Дизайн интерьера в подольске частный дизайнер интерьера в подольске.


 ВВЕДЕНИЕ

Монография посвящена анализу трудов Мустафы Чокая, увидевших свет в период его политической деятельности в эмиграции во Франции с 1921 по 1941 г. [1]. Среди туркестанских джадидов, чьи публикации открыли в начале XX в. эпоху политической прессы в регионе Центральной Азии, имя Мустафы Чокая, главы Кокандской (Туркестанской) Автономии (декабрь 1917 — февраль 1918 г.), стало известным на Западе благодаря его демократическим воззрениям и огромному письменному наследию. Труды туркестанского эмигранта объединяет общая тема — тема поиска путей консолидации туркестанского общества, что в настоящее время обретает особое звучание в связи с политическими процессами, происходящими в регионе. В апреле 2007 г. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев выдвинул идею о создании федерации центральноазиатских республик, которая была поддержана Президентом Кыргызстана Курманбеком Бакиевым на встрече глав двух стран. Идея федерации не нова: она поднималась мусульманскими коммунистами еще в 1931 г. Одобрительное отношение к данному проекту и пути дальнейшего его развития были изложены М. Чокаем в статье “Кенестік Орта Азия Федерациясынан Туркістан улттык тәуелсіз мемлекететше” (“Яш Туркестан”, № 16, 1931 г.). Идея федерации была отметена советским правительством в силу причин геополитического порядка: не для того большевики административно дробили Туркестан, чтобы он возродился вновь под новым названием.

 

Сближение центральноазиатских республик в наши дни невозможно без анализа и переосмысления общего прошлого, знания истинной сути политических процессов, происходивших в регионе в первые десятилетия советской власти, и той роли, которая отводилась Туркестану в русле внутренней и внешней политики Советов. Именно труды Мустафы Чокая дают объективную характеристику этим процессам, нанесшим серьезный ущерб историческому сознанию народа. По этой причине необходимость изучения политологического наследия М. Чокая является потребностью времени. Наибольший интерес для политологов и историков представляет опыт политической деятельности Мустафы Чокая в рядах антибольшевистского движения “Прометей”, объединившего на территорий Европы глав национальных автономий, разгромленных Красной армией в период с 1917 по 1921 г. Идеология прометеевского движения была направлена на формирование у борющихся за национальное самоопределение народов гражданской культуры, под которой в настоящей работе понимается уровень осознания гражданами страны общественных задач и их практической активности в деле проведения их в жизнь. Практическая активность, согласно основополагающим принципам движения “Прометей”, предусматривала в первую очередь знание и умение пользоваться политическими средствами борьбы за свое национальное самоопределение.
 
Теоретической и методологической основой настоящего исследования являются, таким образом, труды М. Чокая и его соратников по движению. Привлечены также работы отечественных и зарубежных ученых, имеющие концептуальный характер по некоторым аспектам настоящего исследования. Так, изучение природы национальных движений проводится с опорой на работы Мустафы Чокая, основные положения которых подтверждены в разработках ученых более позднего периода, например французского исследователя Алена Гандольфи.
 
При рассмотрении феномена политического лидерства М. Чокая концептуальной основой послужили постулаты специалистов по политической психологии.
 
Труды французских ученых Александра Беннигсена и Шанталь Лемерсье-Келькеже, в частности выдвинутая ими теория мусульманского национального коммунизма, во многом определили подходы в трактовке политических воззрений туркестанских джадидов. Именно джадидизм способствовал появлению в мусульманском обществе таких ярких личностей, как Алихан Букейханов, Ахмет Байтурсынов, Миржакып Дулатов, Мухамеджан Тынышбаев, Мустафа Чокай.
 
Таким образом, настоящее исследование проведено с опорой на различные теоретико-методологические парадигмы.
 
Наряду с методами политологии в работе использованы методы и других смежных наук, таких, как история и политическая психология.
 
Источниковой базой исследования послужили свыше ста публикаций Мустафы Чокая, а также статьи его соратников по движению “Прометей” на французском, казахском, русском языках, многочисленные документы из западных архивных центров на французском, немецком, русском языках, впервые вводимые в научный оборот, а также отечественные и зарубежные информационно-справочные издания, материалы научных и научно-практических конференций, политологические и исторические исследования, опубликованные в отечественной и зарубежной печати.
 
Актуальность идей Мустафы Чокая продиктована, как отмечалось выше, самим ходом развития республик Центральной Азии в постсоветский период. Комплексное политологическое исследование трудов М. Чокая по консолидации общества обретает особую актуальность в переходный период для всего центральноазиатского региона. Неизученной и потому актуальной для исследователей и широкой общественности Казахстана, Центральной Азии и всего СНГ является рассмотрение деятельности антибольшевистского движения “Прометей” которое, по признанию специалистов (включая политических противников движения), было и остается образцом эмигрантского движения, не имея себе равных ни по масштабам деятельности, ни по кадровому составу.
 
Не претендуя на всестороннее и исчерпывающее рассмотрение деятельности движения, настоящая монография в определенной степени лишь восполняет пробел в этой области.
 
Исследование вносит также свою посильную лепту в трактовку понимания Мустафой Чокаем теории и практики национально-освободительных движений на основании анализа его статей. Признавая политическую деятельность как особую сферу общественной деятельности, автор исследования анализирует значение и роль самой личности Мустафы Чокая, которые так же, как и письменное наследие туркестанского лидера, в Казахстане и других республиках Центральной Азии еще не изучены во всей полноте. Труды М. Чокая на иностранных языках, которые в своем большинстве неизвестны ни исследователям, ни широкой общественности, являются бесценным материалом в понимании и осмыслении таких узловых понятий политологии, как национализм, сепаратизм, национальное движение, которые в советский период под влиянием господствовавшей идеологии были деформированы либо не подлежали изучению.
 
Деятели движения "Прометей”, считая своей основной задачей содействие угнетенным народам в их стремлении обрести национальную независимость, подчеркивали, что "к прометеизму следует относиться как к идейно-политическому движению с воспитательными тенденциями по отношению к угнетаемым народам и пропагандистскими по отношению к внешнему миру”. Данное положение не теряет своей актуальности и в современном обществе.
 
Актуальность темы исследования заключается также в возможности внесения посильного вклада в ликвидацию "белых пятен” в политической истории Казахстана, Туркестана и СССР, так как политологический анализ приводимых в работе архивных документов, а также статей Мустафы Чокая и его единомышленников по движению вскрывает политическую подоплеку некоторых исторических событий, имевших место не только в СССР и Туркестане, но и Европе (например, Испании), что позволяет по-новому взглянуть на внешнеполитическую деятельность тогдашнего советского руководства.
 
Наряду с изложенным актуальной является выдвинутая автором гипотеза о том, что туркестанское национальное движение было разделено на внутреннюю и внешнюю (зарубежную) ветви, что дало лидерам национальных движений возможность влиять на политику центральной власти в СССР как изнутри, так и извне. Этот метод борьбы с тоталитарным режимом был для того времени нов и нестандартен. В работе приводятся доводы и аргументы в пользу тезиса о взаимодействии обеих ветвей, выявляются роль и место эмиграции в национальном движении.
 
Результаты анализа публикаций, выступлений, личных записей Мустафы Чокая на различных языках, его общественно-политической деятельности делают неизбежным выдвижение второй гипотезы о том, что обвинения, выдвинутые советской пропагандой в адрес М. Чокая, носят огульный характер, являясь проявлением нетерпимости "вождя всех народов” к политическим оппонентам вообще и к Мустафе Чокаю в особенности, так как труды туркестанского лидера, а также масштабная деятельность антибольшевистского движения “Прометей” имевшие большой резонанс в Европе и мире, несли в себе серьезную угрозу устоям диктаторского режима Сталина.
 
Теоретические воззрения Мустафы Чокая и его соратников по ряду проблем, касающихся внутренней и внешней политики СССР, способствуют деидеологизированной трактовке политического курса СССР и стран Европы в период, предшествовавший Второй мировой войне. Это касается, в частности, тесного военно-политического сотрудничества и одновременно соперничества Сталина и Гитлера за мировое господство.
 
Актуальным для современных ученых-исследователей является анализ малоизвестных и неизвестных публикаций М. Чокая, проводимый в контексте внутренней и внешней политики большевиков и мировой политики: это статьи и выступления Мустафы Чокая и его соратников на страницах периодических изданий “Le Promethee”, “La Revue de Рrоmthee”, “Le Quotidien”, “Le Temps”, “Journal de Geneve” и других на французском языке.
 
Актуально и то, что впервые выносимые на суд научной общественности архивные документы объясняют политическое поведение Мустафы Чокая в судьбоносные моменты его жизни: например, служебная записка сотрудника МИД Франции о причине эмиграции М. Чокая в Европу, служебная записка сотрудника МИД Франции о принятии им вынужденного решения поехать в Германию летом 1941 г. под давлением гестапо, а также приказ ОКБ относительно состава Туркестанского и Кавказско-магометанского легионов из числа советских военнопленных от 22 декабря 1941 г. Эти документы полностью опровергают утверждения советской пропаганды о бегстве Мустафы Чокая за рубеж, его коллаборационизме и о том, что он был основателем Туркестанского легиона.
 
Не менее важным при раскрытии личности М. Чокая является и исследование вопроса о его причастности к деятельности западных спецслужб, в чем также его обвиняла сталинская пропаганда. В работе вносится ясность и в этот вопрос, для чего предпринимается разносторонний анализ архивных материалов, публикаций ветеранов Лубянки, личной переписки прометеевских деятелей. В этой связи особое значение приобретает рассмотрение противостояния прометеевских деятелей действиям сталинской администрации, олицетворяющего собой противодействие демократических сил силам антидемократическим. Впервые проводится подробное рассмотрение предпринятых Сталиным масштабных мер по борьбе с прометеевской организацией и ликвидации ее лидеров.
 
В ходе исследования появилась необходимость дать (с опорой на труды Мустафы Чокая) авторскую корректировку таких определений, как национализм, шовинизм, сепаратизм, разведка, шпионаж, без чего невозможно понять логику политических решений М. Чокая, а также показать необоснованность обвинений сталинской пропаганды, инкриминировавшей Мустафе Чокаю распространение клеветнической информации о советском строе, сотрудничество с иностранными спецслужбами.
 
Необходимость разобраться в сложном периоде жизни Мустафы Чокая — последних месяцах его жизни, — связанном с его встречей на территории Германии с соотечественниками после двадцатилетнего перерыва, сделала неизбежным рассмотрение причин, даты и стадий формирования Туркестанского легиона из числа туркестанских военнопленных. Сама сложность и односторонний подход к этой теме в отечественной исторической и публицистической литературе продиктовали необходимость возвращения к теме легиона и анализа нескольких десятков документов из Бундесархива и архивов МИД Франции и Германии (приказов, служебных записок, докладных, протоколов допросов, записей бесед), и сличения их с архивными данными КГБ Казахской ССР по этой тематике. И этот раздел настоящего исследования имеет свою особую ценность, так как после смерти М. Чокая туркестанскими легионерами была предпринята попытка реализовать его идею о суверенном Туркестане.
 
Новым для отечественной политологической науки является рассмотрение Туркестанского легиона в контексте восточной политики Третьего рейха как неотъемлемой части структурного комплекса “Институт Арбайтсгемайншафт Туркестан — Туркестанский национальный комитет (ТНК) — Туркестанский легион”.