Юристы или адвокаты 7-juristov.ru.
Главная   »   История и современность. М. К. Козыбаев   »   ПОЛИТИЧЕСКАЯ РАБОТА ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ


 ПОЛИТИЧЕСКАЯ РАБОТА ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ

Для победы над врагом нужны были не только танки и пулеметы. Идеологическая работа в массах имела огромное значение. И здесь велика роль средств массовой информации — печати и радио, которые, как известно, являются частью культуры страны. Журналисты несли свою службу в армейских фронтовых газетах, работали фронтовыми корреспондентами, оперативно давая свои репортажи с мест, фоторепортеры присылали фотографии сражений. Только, например, радиожурналисты ежедневно готовили и передавали в эфир сводки Совинформбюро по 18 раз в день на 70 языках народов СССР. На фронте погибли сотни корреспондентов, фоторепортеров, кинодокументалистов, запечатлевших жизнь тех Героических военных лет для истории.

 

Напряженной во время войны была работа деятелей науки. Представители многих смежных наук входили в комиссию АН СССР по мобилизации на нужды обороны ресурсов Среднего Поволжья, Прикамья, Урала, Сибири, Дальнего Востока и Казахстана. Война потребовала концентрации научных сил. В 1943—1945 гг. были созданы академии наук Азербайджанской, Армянской, Казахской и Узбекской союзных республик. Открылись Западно-Сибирский, Казанский, Киргизский филиалы, Карело-Финская и Дагестанская базы АН СССР, в самостоятельные базы АН СССР были преобразованы Горнотаежная станция им. В. Л. Комарова на Дальнем Востоке и Архангельский стационар. Количество академических учреждений за годы войны возросло до 143.
 
Многие научные центры создавались как объекты для послевоенной работы. Так, в 1942 г. было принято решение об организации Института славяноведения, который начал работать после войны. В 1944 г, были организованы Научно-исследовательский институт культуры и экономики при Совете народных комиссаров Бурят-Монгольской АССР, Институт по изучению восточных рукописей в Ташкенте. В 1943—1944 гг. была открыта Академия педагогических наук РСФСР, Академия медицинских наук СССР.
 
В годы войны наряду с восстановлением старых вузов было создано 60 новых, готовивших специалистов для важнейших отраслей народного хозяйства. В 1944 г. на историческом факультете Московского государственного университета было создано отделение Востока, а в Ленинградском и Среднеазиатском университетах — Восточные факультеты. С января 1944 г. были открыты национальные отделения во многих вузах Узбекистана.
 
ЦК ВКП(б) принял решение об открытии в республиках Средней Азии и Казахстана вузов и техникумов для подготовки национальных женских педагогических кадров. В 1942 г. при Омском пединституте им. М. Горького был открыт факультет народов Севера, а в 1943 г. при Хабаровском пединституте — отделение народов Севера. В 1944 г. Абаканский учительский институт преобразован в педагогический.
 
В своих постановлениях «О состоянии и мерах улучшения массово-политической и идеологической работы в Татарской партийной организации» (9 августа 1944 г.), «О состоянии и мерах улучшения агитационно-пропагандистской работы в Башкирской партийной организации» (февраль 1945 г.), «Об организации научнопросветительной пропаганды» (сентябрь 1944 г.), «О недостатках и ошибках в освещении истории немецкой философии конца XVIII и начала XIX веков» (апрель 1944 г.) и др. ЦК ВКП(б) определил свою программу политической и идеологической работы в военное время. Идеологическая работа была направлена на раскрытие истоков единства народов Советского Союза, проявленного в войне, роли великого русского народа в исторических судьбах народов нашей страны, его огромного вклада в борьбу против фашистских захватчиков. Однако эти постановления несли на себе печать идеологии и практики культа личности Сталина. Дело в том, что «вождь народов» отрицательно относился к критике российской колонизаторской политики в статье Ф. Энгельса «Внешняя политика царской России», он выступал апологетом концепции добровольного присоединения народов к великой державе.
 
Не последнюю роль в возрождении великодержавной концепции, служившей идеологии культа личности Сталина, сыграло совещание историков, проведенное в мае — июле 1944 г. ЦК ВКП (б). Поводом для созыва этого совещания послужило обращение в ЦК ВКП (б) члена-корреспондента АН СССР, впоследствии академика А. М. Панкратовой, в связи с отрицательной рецензией члена-корреспондента АН СССР А. И. Яковлева (представленной в историческую секцию Комитета по Сталинским премиям) на книгу «История Казахской ССР». А. М. Панкратова писала, что «среди работников идеологического фронта появились тенденции, с которыми никак нельзя согласиться, ибо в основе их лежит полный отказ от марксизма-ленинизма и протаскивание под флагом патриотизма самых реакционных и отсталых теорий, уступок всякого рода кадетским и еще более устарелым и реакционным представлениям и оценкам в области истории, отказ от классового подхода к вопросам истории».
 
На совещании был затронут широкий спектр сложных вопросов. Группа историков выступила с реабилитацией колониальной и внешней политики царизма. Например, в своей лекции в г. Саратове на тему: «О роли территориального расширения России в XIX —XX веках» академик Е. В. Тарле выступил с восхвалением тех, «кто завоевывал пространство». На примере Кавказа, Средней Азии и Казахстана, Польши и Финляндии доказывал, что царская политика в отношении этих стран была не завоевательной и агрессивной, а диктовалась интересами обороны России и самих этих стран, которые к тому же приобщались к более высокой культуре. «Оправдывая всю колониальную и внешнюю политику царизма в XIX веке, — вспоминала А. М. Панкратова впоследствии, — Тарле, конечно, с осуждением говорил о национально-освободительных восстаниях вообще... У него получается, что те народы, которые ныне живут под солнцем сталинской конституции, должны благодарить за это... русских царей, которые их завоевывали и колонизовывали».
 
Авторы «теории колонизации» доказывали, что всякое завоевание или присоединение малого народа к большему — факт объективно прогрессивный, а «колонизация есть факт исторически неизбежный», что нельзя признать за малыми угнетенными народами права ни на своих героев, ни на свои героические традиции борьбы за независимость и свободу. А. И. Яковлев придерживался в своих рассуждениях общей схемы эволюции Русского государства, испольауя в качестве доказательства мнение ее основоположника историка Ключевского. Основные моменты схемы таковы. «В основе истории русского народа лежат три идеи: первая — наша история есть история колонизации, овладение русской равниной при помощи мирного динамического труда; вторая идея — через всю нашу историю проходит идея дружной обороны, обороны любой ценой, для которой объединяются церковные подвижники, общественники типа Минина и государственные деятели типа Петра... третья идея нашей истории — это идея равноправного подхода к разным нациям. Если германизм говорит народам: «Я тебя уничтожу или я тебя унижу!», у нас таких идей не было у самых реакционных царей.
 
Мы не занимались резней, а как волжские бурлаки приглашали другие народы «садись к общему горшку с кашей».
 
А. М. Панкратова доказывала, что А. Б. Ефимов и А. И Яковлев рассматривают историю народов нашей страны не как объект, а как субъект истории, отнеся все народы СССР, кроме русского, к народам «неисторическим». Оппоненты «Истории Казахской ССР» утверждали, что малые и слабые страны не имеют права рассчитывать на самостоятельность, независимое существование, а должны искать себе сильного покровителя, в состав которого они должны войти. А. М. Панкратова высказала мнение, что авторский коллектив считает рецензию А. И. Яковлева и изложенные в ней установки политически вредными, имеющими великодержавный характер.
 
Критические высказывания участников совещания были использованы в рецензии М. Морозова «Об истории Казахской ССР» и постановлении ЦК КП(б) Казахстана от 14 августа 1945 г. «О подготовке второго издания истории Казахской ССР». В подобном контексте была написана впоследствии статья в «Правде» «За марксистско-ленинское освещение вопросов истории Казахстана».
 
Позже в том же русле проходили научные дискуссии по книге Е. Бекмаханова «Казахстан в 20—40 годы XIX века». Концепция, выработанная под влиянием культа личности Сталина, ставила знак равенства между политикой царизма и объективным ходом развития капиталистических отношений, сливала интересы царизма и русского народа и выступила апологетом колониальной политики Российской империи. Естественно, что Е. Бекмаханов и другие противоборствующие ученые были с самого начала обречены на поражение. Командно-административная система убирала со своей дороги инакомыслящих, обвиняя их в национализме. Так, по существу, под воздействием отрицательного отношения Сталина к статье Ф. Энгельса «Внешняя политика царской России» в исторической науке развивалась тенденция оправдывать колонизаторскую политику России и, исходя из ложного понимания патриотизма, извращать ее оценки. Усиление культа личности и связанных с ним явлений, как справедливо отмечает Ю. Ф. Иванов, «породила ответную реакцию, вылившуюся в подобие русофильства».
 
В духе постановления ЦК ВКП (б) по идеологическим вопросам навешивались ярлыки «об отходе многих обществоведов от марксистских принципов» при оценке исторического прошлого своих народов, «об идеализации старины, ханов, акынов, эпосов» и т. д.. Была создана теоретическая основа для послевоенного похода за идеологическими «ведьмами».
 
В этом идеологическом ключе долгие годы писались статьи и монографии историков.
 
Одно из культурных движений военного времени — пропагандистская работа среди населения, связанная с интернациональным воспитанием. ЦК ВКП (б) уделял большое внимание подготовке кадров пропагандистов и агитаторов, для чего были открыты специальные курсы, школы. В Управлении пропаганды и агитации ЦК ВКП (б) было образовано 12 пропагандистских групп, а при ЦК Компартии союзных республик, крайкомах, обкомах, горкомах и райкомах — нештатные лекторские группы, группы докладчиков, группы ораторов-агитаторов, агитаторов-организаторов.
 
Специфические формы пропагандистской работы существовали в союзных й автономных республиках. В Казахстане, Киргизии, Каракалпакской АССР, например, действенной формой агитационной работы являлись выступления перед трудящимися акынов. Значительно возросла роль в интернациональном воспитании опорных пунктов красных яранг (Чукотка), агиткунгасов и агитсей-неров (Приморский край), хызыл иб (Хакасия). На Ямале во время войны было дополнительно открыто 20 культстанов и красных чумов. В Ханты-Мансийском округе в период путины среди рыбаков вели массово-политическую работу 32 красные лодки и окружная плавучая культбаза. Красноярский крайком ввел институт политорганизаторов, который коммунистов, владеющих языками народов Севера — якутов, долганов, эвенков и селькупов, направлял в места их проживания для проведения политической работы.
 
В Казахстане, как уже отмечалось ранее, пропагандисты уделяли особое внимание политической работе среди казахского, узбекского, уйгурского, дунганского населения на родном языке. Практика показала высокую эффективность и мобильность в условиях военного времени агитбригад, выездных редакций газет, посещавших оборонные стройки, шахты, передвижных выставок, концертных бригад. Иные агитбригады (так, например, в Макатском районе Гурьевской области) в своем составе имели докладчиков, политинформаторов, чтецов-декламаторов, певцов, оркестр, редколлегию стенгазет. Эти формы позволяли меньшими силами обслуживать большое число людей и максимально приближать агитационно-массовую работу к трудящимся.
 
Школой политического воспитания стали митинги, манифестации, собрания трудовых коллективов, женщин и молодежи, а также проводы призывников, встречи делегатов с фронта, а позднее— демобилизованных воинов. Агитаторы появлялись в клубах, красных уголках, общежитиях, на колхозных полях, в цехах предприятий, на вокзалах, в чайханах, на пунктах приемки хлеба, в поездах, на автобусных остановках. Повседневной формой агитации стали читка сообщений Советского информбюро, писем фронтовиков, сообщений о героизме тружеников заводов и фабрик, колхозов и совхозов. Распространенной формой агитмассовой работы стали индивидуальные беседы агитаторов на работе и дома.
 
В дни войны сложился новый тип агитатора — агитатора-организатора, который не ограничивался проведением бесед и читок, а убеждал людей оказывать практическую помощь фронту. Группы докладчиков формировались с учетом национального состава слушателей. Так, в Джамбулской области беседы проводились на дунганском, узбекском, русском и казахском языках. Для постоянной учебы агитаторов при обкомах, горкомах и райкомах партии функционировали группы докладчиков-инструкторов. По рекомендации Бюро ЦК Компартии Казахстана комитеты партии создавали месячные областные курсы агитаторов женщин-казашек, а также группы ораторов-агитаторов.
 
Широкой популярностью пользовались агитаторы-акыны, которые совершали турне по городам и селам республики. При стечении огромной аудитории, используя героические мотивы казахских эпосов, следуя традициям устного народного творчества, народных акынов Джамбула, Нурпеиса, Байганина, Шашубая и других, они в форме поэтического слова обращались к народу с напутствием проявлять солидарность перед общей бедой — войной с фашистами.
 
В соответствии с требованиями военной обстановки была перестроена и лекционная пропаганда. В начале июля 1941 г. Управление пропаганды и агитации ЦК ВКП (б) опубликовало рекомендации относительно новых циклов лекций, докладов и бесед. Главное место в них занимали темы, посвященные разоблачению фашизма и его целей в войне против Советского Союза, подвигам советских воинов на фронтах, самоотверженному труду в тылу, единству народов СССР в борьбе с иноземными захватчиками. С лекциями перед тружениками заводов и фабрик выступали руководящие партийные и советские работники, писатели, ученые.
 
Неотъемлемой частью политической работы партии в дни войны стала пропаганда революционных традиций народов СССР. Одним из первых эту тему поднял выдающийся казахский писатель М. О. Ауэзов, который 25 июня 1941 г. выступил перед шахтерами Караганды на тему: «О патриотизме и патриотических традициях народов СССР». Областные газеты «Советтик Караганда» и «Социалистическая Караганда» 5 июля 1941 г. на казахском и русском языках опубликовали статью М. О. Ауэзова «Тема патриотизма в художественной литературе». Это обращение к народу имело большое мобилизующее значение для работников культуры. Писатель подчеркивал: «Идейно-художественный смысл творчества всех писателей, поэтов, акынов, ашуров нашего Отечества заключается сейчас в поэтическом призыве объединить всю духовную мощь советского народа... В дни решающей схватки с ненавистным врагом нашего народа, с заклятыми врагами прогрессивного человечества — с фашистами призывное, действенное слово поэта и акына, выражающее гнев и отвагу своего народа, является также разящим оружием из арсенала нашего могучего Отечества». Летом и осенью 1941 г. М. О. Ауэзов на страницах газеты «Социалистик Казахстан» опубликовал серию публицистических очерков о советском патриотизме: «Конвейер на вахте», «Когда кличет Родина», «Подвиг — экзамен Отечества», «Сын — великан священного Отечества» и др.
 
Событием в культурной жизни страны в дни войны стал обмен радиопередачами между братскими союзными республиками, передачи для городов-героев, воинов 8-й гвардейской панфиловской дивизии. С большим успехом прошла всесоюзная передача «Советскому Казахстану — 25 лет».
 
Одним из стержней в пропагандистской работе стало обращение к истории гражданской войны, ее героике. Регулярно проводились собрания ветеранов Октября и гражданской войны, красных партизан, их встречи с молодежью. В этой работе помогали исследователи своими материалами, полученными в научных экспедициях по местам партизанских полков «Красных горных орлов Алтая», отрядов каркаралинских партизан, о мариинском восстании, о жизни и деятельности А. Иманова.
 
В марте 1942 г. ЦК КП(б) Казахстана и правительство республики приняли постановление «Об увековечении памяти героически погибших в борьбе с фашистскими оккупантами Героя Советского Союза бывшего командира 8-й гвардейской дивизии генерал-майора И. В. Панфилова и 28-ми гвардейцев-панфиловцев». Этим решением г. Джаркент был переименован в г. Панфилов, а Джаркентский район — в Панфиловский. Имена героев были присвоены многим школам, улицам, лучшим предприятиям. Имя казахского Гастелло — Нуркена Абдирова — было присвоено шахте № 1 г. Караганды. Постановлением ЦК КП Казахстана и правительства республики была увековечена память Амангельды Има-нова, Маншук Маметовой, Алии Молдагуловой. Решением Павлодарского обкома и облисполкома была учреждена областная Книга почета. Многие фронтовые бригады за героический труд удостаивались имен Героев Советского Союза. Бригада молодых горняков Лениногорска с честью носила имя Героя Советского Союза Тулегена Тохтарова, лучшая комсомольская бригада буровиков и экскаваторщиков Коунрадского рудника Есимбаева — Нуркена Абдирова.
 
Работники культуры принимали активное участие в организации встреч трудящихся с делегациями с фронта, из освобожденных районов, в поездках фронтовых концертных бригад, делегаций областей, республики, в шефстве над воинскими частями, освобожденными городами. Организовывались антифашистские митинги, интернациональные вечера с участием жертв фашистского террора — иностранными коммунистами, защитниками республиканской Испании.
 
Центральное место в идейно-массовой работе ЦК Казахстана занимало разоблачение фашизма. В апреле 1942 г. в Уральске состоялась антифашистская конференция интеллигенции. В мае, сентябре антифашистские научные конференции проводили Украинский университет, Московский институт механизации и электрификации сельского хозяйства и Кзыл-Ординский пединститут.
 
Республиканский радиомитинг советской интеллигенции состоялся 27 сентября 1942 г. Страстно звучали выступления выдающихся людей — ученых В. П. Волгина, К. И. Сатпаева, кинорежиссера В. Пудовкина, писателей А. Толстого, Г. Мусрепова, С. Сергеева-Ценского. На республиканском радиомитинге 27 сентября 1942 г. академик, писатель Алексей Толстой сказал: «Каждый из нас должен знать, что судьбу делает человек. Ты хочешь прийти к победе? Иди к ней, но не жди, что она придет к тебе. Иди к ней как хозяин своей судьбы, злобно и сильно преодолевая все препятствия... У нас есть одна тема для пропаганды — будь смелым хозяином своей судьбы, будь инициативен во всем: в бою и на тыловой работе. Растить и укреплять инициативу — вот знамя наших дней...»
 
В октябре 1942 г. было избрано антифашистское бюро ученых в составе Л. С. Штерн, М. М. Завадского, В. Г. Фесенкова, А. А. Григорьева, Н, Н. Баранского, К. И. Сатпаева, К. В. Островитянова, С. Муканова, К. Байсеитовой.
 
В конце января 1943 г. в Ташкенте состоялся антифашистский митйнг представителей Узбекистана, Туркмении, Таджикистана, Казахстана и Киргизии. Огромное значение в укреплении единства тыла и фронта имело открытие на страницах печати рубрик: «На фронтах войны», «Вести с фронтов Великой Отечественной», «По родной стране», «Переписка патриотов», «Боевые содружества фронта и тыла», «Письма с фронта», «Письма на фронт», «Все для фронта, все для победы!». При республиканских и областных газетах издавались листовки «Последние известия».
 
Специальные программы передач «Слушай фронт!» вело республиканское радиовещание. Кроме того, проводились тематические радиопередачи для защитников Москвы, Ленинграда, Сталинграда, тематические радиомитинги. У микрофона радиомитинга, посвященного защитникам Сталинграда, выступил рабочий И. С. Дрожин — отец двух сыновей и двух дочерей, сражавшихся в те дни у стен волжской крепости. Одним только коллективным радиослушанием в республике было охвачено около 3,5 млн чел. Во многих дивизиях работали специальные корреспонденты республиканских газет. Собкорами стали многие командиры, политработники, красноармейцы. Только в первый год войны редакция «Социалистах Казахстан» получила 9433 письма фронтовиков, 2127 из них были опубликованы.
 
Мощная волна митингов и собраний прокатилась по необъятной стране в дни разгрома гитлеровских войск под Москвой, Сталинградом, Курском и в связи с другими событиями на фронтах войны. На митингах и собраниях трудящиеся брали повышенные обязательства, направленные на усиление помощи фронту. Так коллектив Казцветметразведки на митинге, посвященном победе Красной Армии под Москвой, решил приложить все силы, чтобы дать как можно больше стране ценных металлов, провести поисковые и разведывательные работы так, чтобы выполнить в 1942 г. план прироста запасов цветных и редких металлов на 150%. Мощный политический и трудовой подъем, вызванный героическими делами 316-й дивизии и переименованной в 8-ю гвардейскую, нашел свое конкретное выражение в борьбе советских патриотов за право носить почетное звание гвардейцев тыла. Об исключительной активности советских людей свидетельствует тот факт, что только в Алма-Ате за 1942 г. были проведены 6000 собраний и 2000 митингов трудящихся, а в 1943 — 18 500 митингов и собраний.
 
Поистине великим праздником народов было освобождение советских городов, братских республик от фашистской оккупации. Трудовые вахты, фронтовые декадники, месячники в честь освобождения городов, создание фондов помощи, коллективные заявления о желании участвовать в восстановительных работах — все это благотворно работало на консолидацию сил, на победу. Несмотря на напряженную военную обстановку были торжественно отмечены юбилеи великих представителей культуры народов нашей страны: А. Навои, Г. Низами, А. С. Грибоедова, Н. В. Гоголя, И. А. Крылова, Д. Джабаева, Э. Вильде и др. Пропаганда лучших национальных традиций также имела огромное консолидирующее значение.
 
 Усилению политической работы в годы войны способствовало и то, что была расширена сеть печати, установлен четырехполосный объем газет, увеличены штаты союзных, краевых и областных газет, в том числе и собственных корреспондентов. В республиканских и областных газетах были восстановлены отделы партийной жизни и пропаганды. При республиканских газетах открылись двухмесячные курсы-практикумы, а при ЦК ВКП (б) — шестимесячные курсы газетных работников. При отделах агитации и пропаганды ЦК союзных республик были созданы сектор и кабинет печати. Партийные организации следили за своевременным продвижением литературы в районы, колхозы, МТС, совхозы, на участки отгонного животноводства. Повсеместно действовали газетные витрины.
 
Росли масштабы, размах идеологической работы партийных организаций в освобожденных районах. ЦК ВКП (б) оказал практическую помощь Компартии Украины, Белоруссии, Молдавии, Прибалтийских республик в развертывании политической работы среди населения. Определяя методы и формы партийно-политической работы среди населения Молдавии, ЦК ВКП (б) отмечал, что население правобережных районов республики с 1918 по 1940 гг. находилось под гнетом королевской Румынии. После освобождения оно только один год воспитывалось в условиях советского строя, а затем вновь попало под трехлетнюю немецко-румынскую фашистскую оккупацию и подвергалось воздействию антисоветской пропаганды. ЦК партии помогал партийной организации Молдавии вести политическую работу дифференцированно с различными группами населения. Разоблачение буржуазной идеологии стало носить более наступательный характер.
 
 По инициативе и при непосредственном руководстве партийных организаций в освобожденных районах были проведены собрания интеллигенции, рабочих, крестьян, женщин, молодежи. Так, на областном совещании крестьян Львовской области были заслушаны и обсуждены доклады: «Возвращение крестьянам земли, отобранной у них немецкими оккупантами» и «Украинско-немецкие националисты — злейшие враги украинского народа». В Белоруссии только в одной Гродненской области на районных собраниях крестьян присутствовало около 80 тыс. чел.
 
В январе 1945 г. в Эстонии проходил съезд интеллигенции, в мае —совещание работников искусства. Организовывались народные дома в деревне, дома молодежи. Коммунисты разоблачали буржуазных националистов, вскрывали факты соучастия их в злодеяниях немецко-фашистских захватчиков. Кадры идеологического фронта выступали против националистических банд, наращивали силу всенародного движения за успешное восстановление народного хозяйства и всемерное укрепление колхозного строя.
 
Однако, говоря о политической работе коммунистов по интернациональному воспитанию людей, нельзя не сказать о перекосах. Факты насильственного переселения целых народов во время войны либо замалчивались, либо преподносились в искаженном виде. А ведь в годы войны было совершено одно из преступных нарушений принципа ленинской национальной политики, и эти вопросы в настоящее время находятся под пристальным вниманием исследователей истории нашей страны.