Тоньюкок

Тоньюкок был одной из выдающихся личностей своего времени. Он родился на территории Китая, получил блестящее образование. Тоньюкок был верным соратником Эльтерис-кагана.

 

«Я, сам мудрый Тоньюкок, получил воспитание под влиянием культуры народа Табгач, (так как и весь) тюркский народ был в подчинении у государства Табгач.

 

Тюркский народ, не будучи со своим ханом, отделился от государства Табгач, сделался народом, имеющим своего хана; оставил своего хана, снова подчинился государству Табгач. Небо, пожалуй, так сказало: Я даю ( тебе) хана. Ты, оставив своего хана, подчинился другим. Из-за этого подчинения небо, можно думать, (тебя) поразило (умертвило). Тюркский народ ослабел (умер), обессилел, сошел на нет. В стране народа тюрков-сиров не осталось государственного организма. Оставшиеся независимыми среди деревьев и камней соединились и их составилось семьсот (человек). Две части из них были всадниками, а одна часть из них была пехотой. Тот, кто семьсот людей заставил последовать, старший из них был шад. Он сказал: «Приставайте ко мне». Я был к нему приставшим мудрый Тоньюкок. (Не) каганом ли (мне его) пожелать, говорил я (в сердце своем). Я думал: если (будущий хан) вообще знает, (что у него есть) и тощие быки, и жирные быки.

 

Но он не может (не способен, не знает) назвать (в отдельности, который) жирный бык (и который), тощий бык. Говоря (в сердце своем) я так думал затем: так как небо даровало мне знать, то несмотря на малые способности (хана) сам я захотел (его в качестве) хана ( захотел его ханом).

 

 (А хан): «С мудрым Тоньюкоком, в качестве байлабага таркана, я, Ильтерес, да буду каганом! Он много поразил на юге табгачей, на востоке (впереди) – киданей, на севере –огузов. Его товарищем по знанию и его товарищем по славе был я сам . Мы избрали место жительство Куз Чугая и Каракумы (Черные пески). Мы жили там, питаясь оленями и питаясь зайцами. Горло народа было сыто. Враги наши были кругом, как хищные птицы, мы были (для них) падалью. Так проникая, от огузов пришел лазутчик (шпион). Слова лазутчика таковы: «над народом тогуз-огузов воссел каган, говорят (соглядатай), он послал к табгачам Куны-Сенгуна, к киданям послал Тонгра Сема. Слова такие послал: тюркский народ в небольшом только количестве, (но) каган его – герой, а советник у него мудрый. Пока существуют эти два человека, то вас, табгачей, они убьют, – говорю я; на востоке киданей они убьют, – говорю я, – нас огузов тоже убьют, говорю я.

 

Табгачи – нападайте с юга, кидани – нападайте с востока, я нападу с севера. Да не распоряжается в земле тюрков-сиров (какой-то) властитель. Да уничтожим мы, насколько возможно, (этого) властителя, – говорю я.

 

Услышав эти слова, ночью не приходил мой сон, а днем я не имел покоя. После этого я обратился с просьбой к кагану, я так просил: табгачи, огузы, кидани, эти втроем, если соединятся, то мы (пожалуй) останемся как бы предоставленные самим себе. Тонкое сложить (в кучу) – легкое (дело); слабое разорвать – легкое (дело), но если тонкое сделаться толстым, то то, что может собрать (толстое это), будет герой. Если слабое сделается крепким, то кто может разорвать (крепкое это), будет герой. Мы должны прийти на восток к киданям, на юге к табгачам, на западе к западным (тюркам) и на севере к огузам, с двумя-тремя тысячами нашего войска. Может ли это быть? Так я просил (хана).

 

Мой каган соизволил выслушивать от меня самого, мудрого Тоньюкока, изложенную просьбу. Он сказал: «Ты по своей воле заставь следовать (войско). Против реки Кеконг провел (заставил сле- довать войско) к лесу Отюкен. По реке Тогле пришли огузы с рогатым, вьючным скотом. Войска их было шесть (три) тысяч, нас было две тысячи мы сразились. Небо оказало (нам) милость и мы рассеяли (их): они упали в реку. На пути преследования многие умерли. После этого огузы все вместе пришли. Услышав, что я привел тюркский народ в землю Отюкен и что я сам, мудрый Тоньюкок, избрал местом жительства землю Отюкен, пришли (к нам) южные народы, западные, северные и восточные народы.

 

Нас было две тысячи; мы были двумя (отрядами) войск. Тюркский народ и тюркский каган для (дальнейшего) обитания (завоевывая) не дошел до городов Шантунга и до морской реки. Своего кагана я спросил и двинул войско. Я довел (войско до городов) Шантунга и до морской реки. Они разрушили двадцать три города и остались на жительство на земле Усын-бундагу. Каган народа Табгач был нашим врагом. Каган (народа) «десять стрел» был нашим врагом. Но больше всего был нашим врагом киргизский сильный каган. Эти три кагана, рассудив, сказали: «Да пойдем мы (походом) на Алтунскую чернь. Так они рассудили и сказали: да отправимся мы в поход на восток против тюркского кагана. Если мы не пойдем против него, как бы то ни было, он нас (победит)». 

 

Каган его – герой, а советник его – мудрый, как бы то ни было, он, возможно, (окажется) победителем нас. Втроем мы объединимся и отправимся в поход и уничтожим его. Тюргешский каган сказал так: «Мой народ там будет», – сказал он. А тюркский народ (находился) в смятении, огузы же его, сказал он, находятся в рассеяньи. Услышав это его слово, ночью совсем сон мой не приходил, (а днем) я не находил покоя.

 

Тогда я задумал, будем воевать, – сказал я. Когда я услышал, что дорога на Кегман (только) одна и она завалена (снегом), я сказал: не годится, если идти этим путем. Я искал знатока той местности и на- шел человека из степных азов.

 

– «Моя родная земля – Аз, я ее знаю (там) есть одна остановка, если отправиться по реке Аны, то до ночлега там (останется) ход одной лошади», – сказал (он). Я сказал: «Если ехать той дорогой, то (это) возможно». Я задумался и моего кагана я просил. Я приказал двинуться войску, я сказал: садись на коней! Переправлясь через Ак Тэрмель, я приказал остановиться (тыловым) лагерем. Приказал сесть на лошадей. Я пробил дорогу сквозь снег, я взошел, ведя лошадь на поводу пешком, удерживаясь деревянными шестами. Передние люди протоптали снег.

 

С большим трудом спустились.

 

Малов С.Е.Памятники древнетюркской письменности.

Москва-Ленинград, 1951.

 

 

загрузка...