Главная   »   Камни заговорили. Мырзатай Жолдасбеков   »   ЗАВЕТ ДРЕВНИХ ТЮРКОВ


 ЗАВЕТ ДРЕВНИХ ТЮРКОВ

“Камни заговорили” — так назвал свою первую на русском языке книгу крупный ученый-рунист Мырзатай Жолдасбеков.
 
Служил я, спать не ложась,
Служил я, днем не садясь,
Проливая красную кровь свою,
Понуждая струиться свой черный пот,
Народу тюрков отдавая силу и труд,
Направляя в долгие набеги войска.
Возвышая стражу наших земель,
Врагов смирившись приводил,
Войска из похода в поход
Водили с каганом моим.
 
Неповторимый мир открывают нам орхонские руны. Это поэтическое творение создано тринадцать веков назад. Древние резчики высекли на каменных плитах стройные строки торжественных надписей. Каменные книги повествуют историю возникновения и жизни Восточно-Тюркского каганата.
 
Полководец-батыр Кюль-тегин, прославленный властитель Бильге-каган, мудрый советник и великий поэт Тоньюкук
 
— галерея образов великих правителей древнетюркского государства.
 
Надписи в честь Кюль-тегина, Бильге-кагана и Тоньюкука
 
— это завет древних тюрков своему народу на все века.
 
Врагов старательно загнал я в норы,
Освобождая степь, леса и горы.
Я конницу водил до горизонта,
И в городах оставил гарнизоны!
Но если  б Ельтерес-каган не мог
Вперед идти, не слушался советов,
То государству не помог бы Бог,
Оно не занимало бы полсвета!
Теперь, страна, ты стала государством,
И ты, народ, теперь Народом стал.
Вот я возвысился, и стал я старцем,
Великим став, я, кажется, устал.
Когда б бездельник управлял народом,
Какое горе пережил б народ!
Спаси же, Тенгри, от правителя урода,
А остальное все народ переживет!
 
Эпос щедр, потому что высокохудожествен. Оттого и глубины его безмерны.
 
Традиция самооценки хорошо знакома нам по поэзии кочевых тюрков. Личность в ней соотносит себя непосредственно со Вселенной. В земном пространстве кочевник ощущает себя свободным и беспредельно могущественным. Люди появляются между небом и землей.
 
Небо, земля, вода — первозданные силы мира. Небо определяет судьбы людей, время их жизни.
 
И небо, и земля, и вода — вечны. Это они помогают тюркам вновь обрести себя как народ.
 
Помню свою специальную поездку в Монголию, чтобы увидеть удивительные памятники древнетюркской письменности, о которых много читал. Древние, молчаливые, таинственные камни смотрели на меня без укора и сожаления. Мужественные строки молчали.
 
А я читал их сердцем как молитву.
 
Ты, тюркский народ, когда сыт, то доволен,
Ты не понимаешь, что сытость — твой враг.
Насытившись, ты над собою не волен,
Не зная других наслаждений и благ.
 
Помню свой восторг от открытия казахстанскими учеными Золотого человека, Иссыкской серебряной чаши с двадцатью шестью руническими знаками, принадлежащей к V веку до н.э.
 
Перед взором казахов открылись 26 молчащих веков.
 
И помню долгожданный, счастливый миг — 18 мая 2001 года.
 
Астана.
 
Государственный Евразийский университет имени Л.Гумилева. Памятник Кюль-тегину, на который я смотрел со слезами на глазах в монгольской степи, возвышался передо мной.
 
Немой восторг. Тишина. Это первый священный камень будущего музея древнего письма, который будет поставлен в новой столице страны.
 
Казахская культура — наследница древнетюркской культуры. А проблемы письменности — проблемы происхождения самой культуры.
 
Несомненно одно, памятники-стелы, возвышающиеся в монгольской степи, могла оставить потомкам только высококультурная цивилизация.
 
Мы говорили о китайской, древнегреческой, египетской цивилизациях.
 
Настал час говорить во весь голос о древнетюркской цивилизации, принесшей миру немало ценностей.
 
Книга Мырзатая всколыхнула мысли и воспоминания. Тюркология — боль и радость в моей судьбе. Тюркологи — мои друзья и спутники на тернистом пути, о них я всегда думаю с восторгом.
 
В связи с этим я особо хотел бы отметить титанический труд великого датского ученого Вильгельма Томсена в дешифровке рунических надписей тюркского гения.
 
В раскрытие и изучение тайн древнетюркских надписей внесли большой вклад выдающиеся ученые России и Казахстана. Для меня высокая честь назвать их поименно: В.Бартольд, И.Батманов, А.Бернштам, Н.Веселовский, A.Гумилев, С.Кляшторный, С.Малов, П.Мелиоранский, B.Насилов, И.Стеблева, С.Аманжолов, А.Аманжолов, М.Жолдасбеков и другие.
 
Эти люди — первопроходцы, посвятившие свои жизни и судьбу единожды избранному пути. Они заслуживают глубокого уважения и преклонения. Их жизнь — неустанный поиск, титанический труд. Многие из них не смогли увидеть плоды своих неимоверных трудов.
 
Нас покоряет железная воля этих людей, пронизанная глубокой любовью к Народу и Отчизне.
 
Приблизительно в то время, когда вышла книга “Аз и Я”, был наложен запрет на публикацию книг многих ученых-тюркологов страны. Среди них была и книга Мырзатая Жолдасбекова “Тастар сөйлейді”.
 
Крупнейшие памятники древнетюркской письменности орхонской группы являются не только важнейшими историческими документами в изучении идеологии, политики, экономики и культуры древнетюркских племен, но и великими литературными произведениями, содержащими тюркскую мифопоэтику и потому сравнимыми с древними священными текстами других народов и культур. В этом смысле они представляют собой достояние мировой культуры.
 
Мырзатай, мы знаем свою историю, поэтому чувствуем гордость за прошлое тюркских народов.
 
Мы должны нести служение культуре и истории своего народа. Глубже и все настойчивее изучать тайны древнетюркской руники.
 
Ибо эти письмена сохранили для нас душу народа.

Олжас Сулейменов