Главная   »   История и современность. М. К. Козыбаев   »   ПЛАНЫ РЕЙХА ПО НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ НА ЗАХВАЧЕННЫХ ТЕРРИТОРИЯХ


 ПЛАНЫ РЕЙХА ПО НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ НА ЗАХВАЧЕННЫХ ТЕРРИТОРИЯХ

Национал-социалистическая партия Германии к 1941 г. имела конкретную идеологическую доктрину по национальному вопросу, на основе которой были созданы государственные стратегические планы ведения войны в отдельных национальных районах Советского Союза. Причем фашизм предусматривал как элементарное мероприятие в реализации своих идей уничтожение целых народов. Эта бесспорная истина, однако, имеет своих противников. Так, еще в 1957 г. в литературе появилось мнение, согласно которому «ни у нацистской партии, ни у ее государства в национальном вопросе не существовало никакой особой — специфической доктрины... народы Советского Союза нападкам не подвергались, атаки в этом направлении велись только против господствующих там политической идеологии и политического строя. Немецкий народ начал войну без ненависти... вряд ли можно предположить, что в начале войны у нас имелся какой-либо исчерпывающий план установлений международных отношений в Европе и за ее пределами. Во всем преобладал элемент импровизации».

 

Вслед за проф. К. Г. Пфеффером появились сторонники «теории импровизации» второй мировой войны (Г. А. Якобсон, Р. Бозач, Курт Ассман и др.), которые утверждают: гитлеровская Германия не имела сколько-нибудь стройного военно-стратегического плана, все совершалось лишь в порядке личной «импровизации» самого Гитлера. Под прикрытием этой теории оправдывается политика шантажа, вероломства, обмана, провокации, клеветы, игры на противоречиях между государствами, а внутри них — между различными политическими партиями и народностями. Игнорируются факты лицемерных заверений в мирных намерениях и дружбе со страной, на которую было организовано нападение; целенаправленной пропаганды, экономического и политического давления, угроз применения военной силы, подрывной деятельности; наконец, убийства тех иностранных политических деятелей и дипломатов, которые пытались направить политику своего государства вразрез с интересами рейха; массового истребления целых народов.
 
Обратимся к фактам, которые засвидетельствованы документами. Ныне известно, что германский фашизм имел тщательно разработанный военно-стратегический план установления мирового господства. Советский исследователь Л. А. Безыменский подчеркивал, что «не было буквально ни одной части света, на которую не распространились бы претензии и планы гитлеровского политического и военного руководства. Своеобразной бесконечной цепью складывались планы захватов в Европе, Азии, Африке и Америке, которые должны были привести к установлению германского мирового господства». Основным звеном в этой цепи захватов явилась операция «Барбаросса» — уничтожение «путем быстротечной операции» Советской России.
 
Нападая на СССР, фашисты были убеждены в слабой боеспособности его войск. Небезызвестный нацистский генерал Курт фон Типпельскрих в своей работе «Оперативные решения командования в критические моменты на основных сухопутных театрах второй мировой войны» приводит заявление Гитлера от 9 января 1941 г. о том, что русские силы представляют собой «глиняный колосс без головы. У них нет хороших полководцев и они плохо оснащены». Через свою разведку руководители рейха знали, что в Советском Союзе были репрессированы квалифицированные военачальники. К. Симонов сказал: «Не будь 1937 года, не было бы лета 1941, и в этом корень вопроса».
 
Разрабатывая план захвата СССР, фашисты рассматривали его как «искусственное и рыхлое объединение огромного числа наций, как своего рода «этнический конгломерат», лишенный внутреннего единства. Фашистские идеологи были уверены, что им удастся вбить клин между русским и другими народами Советского Союза.
 
Духом расизма и человеконенавистничества была пронизана национальная программа нацистов. «Наша политика в отношении народов, населяющих широкие просторы России, — говорил Гитлер своим сообщникам, — должна заключаться в том, чтобы поощрять любую форму разногласий и раскола».
 
В материалах «зеленой папки» Геринга, найденной советскими войсками, есть одна из директив оккупационным частям и подразделениям: «В прибалтийских странах использовать в интересах Германии противоречия между литовцами, эстонцами, латышами и русскими. На юге использовать в наших интересах возможное наличие противоречий между украинцами и великороссами... На Кавказе использовать в наших интересах противоречия между туземцами — грузинами, армянами, татарами и — русскими...».
 
В ходе разработки программы будущего России на ближайшие столетия были выдвинуты два варианту. Первый заключался в том, что, разгромив Советы, Германия должна была бы открыть «эпоху организации всего русского хозяйства и союза с возрожденной национальной Россией», причем союз предполагался на все будущие времена в виде непреодолимого континентального блока. Однако один из главарей и идеологов фашизма А. Розенберг выступил против этого варианта и предложил свой: неделимая Россия при условии ее германизации представляет угрозу для немецкого будущего; целостная Россия не исключала бы возможности борьбы народов за национальную независимость. Мотивы в пользу второго варианта признает и сейчас Гейнц Гудериан: быстротечная война «должна была привести к политическому разложению большевистского государства и к разделу России на мелкие государства, организованные по принципу областного деления».
 
Победили сторонники второго взгляда — раздела России на мелкие государства, противопоставления их друг другу и устранения тем самым всякой угрозы существованию Германской империи.
 
Планы расчленения СССР, превращения советских районов в немецкие колонии были обширны. Правители Германии 2 апреля 1941 г. выработали меморандум о целях и методах германской оккупационной политики в отношении Советского Союза. Они выдвинули план создания на захваченной советской территории рейхскомиссариатов «Остланд»: Белоруссия и Прибалтика, Украина, Московия (Россия) и Кавказ. Белоруссия, Эстония, Латвия, Литва должны были образовать «германский протекторат» и войти впоследствии в «Великую Германскую империю». Гитлер на совещании 16 июня 1941 г., на котором обсуждались планы раздела СССР, особо подчеркнул, что на захваченных территориях необходимо установить колониальный режим, подобный английскому режиму в Индии.
 
Следующая линия колониальных захватов фашистов проходила вплоть до линии рек Тобол, Иртыш, Обь. «Цель будет достигнута, — писал один из видных нацистов Б. Каше в специальной записке „Будущее жизненное пространство немцев", — если за Уралом мы выйдем к линии Обь — Иртыш — Тобол и если граница оттуда пройдет к Аральскому морю... и вдоль западного побережья Каспийского моря...».
 
Эти далеко идущие планы не мыслились без уничтожения подавляющей части советского народа. "Если мы хотим создать нашу Великую Германскую империю, — считал Гитлер, — то мы должны прежде, всего вытеснить, истребить славянские народы — русских, поляков, чехов, словаков, болгар, украинцев, белорусов...». В отношении народов, живущих к востоку от Урала, фюрер говорил так: «Мусульмане — представители восточного варварства — это монголоидные разрушительные силы, которые должны стать рабами арийской расы... Только немцам должна быть отведена роль укротителя бунта монголоидной низшей расы».
 
Фашистские идеологи вынашивали планы создания марионеточных буржуазных мусульманских государств в восточных окраинах своей «империи» под названием «Туркестан», «Идель — Урал». Немецкая высшая разведывательная школа, прикрытая вывеской научно-исследовательского института «Арбайтегемайншафт Туркестан»,подготовила проект карты будущей колонии «Большого Туркестана», в которую были включены Казахстан, Средняя Азия, Татария, Башкирия, Азербайджан, Северный Кавказ, Крым, Синьцзян, северная часть Афганистана и Ирана. Шпионы этой школы разъезжали по лагерям военнопленных, собирали сведения об экономике, народах, религии, литературе Туркестана. Институт закупил много книг для организации своей библиотеки, приступил к созданию библиографической картотеки о Туркестане, начал готовить казахский и узбекский словари.
 
План создания на территории Средней Азии и Казахстана националистических марионеточных государств гитлеровцев не отличался новизной и оригинальностью. Эту идею вынашивали еще в начале века пантюркисты, панисламисты. Задолго до второй мировой войны пантюркисты строили планы создания «Великой Турции». В июле 1941 г. в журнале «Бозкурт» (№ 11) была помещена карта будущей «Великой Турции», в составе которой оказались советские республики Средней Азии и Закавказья. В годы второй мировой войны часть белоэмигрантов из числа пантюркистов, панисламистов перешла на службу фашизму. В Берлине был создан шпионско-диверсионный центр под вывеской «Туркестанского национального комитета» (Мустафа Чокай-оглы, Вали Каюмхан, Баймырза Хаит), «Туркестанского национального Совета» (Канатбаев). Во главе разведывательной школы «Мулла шуле» стал эмигрант из Казахстана Галимжан Идриси.
 
Тюркизм таил в себе опасность не меньшую, чем фашизм. Фактически, как писал один из идеологов панисламизма Тюркан, «тюркизм — это турецкий национализм, существующий в Турции подобно тому, как в Германии существует национал-социализм».
 
В планы создания марионеточного государства закладывались как экономические, так и политические цели. («В экономическом отношении, — отмечалось в меморандуме от 2 апреля 1941 г., — эта область имела бы задачу образовать мощный сырьевой и дополнительный продовольственный базис для Великогерманской империи». В политическом аспекте захват Средней Азии и Казахстана рассматривался, с одной стороны, как возможность нанесения удара по интересам Англии и Индии, с другой — как шанс «выкроить из огромной территории государственные образования и направить их против Москвы, освободив тем самым германскую империю на будущие века от восточной угрозы». Иначе говоря, фашистские главари, руководствуясь колонизаторским принципом «разделяй и властвуй», стремились посеять вражду между советскими народами, чтобы воспользоваться затем ее плодами.
 
Теоретики рейха заранее определили содержание работы колониальной фашистской власти в области культурного развития советских народов. "Если мы будем обучать русских, украинцев и киргизов читать и писать, — говорил Гитлер, — то впоследствии это обернется против нас. Образование даст более развитым из них возможность изучать историю, овладевать историческим опытом, а отсюда развивать политические идеи, которые не могут не быть губительными для наших интересов... нельзя, чтобы они знали больше, чем значение дорожных знаков, обучение в области географии может быть ограничено одной-единственной фразой „столица рейха Берлин...". Математика и все прочее подобное совершенно не нужны».
 
«Имперский канцлер по оккупационным территориям» Розенберг перед самым нападением на Советский Союз разрабатывал схему будущих марионеточных буржуазных государств и подбирал правителей не только для Белоруссии, Украины, Кавказа, Москвы, но и Туркестана. В различных стратегических пунктах Иранского Азербайджана, на южном берегу Каспийского моря были сосредоточены крупные диверсионные и террористические группы для переброски в Советский Азербайджан и Туркестан. В мае 1941 г. для руководства разведывательной диверсионной работой против СССР был создан «штаб Валли», который дислоцировался близ Варшавы.
 
Задолго до нападения на Советский Союз были созданы специальные службы — штабы — по изучению транспортных и энергетических мощностей, запасов сырья и взаимозависимости оборонных заводов нашей страны. Составлена специальная картотека, в которой были зарегистрированы все важнейшие советские предприятия. В начале 1941 г. обобщением всевозможных данных о советской экономике занимался созданный для этой цели штаб «Россия». К концу 1941 г. территория Советской республики была поделена на 900 департаментов, утверждены городские центры будущих рейхскомиссариатов.
 
Была подготовлена широкая программа беспощадного истребления советских людей по политическим и расовым мотивам. В директиве для полиции безопасности и СД от 17 июня 1941 г. указывалось на необходимость применять истребительные меры по отношению к русским, украинцам, белорусам, азербайджанцам, армянам, грузинам, тюркским народностям и др. В числе «великогерманского колониального района» особое место отводилось территории Средней Азии и Сибири до оз. Байкал. Обосновывая колониальную политику фашистской Германии, гитлеровцы в генеральном плане «Ост» писали, что «населяющие эти районы монголы, как и тюркские народности, появились здесь в недавний исторический период». Этот тезис давал «право» руководителю нацистской партии по вопросам идеологии и внешней политики Розенбергу цинично заявить, что «после военного крушения Советской власти в Европе будет возможность с более незначительными силами уничтожить Советскую власть в Центральной Азии». Кстати, ликвидация малых западноевропейских государств предполагалась на базе вывоза населения этих государств за Урал. Далее фашисты рассчитывали использовать потенциальные возможности Кемеровской, Новосибирской и Карагандинской промышленных областей в интересах завоевания мирового господства.
 
Правда, правящие круги фашистской Германии и японского милитаризма, выступая под флагом антикоммунизма, делили между собой арену завоеваний в этой войне. Еще 27 сентября 1940 г. руководители Германии, Италии, Японии подписали соглашение, в котором были зафиксированы сферы колониальных захватов. Германия получила евроафриканское пространство, Италия — Средиземноморье, Япония — восточно-азиатское пространство. Базой для урегулирования отношений в будущем должно было явиться положение, при котором Япония будет доминировать на Востоке, а Италия и Германия — в Европе и Африке. Согласно договоренности с Японией фашистская Германия стремилась, по заверениям Риббентропа, «пожать руку Японии на транссибирской железной дороге еще до начала зимы».
 
Германия, Италия и Япония 18 января 1941 г. заключили соглашение о военном сотрудничестве и разделении между собой трех зон военных действий. В германо-итальянскую зону вошли территории европейской части СССР (до Урала), американский континент с прибрежными водами западнее 70° восточной долготы до восточного побережья Америки, вся Африка, Ближний и Средний Восток и вся Европа; в японскую — американский континент восточнее 70°—Австралия, Новая Зеландия, Индонезия и другие территории, а также вся Азия (в том числе Азиатская часть СССР). «Передовая линия японской обороны, — писала газета «Ниппон» от 9 июля 1941 г., — должна проходить на севере от Карского моря по Уральскому хребту к Каспийскому морю, далее к Кавказскому и Курдистанскому хребтам, Персидскому заливу, доходя через Саудовскую Аравию до Адена».
 
Однако германский фашизм, претендовавший на мировое господство, не думал считаться и со своим партнером по грабежу и помышлял захватить советские территории и за Уралом. Иначе говоря, остатками «полуазиатского государства» должна была распоряжаться гитлеровская Германия.
 
Еще в начале войны Гитлер на совещании своих сообщников заявил, что «никогда не должно быть позволено, чтобы оружие носил кто-либо, кроме немцев... Только немец вправе носить оружие, не славянин, не чех, не казах и не украинец». В ноябре 1941 г. в кругу своих генералов ефрейтор Шикльгрубер говорил: «Раз в год группу киргизов надо будет привозить на экскурсию в имперскую столицу, чтобы они прониклись ощущением силы и величия наших памятников!»
 
Таким образом, цели фашизма в этой войне были определенными: уничтожение Советского государства и революционизирующей идеологии большевиков, превращение его в колонию, а народы — в рабов. При этом захват СССР по замыслу фашизма являлся важнейшей, если не главной, ступенью к мировому господству.
 
Национальная политика фашизма, отравленная ядом расизма, была призвана оправдать политику разбоя и агрессии, воспитать население Германии в духе ненависти к народам Советского Союза, а между ними сеять вражду.
 
За два года до нападения на СССР германское военное руководство планировало «разложение в Советской России», в том числе «подготовить силами грузин организацию восстания на территории Грузии». Для организации подрывной работы в советских республиках предусматривалось создание из эмигрантов-белогвардейцев и националистов различных банд. О целях гитлеровской тайной службы говорил в своих показаниях на Нюрнбергском процессе один из ее агентов Э. Штольц, действовавший по прямому указанию фашистских лидеров Кейтеля и Йодля. «...Я связался, — сказал он, — с находившимися на службе в германской разведке украинскими националистами и другими участниками националистических фашистских группировок... В частности, мною лично было дано указание руководителям украинских националистов германским агентам Мельнику (кличка Консул-1) и Бандере организовать сразу же после нападения Германии на Советский Союз провокационные выступления на Украине с целью подрыва ближайшего тыла советских войск, а также для того, чтобы убедить международное общественное мнение в происходящем якобы разложении советского тыла». Фашистская армейская разведка для разжигания национальной вражды между народами Советского Союза создала специальную группу «Абвер-2». Разведывательные органы полностью подчинили своему влиянию находящиеся в Германии центры украинских, армянских и грузинских буржуазных националистических организаций.
 
Одной из целей германского фашизма была обработка идеологически неустойчивых, слабых духом военнопленных и формирование из их числа подразделений типа Туркестанского легиона, армии Власова и т. д. В них втягивались грузинские меньшевики, армянские дашнаки, азербайджанские мусаватисты, контрреволюционные элементы из бывших кулаков, махровые уголовники. Нередко в эти формирования попадали необоснованно униженные и оскорбленные люди — репрессированные, у которых имелись веские основания быть недовольными Советской властью. Именно этот фактор определял сдачу многих в плен и появление невозвращенцев после окончания войны.
 
Впоследствии, обосновывая истоки побед германского оружия и неудачи Советской Армии в первый период войны, фашистская пропаганда преподносила ее не только как торжество военной мощи Германии, но и как результат осуществления национальной программы национал-фашизма. Однако когда их войска стали терпеть поражение за поражением, гитлеровская пропаганда объясняла героизм советских людей «русским национализмом». Затем этот ослабевший аргумент получил поддержку американской идеологической службы, которой именно тогда была создана и подброшена фашистам «концепция» о колоссальных людских ресурсах России — об «азиатских ордах». «Один из высокопоставленных членов из союзного командования, — писал по этому поводу американский журналист, писатель Эдгар Сноу, — вполне серьезно говорил мне, что Германия была побеждена „азиатскими ордами“. Немцы, мол, терпят поражения потому, что они не „орда" и не могут состязаться с Россией в масштабах людских жертв».
 
Как видим, планируя нападение на СССР, идеологи германского фашизма не учли важнейший фактор, который обрек фашизм на поражение в навязанной им СССР войне, — это феномен массового патриотизма советских людей, их интернационализма. Нападение Германии на Советский Союз все нации и народности восприняли как посягательство на их суверенитет, национальную целостность, как смертельную угрозу Родине.
 
Анализируя исход войны много лет спустя, мы отдаем отчет в том, что в нашей стране были допущены деформации социализма, особенно в области национальной политики, отрицательно сказавшиеся на психологии наций и народностей. Вместе с тем остается в силе концепция: народы, испытавшие впервые на себе освободительную миссию Великого Октября, победили, находясь под влиянием пафоса революции, живя по ее законам. Огромное значение имело чувство братства с русским народом, сложившееся в течение ряда веков. В Казахстане, в частности, велико было чувство национальной независимости, воспитанное в долгой борьбе против нашествия иноземцев. В целом у советских людей чувство патриотизма оказалось сильнее, чем чувство обиды на власть Советов.