Главная   »   Камни заговорили. Мырзатай Жолдасбеков   »   ХАРАКТЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ОРХОНСКИХ ПАМЯТНИКОВ
 
 


 ХАРАКТЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ОРХОНСКИХ ПАМЯТНИКОВ

Как пишет Г. Мусабаев, в первой половине VIII века, в эпических дастанах была своя сложившаяся традиция. Главной их отличительной чертой является то, что дастаны слагались в песенной форме. И даже в прозаическом тексте, сохранялась определенная музыкальность. Особенностью, характерной для поэзии всех тюркских народов, является бережное сохранение целостности и неразделимости стиха и мелодии.
 
Сейчас сложно определить, какой именно мелодией сопровождалось чтение Орхонских стихов. Традиционно казахи читали стихи в особой манере, под музыкальное сопровождение. Для того, чтобы хоть сколько-нибудь прояснить этот вопрос, нам предстоит провести исследовательскую работу.
 
А пока можно отметить некоторые особенности Орхонского текста.

 

1. Орхонские надписи созданы в форме стиха-призыва, обращенного к тюркскому народу, а события, описываемые в них передаются в повествовательной форме. Кроме толгау Тоньюкука, диалогов послов с другими персонажами, все происходящие военные и прочие действия, а также те или иные ситуации в обществе излагаются от первого лица:
 
Мен өзім қаған болып отырғанда,
 
Әр жерде босыған халық өліп-жітіп,
 
Жаяу-жалпы келіп жатты.
 
“Когда я сам сел каганом,
 
по разным землям бродивший, погибая и умирая, приходил народ "
 
или:
 
Күлтегін Байырқылық Ақ айғырына мініп,
 
Шабуылға үмтылды,
 
Бір ерін оққа үшырды,
 
Екі ерін найзаға ілді.
 
Сол шабуылда Байырқылы Ақ айғырдың белі мертікті.
 
Крірғыз кріғанын өлтірдік,
 
Елін алдық.
 
“Кюль-тегин, сев верхом на белого жеребца из Байырку, бросился в атаку.
 
Одного мужа (воина) он поразил стрелой,
 
двух мужей (воинов) одного за другим он заколол
 
(копьем).
 
В этой атаке он ударил
 
белого жеребца из Байырку, сломав ему бедро. Кыргызского кагана мы убили,
 
Их государство мы взяли.
 
Как видим, в первом из приведенных отрывков, автор не вдается в подробное описание положения разутых, раздетых, пеших, голодных и обездоленных беженцев, которые стекаются со всех концов. Во втором — Кюльтегин бросается в атаку на белом жеребце, одного кыргызского батыра он поражает стрелой, двух закалывает копьем, в бою повреждается спина коня, каган кыргызов погибает, а народ терпит поражение. Всего лишь в нескольких строфах поэмы передано описание множества событий и картин кровопролитных сражений.
 
В эпосах позднего периода военные походы, боевые сражения, беды, которые переживает побежденный народ, излагаются более подробно. К примеру, одно только описание достоинств Тайбурыла занимает большую часть эпоса “Кобланды”.
 
Удивительно и то, что суровый облик, праведный гнев и решительные действия Кюль-тегина передаются одной лишь строфой.
 
И снова вспоминаются слова М.Ауэзова: “Если существуют памятники в письменной форме, высеченные на камнях, то не существуют ли более полные, устные формы оригиналов этих сказаний?”
 
Вполне вероятно, что существовали и устные формы стихов, запечатленных на каменных плитах, и они были широко распространены в народе. Но, к сожалению, пока их следы не обнаружены.
 
2. Походы батыров, картины сражений, результаты войн имеют одинаковое описание и повторяются. Как правило, враг терпит поражение, а ханы вражеских сторон бывают убитыми, тюркский батыр побеждает, его конь погибает или повреждается его спина. Например:
 
...Мы сразились с народом изгилей,
 
Кюль-тегин, сев верхом на белого (коня) Алп Шалчы, бросился в атаку.
 
Тот конь там пал.
 
Народ изгилей погиб.
 
...Кюль-тегин, сев на белого жеребца из Байырку, бросился в атаку.
 
В том бою повредилась спина белою жеребца из Байырку.
 
Киргизский каган был убит, государство ею взято.
 
или:
 
Мы сразились.
 
Победили.
 
Хана их убили.
 
Способы или действия, которыми Кюль-тегин поражает вражеских батыров, однообразны по описанию и повторяются.
 
"Одного мужа (воина) он поразил стрелой,
 
Двух мужей (воинов) одного за другим он заколол
 
(копьем).
 
Карлуков мы уничтожили и захватили (покорили).
 
Шесть мужей (воинов) он заколол (копьем),
 
Седьмою мужа (воина) он в схватке зарубил (мечом).
 
Эти примеры еще раз убеждают нас в том, что Орхонские стихи построены на повторяющейся организации ритма и рифмы.
 
3. В Орхонских стихах, как мы уже говорили, стихи чередуются с прозой, то есть внутри поэмы даются пояснения и дополнения в прозе. Эти образцы, так же, как и в казахских эпосах, рифмованы внутри текста и привлекательны по своей художественности. Например:
 
“Беглері, будуны түсіз үчін, табғач будун теблігін күрліг үчүн, армақчусун үчүн, іні-ечілі кіншіртүкін үчүн, беглі-будунлығ йоншуртікін үчүн түрк будун ілледүк ілін учгуну ыдмыс, қазғанладуқ қағанун йітіру ыдмыс”.
 
В переложении на казахский язык:
 
“Бектерінің, халқының ымырасыздығынан, табғаш халкының алдауына сенгендігінен, арбауына көнгендігінен, інілі-ағаның дауласқандығынан, бекті — халңының жауласқандығынан түрк халқы елдігін жойды, хандығынан айырылды”.
 
В переводе на русский язык:
 
“Из-за того, что обманщики (из) народа табгач (были) лживы,
 
из-за его (т.е. принадлежавших к народу табгач) соблазнителей,
 
из-за того, что он (народ табгач) ссорил младших
 
братьев
 
со старшими,
 
из-за того, что он натравливал друг на друга беков и народ,
 
тюркский народ утратил свой образованный племенной союз,
 
(и) лишился своего правившего кагана ”.
 
Точно такие же вставки в прозе, выстроенной на внутренней рифмовке, встречаются и в “Алпамысе”:
 
“Сол кезде жасы үш жүзге жеткен. Ыстың ішкен, сүйың тышңан, көрінгенмен үрысқан; қабағы ңатып тырысқан, дамбалы бүтына қатқан, өзін туғаннан қүдай атқан; бір кез ширек боны бар, адам таппас ойы бар; тізесіне шекпен жетпеген, басынан жаманшылық кетпеген, басы мұйіз, арты киіз бір мыстан кемпір келеді”. (Қазақ эпосы. Стр.-369)
 
“От роду имевшая триста лет,
 
Евшая вареную кровь в обед,
 
Встречных бранившая на чем стоит свет,
 
Богом проклятая с первого дня,
 
Со взором, исполненным адского огня,
 
Ростом в аршин и четыре вершка,
 
С пастью, как щербатое горло горшка,
 
С головой рогатою, с гадючьим языком,
 
С кошачьим задом и собачьим хвостом.
 
(Перевод Ю. Новикова, А. Тарковского)
 
Выделенные слова в казахском тексте: көргендігінен-сезгендігінен, дауласқандығынан-жауласңандығынан; үрысқан- тырысңан, жетпеген-кетпеген, мүйіз-киіз — рифмуются так же, как и в стихах.
 
4. Для Орхонских стихов характерны повторяющиеся риторические вопросы. Этот прием придает произведению особую мелодичность, подчеркивает пафос, усиливает его героический лейтмотив.
 
Елліг халық ертім, —
 
Елім амты қаны,
 
Кемке еліг ңазғанүрмен? — тір ерміс.
 
Крғанлығ буду ертім,
 
Кағаным қаны,
 
Не ңағанқа ісіг-күнің бірүрмен? — тір ерміс.
 
в переложении:
 
Елді халық едім,
 
Елім қазір қайда,
 
Кімге ел-жүрт іздермін? — десті.
 
Кағанды халық едім,
 
Кағанымқайда?
 
Кандай қағанға күш-куатым берермін: — десті или:
 
Азу бу сабымды ігің баргу?
 
Түрк беглер, будун, буны есідің?
 
в переложении:
 
Осы сөзімде өтірік бар ма?
 
Түрік бектері, халқы бүны тьіңдаңдар!
 
Я была народом, имевшим государство.
 
Где теперь мое государство?
 
Кому я добываю государство?
 
Я была народом, имевшим кагана.
 
Где мой каган?
 
Какому кагану я отдаю труды и (силы)?
 
или:
 
Есть ли ложь в моих словах?
 
Слушайте тюркские народы!
 
Чтобы убедиться в том, что стихи построены на риторических вопросах, достаточно еще раз обратиться к ним в переводе К.Мырзалиева.
 
Следует обратить внимание и на построение Орхонских стихов. Очень сложно определить их композиционное строение. Тем не менее, мы считаем, что они состоят из следующих небольших частей:
 
Кюль-тегин (малая надпись):
 
1. призывы к народу;
 
2. описание Тюркского каганата;
 
3. военные походы;
 
4. попытки табгачей раздробить тюркский народ;
 
5. самоосуждение тюркского народа.
 
Кюль-тегин (большая надпись):
 
1. повествование о возникновении тюркского народа;
 
2. завоевание тюрков табгачами;
 
3. возрождение благополучия народа при правлении хана Ельтериса;
 
4. повествование о Капаган - кагане и Бильге-кагане;
 
5. походы Кюль-тегина.
 
Следует обратить внимание и на то, что в большой надписи события описаны более развернуто, экспрессивно, что и отличает ее от малой надписи. Сюжетное строение стихов Тоньюкука и Кюль-тегина также мало чем отличаются друг от друга. В описании заслуг Тоньюкука и его походов сохраняются те же традиционные повторы. Поэтому разделение стихов Тоньюкука по событийным признакам представляется нецелесообразным.