Главная   »   История средневекового Казахстана: Хрестоматия. 7 класс. Жолдасбаев С.   »   3.«Шайбани-наме» Камала ад-дин (Шер) Али Бинаи. Рассказ о битве Мухаммад Шайбани-хана с Бурундук-ханом


 3.«Шайбани-наме» Камала ад-дин (Шер) Али Бинаи. Рассказ о битве Мухаммад Шайбани-хана с Бурундук-ханом

Через несколько дней пришло известие, что Бурундук-хан прибыл с пятидесятью тысячами всадников в Дешт-и Кипчак; Муса-мирза по получении этого известия, придя к Мухаммад Шайбани-хану весьма встревоженным и огорченным, сказал: «Мы малочисленны, а войско противника многочисленно».

 

Хан ответил: «Если меч (всего) мира сдвинется с места, то и он не перерубит ни одной жизни, пока не захочет бог».

 

В это время при хане было не более трехсот человек, (но несмотря на это, он, немедленно устроив центр, правое и левое крыло войска, привел в порядок ряды (своих воинов), Муса-мирза также построил войско мангытов.

 

Бурундук-хан, подойдя также построил ряды (своего войска). Вскоре они начали битву.

 

Поскольку (Мухаммад Шайбани) хан в этой битве сам своей благословенной персоной непрерывно сражался, то тогда эти действия хазрата наместника всемилостивого заметил Касым-султан, который был из известных султанов и (славных) бахадуров войска Бурундук-хана, он с отрядом бахадуров преградил дорогу хазрату (Мухаммад Шайбани-хану).

 

Хазрат (хан) атаковал Касым-султана. В конце концов Касым-султан и его войско обратились в бегство. Муса-мирза, который (со своим войсками) стоял против войска Бурундук-хана, также совершил атаку и завязалась великая битва. Поскольку предводителем кавалерии войска Бурундук-хана был Касым-султан, а он потерпел поражение, воины Бурундук-хана тоже вынуждены были бежать. Хорезми-бек, который был братом Мусы-мирзы, пустился преследовать Бурундук- хана, чтобы захватить его и привести. Бурундук-хан, обернувшись, пустил стрелу в Хорезми-бека и убил его одной стрелой. После этого (Мухаммад Шайбани) хан и брат хана Махмуд-султан отправились вслед за Бурундук-ханом, захватили и вывезли его имущество, разграбили улус его. Многих из людей Бурундук-хана убили…

 

В то время Муса-мирза отдал свою дочь Суйунг Ходжа-хану и, устроив той, сыграли свадьбу. И снова прибыли в вилайет Сыгнака, так как Муса-мирза (не выполнил) обещание, которое он дал (Мухаммад Шайбани) хану, что поднимет его ханом (Дешт-и-Кыпчака). Теперь он посовещался с эмирами мангытов и его эмиры сказали: «С древних времен до настоящего времени каждый хан, которого провозглашали эмиры мангытов, представлял эмирам мангытов волю в государстве. Если теперь (Мухаммад Шайбани) хан тоже поступит согласно нашему древнему обычаю, то прекрасно обойдемся без него, Муса-мирза, услышав это от своих эмиров, одобрил. По этой причине он уклонился от исполнения обещания, которое он дал (Мухаммад Шайбани) хану, медлил с этим делом и, (умышленно) игнорируя, не приступал к этому делу… Его пренебрежение послужило (Мухаммад Шайбани) хану и султанам доказательством (его) нежелания выполнить свое обещание и они благополучно возвратились из того места в вилайет Сыгнака…

 

(Мухаммад Шайбани-хан) соблаговолил из Дешт-и-Кыпчака вернуться в вилайет Сыгнака. Была зима. В это время доложили, что Махмуд-султан, который был старшим сыном Жаныбек-хана и в том же улусе славился храбростью, будучи очень самонадеянным, в вилайете Сузака, полным беспрерывного движения (войск), собрал против вилайета Туркестан бесчисленное войско, чтобы пойти на завоевание вилайета Туркестан. Услышав эту весть, (Мухаммад-Шайбани) хан погрузился в размышление и держал совет с эмирами. Эмиры тоже сказали: «Махмуд-султан имеет большое войско, мы же имеем не больше ста человек. Сражаться (с ним) – это было бы далеко от благоразумия».

 

И еще эмиры сказали: «(Нам нужно) захватить какую-либо из крепостей Туркестана, (лежащую) на окраине, укрепиться там за несколько дней и провести там время. Это не было бы далеко от разум- ной меры предосторожности». Шайбани-хан не согласился. Наконец сам хан остановился на том, чтобы отправиться с той сотней человек на битву (с Махмуд-султаном). 

 

Наместник всемилостивого отправился (на битву с Махмуд-султаном), чтобы подобно внезапному бедствию обрушиться на голову противника. Те люди, получив известие, приготовили оружие для войны и выжидали прихода войска Мухаммад Шайбани-хана. Наконец Махмуд (султан) и наместник всемилостивого сошлись у рва Сузака. Во время встречи обеих сторон шел такой сильный снег, что люди и лошади были не в силах открыть глаза.

С обеих сторон раздались звуки литавр и барабанов. 

 

И противник (т.е. войско Махмуд-султана) обратился в бегство. Бахадуры войска одержав победу (Мухаммад Шайбани-хана), взяв оружие и имущество их, возвратились в здравии и с добычей в вилайет Сыгнака.

 

После возвращения наместника всемилостивого в Сыгнак Махмуд-султан, сын Жаныбек-хана, который потерпел поражение и войско которого рассеялось в окрестной степи в вилайете Сузака, с находившимися во владении того общества (казахами), открыл врата совещания с такой целью: «Хан Сахибкиран с (отрядом) в сто человек обратил в бегство такое многочисленное войско, и, следуя по пятам, многих убил мечом. Отныне нам будет невозможно оказывать ему сопротивление. (Поэтому) благо заключается в том чтобы мы прибегли к защите Бурундук-хана. Может быть, с его помощью будет ликвидирована несправедливость, которая имела место по отношению к нам, несмотря на его (Бурундук-хана) недостатки». Утвердившись в этой мысли, они направились к Бурундук-хану, рассказали о поражении своего войска и попросили помощи. Бурундук-хан тоже понимал, что после того, как у наместника всемилостивого Мухаммад Шайбанихана увеличится войско, он не даст ему пощады. Поэтому он удовлетворил его (Махмуд-султана) просьбу и тотчас с многочисленным, как муравьи, войском в сопровождении Махмуд-султана направился в вилайет Сузака. Собрав пешие и конные войска из людей Сузака и окрестностей Кара-Куруна, соединили (их в одно) большое войско.

 

рестностей Кара-Куруна, соединили (их в одно) большое войско. Когда эту весть доставили наместнику всемилостивого (Мухаммад Шайбани-хану), хан, призвав султанов и эмиров, сказал: «Не представляется возможным никакое иное средство (для разрешения) этого обстоятельства, устранив его, кроме храбрости». Хотя султаны и эмиры понимали, что противостоять сотне человек ста тысячам человек – выше человеческих возможностей, но если наместник всемилостивого утвердился в мысли сразиться с ними, значит таково божественное внушение… И тотчас Мухаммад Шайбани-хан приказал отправиться в поход из вилайета Сыгнака в вилайет Сузака.

 

Когда противник получил известие о направлении (к ним) хозрата наместника всемилостивого, он тоже направился из Сузака в сторону Сыгнака и находился на пути (в Сыгнак). Достигнув перевала Согунлук, они внезапно столкнулись друг с другом и, построившись в ряды, сразились.

 

Эти сто человек, которые были приближенными (Мухаммад Шайбани-хана) в битве с тем огромным войском проявили такое военное искусство, что если бы Рустам увидел это, то он прикусил бы палец от удивления. И в том числе мужественно сражался Султан Акибат Махмуд. Наконец со стороны противника выступил против Султана Акибат Махмуда Махмуд-султан (казах), который был зачинщиком всей смуты; они обрушили друг на друга мечи, и (брат Мухаммад Шайбани-хана) так рубанул мечом того Махмуда-казаха, что судьба выбила через нос рассудок, который был у него в голове. Когда враги увидели это деяние, они напали на него (Махмуд-султана) и выхвати- ли его (Махмуда-казаха) из рук Султан Махмудал Авакиба.

 

Но поскольку многочисленность противника выходила за пределы исчисляемого, поэтому убивать и защищаться было бесполезно: « Мы как пена, а враги как глубокое море. Как внезапно потонула пена в море».

 

И наместник всемилостивого (Мухаммад Шайбани-хан) повелел выступить в путь.

 

Материалы по истории казахских ханств, Алма-Ата, 1969, стр. 103–07.