. Если мы окинем взором всю Туркреспублику, то мы увидим, что наиболее больными, нуждающимися в первоударной помощи, областями, для нас являются две области: Ферганская и Семиреченская.
 
Что сделано в Семиреченской области, я об этом в начале своего доклада говорил, а теперь мне необходимо перейти к тому, что сделано в Ферганской области, которая много возбуждала интереса и на партийном съезде и вообще в партийных и советских кругах Туркестана. Как вы сами знаете, IX съезд Советов Туркреспублики мобилизовал до 10% своего состава для того, чтобы оказать посильную помощь советским органам Ферганской области, чтобы поднять их работу, чтобы усилить работу по борьбе с басмачеством.
 
Необходимо сказать, что, к сожалению, эти мобилизованные товарищи не могли быть использованы в полном объеме по тем или другим обстоятельствам, многие из них разъехались, и Ферганская область осталась при разбитом корыте. Ферганской области необходимо было предпринять целый ряд мероприятий по реорганизации аппаратов, постановке работы этих органов в плоскости приспособления их к нуждам, к особенностям быта Ферганской области, к особенностям обстановки военной борьбы с басмачеством.
 
Ферганская область теперь нуждается в особом внимании, и вот почему тут я несколько дольше остановил внимание настоящего съезда на данном вопросе. ЦИК несколько раз посылал ответственных работников и экспедиций для того, чтобы изучить и улучшить этот вопрос, для того, чтобы перед Съездом поставить этот вопрос во всей широте и посильно помочь делу борьбы с басмачеством.
 
Я снова невольно коснусь нескольких вопросов о которых я говорил вначале и попытаюсь произвести перед вами учет опыта той работы, которая проделана в Ферганской области. Опыт предыдущих работ в Ферганской области показывает, что в области советского строительства в Фергане придется проделать большой перелом для того, чтобы наладить соответствующим путем взаимоотношения всех руководящих органов области. Эта задача, которая первая встанет после настоящего съезда перед ТурЦИК ту разлаженность, тот разнобой, тот идейный разброд, который чувствуется во всех руководящих органах Ферганской области, необходимо изжить кратчайшим путем и в ближайшем будущем для того, чтобы широкие массы коренного населения, наконец увидели, что та политика, которая несколько раз в декларативной форме объявлялась на съездах Туркреспублики,— что она действительно проводится на местах, и что агенты Советской власти на местах, в глухой провинции, обязаны относиться с достаточным вниманием, и принимают к исполнению все директивы общего характера, все директивы, касающиеся принципиальной политической и практической линий.
 
Переходя к тому, что проделано в области борьбы с басмачеством, если мы учтем то, что было проделано в этой области, то мы увидим, что до тех пор, пока мы не проведем известные меры, направленные к подавлению кулацкого и байского засилья, кулацкого и байского террора в отдельных районах, до тех пор мы не создадим социальной базы, опираясь на которую мы сможем с успехом закончить борьбу с басмачеством.
 
В тех районах, где такая работа проделана, широкие трудящиеся массы становятся действительно советскими, мы видим даже, если взять отдельные частные случаи, хотя бы в области работы Чрезвычайных Комиссий по борьбе с контрреволюцией, то мы видим, что здесь население охотно идет навстречу и наши ЧК в своей работе могут опираться на симпатию местного населения. Хотя эта работа не носит повсеместный характер, и может быть, мое заявление вызовет недоумение у многих товарищей, но все-таки я хочу отметить, что в отдельных районах, где проделана такая работа, дело обстоит именно таким образом. Очевидно, что будущему ЦИК эту работу необходимо будет учесть и оценить, для того, чтобы в будущем ее продолжать.
 
Председатель: Ваш срок истекает.
 
ТЮРЯКУЛОВ. Теперь, ввиду краткости времени, я не могу остановиться на отдельных областях работы ЦИК Туркестана, но я хочу еще раз отметить перед тем, как закончить, ту работу, которая проделана ЦИК в деле хозяйственного строительства, в деле экономической политики. В этой области необходимо сказать, что тот перелом, который мог отмечаться и тот перелом, который обозначался целым рядом новых мероприятий Советской власти в форме продналога, в форме отмены разверстки, в деле усиления кооперативного строительства и т.д., этот перелом ясно и определенно обозначался между IX Съездом Советов и настоящим Съездом. В этой области работа ЦИК, с точки зрения настоящего момента, как бы разбивается на два периода, •"доисторического”, — допереломный и затем настоящий период — постпереломный.
 
Если IX Съезд Советов в свое время не мог учесть того, что произошло потом в промежуток между этими двумя съездами, то после X Съезда РКП этот перелом был определенным образом зафиксирован и соответствующим образом были сделаны те или другие выводы, которые привели к целому ряду новых мероприятий в советской области. ЦИК Туркестана пришлось несколько пересмотреть все то, что было до сего времени, учесть новую обстановку. А новая обстановка говорила о необходимости отмены продразверстки и применения системы продналога. К тому же в работе ЦИК за последнее время явилась новая задача, задача организации помощи голодающим губерниям России.
 
Очевидно, если мы за этот короткий промежуток времени не сумели сделать то, что нужно было сделать в области кооперативного строительства, в области реорганизации всего нашего продовольственного дела, в области налогового дела Туркреспублики, то эта задача очевидно должна стать первоударной перед новым ЦИК и в этом отношении она должна быть настоящим съездом должным образом разрешена, продискуссирована и здесь должны быть сделаны практические указания.
 
В области экономического строительства ЦИК издал совместно с Совнаркомом целый ряд декретов, касающихся продовольственного дела, касающихся кооперативного строительства. Наконец, товарищи, необходимо констатировать, что все-таки в деле практической работы, в деле практического строительства эта работа не проделана еще в достаточной мере, и мы здесь можем констатировать только начало той работы. Она начинается только что сейчас, начало нового дела, новой системы, нового подхода к действительности Туркестана. Касаясь других отраслей экономического строительства Туркестана, необходимо отметить, что если мы на IX съезде Советов задавались планами широкого масштаба, планами восстановления ирригационных систем, планами увеличения, расширения культурной площади и, таким образом, увеличения всех производительных сил страны, то в этом отношении необходимо констатировать, что постепенно мы отказались от этих широких планов и теперь мы ограничиваемся задачами более узкого масштаба, узкого характера: не всех ирригационных систем, а только тех, которые мы можем восстановить домашним порядком и собственными туземными средствами.
 
Переходя к работе наших областных органов, областных исполнительных комитетов и порядку взаимоотношений, которые установились между центром и местами, а это было проделано ЦИК по отношению к каждой области, я на этом не могу остановиться и заканчивая свой беглый общеполитический доклад о работе ЦИК, я должен еще отметить, то — предыдущий IX съезд Советов отметил правильный ход работы советского строительства, настоящему съезду, быть может, придется зафиксировать, что если в области выполнения всех заданий IX съезда Советов ЦИК Туркреспублики не все было проделано по тем или другим объективным данным, то, с другой стороны, эта линия заслуживает того, чтобы она была продолжена.
 
В этом смысле целый ряд областей и районов, где имелась возможность проведения этой линии, и где она была проведена, показывают, что ЦИК нового состава придется продолжать эту линию для завершения всей той работы, которая отмечена соответствующим образом в докладах на Партийном Съезде и на настоящем будет зафиксирована и соответствующим образом должна быть логически завершена, ибо те принципы, которые были заданы IX Съездом Советов еще остаются жизнеспособными, как например, привлечение коренного населения к советскому строительству, дело приспособления всего советского аппарата к нуждам населения. Все это требует целого ряда конкретных мероприятий и требует логического завершения.
 
Быть может настоящему съезду придется указать ряд новых конкретных мероприятий, но в принципиальном отношении и в обществе, которые имеют и землю и инвентарь, и большое количество лошадей жирного скота. На это тоже нужно обратить внимание и принять меры. Но несмотря на все это можно с уверенностью сказать, что земельная реформа проведена прекрасно и местное население, благодаря этому, смотрит на Советскую власть, как на свою власть, на власть трудящихся.
 
Дальше, товарищи, было указано V партийным и IX Советов съездами и был выдвинут лозунг борьбы с колонизаторством. Эта борьба велась в некоторых местах до X Съезда беспощадно, но она еще, по моему мнению не закончена, так как тот кулак, который в 17 и 18 грабил, расстреливал киргиз почем зря, грабил местное население, отбирал все, что хотел, этот кулак, он еще недостаточно наказан, у него не все отобрано, что было отобрано им у киргиза, у узбека, он не все еще возвратил, если возвратил, то только скот тем, кто узнал, что это его скот, а другие вещи, например, женские уборы и т.д. не возвращены до сих пор. Нельзя сказать, что теперь равноправие уже установлено, кулак и до сих пор говорит киргизу, что ты не человек, а скотина.