Главная   »   Камни заговорили. Мырзатай Жолдасбеков   »   ОТКРЫТИЕ ОРХОНСКОГО ПАМЯТНИКА
загрузка...


 ОТКРЫТИЕ ОРХОНСКОГО ПАМЯТНИКА

Начало XVIII века. Офицер шведской армии Филипп Иоганн Страленберг, попавший в плен к русским, обойдя пешком почти всю Сибирь, медленно поднимался к верховьям реки Орхон. Не встретив на долгом и изнуряющем пути никаких признаков жизни, обессилевший, он уже потерял всякую надежду встретить здесь что-либо стоящее внимания. И вдруг, впереди в туманном мареве показались неподвижные фигуры. Иоганн, словно беркут, почуявший добычу, ускорил шаги, забыв об усталости. Чем ближе к загадочным изваяниям, тем больше его охватывало чувство, похожее на мистический страх.
 
...Огромные каменные плиты, непонятные знаки, окаменевшие человеческие фигуры... Ряды каменных фигур, со сложенными на груди руками, тянулись далеко, и конца им не было видно.
 
Что за чудо?.. То ли это загадочное явление самой природы, то ли творения человеческих рук?!.
 
Долго всматриваясь в то, что предстало перед ним, Иоганн строил догадки о их возникновении и назначений, но так и не смог прийти к однозначному мнению.

 

Произошло это триста лет назад. Вряд ли шведский офицер догадывался тогда о том, что свершилось великое открытие и какие бесценные сведения таили в себе эти каменные изваяния.
 
На протяжении последних трехсот лет каменные фигуры, названные учеными “Орхонскими памятниками”, не перестают восхищать ученых всего мира.
 
Первые сведения о них появились в начале XVIII века.
 
В первой четверти XIX века была опубликована Григорием Спасским краткая информация об Орхонских памятниках, в издаваемом им журнале “Сибирский вестник”. (Г.Спасский. Древности Сибири с приложением альбома “Сибирский вестник”. — 1818). Чуть позже текст был переведен на латынь, после чего открытие Орхонских памятников стало известно ученым многих стран мира.
 
В 1875 году финское Археологическое Общество дважды снаряжало экспедицию в Минусинк, а в 1889 году был издан атлас “Енисейские надписи” с приложением 32 таблиц и 8 фотографий. Следует отметить, до того как были дешифрованы орхонские надписи, финские ученые относили их к собственному историческому наследию. Впоследствии финны признали необоснованность своих притязаний.
 
В 1889 году русский исследователь Н.М.Ядринцев обнаружил на побережье Орхона гранитные стелы с загадочными надписями, которые были гораздо крупнее надписей на Енисейских памятниках.
 
По описанию Н.Ядринцева стелы были: “Высотой — 3,5 метра, ширина у основания — 1,32 метра, ширина верхней части — 1,22 метра. Суженная в верхней части стела украшена резным орнаментом, исписана с четырех сторон. На западной стороне текст был написан на китайском языке, другие стороны заполнены руническим письмом”. (Н.Ядринцев. Отчет и дневник о путешествии по Орхону в южный Хангай в 1891 г. (Сб. трудов Орхонской экспедиции. V т. — СПб, 1991. — И.).
 
По описанию того же Н.Ядринцева от памятника пролегал невысокий холм длиною метров в двадцать пять (позднее выяснилось, что это была развалина стены из китайского кирпича). Вдоль стены были обнаружены семь мраморных тюркских статуй, головы у статуй были отбиты. На западной стороне мемориала находились две звериные фигуры, обращенные друг к другу, они также были повреждены (ученые полагают, что это был вход в мавзолей). От этого входа на протяжении 4,5 километров расположились гранитные фигуры людей на расстоянии 10-12 метров друг от друга, обращенные лицом на восток. После тщательных изучений ученые выяснили, что эти фигуры олицетворяют врагов погребенного, убитых им при жизни.
 
Вскоре, на VIII Конгрессе Российских археологов, Н.Ядринцев обратил внимание ученых на древние памятники с берегов Орхона. С этого момента памятники, прежде именовавшиеся Енисейскими, стали называться Орхоно-енисейскими.
 
Весной 1890 года по следам Ядринцева отправилась археологическая экспедиция финнов под руководством А. Гейкеля, а в 1891 году из Санкт-Петербурга — экспедиция Российской Академии наук во главе с великим русским ученым, родоначальником тюркологии В.В. Радловым (в состав экспедиции входил и Н.Ядринцев).
 
В 1892 году по результатам этих двух экспедиции были опубликованы два атласа с приложением фотографий, которые поставили перед учеными сложную задачу — дешифровку тюркских рун.
 
Конечно же, наряду с трудностями, которые представлялись в дешифровке текстов, были и обстоятельства облегчающие работу. К тому времени был прочтен текст памятника, написанный на китайском языке, откуда была получена информация о народе, воздвигшем его, имена людей, которые стояли во главе этого народа.
 
Дешифровка рунического письма была доступна опытному ученому лингвисту. Каковым оказался датский ученый, профессор кафедры сравнительной лингвистики Копенгагенского университета Вильгельм Томсен.
 
Вильгельм Людвиг Петер Томсен (1842-1927), как и многие его современники, вначале занимался теологией. Затем некоторое время — филологией, ботаникой, физикой, и многие годы посвятил любимой науке — лингвистике.
 
Томсен, одаренный ученый, владел многими языками. Он много лет прожил в Берлине, Лейпциге, Праге, Вене, Будапеште, Париже, изучая чешский, немецкий, сербский, польский, венгерский, арабский, фарси, цыганский, японский, китайский и тюркские языки.
 
Вернувшись на родину, с 1870 по 1878 год преподавал греческий язык. С 1878 по 1887 занимал административные должности в разных школах, а в 1887 году был избран профессором кафедры сравнительной лингвистики Копенгагенского университета.
 
После публикации в 1877 году исторического труда о связях Древней Руси и Скандинавии, Томсен все свои силы посвятил исследованию Орхоно-енисейских памятников. В 1893 году ключ к разгадке Орхонских надписей был им найден. Большей частью ученью обращают внимание на факт прочтения текста, но мало кто уделяет должное внимание методам, которыми руководствовался ученый при поиске ключа к дешифровке — этой занимательной и важной части исследовательской работы Томсена.
 
Так какими же методами пользовался Томсен при дешифровке Орхонских надписей?
 
Прежде всего, ученый определил направление письма, что имело большое значение для дальнейшей работы. После длительного времени ученый пришел к выводу, что письмо писалось справа налево, как в арабской письменности.
 
Потом он установил количество буквенных знаков, их оказалось 38.
 
Разобравшись с внешними деталями, Томсен обратил внимание на связь между согласными фонемами, с целью установления зависимости согласной фонемы от предыдущей и последующей ей фонемы.
 
Для этого он выделил группу фонетических знаков, в которых два крайних были одинаковыми (или схожими), а средний отличался от них — XYX, и предположил, если X — согласный, тогда Y — гласный, или же наоборот, если X — гласный, то Y — согласный. Сравнивая таким методом однозначные знаки, >, 1, N  и , он отнес их к гласным звукам.
 
Его первые предположения оказались неверными. Знаки > О (I¥) он принял как звуки ө (ү), а ө (ү) (N) как звук ә. Но звук (Л) определил правильно с первой попытки.
 
И все-таки, он не был уверен в том, что находится на правильном пути в своих поисках. Это были пока предположения и гипотезы, а доказательств, не оставляющих никаких сомнений, не было.
 
Тогда ученый прибег к испытанному методу, которым пользовались ученые при дешифровке древних рукописей — с поиска в китайском тексте слов, обозначающих имена собственные.
 
Как найти имя собственное в китайском тексте? В каких текстах они обычно приводятся?
 
Как правило, имена собственные упоминаются в начале каждого абзаца.
 
Знаки, которые чаще других встречаются в тексте yyh. Самый важный из них — последний Г, потому что текст пишется справа налево. Значение знака Г было уже известно ученому, он был идентичен звуку (і), он также знал, что этот звук часто употребляется и обычно стоит в конце слова, что привело его к выводу: сочетание указанных знаков может означать эпитет, если знаки yyh читаются справа налево — і-р-ң-т, то есть — тнрі (Тенгри, в смысле Небо, Синева, Бог — М.Ж.). Это была всего лишь слабая догадка, Томсен не придал ей серьезного значения, и поиски имен собственных продолжились.
 
Внимание ученого привлекла группа знаков которая встречалась в одном памятнике, а в другом отсутствовала.
 
После определенных поисков и анализа, Томсен решил, что эти знаки могут означать собственное имя бека или батыра, которому посвящен памятник. В китайском тексте это имя читается как Кюэ-тегин. Учитывая то, что по правилам китайской грамматики в конце слова звук “л” вобще не пишется, и то, что звук вполне может выпасть из слова при передаче с одного языка на другой, ученый сравнил знаки (не определенно) со словом Кюль-тегин.
 
По тому же принципу в китайском тексте слово Би~кя (вторая стела) совпадает с группой знаков. Что означает слово Бильге.
 
Теперь Томсен принялся за дешифровку группы знаков ҺҮNҺ.Три знака из этой группы были уже известны. При прочтении справа налево в корне этого слова три звука означают тур. Эти знаки могут означать слово тюрки, предположил ученый. Таким образом, обнаружилось, что знак h означает фонему К. Начертательный знак этой фонемы (//) встречался в слове Кюль~тегин.
 
Следует отметить, что в китайском тексте была информация о народе, которому принадлежит язык письма. На китайском языке он означает народ ту-кюэ. Стало быть, язык письма относится к тюркскому диалекту, который существовал гораздо раньше известных к тому времени тюркских языков.
 
После того как был найден ключ к девяти буквенным знакам, ученый хорошо знавший тюркские диалекты, применил его в прочтении других слов. Следуя этому методу, Томсен полностью открыл алфавит тюркского рунического письма. Как сказал академик Малов, Томсен нашел ключ к письму Орхоно-енисейских памятников, который до 25 ноября 1893 года оставался тайной.
 
Сегодня открытие Томсена следует рассматривать не просто как “ключ” к тексту Орхоно-енисейских памятников, но как “бесценный ключ”, позволяющий войти в святая святых древней рунической письменности тюрков, памятники которой все больше и больше обнаруживаются в наши дни на территории Средней Азии и Казахстана.
 
В 1894 году академик В.В.Радлов, воспользовавшись руническим алфавитом, открытым Томсеном, перевел Орхоноские надписи на русский язык, затем переложил на латинский алфавит. Томсен же опубликовал свой перевод только в 1895 году. Позднее надписи были переведены и опубликованы академиком С.Е.Маловым. С того времени исследовательская работа над Орхоноенисейским текстом ведется непрерывно. Древнетюркское руническое письмо является неоспоримым фактом истории казахского народа, его литературным достоянием.
 
В изучение Орхоно-енисейских памятников внесли вклад и казахстанские ученые. Среди них особое место занимают труды Алтая Аманжолова, Гайнетдина Мусабаева, Губайдуллы Айдарова, Олжаса Сулейменова.
 
Такова краткая история нахождения Орхонских памятников, их дешифровки, прочтения и исследования.
 
Итак, кто же возводил памятники, обнаруженные на берегу реки Орхон на территории Монголии? Какому народу, ныне существующему, они наиболее близки? В поисках ответов на эти вопросы мы должны опираться на факты, приводимые в текстах памятников. О племенах, упоминаемых в тексте, мы ранее говорили.
 
Да, создателями памятников, главными героями текстов Орхонских надписей являются тюрки, в них воспевается земля тюрков, прославляются батыры этой земли.
 
Говоря об Орхонских памятниках, некоторые ученые утверждали, что, казахи были кочевым народом, часто перемещаясь с места на место, не оставляли каких-либо культурных памятников. Древние памятники, найденные на территории Казахстана принадлежат сакам (но казахи являются прямыми потомками саков — М.Ж.), или согдийцам (древний ираноязычный народ —М.Ж.). Иначе говоря, некоторые ученые пытались так или иначе лишить нас наследия предков. Этот факт имел место в советскую эпоху.
 
Тюркологи с мировыми именами во главе с Бартольдом восторженно констатировали наличие письменности тюркских народов еще в начале VII века. Историографы Запада не только восхищались, но старались приписать руническую письменность к исторической культуре своего народа. Немцы и финны, хотя они и не нашли ключа к дешифровке рун, просто сочли их своим национальным достояниям: “Похожи на руническое письмо, возможно, наши предки когда-то бывали в Саянских горах”, — предполагали они.
 
Споры прекратились, когда ключ к алфавиту был найден, и были приведены неопровержимые доказательства принадлежности рунических надписей тюркским народам. На самом деле эти надписи принадлежат тюркским племенам, входившим в состав казахского народа.
 
И В.Бартольд, и В.Радлов, и П.Мелиаровский, и С.Малов все они утверждали, что пора бы уже установить, на каком именно языке написан текст памятников, явившихся великим открытием в Востоковедении. Однако до последнего времени отечественные ученые не приступили к серьезному изучению этого удивительного произведения — культурного достояния нашего народа. В бытность Советского Союза Кудайберген Жубанов пытался внести программу изучений древних рунических памятников в образовательную программу высшей школы, но его попытка, к сожалению, оказалась тщетной.
 
На факультетах высших учебных заведений независимого Казахстана изучение текстов Орхонских памятников ведется как самостоятельная дисциплина.
 
Так каков же ответ на вопрос, которым уже много лет задаются ученые: какому народу принадлежат авторы памятников, на каком языке они написаны? Чтобы определить язык письма, прежде всего, необходимо узнать, кем создан памятник.
 
В древних китайских летописях и мемуарах тюрки называются как тюккю.
 
Йоллыг тегин — автор памятников Бильге кагану и Кюль-тегину называет тюркские племена, населявшие южные районы, и указывает места их стойбищ. Создатели памятников, себя называют “тюрками”, упоминают другие тюркские племена — тогыз огуз, отыз татар, кыргыз, аз, шек, он уйгур и т.д. и отмечают, что “все они были нашими врагами, улусы их были чужими для нас”.
 
Обратимся еще раз к самим памятникам.
 
Народы, населявшие берега Орхона, называют себя тюрками, а племя “он ок” является их составной частью, тургеши (тюрки младший улуг (уйсуни) тоже тюрки, родственные, близкие нам, берега Или и Жетысу — земли наших предков и чтобы земли-реки наши не остались без надзора поставили мы ханов”. Это был народ — “он ок”).
 
Выше мы приводили пояснение о народе “он ок”. То есть, они (орхонские тюрки) были родственны уйсуням-дулатам, и даже в 634-635 годах, когда Тюркский каганат разделился на Западный и Восточный, границей между которыми была река Или, их родственные отношения не прерывались. В тексте также упоминается, что “тургеши и пять их улусов являются одной из частей народа он ок”. То есть, “он ок” обобщающее название племенного союза, вошедшего в состав казахского народа — аргынов, кереев, уаков, алшынов, найманов. Учеными признано, что тургеши относятся к дулатам, но нигде не подчеркивается родство тургешей с орхонскими тюрками. Если вспомнить, что орхонские тюрки впоследствии вернулись к берегам Или, тургеши предположительно являются одним из древних казахских племен.