Главная   »   История и современность. М. К. Козыбаев   »   РАБОТА ТЫЛА НА ОБОРОНУ СТРАНЫ


 РАБОТА ТЫЛА НА ОБОРОНУ СТРАНЫ

В годы первых пятилеток советский народ был нацелен на развитие производительных сил, в том числе в восточных районах страны. Фактически районы от Волги до Тихого океана пережили за короткий исторический срок промышленную революцию и в период Великой Отечественной войны стали опорной базой советского тыла. Военное время потребовало пересмотра разделения труда между различными регионами советского Востока (Поволжье, Урал, Сибирь, Дальний Восток, Казахстан и Средняя Азия), территория которых вместе взятая составляла почти 80% площади страны. По данным переписи 1939 г., общее число жителей Востока достигало почти 59 млн чел., или 31% населения страны. Кроме того, Восток представлял собой внушительный регион и по людским ресурсам. Во время войны здесь, по существу, проживало людей^ столько (включая эвакуированное в годы войны население), сколько в фашистской Германии накануне второй мировой войны.

В итересах повышения эффективности руководства народным хозяйством предоставлялось право давать от имени ЦК партии указания и распоряжения обкомам партии Поволжья, Урала, Сибири, Казахстана и Средней Азии «по вопросам организации промышленности в связи с эвакуацией предприятий в эти области, а также по вопросам сельскохозяйственных заготовок». Большую помощь на местах оказали члены Политбюро ЦК ВКП(б) А. И. Микоян, Н. А. Вознесенский, наркомы В. В. Вахрушев, М. А. Венедиктов, С. 3. Гинзбург, А. Н. Косыгин, П. П. Лобанов, выезжавшие в районы Поволжья, Урала, Сибири и Казахстана. Рекомендации Комиссии АН СССР по мобилизации ресурсов Среднего Поволжья, Прикамья, Урала, Сибири, Дальнего Востока и Казахстана на нужды обороны, а также специальных комиссий Оргбюро позволили Государственному комитету обороны выработать правильное направление в руководстве комплексным развитием производительных сил восточных регионов.
 
Постановления ЦК ВКП(б), принятые в первые годы войны, были результатом комплексного рассмотрения неотложных задач наращивания военно-экономического потенциала районов восточнее Волги. Чрезвычайными органами, объединявшими под партийным руководством гражданскую и военную власть в городах и прилегающих к ним районах ближайшего фронтового тыла, стали созданные решением ГКО городские комитеты обороны в Сталинграде, Саратове, Пензе, Казани, Куйбышеве, Астрахани, Гурьеве, Уральске.
 
Одной из мер, направленных на наращивание военно-экономического потенциала восточных регионов, явилось укрепление местных партийных организаций. Мобилизация коммунистов на фронт по восточным районам составила 64% их довоенного состава (597 196 чел.). Вместе с тем в Компартию Казахстана за счет эвакуированных влилось свыше 53 тыс. чел., Узбекистана — 30 тыс., Киргизии — более 5 тыс. чел. В Свердловскую область прибыло
 
20,5 тыс. коммунистов, Куйбышевскую — свыше 16 тыс., Челябинскую — около 20 тыс., Новосибирскую — более 13 тыс., Красноярскую — более 8 тыс. Таким образом, партийные организации только трех республиканских, одной краевой и шести областных организаций приняли около 215 тыс. эвакуированных коммунистов.
 
Кроме того, партийные организации регионов восточнее Волги за период войны приняли в партию 769 тыс. чел. В партии состояло к концу войны свыше 1041 тыс. коммунистов, т. е. на 110 тыс. чел. больше, чем в 1941 г. До начала войны по численности коммунистов на первом месте были Казахстан и республики Средней Азии, на втором — Поволжье, далее Урал, Сибирь и Дальний Восток, к 1945 г. положение изменилось: первое место по численности занимала партийная организация Уральского региона, вслед за ними шли партийные организации республик Средней Азии и Казахстана, Сибири и Поволжья, Дальнего Востока.
 
Произошли и значительные качественные сдвиги в составе партийных организаций восточных районов. Численный рост их сопровождался увеличением доли рабочей прослойки, удельного веса женщин, молодежи, повышением образовательного уровня.
 
Великая Отечественная война, поставившая перед страной проблемы, связанные с перестройкой экономики на военный путь развития, вызвала еще более интенсивное развитие регионов на Востоке. На базе промышленных мощностей, созданных за годы предвоенных пятилеток, было осуществлено становление основной военно-промышленной базы.
 
Передислокация промышленности происходила в тяжелых условиях. К декабрю 1941 г. Белоруссия и почти вся Украина, Прибалтика, ряд западных областей РСФСР были заняты фашистами. Враг стоял у стен Ленинграда и Москвы. Экономический урон был ощутимым. Валовая продукция промышленности страны в ноябре 1941 г. по сравнению с июнем того же года уменьшилась в 2,1 раза. Вышли из строя шахты Донецкого и Подмосковного бассейнов, металлургические заводы юга. Действовала только треть доменных и немногим более половины мартеновских печей. Снизились выплавка чугуна до одной трети, стали — до 42,5%, производство проката черных металлов — в 430 раз, шарикоподшипников— в 21 раз. Численность рабочих и служащих в ноябре 1941 г. составила только 19,8 млн чел., или 63% от уровня 1940 г. В связи с нехваткой рабочей силы уменьшился выпуск самолетов, танков, орудий, боеприпасов. Конец 1941 г. — самое трудное время для нашей экономики. С 1942 г. выпуск промышленной продукции стал наращиваться, увеличилась выплавка стали и чугуна, цветных металлов, производство боеприпасов и вооружения. В 1943 г. наша промышленность не уступала Германии по выпуску различных видов вооружения и боеприпасов. Качество боевой техники превосходило лучшие немецкие образцы.
 
Сосредоточение в районах Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии эвакуированных оборонных заводов и строительство новых предприятий по производству военной продукции — все это усилило промышленный потенциал Востока. Здесь были размещены 1593 предприятия, в том числе; на Урале — 667, в Поволжье — 226, Западной Сибири — 244, Восточной Сибири — 87, Казахстане и Средней Азии — 308 (из них в Казахстане —142). Таким образом, свыше 2/3 предприятий прибыло в район Урал—Кузбасса, включая Казахстан.
 
Перебазирование объектов началось в конце июня 1941 г. К ноябрю было эвакуировано 11 авиационных заводов, 10 заводов боеприпасов из Ленинграда, 26 заводов Наркомата вооружения, 550 заводов с Украины, 109 предприятий из Белоруссии, десятки объектов из Ленинграда и Москвы, всего 1360 наиболее крупных предприятий. Эти данные соответствуют только указанному времени. На самом деле эвакуация продолжалась еще в декабре 1941 г. и отчасти в январе 1942 г., а также летом и осенью 1942 г. Общее количество перебазированных предприятий за 1941— 1942 гг. превысило 2 тыс. ед.
 
Всей этой работой руководил Совет по эвакуации как исполнительный орган Государственного Комитета обороны. Для осуществления непосредственного оперативного руководства всей экономикой и жизнью Востока осенью 1941 г. в г. Куйбышеве разместились часть аппарата ЦК ВКП(б), Президиума Верховного Совета СССР, СНК СССР, ЦК ВЛКСМ и некоторые другие организации. Экономикой Востока поручено было руководить Н. А. Вознесенскому, заместителю председателя СНК СССР, партийными органами — секретарю ЦК партии А. А. Андрееву.
 
размещении перебазированных объектов учитывались многие факторы: специализация районов, мощность промышленной базы, наличие резерва рабочей силы, квалификационный состав рабочих, характер научных учреждений, транспортные связи, наличие топливной базы, мощностей по выплавке черных и цветных металлов, характер машиностроения. Определяющее значение имели транспортные связи. Предприятия, связанные с развитием топливной промышленности, направлялись в те места, где добывались каменный уголь, нефть. Чтобы смонтированная на новом месте техника способствовала ускорению выпуска оборонной продукции, на Востоке создавались межрайонные связи.
 
В Поволжье разместились предприятия во всех областных центрах и некоторых городах. Основная масса объектов относилась к машиностроению, химической, деревообрабатывающей, легкой и пищевой промышленности. Среди них имелись заводы авиационной, а также других отраслей оборонной промышленности. Наибольшее количество (108 предприятий) прибыло в Куйбышев^ скую область, в том числе в областной центр (40). Его население за войну увеличилось с 390 тыс. до 529 тыс. чел. На восточной окраине города вырос новый район, где разместились авиационные предприятия. Город стал ведущим центром по выпуску штурмовиков и других типов боевых самолетов. Кроме того, предприятия выпускали детали для «катюш», корпуса мин, обмундирование.
 
В Саратовскую область и Татарскую АССР так же, как и в Куйбышевскую область, прибыли объекты машиностроения, химии, легкой, пищевой и некоторых других отраслей. Например, в Татарской АССР разместилось свыше 70 предприятий. Среди них крупные машиностроительные, приборостроительные заводы, табачная фабрика «Дукат», Днепровская биофабрика, Кренгольмская мануфактура из г. Нарвы, стеклозаводы из Ленинградской и Орловской областей, ленто-ткацкие и плетельные фабрики, Гомельский кондитерский комбинат «Спартак», промысловые артели и другие предприятия. Примерно такого же типа предприятия разместились в Сталинградской, Астраханской, Пензенской областях, Чувашии.
 
На Урал прибыло около половины перебазированных объектов промышленности. На Магнитогорском металлургическом комбинате, Златоустском, Нижне-Тагильском, Первоуральском, Синор-ском и других заводах было размещено оборудование металлургических заводов Украины Днепровской группы, в том числе трубных им. В. И. Ленина, им. К. Либкнехта, Никольского, а также Донбасса, Мариуполя, Крыма. Вывезено было прежде всего прокатное метизное оборудование по выплавке черных металлов. Здесь же разместилось оборудование Ижорского, Кировского и других заводов Ленинграда, а также предприятий Москвы и других городов. Перебазирование этих предприятий усилило мощности черной металлургии Урала. Кроме того, сюда прибыли многие крупные машиностроительные предприятия, заводы артиллерийской, авиационной, танковой промышленности, боеприпасов, что позволило наладить здесь выпуск танков, самолетов, орудий, минометов, боеприпасов, организовать производство шахтного оборудования, выпускать горные и другие машины, металлические изделия, металлоконструкции. За счет перебазированного оборудования усилились мощности деревообрабатывающей, легкой и пищевой промышленности.
 
Прибывшие в Западную и Восточную Сибирь предприятия разместились главным образом в таких крупных городах, как Новосибирск, Омск, Красноярск, Барнаул, Новокузнецк, Кемерово, Томск, Тюмень, Иркутск.
 
В Сибирь была перебазирована прежде всего часть заводов черной и цветной металлургии: в Норильске смонтировано оборудование Мончегорского комбината с Кольского полуострова, с юга прибыло оборудование завода «Днепроспецсталь» и других, которое разместилось на Кузнецком металлургическом комбинате, в результате Новокузнецк превратился в крупный центр по производству качественных сталей и спецпроката.
 
В Красноярске и Иркутске разместились предприятия машиностроения, в том числе заводы авиационной, оптикомеханической, приборостроительной, электротехнической, станкостроительной, радио-, оборонной промышленности, сельскохозяйственного машиностроения, паровозостроения, тракторостроения, судостроения. За счет эвакуированного оборудования были усилены мощности химической, деревообрабатывающей, легкой и пищевой промышленности. Индустрия Сибири становилась разнопрофильной. За оба этапа эвакуации сюда прибыло около 450 предприятий промышленности.
 
Из общего количества эвакуированных предприятий в Казахстане обосновались 142, Узбекистане — 90, Киргизии — 30.
 
В Казахстан прибыло оборудование заводов цветной металлургии и угольной промышленности, сельскохозяйственного машиностроения, сюда же, а также в Узбекистан, Киргизию и во все республики Востока — оборудование пищевой и легкой промышленности, консервные фабрики (с Украины, из Белоруссии, центра), заводы мыловаренной, шелковой, текстильной, шерстяной, химической и оборонной промышленности. На Восток были эвакуированы также строительные, угольные тресты, оборудование железнодорожной промышленности, электростанций, парк вагонов и паровозов, некоторое наземное оборудование шахт и т. д.
 
Как видим, восточные районы страны в результате эвакуации получили много не только новых объектов, но и целых отраслей. Здесь практически не было оборонной промышленности, за исключением Дальнего Востока, теперь стали действовать предприятия всех ее отраслей, включая самолетостроение, танковую, артиллерийскую, минометную. Значительный удельный вес занимала оборонная химия, судостроение. Если раньше Восток почти не выпускал специальных сталей и спецпроката, то теперь он стал основным их производителем. Резко возросли мощности алюминиевой и марганцевой промышленности; из отраслей машиностроения — тракторной, комбайновой, инструментальной, автомобильной, электротехнической, радиотехнической, шарикоподшипниковой, котлостроительной, горного оборудования; из химической — резинотехнических изделий, шинной, сернокислотной, азотнотуковой, химико-фармацевтической, анилино-красочной и т. д. Усилились мощности энергетики, топливной промышленности, а особенно легкой и пищевой промышленности.
 
Большая часть оборудования разместилась на действовавших здесь родственных заводах и фабриках: прокатные станы металлургических заводов юга — на Магнитогорском, Кузнецком металлургических комбинатах, других заводах Урала; Кировский и специальный танковый завод — на Челябинском тракторном заводе; Краматорский завод тяжелого машиностроения — на Уралмаше; авиационные заводы — на родственных объектах Куйбышева, Уфы, Новосибирска; фабрики легкой и пищевой промышленности— на аналогичных фабриках Востока. Ввод прибывших предприятий в число действующих позволил в кратчайшие сроки наладить выпуск продукции. Многие заводы, смонтированные самостоятельно или на недостроенных предприятиях, через месяц-два вступали в строй действующих: например, Омский шинный и автомобильный заводы, Новосибирский «Сибсельмаш», авиационный, Актюбинский ферросплавный.
 
Советское правительство приняло новый план развития промышленных регионов тыла на III квартал 1941 г. и затем — на IV квартал 1941 и на 1942 г., который имел три существенных момента: 1) он был составлен конкретно для регионов, которые работали на оборону в тылу; 2) центральное место отводилось производству оборонной продукции на Востоке страны; 3) предусматривалось обеспечение оборонной промышленности всем необходимым. Как видим, все особенности планирования были вызваны условиями военного времени.
 
Первая особенность. План, составленный для районов Востока, Поволжья, Урала, Западной Сибири, Красноярского края, Коми АССР, Казахской, Киргизской, Узбекской, Таджикской и Туркменской ССР, предусматривал, что районы, непосредственно граничащие с Маньчжурией и другими территориями, которые являлись плацдармом японских милитаристов в агрессии против СССР, им не охватывались. Промышленный потенциал этих районов был невелик и поэтому оставался полностью нацелен на удовлетворение насущных нужд имевшихся здесь армий. Согласно плану, капиталовложения в промышленность пяти республик Советского Востока увеличились с 5,2 в 1940 г. до 10,5% в 1943 г., т. е. в 2 раза.
 
Темпами военного времени сооружались в республиках Средней Азии и Казахстана 280 предприятий оборонного значения, базировавшиеся на внутренних ресурсах, в том числе: Казахский и Узбекский металлургические заводы, Актюбинский завод ферросплавов; комбинаты — Текелийский полиметаллический, Акчатауский вольфрамо-молибденовый, Киргизский по добыче и обработке цветных металлов; рудники — Жездинский, Найзатасский, Восточно-Коунрадский, Миргалимсайский; десятки угольных шахт Караганды, Ангрена, Сурхандарьинских месторождений; комплексы отраслей нефтяной промышленности Узбекистана и Казахстана.
 
В развитии промышленного потенциала республик Советского Востока сыграли огромную роль перебазированные предприятия станкостроения, сельскохозяйственного машиностроения, оборонной и электротехнической промышленности. В результате ввода в действие эвакуированных и новых заводов и фабрик, рудников объем промышленного производства увеличился к 1945 г. в Казахской ССР до 107, Киргизской—до 122%. Основные производственные фонды Узбекистана, Казахстана и Киргизии к концу войны увеличились по сравнению с довоенным уровнем в 2 раза .
 
В 1941—1945 гг. в пяти братских республиках производство электроэнергии увеличилось почти в 2,2 раза. Крупными поставщиками стратегического сырья оборонного значения (сурьма, ртуть, вольфрам, молибден, марганец и другие цветные и редкие металлы). для военной промышленности Урала стали Киргизия и Казахстан. В дни войны Казахская ССР дала 30% общесоюзной выплавки меди, 50 —добычи медной руды, 60 — марганцевой руды, цинкового концентрата, 65 — производства металлического висмута, 70 — добычи полиметаллических руд, 85% — общесоюзного производства свинца, десятую часть проката.
 
Бурное развитие получила экономика Башкирской и Татарской АССР. Так, Башкирия приняла 172 промышленных предприятия, отдельных цехов. Страна ощутила результаты труда нефтяников Килимбая и Туймазов, машиностроителей Стерлитамака и Уфы, горняков Баймика, сталеваров Белорецка. За годы войны Башкирия дала стране более 5 млн. т нефти. За период Великой Отечественной войны капитальные вложения в развитие республики составили более 180 млн. руб., что равно их сумме за первые две пятилетки.
 
Более 30 промышленных предприятий приняла Татарская АССР. Широкое развитие в годы войны здесь получило машиностроение. В 1944 г. его удельный вес в общем объеме продукции республики составил 69,5 %. В 1943 г. фронт получил из Татарии боевой техники, оружия, боеприпасов, снаряжения на 440 млн. руб. больше, чем в 1942 г. Эта республика дала фронту за период войны 131 млн. пудов хлеба, 39 млн. пудов картофеля, 59 млн. пудов мяса, более 0,5 млн. пудов шерсти.
 
Республики Закавказья свой промышленный потенциал также направили на разгром фашизма. Нефтяники Азербайджана дали стране в годы войны 75 млрд. т нефти, 22 млн. т бензина и других нефтепродуктов. В Армении в 1943—1945 гг. были построены и введены в эксплуатацию 30 новых предприятий и 110 новых цехов при действующих предприятиях. За период войны здесь освоено более 270 новых видов продукции, необходимой фронту. Более 500 промышленных предприятий построено в Грузии. Вложения в капитальное строительство в 1945 г. составили по сравнению с 1940 г. 137,1%.
 
Возрос удельный вес промышленности в экономике Сибири и Дальнего Востока, национальных районов. Так, выход валовой продукции промышленности Якутии увеличился в 2 раза. Рост национальных отрядов рабочего класса охватил самые отдаленные уголки национальных республик и округов (север Бурятии, Якутии, Таймыр, Чукотки). В декабре 1942 г. СНК СССР образовал в Горно-Алтайской Автономной области трест «Ойратзолоторедмет». За три года капиталовложения в развитие цветной металлургии края увеличились в 27 раз.
 
Еще в 1939 г. (потом в апреле и августе 1941 г.) Тувинская народная республика ставила вопрос о добровольном вхождении в состав СССР, а в октябре 1944 г. это осуществилось. Свой вклад в оборону страны внесли труженики Агинского национального округа.
 
Нарымский округ оказывал помощь фронту рыбой (вылов ее увеличился за годы войны в 3 раза), древесиной (только в 1943 г. Нарым дал стране 800 тыс. куб. м), хлебом. Колхозы округа в 1943 г. дали стране больше хлеба, чем в 1940 г., на 732 тыс. пудов).
 
Представители 78 национальностей возвели крупнейшие стройки Сибири: «Красный профинтерн», Норильский горнометаллургический комбинат, Красноярский цементный завод, Сибирский завод тяжелого машиностроения, Красноярский комбайновый завод, Красноярскую теплоцентраль и другие предприятия. Одним из; главных поставщиков олова в стране стала Чукотка.
 
В целом промышленная структура в этих районах СССР за 1941—1945 гг. изменилась самым коренным образом. Возрос их военно-экономический потенциал.
 
Вторая особенность. Планирование производства оборонной продукции в районах Востока как центрального было связано с выпуском зенитных автоматических пушек; танковых, полковых, корпусных пушек; минометов; стрелкового оружия; боеприпасов, самолетов и авиамоторов; танков и танковых дизелей на заводах среднего машиностроения, военного судостроения. Для производства военной техники намечалось использовать наркоматы гражданской, промышленности: для строительства военных кораблей и судов — наркоматов морского флота, рыбной промышленности; для выпуска военных самолетов — предприятий, выпускающих гражданские самолеты; для производства артиллерий, боеприпасов, вооружения, танков — предприятий сельскохозяйственного, транспортного и других отраслей машиностроения. Планировалось повышение эффективности использования прибывшего на Восток эвакуированного оборудования. В плане говорилось о необходимости превратить Восток в важнейшую базу по выпуску военной техники, в связи с чем перевести имеющиеся объекты на выпуск оборонной продукции. 
 
Третья особенность. Планируя обеспечение оборонной промышленности топливом, электроэнергией, металлами, станками, необходимыми материалами, машинами и механизмами, прежде всего намечали в районах Востока увеличить добычу нефти, для чего ввести в 1942 г. в районах «Второго Баку», Казахстана, Средней Азии 1550 эксплуатационных скважин. Кроме того, предусматривалось: построить ряд заводов и установок для переработки нефти и увеличения производства высокооктанового авиагорючего и авиамасел в Уфе, Саратове, Сызрани, Орле, Ишимбаево и др., в угольных месторождениях в IV квартале 1941 г.; ввести в действие 18 новых шахт, в том числе в 1941—1942 гг. на Урале — 20, в Кузбассе — 6, Караганде — 7, Средней Азии — 4, Хакассии — 3; соорудить мелкие шахты, 15 сланцевых шахт; ввести в эксплуатацию новые мощности на электростанциях более чем на 1,3 млн. кВт, 5 доменных, 27 мартеновских печей, 1 блюминг, 5 полковых батарей. В основном новое строительство объектов металлургической промышленности предстояло на Урале, отчасти — в Западной Сибири. Предусматривалось увеличить производство цветных металлов на Урале и в Казахстане, алюминия — на Урале и в Западной Сибири (Уральский, Березниковский, Сталинский заводы).
 
План нацеливал: на производство тяжелых станков в Свердловске, револьверных автоматов — в Алапаевске, на строительство станкостроительного завода им. XVI партсъезда в Новосибирске, на выпуск шлифовальных станков в Омске, а также на создание ряда предприятий другого типа, в том числе таких, как «Сибтяжмаш» в Красноярске. Были установлены задания по развитию сельскохозяйственного производства в восточных районах, расширению жилищного строительства, усилению пропускной способности железных дорог на выходах из Сибири и Урала в Центр и на Юг.
 
Kaк видим, план развития экономики восточных районов на IV квартал 1941 г. и на 1942 г. был комплексным. Правительство отпустило немалые суммы капитальных вложений, в которых доля восточных районов по сравнению с довоенным временем очень быстро росла.
 
Осуществление плана показало, что два района — Урал и Западная Сибирь, перед войной имевшие небольшие капитальные вложения, уже к концу первого периода войны получали их около 40%. Такой же уровень сохранялся и в год коренного перелома войны. Это объясняется тем, что в эти регионы было направлено свыше 60% всех перебазированных предприятий, основную массу которых составили оборонные и наиболее крупные заводы других отраслей тяжелой промышленности; своевременный ввод в строй эвакуированных предприятий потребовал немалых затрат. Вложений требовало и намеченное сооружение многих новых объектов. Резко увеличились капитальные вложения по Казахстану и Средней Азии, а также по Сибири. В целом доля восточных районов в объеме капиталовложений в 1942 г. достигала 3/4 (75,2% против 41,1% в 1940 г.).
 
Дальнейшее развитие получил топливно-энергетический комплекс Востока. Численность всего персонала, занятого в угольной промышленности, увеличилась с 291,8 тыс. чел. в январе 1942 г. до 471,8 тыс. чел. на 1 мая 1943 г., т. е. на 180 тыс. чел. В подъеме угледобычи бассейна оказывали помощь 17 наркоматов из братских союзных республик. 26 января 1943 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР была образована Кемеровская область, в которую вошел весь Кузнецкий промышленный район. Кузбасскомбинат был разделен на два — «Кузбассуголь» (Прокопьевск) и «Кемеровуголь» (Кемерово). Трест «Карагандауголь» был реорганизован в комбинат, а его рудоуправление преобразовано в тресты. Был создан комбинат «Челябинскуголь», Укреплены кадрами партийные организации Кузбасса и Караганды.
 
Большая работа по увеличению добычи угля была проведена и в других бассейнах страны, в частности в «Заполярной кочегарке» («Воркутауголь»). Увеличение угледобычи здесь более чем в 2 раза в 1943 г. дало возможность обеспечить топливом Северный и Северо-Западный районы (Архангельск, Мурманск, Ленинград), снабжавшихся до войны главным образом донецким углем.
 
Всего по стране за годы войны было построено 269 шахт и разрезов общей мощностью 49,2 млн. т, в том числе в восточных районах — 177 шахт и разрезов (12) мощностью 35 млн. т. Это позволило в 1942 г., 1943 и отчасти в 1944 г. резко увеличить на Востоке добычу каменного угля. Фактически бассейны Востока являлись единственными, не считая Печоры, поставщиками топлива. В конце войны бассейны восточных районов выдавали на гора более 80 млн. т, или больше половины добычи угля от общего количества по стране (с учетом того, что к этому времени уже действовали некоторые восстановленные шахты в Донбассе, работал Московский угольный бассейн).
 
Восток стал также и основным поставщиком коксующихся углей, этого важного сырья для черной металлургии. В конце 30-х гг. основная масса коксующихся углей добывалась в Донбассе. Например, в 1940 г. на него приходилось 77,6% (27,4 млн. т), на Кузбасс — 16,7% (5,9 млн. т), Карагандинский бассейн — 38% (1,3 млн. т), бассейн Урала — 1,9% (0,7 млн. т). После того, как Донбасс, «главная кочегарка страны», был оккупирован, потребность в коксующихся углях обеспечивали Кузбасс, Карагандинский и Кизеловский бассейны (правда, для получения нужного кокса в угле последних бассейнов приходилось добавлять кузнецкий уголь). Кузбасс за годы войны превратился в основную базу по снабжению страны коксующимися углями. К 1945 г. их добыча увеличилась здесь более чем в 2 раза и составила 12 927,3 тыс. т. Еще большими были темпы прироста в других бассейнах (в Карагандинском — в 2,3, Кизеловском —3,4 раза). В 1945 г. в Карагандинском бассейне действовало 37 шахт против 19 в 1941 г., добыча угля за этот период увеличилась в 1,3 раза. Бассейн в 1941— 1945 гг. дал угля больше, чем за всю свою почти вековую историю.
 
Перед войной уровень добычи жидкого топлива в СССР был высоким и составил 31 млн. т нефти. Германия в то время могла только мечтать о таком и все надежды возлагала на ввоз этой продукции. Более 2/3 общей добычи нефти в нашей стране падало на Азербайджан, примерно 1/5 — на Северный Кавказ, остальные районы — Казахстан, Средняя Азия, Урал, Поволжье — давали немногим более 4 млн. т. Германия рассчитывала захватить южные месторождения и оставить нашу армию без горючего. Однако на оборону страны в полную силу заработали восточные нефтеносные районы, прежде всего — «Второе Баку». Как известно, районы Востока в 1940 г. поставили всего около 12% жидкого топлива, но уже с началом войны здесь интенсифицировались разведывательные работы, в результате в 1943 г. доля восточных районов в добыче нефти приближалась уже к 1/4, т. е. увеличилась в 2 раза. В последующие годы добыча нефти в этих районах еще увеличилась, и к концу войны Восток стал поставлять уже 28,3 %.
 
Строительство нефтеперерабатывающих предприятий на Волге и в других местах в довоенные и военные годы позволило наладить и переработку нефти, получать высококачественное горючее, смазочные материалы.
 
Условия обороны требовали того, чтобы была оказана практическая помощь нефтеносным районам. В июле 1943 г. ГКО принял постановление «Об оказании помощи Азербайджанской нефтяной промышленности». «Азнефть» по мобилизации ГКО получил около 20 тыс. рабочих. Ряд заводов, производивших оборонную продукцию, был снова переключен на выпуск нефтяного оборудования и ремонт компрессоров. Решениями ГКО с конца 1942 г. работники нефтяной промышленности считались мобилизованными на все время войны и не подлежали призыву в армию. Нефтяники, находившиеся ранее в рядах армии, возвращались в распоряжение Наркомнефти.
 
Были приняты меры и по улучшению быта, продовольственного снабжения нефтяников. По просьбе ЦК КП Казахстана АН СССР направила в Гурьев специальную группу нефтяников в «Комиссию по мобилизации ресурсов Урала, Западной Сибири и Казахстана на нужды обороны». Рекомендации и предложения бригады АН СССР, одобренные Гурьевским обкомом и бюро ЦК КП Казахстана, легли в основу специального постановления ГКО от 18 июня 1943 г. «О мерах по обеспечению роста добычи нефти на промыслах «Казахстаннефтекомбината». Для сооружения Гурьевского нефтеперерабатывающего завода, нефтепровода Каспий — Орск ГКО направил мощную строительную организацию Наркомата нефтяной промышленности. Промыслы восточных районов были оснащены эвакуированным эксплуатационным электрооборудованием.
 
На оборону работали нефтяные промыслы не только Казахстана, но и Туркмении, Узбекистана, Урало-Волжского нефтяного региона. Так, за год азербайджанские нефтяники добыли 12,7 млн т нефти и 1027 тыс. т газа.
 
Нефтепромыслы Эмбы и «Актюбнефть» дали в 1943 г. максимальную добычу нефти за все время своего существования. Была построена железная дорога Макат—Косчагыл, вступили в строй вторая очередь машиностроительного завода им. Петровского, трубопровод Каспий—Орск, Гурьевский морской порт, Гурьевский нефтеперерабатывающий завод, промысел «Комсомольский». На промыслах Кулсары и Искине были возведены установки с отбором бензина и дизельного топлива. В дни сражения под Сталинградом самолеты заправлялись здесь и прямо шли в бой. Уже глубокой осенью 1942 г. началась перекачка бакинской нефти по нефтепроводу Каспий—Орск. Завершение Урало-Эмбинского комплекса нефтедобычи в условиях войны проложило нефтяникам республики путь к увеличению ценного стратегического сырья — высокооктановой нефти, столь необходимой для победы над врагом. Набирал силу Урало-Волжский регион. Наращивал темпы добычи нефти «Туркменнефть». В 1943 г. нефтяники дали стране 17 984 тыс. т нефти. В целом удельный вес восточных районов в общесоюзной добыче нефти возрос с 18,3 в 1942 г. до 23,8% в 1943 г.
 
Повышалась доля восточных районов страны и в производстве электроэнергии, что имело важное значение в условиях войны: оккупанты нанесли энергетике огромный ущерб, выведя из строя крупнейшие энергетические объекты западных районов (Минска, Киева, Харькова, а также Донбасс, Днепрогэс), которые с первых же дней подверглись бомбардировке. Оперативный демонтаж оборудования на восток вызвал необходимость развертывания новых мощностей, в связи с чем возник острый дефицит в снабжении промышленных и других предприятий и учреждений электричеством. Партийные, советские и хозяйственные органы восточных районов предприняли усилия по вводу в строй новых станций, агрегатов. В широких масштабах эта работа проводилась на Урале, в Поволжье, Казахстане, а также Сибири.
 
В Сибири накануне войны действовало более 1 тыс. крупных (по тем временам) станций. Вместе с мелкими они выработали в 1940 г. 3,2 млрд кВт ч электроэнергии, или всего около 7% от общего количества по стране. Электробаланс был напряженным, энергии не хватало. А с прибытием сюда сотен новых объектов промышленности, строительства и транспорта электробаланс нарушился еще более. Пришлось ввести режим экономии, отключая целые городские районы и предприятия необоронной промышленности. В Томске в начале 1942 г. заводы простояли 115 тыс. чел. ч из-за нехватки энергии. В Новосибирске потребности возросли до 86 тыс. кВт, а имеющиеся мощности составляли всего 60 тыс. кВт. Бюро Новосибирского обкома ВКП(б) специально обсуждало вопрос о снабжении энергией размещенных и действовавших здесь ранее предприятий. В этих условиях единственным выходом оказался ввод новых мощностей. Решение этой задачи наталкивалось на трудности. Но используя прибывшее (хотя и не всегда комплектное) оборудование и полученное центральным путем, местные хозяйственные органы, строительные организации ввели в кратчайший срок ряд станций. Гигантской строительной площадкой новых электростанций стал Урал, а Всесоюзной школой передового опыта скоростного строительства — сооружение Челябинской ТЭЦ. Наращивали мощь станции-гиганты — Красногорская и Среднеуральская в Свердловской области; сооружалась ТЭЦ в Красноярске; вступили в строй новые мощности в Кемеровской ГРЭС и ТЭЦ, Карагандинской ГРЭС-1, ТЭЦ Текелийского свинцово-цинкового комбината; были пущены ТЭЦ на Алтайском тракторном заводе, Петропавловская ТЭЦ и т. д.
 
В ноябре 1942 г. было начато строительство четырех гидростанций на р. Боз-Су, а также крупнейшей в Средней Азии и третьей по мощности в стране Фархадской ГЭС на Сырдарьей.
 
В Киргизии были построены гидростанции на Большом Чуйском канале, а также Аламединская, Токмакская, Джалал-Абадская и Пржевальская электростанции. За годы войны были введены в строй десятки тепловых и 40 гидростанций. В результате выработка энергии по районам Востока увеличилась почти в 2 раза, в том числе в Западной Сибири — более чем в 2, а в Восточной — более чем в 1,5 раза.
 
В целом за годы Отечественной войны в восточных районах страны было введено столько мощностей энергетики, сколько намечалось планом ГОЭЛРО для врей страны.
 
В довоенные годы СССР получал в основном все необходимое из запасов своих недр. Однако сеть созданных заводов по выпуску качественных сталей и спецпроката в основном находилась в районе Ленинграда (Ижорский завод) и на юге Украины (Днепро-спецсталь). Урал выплавлял такого металла немного, а Западная Сибирь практически его не производила.
 
Осенью 1941 г., когда южные области были заняты врагом, центр тяжести в выплавке металлов переместился на Восток. Уже в 1942 г. здесь производилось 9/10 продукции черной металлургии, выплавлялся почти весь чугун (97,4%), 88,6% стали, около 90% проката, почти весь кокс и добывалась почти вся железная руда. Но важно следующее: восточные районы резко увеличили выход металла благодаря тому, что на Урале и в Западной Сибири, на Дальнем Востоке и в других местах были построены новые объекты черной металлургии; сроки варки стали и прокат металлов уменьшились. Только на Урале выплавка чугуна и стали выросла более чем в 1,5 раза.
 
В годы войны возрос потенциал металлургической промышленности. В 1943 г. Магнитостроем велось сооружение самой мощной в Европе доменной печи № 6, которое продолжалось всего 6 месяцев. Быстро был построен Челябинский завод качественных сталей для танковой и авиационной промышленности, стали более мощными Ново-Тагильский завод, Кузнецкий металлургический комбинат (выпускавший 1/3 металлургической продукции страны). На 62% увеличил производство металла Дальневосточный завод «Амурсталь». По решению ЦК ВКП(б) и ГКО ударными темпами сооружались Бекабадский металлургический комбинат в Узбекской ССР, Карагандинский металлургический завод в Казахской ССР. В предельно сжатые сроки были построены ферросплавные заводы в Актюбинске и Новокузнецке, что позволило создать новую базу феррохрома на востоке страны. Магнитогорский и Кузнецкий комбинаты произвели в 1943 г. около 70% чугуна, 50% стали и проката. В годы коренного перелома военная промышленность получила от восточных металлургических заводов в 3 раза больше металла, чем от всех предприятий в 1940 г. Урал производил основную массу чугуна, 59,9% стали, 60 проката, а Западная Сибирь — 25,5, стали и 27% проката.
 
За годы войны произошел подъем цветной металлургии. Восточные районы, в том числе Урал, обеспечивали добычу всех необходимых цветных металлов. Мощность цветной металлургии выросла за счет новых предприятий и реконструкции действующих. В 1941—1945 гг. вошли в строй Норильский горно-металлургический комбинат, Новосибирский оловозавод, Усть-Каменогорский свинцово-цинковый комбинат, Богуславский и Новокузнецкий алюминиевые заводы, были введены мощности по выработке ртути в Горном Алтае и, пр. Одновременно велась реконструкция действующих предприятий. Все это способствовало резкому увеличению выпуска цветных металлов: так, Уральский алюминиевый завод в конце войны отправлял в 5,5 раза больше крылатого металла, чем до войны; Балхашский медеплавильный завод удвоил выплавку меди; выпуск алюминия уже в 1943 г. составил по сравнению с 1940 г. 104%, никеля — 129, олова — 168, вольфрамовых концентратов — 184, молибденовых концентратов — 330%.
 
Особенно показательна роль Казахской ССР в производстве цветных металлов. В 1941—1945 гг. только на расширение Чимкентского свинцового завода и его сырьевой базы было израсходовано 14,4 млн. pyб. Ha Рудном Алтае было освоено 17,4 млн. руб.; построено и введено в эксплуатацию 25 рудников, шахт н карьеров, 11 обогатительных фабрик; вступили в строй Текелийский полиметаллический комбинат, Усть-Каменогорский свинцовый завод, Балхашский завод медного проката и т. д. Казахская ССР дала фронту более 50% добычи медной руды, 86% общесоюзного производства свинца.
 
В декабре 1942 г. СНК СССР образовал в Горно-Алтайской автономной области трест «Ойратзолоторедмет». За три года капиталовложения в развитие цветной металлургии этого региона увеличились в 27 раз.
 
 Наиболее слабым звеном в экономике восточных районов до войны являлось машиностроение: незначительное развитие получили станкостроение, радиоэлектроника, точное машиностроение, оборонная промышленность, в том числе авиационная, производство боеприпасов; не выпускались тракторы и автомобили. Однако это происходило на фоне общего процесса в стране, когда машиностроение не было ведущим промышленным производством. И хотя Урал и Поволжье имели эту отрасль еще до революции, однако эти регионы в предвоенные годы еще не стали центрами машиностроения. Урал оставался краем металла, но не краем машин и механизмов. В целом в восточных районах была слаба ремонтная база, и горные машины, например, отправляли на ремонт в Донбасс.
 
Именно в период войны Восток становится крупным центром машиностроения и металлообработки в связи с размещением здесь около 200 эвакуированных заводов. На Волге стали выпускаться станки и самолеты, моторы и электрооборудование, автомобили и шарикоподшипники, вагоны и кабель, локомобили и военная техника. Если в 1940 г. машиностроение и металлообрабатывающие предприятия Поволжья выдали продукции на 1,2 млрд. руб., то в 1942 г. — 8,9, а в 1943 г. — 10,3 млрд. руб. Удельный вес отрасли поднялся с 31 до 74% уже в 1942 г, а в последующие еще выше.
 
Урал во время войны занял ведущее положение в стране как центр машиностроения, мощность которого к 1945 г. превысила довоенную Ленинградского и Украинского машиностроительных центров и приблизилась к главному — Московскому. Доля отрасли в общем промышленном производстве Уральского района в 1943 г. составила 70, а в 1940 г. — 42,7%. В 1940 г. отрасль дала продукции на 3,8, а в 1942 г. 17,4 млрд. руб., или в 4,5 раза больше. Б этом регионе были созданы автомобильная промышленность, авиационная, станкостроительная. Более 10 заводов стали производить револьверные, расточные, шлифовальные, агрегатные и другие станки, прессы, молоты, гидроприводы. Заработал турбинный завод в Свердловке, были расширены трансформаторный, аппаратный заводы; удалось увеличить выпуск дизелей, приборов сельскохозяйственных машин, нефтяного и химического оборудования, метизов, шарикоподшипников. Но главное — на Урале был организован выпуск военной техники: танков и самоходок, танковых и автомобильных моторов, самолетов, авиамоторов, пушек, пулеметов, автоматов, стрелкового оружия, ручных гранат, авиабашен, снарядов, патронов, мин, торпед, артиллерийских, авиационных приборов и приборов для подводных лодок. Урал стал основным поставщиком танков и самоходок.
 
В остальных восточных районах доля машиностроения в общем промышленном производстве также увеличилась. В Сибири был налажен выпуск комбайнов, тракторов, паровозов, электромоторов, кабеля, горных машин, котлов, металлургического оборудования, военной техники, сельскохозяйственных машин. Казахстан и Средняя Азия также наладили производство военной техники, станков, сельхозмашин, котлов и т. д. Подобная динамика была характерна и для ряда отраслей химической, деревообрабатывающей, пищевой промышленности, стройиндустрии. Такие центры, как Кемерово, Соликамск, Березняки, некоторые города Узбекистана и Поволжья, стали крупными центрами по выпуску азотной и серной кислот, формалина, красителей, соды, минеральных удобрений, толуола, покрышек, резино-технических изделий. На базе эвакуированного оборудования выросли предприятия по выпуску текстильных и шерстяных тканей, одежды, обуви. На ввод в строй эвакуированного оборудования и новое строительство выделено 36,6 млрд руб., т. е. не менее половины того, что истрачено в целом по стране. Огромные ассигнования позволили ввести в действие на территории Востока 2250 крупных промышленных предприятий. В результате всех мер резко поднялась доля Востока в промышленном производстве. За годы войны Урал поставил до 40% всей продукции военной промышленности, а менее половины этого — Сибирь и Дальний Восток. Следовательно, все восточные районы дали не менее 2/3 объема промышленной продукции.
 
В 1943—1945 гг. в стране производилось ежегодно в среднем 30 тыс. танков, 40 тыс. самолетов, 120 тыс. артиллерийских орудий. Труженики тыла в 1944 г. по сравнению с 1940 г. произвели больше: оружия на 206%, танков — на 296, самолетов — на 239 и боеприпасов на 310, а в 1945 г. — соответственно на 156, 276, 177 и 171 %.
 
СНК СССР и ЦК ВКП(б) 20 января 1943 г. приняли постановление об улучшении работы дорог Урала и Сибири. Под неослабным контролем ЦК ВКП(б), ГКО, СНК СССР, других партийногосударственных органов находились вопросы технического оснащения железных дорог, водных путей и автострад. В 1945 г. механовооруженность железнодорожных войск по сравнению с 1943 г. возросла в 2—4 раза.
 
Транспорт получил около тысячи новых паровозов и 5 тыс. вагонов. Значительно увеличились поставки транспорту топлива, металла, материалов, а также промышленных товаров и продовольствия для снабжения железнодорожников. Почти в 1,5 раза была увеличена грузоподъемность Дальневосточного морского пароходства, осуществлявшего в 1943—1945 гг. более 70% всех морских перевозок страны.
 
связи с передислокацией предприятий, вызванной войной, доля Востока в общей численности рабочих и служащих возросла с 30 в 1940 г. до 68,6% в 1943 г.
 
С оккупацией западных областей Восток стал базой снабжения городов и армии продовольствием. В 1940 г. государственные закупки зерна составили 16 млн. т, или 44% от общесоюзного уровня. Начиная с 1942 г. Восток стал главной житницей страны. Отсюда поступала основная масса зерновых, а также технических культур, картофеля, 100% хлопка.
 
Для укрепления материально-технической базы сельскохозяйственного производства в 1943 г. был пущен Алтайский тракторный завод (г. Рубцовск), развернуто производство сельхозмашин на ряде крупных машиностроительных заводов страны. В марте и октябре 1943 г. ЦК ВКП(б) принял меры по форсированию строительства заводов «Казахсельмаш», им. Фрунзе Киргизской ССР и др.
 
Учитывая баланс рабочей и тягловой силы, уровень механизации сельскохозяйственных работ, в марте 1943 г. СНК и ЦК ВКП(б) в постановлении «О государственном плане развития сельского хозяйства на 1943 г.» предусматривали уменьшение посевных площадей в тыловых районах и освоение заброшенных земель в освобожденных районах. Вместе с тем 22 сентября 1943 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление о расширении посевов зерновых культур в восточных районах СССР. Руководство страны, оценив результаты 1943 сельскохозяйственного года, отметило, что село обеспечивало «без серьезных перебоев снабжение Красной Армии и населения сырьем». Обеспечивали страну рыбой рыболовные колхозы Прикаспия, Дальнего Востока, мясом — охотники Якутии. Значительной была доля Сибири, Дальнего Востока, Казахстана в обеспечении населения и Советской Армии продуктами животноводства. Первое место по сдаче мяса государству занимала Сибирь; почти в 3 раза больше в 1943 г. по сравнению с 1940 г. сдала этой продукции Казахская ССР, в 2 с Лишним раза — Новосибирская область.
 
Организация слаженной военной экономики страны, порученная «Комиссии АН СССР по мобилизации ресурсов Урала, Западной Сибири и Казахстана на нужды обороны», дала свои положительные результаты. Велик был вклад в Победу науки, работавшей на военные цели: математиков (П. С. Александров, И. М. Виноградов, М. А. Лаврентьев, С. Л. Соболев), физиков (А. Ф. Иоффе, М. В. Келдыш, Н. Е. Кочин, С. А. Христианович, С. И. Вавилов), химиков (Н. Н. Семенов, Н. Д. Зелинский). В 1943 г. возобновил свою работу в области ядерной физики коллектив ученых во главе с И. В. Курчатовым.
 
«Годом коренного перелома» назван в истории страны 1943 г., когда экономический рывок позволил получить военное преимущество. По сути дела над врагом была одержана экономическая победа, правда, дорогой ценой. Теперь мы знаем, что эти усилия стоили многих людских потерь.
 
Экономические процессы сопровождались социальными переменами, которые выразились, например, в количественном и качественном изменении рабочего класса. В целом по стране его численность значительно сократилась. В 1943 г. рабочих и служащих было более чем на 1/3 меньше, чем в довоенном 1940 г., что объяснялось размерами проведенной мобилизации и оккупации врагом значительных территорий (в начальный период войны удалось эвакуировать только часть населения, в том числе и рабочих). Несмотря на мобилизацию, в первые месяцы войны численность рабочих, находящихся у станка, к 1943 г. увеличилась на 3,9 млн. чел. рабочих и служащих по сравнению с довоенным уровнем. Доля восточных районов в численности рабочих и служащих выросла с 30 в 1940 г. до 68,6 % в 1943 г., что было связано с расширением сферы экономической деятельности.
 
Пополнение рабочей силы всегда имеет свои источники. В Германии, например, расширение сферы приложения рабочих рук шло за счет ввоза людей с завоеванных территорий. А в США и Англию привлекались огромные массы безработных.
 
В СССР источники пополнения рабочей силы как в мирное, так и в военное время были внутренними. Промышленные предприятия пополнялись рабочими из числа колхозников не только молодых, но и среднего возраста. Пополнялся слой рабочих за счет многодетных семей: во время войны на заводах работали, как правило, вторые и третьи члены семьи (первые находились на фронте). В городах и рабочих поселках к труду на военных предприятиях был привлечен контингент незанятых общественно полезным трудом. Призыв заменить на производстве мужей, ушедших на фронт, вызвал огромное движение: на заводы пришли тысячи женщин, которые быстро овладевали мужскими профессиями, а также подростки.
 
Существовал и еще один источник рабочей силы: эвакуированные предприятия со сложным оборудованием сопровождали квалифицированные рабочие. Их прибыло до 30% от прежней численности. Эта группа привнесла в организацию работы в тылу, в сам труд традиции индустриальной культуры старейших промышленных центров и стала ядром формирующихся производственных коллективов. Новому пополнению они передали все ценное, наилучшее, присущее рабочему человеку.
 
Был еще один источник пополнения рабочего класса, о котором официально умалчивалось до перестройки. Без его изучения нельзя до конца понять феномен подъема экономики страны в годы войны. Ждут своих исследователей вопросы «лагерной экономики» ГУЛАГа, использовавшего в сфере материального производства труд заключенных — репрессированных по политическим мотивам, осужденных за уголовные и другие преступления. Лагерная система, как справедливо отмечают В. Попов, Н. Шмелев, «в то время превратилась в один из столпов всего народного хозяйства». Без материального вознаграждения, морально подавленные, эти люди, однако, находили в себе силы работать во имя высокой цели — победы над врагом. В лагерях работали 35 млн. крестьян (3/5 всех занятых в отраслях материального производства страны).
 
Составной частью лагерной системы стали трудовые колонны так называемых спецпереселенцев, в частности, из числа немцев Поволжья, жителей Кавказа и др. Так, 28 августа 1941 г. был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». Переселение, однако, было осуществлено не как эвакуация, а как акт карательный: в качестве предлога выдвигалось мнимое сотрудничество поволжских немцев с врагом. Более 300 тыс. чел. в административном порядке были переселены в Казахстан. Автономная республика перестала существовать. Вышел приказ об отчислении немцев из действующей армии.
 
По решению ГКО в 1943—1944 гг. шло насильственное выселение народов Северного Кавказа и Крыма — калмыков, чеченцев, ингушей, крымских татар и др.
 
Общее число выселенных народов из Северного Кавказа и Крыма составило около 3 млн. чел. По подсчетам представителей этих народов, при выселении умерло до 1 млн. детей, женщин, стариков и больных. Казахская ССР стала надолго родиной всех наказанных народов из Северного Кавказа, немцев из Поволжья, калмыков, частично — крымских татар.
 
В общей сложности более 700 тыс. трудящихся Казахстана, главным образом переселенцев, были призваны в трудовые колонии, которые работали на строительстве объектов оборонного значения Урала и Сибири. Трудармисты (немцы) работали в лагерях, на шахтах Кузбасса, Караганды, Сталиногорска (ныне Новомосковска), валили и обрабатывали лес в Архангельской области, Коми АССР, строили Краснотуринскую ТЭЦ, Богуславский алюминиевый завод и т. д.