Главная   »   Камни заговорили. Мырзатай Жолдасбеков   »   ХУДОЖЕСТВЕННОСТЬ ОРХОНСКИХ ПАМЯТНИКОВ


 ХУДОЖЕСТВЕННОСТЬ ОРХОНСКИХ ПАМЯТНИКОВ

До сих пор остаются не исследованными художественные особенности Орхонских надписей, между тем, как эта тема требует серьезного к себе внимания.
 
Невозможно говорить обоснованно о возникновении, формировании и совершенствовании казахских стихов, не изучив, прежде всех тонкостей стихосложения древнетюркской литературы. Другими словами, раскрытие поэтических закономерностей Орхонских памятников содействовало бы датированию, отслеживанию путей формирования и совершенствования рифмы, взаимозависимости поэтических форм предыдущих периодов истории казахской литературы.
 
По словам И. Стеблевой, Орхонские памятники построены в форме четверостишия, формой являющейся общей для всей тюркской поэзии. Мы уже отмечали ошибочность этого взгляда.
 
Очевидным, и вероятным представляется то, что в Орхонских памятниках сохранен принцип стихов-размышлений (толгау), которые могут состоять из четырехпяти - шести - семи - восьми, а то и больше строк, различной рифмовки, разных размеров, с разным количеством слогов, чаще семи - восьмисложными.
 
Тесная взаимосвязь между строфами сохраняется так же как в толгау, сюжетно они подчинены главной мысли-идее. Стало быть, Орхонские стихи написаны размером толгау.

 

В доказательство можно привести описание военных походов Кюль-тегина. Здесь группа четверостиший, в которых строки рифмуются, “оплайу тегді” (бросился в атаку), “бініп тегді”, (сев верхом), “ол ат анта өлді” (тот конь там пал) близки между собой по долготе, ритмике, целостности, так что они образуют отдельные циклы толгау о боевых сражениях. То, что в Орхонских стихах очень редко встречаются правильно рифмованные строки, подтверждает наше мнение.
 
Толгау, в отличие от стихов, строятся на гармонии мысли, внутренней ритмике текста, здесь нет подчиненности рифме.
 
В Орхонских надписях насчитывается 727 строк. Количество слогов разное (от 3 до 15).
 
Обратите внимание на таблицу:
 
Из приведенных таблиц видно преобладание семи и восьмисложных строк (что составляет 30,3 /о текста). Это, опять-таки, обнаруживает близость Орхонских надписей по своему строению к форме толгау.
 
Устойчиво повторяющиеся в Орхонской поэме парные рифмованные слова-синонимы, выражающие смысловую целостность: іші-тысы, ел~жүрты, жылаған-сықьтаған, бейнет-күші, ата-баба, атақ-данқы, от-су, ойда-қырда, өлім-жітім, жаяу-жалпы, жер-көк, қасы-көзі, ою-өрнек, күні-түні, қыз-қырңын, очевидно, являются обычными.
 
Порой одно из парных слов имеет смысловую нагрузку, а другое присутствует только для сохранения и усиления фонемы: қыз-қырңын, жылаған-сықтаған, өлім-жітім, а иногда оба слова несут в себе определенный смысл: қасы-көзі, ойда-қырда, ата-баба.
 
Теперь обратим внимание на слова, сочетающиеся как в смысловом, так и в звуковом значении: тәтті сөз-асыл қазынасы — сүчіг сабын, йымшық ағын (доброе слово — богатая казна); ақылды кісілерді, батыл кісілерді — едгү білге кісіг, едгү алп кісіг (умных людей, храбрых людей); жоқ, кедей хальщ — йоқ, чыгай будун (неимущих, нищих людей); қалыптастырған, иелік еткен — түта біршс, іті бірміс (сплотивший, властвоваший); қырылайьщ, жойылайьщ — өлүрейін, урығсырайун (давайте сгинем, пропадем); бейшара, мүсәпір хальщ — иабыз, иаблаң будун (нищий, ничтожный народ); бағынды, жүгінді — чікді, йкүнті (подчинился, поклонился) и т.д.
 
Местами появляются две ветви парных созвучных словосочетаний, приближенных к стихотворной форме: елсіз қалған, хансыз қалған хальщ — елсіреміс, қағансырамыс будунг (народ, оставшийся без родины, без хана); қүл болған, қүлданған хальщ — күңедміс, күледміс будунг (порабощенный, превращенный в раба народ); ата-баба мекеніне кайта орнаткан — ечүм-апам төрүсүнче йаратмыс, болғүрмыс (возвращенный на земли предков); білместігі үшін — білмедікүн үчүн, бізіңе йанлүңын үчүн қағаны өлті (из-за невежества, из-за недобрых замыслов против нас, погиб их хан); көтерген Тәңрі — көтүрміс теңрі (Тенгри, поднявший их); ел берген Тәңірі — ел бірігме Теңрі (Тенгри, которого дал народ); іші ассыз, сырты тонсыз— ічре ашсыз, ташра тонсыз (внутри нет еды, снаружи — шубы); ханы алып екен — қағаны алп ерміс (хан у них богатырь); ақылгөйі данышпан екен — айгүчусу білге ерше (советник у него мудр) и т.д.
 
Ряд слов, подобранных попарно по смысловому сходству или созвучию, употреблены для ударного выражения мысли, усиления восприятия смысла сказанного. Совершенно очевидно, что эти методы имели место в процессе формирования художественного мышления народа, создания им словесного орнамента.
 
Ранее мы уже говорили о том, что Орхонские надписи состоят из объемных блоков четверостиший свободной рифмовки.
 
Мы не видим здесь следования равномерности слога или рифмы, стопы не ограничиваются определенными рамками закономерности стихосложения.
 
Размеры разностопные, часто не рифмуются, что в очередной раз подтверждает отношение поэмы Кюль-тегину и Тоньюкуку к жанру “жыр” . Б.Кенжебаев писал: “В жыр размеры и рифма не имеют столь большого значения как в стихах. В жыр нет подчиненности размеру слога и рифме, главным здесь является сама мысль и слаженность в ее выражении. Многие строки не рифмуются”.
 
Обратим внимание на образцы трехстрочных строф, с рифмой /ааб или бба/
 
Кутым бар үчүн /а/ Бағым болғандықтан,
 
Үлігім бар үчүн /а/, Сәті түскендітен
 
Өлтечі будунг тірігру Өлімші халықты
 
ігітім /б/                     тірілттім
 
Түрк буду үчүн /а/ Түрік халқы үішн
 
Түн удымадым /б/ Түнде үйықтамадым,
 
Күніуз олурмадым /б/ Күндіз отырмадым
 
Но трехстрочная строфа не всегда сохраняется. Местами встречаются четверостишия, где строка состоит из одного слова:
 
Сүңүсдіміз /а/ Соғыстық
 
Санчыдымыз /а/ Шанышық
 
Канун өлтүртімз /а/ Ханын өлтірдік
 
С точки зрения современней поэзии эти строфы, возможно, вовсе и не похожи стихи, но надо помнить, что Орхонские надписи были написаны тысяча двести лет назад.
 
Рассмотрим теперь четырехстрочные строфы, которые разнообразятся по размерам и рифме:
 
Кул қүлдыг болмас Кул қүлды болған
 
ерті /7а/ еді
 
К,үң күнліг болмыс Күң күңді болған
 
ерті /7а/ еді
 
Інісі ечісін білмез Інісі ағасын білмес
 
ерті /9б/ еді.
 
Оглы қаңын білмез Үлы әкесін білмес
 
ерті /9б/ еді.
К^анын субча
 
йүгірті /7а/ Соңүкүң тағча
 
йатды /7а/ Бегілік үры оглың
 
күл болты /9б/ Сілік қыз оглың
 
күң болты /8б/
 
Иоруклыг кантан
 
келіп /7а/ Иана өлтді? /4 б/ Сүңігліг қантан
 
келіп /7а/ Сүре елтді?
 
Теңрі йарулқзу /6а/ Бүкүл түрк
 
будунқа /6а/ Иаруқлуг йогуг
 
келүрмедім /9в/ Төгүліг атуг
 
йуртмедім /8г/
Каның судай
 
жүгірді, Сүйегің таудай
 
жатты,
 
Бек үлдарың
 
кул болды, Пәк қыздарың
 
күң болды
 
Карулылар қайдан келіп,
 
Тағы сені кулдыратты Найзалылар қайдан келіп,
 
Кайта сені ыдыратты:
 
Тәңірі жарылқады.
 
Бүкіл түрк
 
халкріна
 
Карулы жау
 
келтірмедім,
 
Атты әскер
 
жолатпадым
По разнообразию сочетаний слогов и рифм в приведенных четверостишиях мы видим образец казахской поэзиижыр. В первом и втором четверостиший параллельная рифма (аабб), в третьем перекрестная рифма, а в четвертом строки вовсе не рифмуются. Но и это четверостишие мы относим к поэзии-жыр, поскольку в нем слаженно и органично выражена мысль. Размеры слогов в них разные (4,6,7,8,9), то есть беглые.
 
В Орхонских надписях встречаются и пятистрочные строфы. Но в них больше преобладает содержательная рифма, ритмика, созвучие, нежели сама стихотворная рифма.
 
Например; Елігіт елсіретміс,
 
Қағанлығыг қағансыратмыс Йағығ баз қылмас
 
Тізлігіг сөкүрміс,
 
Башлығыг йкүнтірміс.
 
Шестистрочная строфа:
 
Елліг будун ертім,
 
Елім амты қаны Кемке іліг қазғанурмен?
 
— тір еміс. Крғанлық будун ертім, Кағаным қаны,
 
Не қағанқа ісіг-күчіг
 
куатым бірүрмін? — тір ерміс.
Елдігін елсіз етті
 
Хандығын хансыз етті, Жауын бейбіт етті, Тізеліні бүктірді, Бастыны еңкейтті
Елді хальық едім Елім кәзір қайда,
 
Кімге ел-жүрт іздермін?
 
— десті. Ханды халық едім, Ханым қайда,
 
Кандай ханға
 
күш-куатым берермін? — десті.
Например:
Особенность шестристрочной строфы в том, что в ней рифмуются первая — четвертая, вторая — пятая, третья — шестая строки.
 
Также есть строфы, где восемь, девять и более количество строк. Но там, где больше девяти строк, они напоминают речитативный жыр, не доведенный до совершенства по ритмике и размеру слога. В стихах, отличающихся по долготе, также главное внимание уделено не рифме, а гармонии и целостности выражения мысли-идеи.
 
Поскольку природе эпических стихов характерна долгота строф, уместно привести отрывки из восьми и девяти строк в строфе:
Ілгеру — Шаңтүң
 
йазықа тегі сүледім /а/ Талуйқа кічіг
 
тегмедім /б/
Ілгері — Шаңтүң
 
жазыща дейін жауладым. Теңізге сәл
 
жетпедім.
 
Біргеру — Тоқуз
 
Ерсенке тегі сүледім /а/
 
Түпүтке кічіг
 
тегмедім /б/ Курыгару — Иінчу
 
үгіз кече
 
Иыргару — йер
 
Байырку йеріңе тегі сүледім /а/
 
Бунча йірке тегі
 
йорытдым.
 
Елтеріс қағанқа Түрк Бегу қағанқа Түрк Білге қағанңа Капаған қағанқа Түн үдьшату Күнтүз олүрмату Кузул каным төкті Кара терім йүгүрті Үсіг-кічіг бертім оқ
Түстікте — Тоғыз
 
Ерсенге дейін жауладым,
 
Тибетке сэл
 
жетпедім. Батыста — Інжу
 
өзенін кеше Терістікте — Байырқы жеріне дейін жауладым. Осыншама жерге
 
дейін жорыттым.
 
Елтеріс қаған үшін Түрк Бөгі қаған үшін, Түрк Білге қаған үшін, Капаған қаған үшін,
 
Түнде үйықтамадым, Күндіз отырмадым.
 
Кызыл қанымды ағыздым, Кара терімді төктім Күш-куатымды аямадым.
В первой строфе восемь строк, во второй — девять. Первые четыре строки построены на перемежающейся рифме, а вторые четыре — на свободной рифме. Во второй строфе первые четыре строки рифмуются, а вторые четыре по две подчинены внутренней смысловой рифмовке (кроме последней).
 
Теперь обратите внимание на нечетные строки (1,3,5,7), рифмующиеся в созвучных по ритмике начальных словах: ілгеру-біргеру, күрығару-йырғару. Строфы, где рифмуются начальные слова, встречаются в малой надписи Кюль-тегина:
Ілгеру — күн тоғысқа Біргеру — ортусыңару Курыгару — күн
 
батысыкріна
Ілгері — күн шығысында, Оңымда — күн ортасында, Кері — күн
 
батысында
 
Иаргару — тун Солымда —тун
 
ортусыңару. ортасында.
 
Начальные слова здесь рифмуются двойной рифмой (аабб). Слова в середине строфы тоже рифмуются между собой (кун, тун).
 
Эти рифмующиеся слова (ілгері-біргері, қүрығару-йырғару) задают стиху особенный характерный ритм. Созвучие и ритмичность усиливается аллитерацией в виде повторов. Первые слова рифмуются чаще, нежели последние. Что в очередной раз доказывает то, что в поэзии тюркских народов, уделявших также огромное внимание ритмике и фонетическому звучанию стиха, аллитерация и рифмовка начальных слов строфы, является широко распространенным явлением.
 
Говоря о рифмах и размерах стихосложения Орхонских надписей, можно сделать следующий вывод:
 
Во-первых, гармоничное единство часто повторяющихся парных словосочетаний: іші-сырта, қасы~көзі, где оба слова несут смысловую нагрузку, а также созвучных дополняющих и усиливающих дргу друга парных слов: тәтті сөз, асыл қазына, бағынды-жүгінді, является первой ступенью в построении стиха, а также методом художественного выражения мысли тюркской поэзии.
 
Парные, часто повторяющиеся слова-мысли придавали речи форму речитатива, со временем на их основе складывались поговорки-пословицы, назидательно-афористические изречения, создавались мелодичные стихи.
 
Во-вторых, Орхонские надписи исполнены размером трех- четырех- пяти - шести - восьми - девятистрочных строф, местами встречается и большее число строк, рифмуются они паралелльными, перекрестными, опоясывающими рифмами или вовсе не рифмуются.