Про этническую историю удмуртов статьи.
Главная   »   История и современность. М. К. Козыбаев   »   ОРГАНИЗАЦИЯ НАЦИОНАЛЬНЫХ ВОИНСКИХ ФОРМИРОВАНИЙ. БОЕВОЕ СОДРУЖЕСТВО НАРОДОВ


 ОРГАНИЗАЦИЯ НАЦИОНАЛЬНЫХ ВОИНСКИХ ФОРМИРОВАНИЙ

БОЕВОЕ СОДРУЖЕСТВО НАРОДОВ

Начавшаяся в 1941 г. война с фашизмом поставила руководство СССР перед необходимостью организации обороны страны. В области военного строительства политика была направлена на широкое вовлечение всех народов Советского Союза в дело защиты Отечества.
 
Как известно, при царском режиме население национальных окраин не ставилось под ружье. Впервые на воинскую службу представители многих народов были призваны в период гражданской войны, причем из них — самая сознательная часть угнетенных слоев. К началу Великой Отечественной войны, когда официально была провозглашена «победа социализма в нашей стране и создание социалистических наций», о чем написано в учебниках Истории СССР, воинская повинность стала всеобщей, тем самым признавалось наступление эпохи равенства всех народов и в области военного строительства. К началу 1941 г. в рядах Красной Армии насчитывалось: русских — 61%, украинцев — 19,6, белорусов — 4,1, представителей других национальностей — 15,3.

 

В сущности, по своему масштабу и характеру Великая Отечественная война была всенародной. За 1941—1945 гг. в Вооруженные Силы страны было призвано свыше 20 млн. чел. Воины русской национальности, как и в годы революции и гражданской войны, составляли ядро Красной Армии. Вместе с воинами русскими плечом к плечу сражались 4,5 млн. украинцев, свыше 1 млн. белорусов. В тот период войны, когда враг захватил Украину, Белоруссию, Прибалтику, Молдавию, западные районы РСФСР, т. е. территорию, на которой до войны проживало 40% населения СССР, вся ответственность за исход войны легла на население восточных районов, в том числе на Казахстан и республики Средней Азии. Из этих регионов на фронт было призвано 3 млн. чел. (из 17 млн. населения).
 
В самом начале войны в каждой союзной республике велась работа по организации формирований для пополнения воинских частей Красной Армии. Так, в Казахстане и республиках Средней Азии за первый год войны обучены и отправлены на фронт 37 стрелковых и кавалерийских дивизий, 27 отдельных стрелковых и кавалерийских бригад, из них 13 дивизий и 16 бригад составляли национальные казахские, узбекские, киргизские, туркменские, таджикские формирования. В Закавказье сформировано 19 национальных дивизий. На Северном Кавказе за первые шесть месяцев 1941 г. создано 16 стрелковых и 19 кавалерийских дивизий, 7 танковых и 16 стрелковых бригад, 12 отдельных стрелковых, 12 гуж-транспортных и 6 автотранспортных батальонов. В 1942 г. сформированы 17-й Кубанский казачий корпус, Донская казачья дивизия, 9-я пластунская дивизия кубанских казаков, 114-я чеченоингушская и 115-я кабардино-балкарская кавалерийские дивизии, 16-я отдельная саперная бригада, 4-я воздушно-десантная бригада и другие соединения. Четыре национальные стрелковые дивизии были сформированы под руководством ЦК партий прибалтийских республик, две кавалерийские дивизии — в Калмыцкой Автономной Республике, две кавалерийские дивизии — в Башкирской АССР. Всего за 1941 —1942 гг. влились в ряды сражающейся армии 21 стрелковая, 20 кавалерийских дивизий, 15 отдельных стрелковых национальных бригад.
 
Формирование этих соединений шло в благоприятных условиях: всеми людьми осознавалась необходимость защитить Родину и выполнить свой интернациональный долг перед братскими народами, подвергшимися варварскому нападению фашистской Германии. Создание национальных формирований сыграло положительную роль в деле укрепления национальных отношений. Этому способствовало в не меньшей степени и то, что в формированиях боевая и политическая подготовка велась на родном языке с учетом национальных обычаев, традиций, личного состава. Это позволило привлечь к воинской службе дополнительные людские ресурсы, сократить срок их подготовки к боевым действиям. Фактически национальные формирования оказались теми структурами, которые противостояли разжиганию межнациональной розни, которую пытались навязать националистические формирования Туркестанского легиона, выдававшие себя за выразителей интересов народов Казахстана и Средней Азии.
 
Национальные формирования различных регионов страны имели свои особенности. Так, Прибалтика из-за временной оккупации территории врагом вынуждена была создавать свои формирования на территории РСФСР при материальной помощи со стороны русского народа. В Закавказье они создавались на базе кадровых стрелковых дивизий и частично — на базе бывших в довоенные годы национальных дивизий.
 
Национальные формирования Казахстана и республик Средней Азии создавались на территории своих республик в условиях, когда не было никакой базы, достаточного количества национальных командных кадров, военных специалистов. Большая часть личного состава не владела или слабо владела русским языком, в армии не служила и, естественно, не имела боевого опыта. Материальное оснащение (продовольствием, обмундированием, снаряжением, вооружением, обозом, лошадьми, фуражом и т. д.) полностью осуществлялось за счет своей республики. Финансовые расходы на формирование погашались за счет местного (республиканского) бюджета, а также за счет добровольных денежных взносов населения, колхозов, совхозов, предприятий самой республики. Национальные формирования республик Советского Востока состояли не из стрелковых дивизий, как в других регионах, а из отдельных стрелковых бригад и кавалерийских дивизий.
 
Создание кавалерийских дивизий и отдельных стрелковых бригад происходило во имя исполнения одной из военных доктрин того времени. Кавалерия, оправдавшая себя в условиях гражданской войны, как один из тактических приемов, была рекомендована и для борьбы с фашизмом. Считалось, что для увеличения подвижности и маневренности войск, особенно при военных действиях в условиях бездорожья и пересеченной лесисто-болотистой местности, лучше всего подходят кавалерийские дивизии. Государственный комитет обороны создавал кавалерийские формирования именно в восточных республиках, учитывая национальные традиции, обычаи народов этих регионов, опыт создания здесь национальных кавалерийских и стрелковых соединений в предыдущей войне. Население Казахстана и республик Средней Азии испокон веков занималось животноводством. Здесь имелось в достаточном количестве верховых, артиллерийских и обозных лошадей, снаряжения для них. Мужчины считались хорошими наездниками, меткими стрелками и отлично владеющими холодным оружием. В конце 1941 г. Красная Армия имела 82 кавалерийские дивизии. Стрелковые бригады создавались как единицы, требующие меньше времени, чем формирование стрелковых дивизий. В начальный трудный период войны этот фактор в условиях дефицита времени имел огромное значение. В декабре 1941 г. в Красной Армии насчитывалось 159 стрелковых бригад.
 
Несмотря на серьезные трудности, национальные соединения уже к весне 1942 г. были готовы к отправке на фронт. Однако в период с лета 1942 г. и до 1943 г., 14 кавдивизий и 10 стрелковых бригад были расформированы, так как в боевых действиях 1942 г. конница оказалась беззащитной перед танками, авиацией и артиллерией противника и понесла большие потери. Так практика подтвердила отставание военно-теоретической мысли нашего командования от уровня ведения войны в условиях, когда противник демонстрировал самые передовые достижения научно-технического прогресса. Так, конница как подвижные и маневренные войска не подтвердила возлагавшихся на нее надежд. Сокращение числа кавалерийских дивизий сопровождалось созданием на их основе новых стрелковых дивизий. Дело в том, что боевые действия зимой 1942 г. вскрыли ограниченные возможности стрелковых бригад, поэтому решено было создавать более крупные соединения— стрелковые дивизии и корпуса.
 
Пять национальных стрелковых бригад (87-я туркменская, 90-я и 94-я узбекские, 100-я и 101-я казахские) участвовали в боевых действиях на различных участках советско-германского фронта. Встретившись впервые в жестоких боях с отборными гитлеровскими войсками, национальные формирования республик Средней Азии с честью выполнили поставленные перед ними задачи по освобождению захваченных советских земель. Многие из них были удостоены наград. И все же эти бригады были расформированы постепенно еще в ходе войны. И здесь было несколько причин.
 
Важным обстоятельством была ограниченная мобилизационная возможность республик для пополнения национальных формирований. В республиках, имевших многонациональный состав, жители коренной национальности составляли в среднем около половины всего его населения. При этом при формировании национальных частей и соединений республики мобилизовали значительную часть своих ресурсов в общесоюзные соединения. Так, только за первый год войны в Казахстане и Средней Азии были сформированы и отправлены на фронт 35 войсковых соединений без учета национальных, поэтому среди мобилизованных в общесоюзные соединения было много представителей местных национальностей. Кроме того, со второй половины 1942 г. в армию призывались молодые люди, родившиеся и получившие образование уже в годы Советской власти: они сносно владели русским языком, имели предварительную военную подготовку. Этих юношей призывали и распределяли не по национальному признаку, а исходя из нужд фронта, направляли на те участки, где более всего нуждались в пополнении. Чем дальше на запад уходила линия фронта, тем больше действующую армию, а значит и национальные формирования, пополняли люди из освобожденных районов. По всем этим причинам, а также из-за потерь в боях в национальных формированиях оставалось все меньше представителей той национальности, по имени которой она называлась, они постепенно превращались в многонациональные.
 
Следовательно, национальные стрелковые бригады были расформированы по объективным причинам, вызванным ходом Великой Отечественной войны.
 
Армию пополняли представители других регионов. Десятки тысяч уральцев вошли в состав 22-й армии, в срочном порядке сформированной на Урале. Глубокой осенью 1941 г. Урал направил на защиту Москвы 16 стрелковых дивизий и 10 стрелковых бригад. На Орловско-Курской дуге боевое крещение получил Уральский добровольческий танковый корпус.
 
Около полутора сотен дивизий и бригад послали на фронт Сибирь и Дальний Восток. В первые же дни войны была сформирована и выступила на Западный фронт 24-я Сибирская армия. Вскоре Сибирский военный округ сформировал еще 12 стрелковых, 4 кавалерийских, 10 отдельных стрелковых бригад. В начале декабря 1941 г. в Западной Сибири началась подготовка фронту новых 12 стрелковых дивизий, 8 стрелковых бригад, 11 лыжных батальонов. В 1942 г. Сибирь проводила на фронт 9 стрелковых дивизий, 6-й Сибирский стрелковый добровольческий корпус. В сибирских формированиях на долю рабочих и служащих приходилось 63,5—71%, а в 273-й дивизии кузбассовцев — даже 76,1 %, что объясняется притоком шахтеров из Кемерова, Читы, рабочих металлургической, горной и химической промышленности Кузбасса, а также рабочих из Томска и Новосибирска. За первые шесть месяцев войны в действующую армию ушли добровольцами и были призваны до 30% квалифицированных рабочих Горно-Алтайской автономной области. Более 80% состава горняков Карагандинского бассейна в разные годы войны влились в ряды сражающейся армии.
 
Особенно высокой была рабочая прослойка в добровольческих формированиях. Так, на укомплектование 224-й танковой бригады, вошедшей в состав 3-го Уральского добровольческого танкового корпуса, из добровольцев Челябинской области были отобраны 2927 чел., в том числе 2148 рабочих, или 73,3%.
 
Прибалтийские республики формировали свои части также прежде всего из рабочих. Так, в 7-й эстонской дивизии они составляли 75,1%, а в 249-й дивизии — 75,7 %. Эти дивизии, а также 19-я гвардейская дивизия, 85-й артиллерийский и 45-й танковый полки и вошли в 8-й эстонский стрелковый корпус.
 
Сибирские воинские формирования, как и других районов, были интернациональными. Это объяснялось пестрым национальным составом населения. Так, только в одном Красноярском крае жили представители 78 национальностей. «Из таежных сел и деревень, из городов и рабочих поселков стекались сибиряки в г. Томск, — указывается в историческом формуляре 284-й стрелковой дивизии. — Туда шли шахтеры Кемерово, металлурги Сталинска, рабочие заводов Томска, Новосибирска, колхозники далекого Нарымского края и Хакасской Автономной области». В каждом сибирском соединении, по данным исследователя 3. П. Верховцевой, были представители от 30 до 45 национальностей и народностей.
 
Воевали и сыны малых народностей Сибири. Так, из 140 ушедших на фронт жителей нанайского села Найхин погибли 59, из 32 села Кондон вернулось всего 6 чел. Погибло 1359 чел. из Агинского района Бурят-Монгольского национального округа. Более 900 комсомольцев направили на фронт комсомольские организации Таймыра и Эвенкии — долган, саха, эвенков, ненцев, нганасан, кето.
 
1 сентября 1943 г. ушел на фронт Тувинский кавалерийский эскадрон. По подсчетам якутского историка Д. Д. Избекова, под Москвой сражалось более 5000 уроженцев Якутии, Снайпер М. Пассор, нанаец по национальности, истребил в Сталинграде 236 фашистов. «Имя его было известно всему Донскому фронту, — вспоминает генерал армии П. И. Батов. — Немцы сбрасывали листовки с дикими угрозами в адрес Максима Пассора». Среди 1126 сибиряков — Героев Советского Союза — было 8 бурят, 3 якута, 2 хакаса, 1 эвенк, 1 тувинец, 1 нанаец, 1 алтаец.
 
Национальные ряды защитников Родины продолжали пополняться и благодаря многотысячному народному ополчению: 63 истребительных батальона было сформировано в Молдавии, 78 — в Белоруссии, свыше 650 — на Украине и свыше 1000 батальонов и отрядов — в краях и областях РСФСР. В конце июля 1941 г. в районах прифронтовой полосы имелось 1755 истребительных батальонов и отрядов. За первые 6 месяцев войны 1350 истребительных батальонов численностью 250 тыс. чел. влились в состав действующей армии.
 
Воины ополчения самоотверженно сражались с врагом. До конца выполнил свой долг Таллиннский коммунистический полк, защищая каждую пядь земли на улицах столицы Эстонии, в боях прославились воины Таллиннского рабочего полка и батальон эстонских железнодорожников. Нанесли ощутимые удары по врагу рабочие отряды Перемышля, Лиепаи. В Перемышле оборону держал совместно с пограничниками рабочий отряд во главе с секретарем горкома партии П. В. Орленко; 1-й и 2-й отдельные латышские стрелковые полки сражались под Таллинном. В составе 2-й стрелковой дивизии Нарвский рабочий полк сражался под Кингисеппом, Котлами и Ораниенбаумом.
 
Совершил великий ратный подвиг и рабочий класс Ленинграда. К сентябрю 1941 г. в составе народного ополчения ушло на фронт 10 дивизий, 16 отдельных артиллерийско-пулеметных батальонов, 6 партизанских полков, а всего — 160 тыс. добровольцев. Для внутренней обороны города были созданы 79 рабочих батальонов, в которых насчитывалось свыше 40 тыс. бойцов. Фронт получил, кроме призванных по общей мобилизации, пополнение 260 тыс. чел. Вечером 26 августа 1941 г. выступил на защиту Колпинского рубежа Ижорский рабочий батальон. Общегородские партийные мобилизации следовали одна за другой. За первые три месяца войны, помимо ополчения, Ленинградский горком партии провел
 
11 партийных мобилизаций и направил в войска 12 186 коммунистов и беспартийных, из них более 10 тыс. — политбойцами.
 
У стен Ленинграда вели упорные бои ополченческие полки 1-й (Кировской) дивизии, состоявшей из рабочих Кировского завода и судостроителей, под знаменем Кировского завода. Московская и 1-я гвардейская отбивались от противника на Капорном плато, Фрунзенская дивизия — на Онежско-Ладожском перещейке. В Красногвардейском укрепленном районе насмерть стояли ополченцы 2-й, 3-й гвардейских дивизий и артиллерийско-пулеметных батальонов. У стен родных городов держали фронт Ижорский и Се-строрецкий рабочие отряды. «Необученные, необстрелянные, — говорил о них секретарь Ленинградского горкома партии А. Кузнецов осенью 1941 г., — а кто же целый месяц сдерживал врага на Лужской позиции, как не народные ополченцы? Кто за один сегодняшний день поджег полсотни танков? Братья Ивановы и другие рабочие с мясокомбината. Тоже необстрелянные, а бутылками с горючей смесью действуют как заправские истребители. Так же и Фирсов, и Васильев, и Кочетов... Других дивизий нам взять неоткуда».
 
В течение 10 дней войны Киев направил на фронт 200 тыс. своих лучших сынов и дочерей. В решающие дни битвы за столицу Украины вступило Киевское ополчение из 34 805 бойцов и командиров. В Одессе плечом к плечу с моряками ходили в атаки на врага рабочие батальоны Одесского порта, завода им. Ильича, канатного завода, табачной фабрики. Рабочие коллективы Черноморского пароходства, Одесского морского порта, Одесско-Кишиневской железной дороги, заводов им. Январского восстания и судоремонтного № 1 (ныне судоремонтный завод им. 50-летия Советской Украины), им. Октябрьской революции, им. Петровского, им. Красной Гвардии, «Большевик», «Канат», за героизм в дни 73-дневной вражеской осады города Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 декабря 1942 г. награждены медалью «За оборону Одессы». Рабочие Харьковского промышленного района и Донецкого бассейна составили свое ополчение. Были сформированы полки и бригады также на тракторном, электромеханическом паровозостроительном заводах Харькова. Из 350 тыс. вступивших в народное ополчение донбассовцев пополнялись шахтерские дивизии, отдельные полки и бригады. На наиболее ответственных участках до подхода основных сил Красной Армии держало оборону и линию народное ополчение. В Енакиево, Ворошиловграде и других городах Донбасса были созданы дивизии народного ополчения, которые вскоре влились в действующую армию.
 
Непобедимым южным бастионом на подступах к столице стала героическая Тула, красная кузница, город славных оружейников, город металлургов. Ее жители сражались до последней капли крови за Родину, за любимый город. В рядах защитников из 40 тыс. коммунистов 32 тыс. участвовали в боевых действиях.
 
В ходе великой битвы под Москвой 12 дивизий и 10 полков народного ополчения столицы (170 тыс. чел.), состоявшие на 66% из лучших представителей рабочего класса, стали кадровыми соединениями Красной Армии. Было создано 25 истребительных батальонов общей численностью 12,5 тыс. чел. В Подмосковье сформировались 62 истребительных батальона, в их состав вошло около 19 тыс. бойцов. К концу 1941 г. Московская партийная организация дала фронту около 114 тыс. чел., а Москва и Подмосковье — около 300 тыс. комсомольцев. В суровые октябрьские дни 1941 г. свыше 10 тыс. бойцов истребительных отрядов Подмосковья перешло в распоряжение Московского военного округа, 14 батальонов непосредственно участвовали в боях на фронте. Хорошо вооруженному и опытному врагу необходимо было противопоставить высокую стойкость воинов, бесстрашие, выдержку, неуклонную волю к победе. По оценке Маршала Советского Союза B. Д. Соколовского, «ополченцы, как и все наши воины, обладали такими качествами».
 
Уже в первую неделю войны по стране было мобилизовано 5,3 млн чел. К концу 1941 г. удалось сформировать более 400 новых дивизий. В последующее время численность Советских Вооруженных Сил увеличилась более чем в 2 раза, а на завершающем этапе — в 4 раза по сравнению с довоенным периодом.
 
По состоянию на 1 января 1943 г., в 166 стрелковых дивизиях, объединявших более 1 млн воинов, было 32 642 казаха, 28 838 татар, 25 995 узбеков, 19 537 грузин, 18 730 азербайджанцев, 16 004 армянина, 10 179 мордвинов, 9 622 чуваша, 9 207 эстонцев, 6 413 башкир, 5 580 киргизов, 3 350 марийцев, 3 239 туркмен, 3 186 удмуртов, 2 680 таджиков. Во многих отдельных соединениях (включая национальные формирования) воины нерусской национальности составляли более половины всего состава.
 
Лучшие свои силы из всех союзных республик послала на фронт Коммунистическая партия, ставшая сражающейся партией в подлинном смысле этого слова: 300 тыс. коммунистов с Украины, около 150 тыс. — из Москвы и Московской области, 87 тыс. — из Ленинграда, 32 тыс. — из Тульской партийной организации, свыше 597 тыс. коммунистов из Казахстана и республик Средней Азии, Урала, Поволжья, Сибири и Дальнего Востока; свыше 111 тыс. коммунистов из Закавказья влились в ряды действующей армии. Только среди ленинградских коммунистов, ушедших на фронт, были представители около 70 национальностей. Рядовые коммунисты шли в авангарде борьбы. Более 3 млн из них погибло на фронтах, на смену павшим бойцам в ряды партии вступали другие лучшие представители народа.
 
На коммунистов легла ответственность не только за боеспособность воюющей армии, но и за морально-политическое состояние бойцов. Комиссары показывали примеры личной храбрости. «Из 22 политработников, — сообщал в одном из донесений 1073-го полка 8-й гвардейской дивизии им. И. В. Панфилова старший политрук Леонид Курганов комиссару дивизии А. С. Егорову, — 12 убито и ранено. Вместо них выдвинуты другие коммунисты из младших командиров».
 
Главное политуправление Советской Армии за период с сентября 1942 по февраль 1943 г. для работы среди бойцов нерусской национальности направило около 2500 политработников. Командованием и политорганами в 195-й стрелковой дивизии, например, только в конце 1942 г. были выдвинуты на должности младших командиров 130 казахов и узбеков, а 25 — стали командирами взводов и рот. А из рядовых, сержантов 8-й гвардейской стрелковой дивизии за два года войны на офицерские курсы было направлено 58% казахов. Среди отобранных для работы в качестве агитаторов в политуправлениях фронтов и политотделах армий ЦК КП Казахстана было 4 секретаря обкома партии, 3 наркома и заместителя наркома республики, 13 секретарей райкомов. Воспитанием политработников из бойцов нерусской национальности занимались государственные и партийные деятели. В ноябре 1942 г. на совещании политработников Ленинградского фронта, например, специально рассматривался вопрос «О работе с воинами нерусской национальности». Главное политическое управление Советской Армии летом 1943 г. провело сборы фронтовых и окружных агитаторов с представителями 24 национальностей Советского Союза, на которых прочитаны лекции о ленинской национальной политике, о формах, методах и особенностях работы с воинами нерусской национальности членами ЦК ВКП(б) Е. М. Ярославским, Д. 3. Мануильским, академиком И. И. Минцем, А. М. Панкратовой и др. А. С. Щербаковым был прочитан доклад «О задачах партийно-политической работы среди воинов нерусской национальности в РККА».
 
В укреплении морально-политического единства воинов большую роль сыграла советская печать. На страницах «Правды» публиковались очерки о воинах из Казахстана, в том числе о боевых подвигах 316-й казахстанской дивизии, переименованной в 8-ю гвардейскую, очерки Б. Полевого «Рождение эпоса», письма трудящихся республики воинам-фронтовикам, корреспонденции о митингах боевого содружества. Была опубликована передовая статья «Славный казахский народ в борьбе за Советскую Родину». Важную роль в интернациональном воспитании воинов играла фронтовая печать на языках народов СССР. В январе 1943 г. на 14 фронтах, в двух военных округах и трех армиях издавалось 50 красноармейских газет на национальных языках. В июле 1943 г. начали издаваться «Блокнот агитатора Красной Армии» на азербайджанском, грузинском, узбекском, казахском, татарском и других языках.
 
При Управлении пропаганды и агитации Главного политического управления Красной Армии в конце 1942 г. была создана группа редакторов, переводчиков из числа политработников восточных национальностей, которая занималась выпуском важнейших решений партии и правительства, сводок Информбюро, брошюр, блокнотов по вопросам боевой и политической подготовки, листовок и плакатов. Только за два военных года на языках народов СССР издано 75 названий листовок общим тиражом 3 млн 370 тыс. экземпляров. Большой популярностью у воинов пользовались сборники «Героические традиции народов Средней Азии», «Доблестные сыны Отечества» и др. В воинские части, сражавшиеся на фронтах войны, высылались республиканские газеты. Только в 1942 г. часть тиража газеты «Социалистик Казахстан» отправлялась в адрес 44 полевых почт. В ЦК Компартии Казахстана поступали все новые и новые запросы с различных фронтов о направлении литературы на казахском языке.
 
Огромную роль в интернациональном воспитании сыграли письма народов СССР воинам, которые фронт получил в 1942— 1943 гг. Это были документы огромной идейной силы, большого интернационального звучания. Чувство общенациональной гордости советских людей ярко раскрылось в письме таджикского народа: «Родина для таджика — это не только Таджикистан. Родина — это зеленые леса и полноводные реки России, плодородные поля Украины, живописные берега Черноморья, овеянные дымкой сказок горы Кавказа и колыбель революции — великий город Ленина». Нераздельность судеб нашей страны узбекский народ выразил следующими словами: «Дома любящих братьев так же смежны, как их судьбы; их дороги так же сплетены, как их жизни».
 
Писем подобного содержания было очень много. Они обсуждались в частях Юго-Западного, 1-, 2-, 3-, 4-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов, освобождавших Украину. «В боях с фашистскими басмачами наша кровь смешалась с кровью бойцов других советских республик, — писали бойцы-узбеки Юго-Западного фронта. — Мы бьемся за Украину, как за родной дом».
 
В 1944 г. воины 1-го Украинского фронта — узбеки, татары, казахи — написали ответные письма в родные края. Их подписали более 6 тыс. солдат, сержантов и офицеров. «Ваш пламенный призыв, — писали они, — еще более воодушевил нас на беспримерные подвиги во славу любимой Родины, усилил нашу ненависть к немецко-фашистским мерзавцам».
 
Укрепление дружбы народов являлось предметом постоянной заботы командиров и политработников Советской Армии. Большое воспитательное значение имело вручение воинам-фронтовикам почетного оружия. Так, в 8-й гвардейской дивизии им. Панфилова снайперская винтовка № 461 погибшего командира Солдатова была торжественно передана бойцу М. Мадаминову, который на могиле своего товарища поклялся «до последнего дыхания, до последнего патрона биться за нашу Великую Родину, за бессмертную дружбу народов, великую дружбу и братство русских, узбеков, грузин и украинцев, киргизов и казахов». Свою прежнюю винтовку прославленный снайпер вручил боевому другу гвардии ефрейтору Г. Авраменко. В феврале 1944 г. оружие Григория По-стольникова, закрывшего своей грудью вражеский пулемет, было вручено гвардейцу Т. Абдыбекову, который тоже дал священную клятву беспощадно мстить фашистам за смерть русского брата.
 
Боевому содружеству между бойцами различных национальностей посвящали вечера, митинги, проводившиеся в промежутках между боями. Такое мероприятие прошло, например, в коллективе 8-й гвардейской дивизии, куда входили представители 13 национальностей в октябре 1942 г. На вечере выступили гвардии лейтенант украинец Бамберги, киргиз сержант А. Куянкузов, бойцы Кумыков из Кабардино-Балкарии, Мадаминов — из Узбекистана. На одном из интернациональных вечеров было вручено знамя Монголии лучшему гвардейскому подразделению панфиловской дивизии. «Это знамя, — говорил председатель Президиума Малого Хурала Бума-Цэндэ, — олицетворение наших стремлений к скорейшему истреблению заклятого врага всех народов — гитлеризма».
 
Летопись войны хранит строки о массовом героизме советских людей с первых дней войны.
 
Бессмертным стал подвиг защитников Брестской крепости, где стояли насмерть воины более 30 национальностей: русские и белорусы, украинцы и грузины, молдаване и армяне, казахи и узбеки, азербайджанцы, мордвины и татары. Письмо артиллериста из 99-й дивизии, ныне офицера в отставке Владимира Кошурникова, описывает атаку бойцов 6-й и 12-й армии летом 1941 г.: «9 августа пошли в атаку по свекловичному полю в сторону реки Синюха. На рубеже атаки застали только двух бойцов-казахов с «максимом». Их мужество, верность долгу мне всю войну служили примером солдатской обязанности: оказались без командиров, среди погибших товарищей, но 3 дня бессменно оставались на посту, не давая фашистам пройти...».
 
Среди летчиков советских Военно-Воздушных Сил уже в начальные часы войны совершили подвиги семь героев: русские Л. Бутелин, Д. Кокорев, А. Данилин, И. Иванов, П. Рябцев, П. Игнатьев и украинец А. Мокляк. Они пошли на воздушный таран противника. Первый наземный таран в районе Броды совершил 27 июня 1941 г. летчик Г. А. Храпай. Свою горящую машину бесстрашный сокол направил на мост, по которому переправлялись фашистские танки. На следующий день этот подвиг повторил экипаж А. Н. Андреева, а еще через день — отважный сын белорусского народа капитан Н. Ф. Гастелло и его боевые товарищи: украинцы А. А. Бурденюк (стрелок-радист), Г. Н. Скоробогатый (штурман) и русский А. А. Калинин (воздушный стрелок). Подобные подвиги совершили также русские летчики В. В. Талалихин, Л. И. Иванов, Н. И. Сковородкин, Е. В. Михайлов, украинец И. Т. Вдовенко, казах Н. Абдиров, еврей И. А. Иржак и др. Всего за время войны советские летчики разных национальностей свыше 450 раз применяли таран.
 
Механизированный полк, которым командовал активный участник гражданской войны и борьбы за установление Советской власти в Армении А. Карапетян (позднее генерал-майор, Герой Советского Союза), уже на рассвете 22 июня 1941 г. принял неравный бой в приграничной зоне Белоруссии. Будучи окруженным превосходящими силами противника, этот полк в течение 20 дней вел тяжелые бои и все же сумел прорвать вражеское кольцо.
 
Защитники Киева задержали немецко-фашистских захватчиков, которые вели наступление на Москву. У стен украинской столицы гитлеровцы потеряли более 100 тыс. солдат и офицеров, сотни танков, самолетов и другой боевой техники.
 
На стене мемориального комплекса, установленного в роще Шумейково Полтавской области, есть надпись, проливающая свет на одну из страниц Великой Отечественной войны: «В этом урочище 800 воинов Юго-Западного фронта во главе с командующим фроцтом генерал-полковником М. П. Кирпоносом, членом Военного Совета, секретарем ЦК КП(б) Украины М. А. Бурмистенко, дивизионным комиссаром Е. П. Рыковым и начальником штаба фронта генерал-майором В. И. Тупиковым 20 сентября 1941 г. приняли бой с превосходящими силами немецко-фашистских захватчиков. Славные воины трое суток вели неравный бой, почти все погибли, до конца выполнив свой священный долг перед Родиной». В память о комиссаре из Прииртышья Е. П. Рыкове в столице Украины названа одна из красивейших улиц, открыта мемориальная доска. Благодарные земляки назвали именем Е. П. Рыкова среднюю школу Катон-Карагайского района Восточно-Казахстанской области.
 
О боевом содружестве народов СССР рассказывает история героической обороны Одессы, Севастополя и Ленинграда. Так, во время 73-дневной защиты Одессы прославились 25-я Чапаевская, 95-я Молдавская дивизии, 1-й полк морской пехоты, где имелись представители 20 национальностей, 421-я (Одесская) многонациональная дивизия, сформированная в основном из народных ополченцев, и другие части и соединения. В историю Великой Отечественной войны навсегда вошел подвиг защитников Севастополя.
 
Хрестоматийными стали слова казахского народного поэта Джамбула, обращенные к ленинградцам: «Ленинградцы, дети мои!». Песня акына явилась подлинным гимном дружбы. «Устами мудрого казахского певца, — писала «Ленинградская правда»,— осенью 1941 г., — вся великая страна говорила: „Я с вами, ленинградцы"».
 
На помощь героическим защитникам Ленинграда все братские республики нашей страны послали своих лучших сынов. Здесь, у стен Ленинграда, защищала Родину с оружием в руках 1/з казахстанских воинских формирований.
 
Национальные подразделения, сформированные в первые месяцы войны, участвовали в битве за Москву. В течение месяца, с 15 ноября по 15 декабря 1941 г., московская зона обороны приняла 353 эшелона с резервами Ставки. Только на территорий Татарии, например, были сформированы 182-я, 334-я, 146-я и 352-я стрелковые дивизии, причем последняя из них на 80% состояла из татар. Свежие боевые резервы быстро доставлялись к подмосковным рубежам. Сюда же с рекордной скоростью шли эшелоны со сверхплановой продукцией: горючим, боевой техникой, вооружением, продовольствием.
 
В битве за Москву участвовала 316-я стрелковая дивизия под командованием генерала И. В. Панфилова, сформированная на казахской земле. Известен подвиг 28 героев-панфиловцев. Это была группа истребителей танков в составе 28 воинов (русских, украинцев, казахов, киргизов) из 1075-го стрелкового полка. В районе Волоколамского шоссе у железнодорожного разъезда Дубосеково она была атакована ротой вражеских автоматчиков и пятьюдесятью танками, которые не прошли. В летописи Великой Отечественной войны остались слова политрука В. Г. Клочкова, руководившего боем: «Велика Россия, а отступать некуда. Позади Москва». Эти слова стали девизом советских людей, сражавшихся за Родину.
 
Морально-психологическое состояние наших воинов, до последней капли крови сражавшихся за Родину, передают бои местного значения. В конце мая 1942 г. 79-й пограничный полк, военкомом которого был батальонный комиссар X. Халиуллин, депутат Верховного Совета СССР, вел бой у с. Протопоповка Харьковской области. Четыре раза село переходило из рук в руки и осталось за врагом только после гибели или ранения большинства его защитников. X. Халиуллин, скотовод из аула Ачубек Западно-Казахстанской области, считался пропавшим без вести, и только в 1959 г. местные жители случайно обнаружили его могилу, установив личность захороненного по номеру депутатского значка.
 
В мае 1942 г. в боях за село Терновое в составе 28-й армии приняла боевое крещение 76-я стрелковая дивизия, сформированная в декабре 1941 г. в Казахской ССР. Группа бойцов-казахов успешно форсировала реку, соединяющую русскую и украинскую землю. «Командир подразделения, — писал в статье „Великое содружество" выдающийся деятель советской культуры А. Довженко,—дал команду: „На колени! Здравствуй, братская украинская земля!" — сказал командир звонко и взволнованно, и волнение охватило ряды всех молодых казахов. Все, как один, склонились к украинской земле и поцеловали ее». Майор запаса С. Нургалимов пишет, что это были его сослуживцы по 76-й стрелковой дивизии: Хамза Тунгашов, Каиржан Альпеисов и многие другие из павших в боях за город Вочанск, а события происходили на берегах Северного Донца, западнее этого города.
 
«Мы читали заметку с одним украинцем,— писал в „Красной Звезде" военный журналист Б. Булкишев. — Мы обнялись тогда, поцеловались и заплакали, — мы, взрослые люди, воины! Враг никогда не заставил бы нас заплакать, как он ни издевался бы над нами. Но теперь мы плакали, растроганные этим великим проявлением дружбы. И поклялись друг другу — как бы трудно нам ни было. до конца драться и победить». «Со слезами умиления, — отмечал украинский писатель Петр Панча в письме к казахскому народу, - мы приняли весть о том, что казах целовал первые метры освобожденной украинской земли. Да прославится его имя!».
 
Политрук Александр Панкратов, сержант Вячеслав Васильковский и рядовой Александр Матросов были в числе первых, кто закрыл своим телом амбразуру вражеского дзота. Легендарные подвиги русских воинов повторили десятки бойцов других национальностей, среди них узбек Т. Эрджигитов, эстонец И. И. Лаар, украинцы А. Е. Шевченко, А. С. Герасименко, киргиз Ч. Тулебердиев, молдаванин И. С. Солтыс, казах С. Б. Баймагамбетов, татарин Б. Шавалиев, удмурт Н. Е. Куликов и многие другие —всего более 300 героев.
 
Только в битве за Советскую Украину 3755 воинов 43 национальностей были удостоены звания Героя Советского Союза, из них 2438 солдат и офицеров (представители 33 национальностей) получили это высокое звание за форсирование Днепра. Среди соединений, первыми преодолевших Днепр, были 8-я, 12-я и 73-я казахстанские гвардейские дивизии, бойцы-туркмены Бахмаческой ордена Суворова Краснознаменной части, 416-я дивизия, состоявшая в основном из азербайджанцев, четыре дивизии, сформированные в Армянской ССР, и другие национальные формирования. По подсчетам Украинского исследователя И. И. Кравчука, в боях за освобождение Украины в составе 3-го Украинского фронта принимали участие воины более 40 национальностей, в том числе 5175 казахов.
 
В составе советских войск, сражавшихся за освобождение Украины, были казахстанские 72-я, 73-я гвардейские, 8-я, 387-я стрелковые дивизии. Только в составе войск 1-го Украинского фронта к лету 1944 г. находилось 2000 наиболее отличившихся воинов-казахов.
 
Об интернациональном характере Великой Отечественной войны говорят сами за себя такие названия: танковые колонны «Давид Сасунский», им. Челябинского комсомола, «Советский Киргизстан», бронепоезд «Узбекистан», «Комсомолец Узбекистана», «Советская Армения», артиллерийский дивизион им. Комсомола Удмуртии.
 
В боях за освобождение Украины участвовали рота 1-го батальона 229-го стрелкового полка 8-й стрелковой дивизии под командованием Абу Досмухаметова. 14 октября 1943 г. Абу Досмухаметов и его украинский друг Петр Баюк вели упорные бои с танковой колонной противника. Они ценой жизни выполнили приказ: «Прикрывать фланги дивизии, не пропустить ни одного танка». В критический момент, будучи оба. ранены, они бросились под танки с гранатами. На берегу р. Припяти в г. Чернобыле находится могила двух друзей — украинца Баюка и казаха Досмухаметова.
 
В бою за украинскую деревню Ново-Юльевка пал смертью героя любимец казахстанского комсомола, пламенный публицист коммунист Баубек Булкышев, автор следующих строк в «Комсомольской правде»: «Земля знатной великой России! Мы любим тебя, за тебя готовы отдать свою жизнь... По твоим широким просторам веяли ветры дружбы и единства. Равенство и справедливость распространялись от тебя, и мы тебя по-особому любим, русская земля».
 
В боях за Белоруссию (октябрь 1943 г.) в составе Третьей ударной армии сражалась 100-я стрелковая бригада из Казахстана. За освобождение древнего Невеля насмерть стоял интернациональный пулеметный расчет Маншук Маметовой — героической дочери казахского народа. Исполком Невельского городского Совета депутатов трудящихся для увековечения памяти героев переименовал улицу Новоквартальскую в улицу снайпера Ибрагима Сулейменова, Малую Велижскую — в улицу Виктора Филатова, Гражданскую — в улицу Михаила Проселкова, Малую Кладбищенскую — в улицу Биляла Хабидуллина. По желанию трудящихся одна из лучших улиц старинного Невеля — Витебское шоссе — носит имя Маншук Маметовой. За ратные подвиги на белорусской земле 16 воинов-казахов удостоены звания Героя Советского Союза.
 
Воины 30-й стрелковой дивизии участвовали в Новгородской наступательной операции (ей было присвоено наименование Новгородской) и в освобождении Карелии.
 
Бои за Советскую Прибалтику вели казахстанские формирования: 8-я гвардейская им. И. В. Панфилова, 30-я гвардейская, стрелковые 391-я, 310-я дивизии, 100-я и 101-я стрелковые бригады.
 
За подвиги, совершенные на молдавской земле, свыше 180 воинов— представители 10 национальностей СССР —были удостоены звания Героя Советского Союза.
 
Великое испытание выпало на долю многонациональной Советской Армии, сражавшейся у стен Сталинграда. Как и под Москвой, здесь сполна проявилось боевое содружество народов различных национальностей. В составе частей и соединений Сталинградского фронта воины нерусских национальностей составляли 35% всего личного состава. В битве за Сталинград участвовали 387-я, 27-я и 28-я стрелковые, 81-я кавалерийская дивизия, 152-я отдельная бригада из Казахстана. В эти дни к своим землякам, оборонявшим город на Волге, направлялись коллективные обращения жителей разных республик, краев и областей советского тыла. «Сталинград — это ключ к Востоку. Воин-казах под Сталинградом — равно как воин-русский, украинец, белорус, узбек, таджик, туркмен, азербайджанец, грузин — обороняет свой очаг, свою семью, свою родную советскую землю. Он не допустит, чтобы его мать, его отец, его жена, его дети стали рабами немецкого барона», — говорилось в письме казахского народа к фронтовикам-казахстанцам». Обращения находили живой отклик в сердцах людей, поднимали их моральный дух, укрепляя веру в победу.
 
В боях за Сталинград совершил свой беспримерный подвиг посланец шахтерской Караганды Нуркен Абдиров. Направив корящий самолет на колонну вражеских танков, он погиб смертью героя. В начале августа 1942 г. под Сталинградом, в районе Малой Россошки, прославились 33 бронебойщика — русские, украинцы, казахи — из 87-й стрелковой дивизии во главе с младшим политруком А. Г. Евтифеевым и младшим лейтенантом Г. А. Стрелковым. Они сумели отбить атаку 70 танков противника, из которых 27 уничтожили. Бессмертным героем Сталинградской битвы стал украинец М. Паникаха. В одном из жестоких поединков с гитлеровскими танками в его руке от шальной пули загорелась бутылка с горючей смесью. Пламя мгновенно охватило отважного воина. И тогда он схватил другую бутылку и живым факелом кинулся под вражеский танк.
 
Вся страна узнала в эти дни о подвиге 11 славных сынов Востока— 9 узбеков, казаха и татарина. Обороняя одну высоту, они преградили путь противнику, который в 30 раз превышал их по численности. В последней схватке они истребили до 120 гитлеровцев. Высота, за которую пали смертью храбрых девять бойцов взвода, названа высотою Одиннадцати героев Востока.
 
О подвиге мужественного патриота Карсыбая Спатаева командование части писало: «...28 фашистских танков рвались к нашим позициям. Шквальный огонь врага вывел из строя весь расчет миномета, остался один минометчик Спатаев. Верный своему воинскому долгу, Карсыбай Спатаев с последней тяжелой миной пошел навстречу- танку и бросился под стальные гусеницы. Танк не прошел».
 
Подвиг Защитников Сталинграда отмечен наградами Родины. Многие части и соединения, в том числе казахстанские 29-я и 38-я дивизии, 76-я армянская горнострелковая дивизия, были преобразованы в гвардейские; 73-я гвардейская дивизия получила почетное наименование Сталинградской, а ее 209-й стрелковый полк — Абганеровского, 211-й стрелковый полк — Басаргинского, 214-й стрелковый полк — Боропановского, 153-й артиллерийский полк — Уразовского.
 
Газета «Правда» в передовой статье «Боевое братство народов Советского Союза» писала: «Народы мира говорят о „чуде" Сталинграда. Не видала еще никогда история человечества такой самоотверженной обороны, такого героического упорства. А кто защищает Сталинград? Кто стал в нем железной стеной? Русские люди рядом с украинцами и белорусами, рядом с узбеками, грузинами, армянами, азербайджанцами, с сынами всей многонациональной советской державы. „За Родину! Ни шагу назад!" — с этим лозунгом идут в бой славные защитники Сталинграда...
 
В Сталинграде, под Ленинградом, на Кавказе в ожесточенных боях смешивается кровь русских и узбеков, и украинцев, и таджиков, и белорусов, и азербайджанцев, и грузин... Братство, скрепленное кровью за Родину, — самое крепкое братство. Нет дружбы сильнее побратимства. На святом деле защиты Отечества побраталась вся Советская страна».
 
В период битвы за Кавказ, ведя сюда наступление, гитлеровское командование не в последнюю очередь надеялось на «непрочность» единства народов Кавказа, наиболее многонационального из всех районов СССР. Однако и здесь все расчеты врага потерпели крах. Вместе с воинами Закавказского фронта сражалось до 12 соединений, сформированных из кавказских национальностей, в том числе 414-я грузинская, 89-я армянская и 223-азербайджанская стрелковые дивизии, которые вели бои в предгорьях Кавказа. Всего же за годы Великой Отечественной войны за счет людских и материальных ресурсов Азербайджана, Армении, Грузии, Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Узбекистана, Туркмении, Литвы, Латвии и Эстонии было укомплектовано свыше 80 дивизий и отдельных бригад.
 
Тесное боевое содружество народов многонационального Советского государства подтвердилось в широком развитии партизанского и подпольного движения на территориях, временно оккупированных врагом, которое протекало как составная часть Великой Отечественной войны. В нем участвовали не только люди, проживавшие на временно оккупированной гитлеровцами территории, но и выходцы с Урала, Сибири, Дальнего Востока, Закавказья, Средней Азии, представители почти всех союзных и автономных республик, по тем или иным причинам оказавшиеся за линией фронта. В рядах партизан Белоруссии были представители более чем 70 национальностей и народностей нашей страны, Украины — свыше 60, Северного Кавказа — 30 национальностей. Всего в военных действиях принимало участие свыше 1 млн. советских партизан. Примерно столько же было подпольщиков и бойцов партизанского резерва. В лесах Белоруссии, например, уже в июле 1941 г. было создано не менее 80 партизанских отрядов.
 
Среди партизан находились люди различных слоев населения. По данным Центрального штаба партизанского движения, на 15 января 1944 г. в составе партизанских формирований насчитывалось: рабочих — 30,1%, колхозников — 40,5, служащих — 29,4, мужчин —90,7, женщин—9,3%., Значительной была партийнокомсомольская прослойка, в частности в отрядах Белоруссии — 30%, в 28 крупнейших отрядах Украины — около 35, в соединениях Ковпака, А. Н. Сабурова, А. Ф. Федорова — 50%.
 
Одним из источников формирования партизанских отрядов были истребительные батальоны подразделений народного ополчения. С отходом советских войск на Восток многие из этих батальонов и также группы содействия в селах перешли к партизанским методам борьбы, в том числе батальоны 33 районов Киевской области. К 1 октября 1941 г. для комплектования партизанских отрядов Украины было передано 6228 командиров и бойцов истребительных батальонов. Под ружье встали многие ветераны Октября, участники гражданской войны, старые коммунисты, партийно-советские работники. Многие отряды были сформированы из рабочих крупных заводов, в том числе из молодежи. Только Ленинградский ВЛКСМ направил в партизанские отряды свыше 4 тыс. комсомольцев.
 
Доблестно сражались с фашистскими захватчиками отряды заводов Ленинграда — Кировского, Ижорского, Сестрорецкого, «Большевик», а также Торгового порта, всеволжских торфоразработок. Действия партизанского подполья и партизан направлял Ленинградский отряд партизанского движения, во главе которого стоял секретарь обкома партии, сын питерского рабочего М, Н. Никитин, член партии с 1925 г., бывший рабочий Путиловского завода, участник революционного движения.
 
С вторжением на территорию Карелии белофинских войск начали боевые действия, оказывая помощь соседним войскам, карельские партизаны. В Суярвском районе действовал отряд «Бей фашистов», Оленецком — «За Отечество», Калевальском — «Боевое знамя», в Выборгском районе — отряд «Дзержинец» и др. Одним из самых крупных в Карелии был партизанский отряд «Красный онежец», созданный рабочими и служащими Онежского завода в г. Петрозаводске. Всего к началу августа 1941 г. в Карелии было организовано 15 партизанских отрядов численностью 1771 чел., среди которых почти 70% составляли коммунисты и комсомольцы. Весной 1942 г. был создан отряд «Красное знамя», а в ноябре — «Комсомолец Карелии». Сюда прибыли отряды, организованные областными комитетами партии Мурманской, Архангельской, Вологодской, а в 1944 г. — Ленинградской, Свердловской, Ярославской, Иркутской областей, Коми АССР. В партизанских отрядах Карельского фронта сражались представители 30 национальностей. В общей сложности самоотверженная борьба партизан Карелии длилась 38 месяцев. За три года партизанами были убиты и ранены несколько тысяч вражеских солдат и офицеров, разгромлены 53 гарнизона противника, организовано 31  крупное крушение воинских эшелонов, взорван 151 мост, уничтожено 250 км линий связи, 314 автомашин, 78 складов и т. д.
 
В Прибалтийских республиках, как отмечает один из организаторов этого движения в Латвии В. Самсон, «опорой советским партизанам, так сказать, социальной базой движения, был трудовой народ и, в первую очередь, рабочие и беднейшее крестьянство». Наиболее успешно действовали в первые месяцы войны партизанские отряды латышских железнодорожников, отряд, организовавшийся из рабочих г. Елгава, совершивших несколько крупнейших побегов с воинскими группами. Успешно вел борьбу с оккупантами партизанский отряд литовских рабочих г. Шауляя, Каунаса.
 
В августе—сентябре Советское Информбюро сообщило о смелых поступках молдаванских партизан, действовавших в смежных районах Молдавии и Украины, в междуречье Днепра и Прута. В первый год войны на территории Молдавии работало свыше 20 подпольных организаций. Костяк Кишиневского подполья представляли рабочие обувной фабрики им. 28 июня, а также рабочая молодежь. Кагульское подполье создали молодые рабочие Павел Поливод, Тимофей Морозов и учитель села Зернешти Михаил Краснов. В Григириополе комсомольско-молодежное подполье организовали рабочий Г. К. Ланский и лейтенант Красной Армии Н. Г. Рычков.
 
Партизаны всемерно помогали Красной Армии, поддерживали тесную связь с ее частями. Особенно активные боевые действия в начале войны вел отряд «Красный Октябрь» Октябрьского района Полесской области под руководством Т. П. Бумажкова, отряд под командованием работника политотдела Западной дороги Смоленской области М. В. Антоненкова. В Донбассе вместе с частями Красной Армии на фронте в 160 км держали оборону 19 донецких партизанских отрядов. Под Киевом сражался отряд из 275 комсомольцев—горняков Донбасса под командованием коммуниста И. Ф. Боровика.
 
Огромную помощь защитникам Одессы оказывали партизаны, действовавшие северо-западнее города. Защитникам Днепропетровска, Кривого Рога — отряды партизан, состоявшие из металлургов и горняков.
 
Прославились народные мстители брянских лесов. Организатором и первым командиром Брянского городского отряда стал Д. Е. Кравцов, прошедший путь от разнорабочего, кочегара, слесаря, секретаря цеховой и заводской партийной организации до секретаря Брянского городского комитета партии.
 
Не менее 15 тыс. партизан действовало на подмосковной земле, отвлекавшие на себя свыше пяти дивизий врага. Московский комсомол направил в партизанские отряды 6 тыс. своих лучших представителей. Свыше 3,5 тыс. юношей и девушек Подмосковья доблестно выполняли особые задания Главного командования. Среди них были комсомольцы московских заводов «Серп и молот», «Москабель» и др. В партизанские отряды Тульской области влились бойцы народного ополчения и истребительных батальонов. В их рядах храбро сражался беспартийный рабочий оружейник Н. П. Гордеев. Партизаны Подмосковья освободили от врага 20 населенных пунктов.
 
Зимой 1942 г. белорусские партизаны, объединенные в крупные соединения, совершали рейды по тылам врага.
 
В летописи Великой Отечественной войны остался Аршанский Партизанский отряд, командиром которого являлся К. С. Заслонов (бывший начальник Оршанского депо, сын рабочего-красногвардейца, сам рабочий), а комиссаром — А. Андреев (машинист того же депо). Отряд состоял главным образом из рабочих-железнодорожников Оршанского железнодорожного узла и депо. Партизаны отряда К. С. Заслонова с октября 1941 г. по .15 июля 1942 г. вывели из строя 116 паровозов, пустили под откос 12 военных вражеских эшелонов, уничтожили 31 автомашину, истребили большое количество гитлеровских солдат и офицеров. К весне 1942 г. брянскими партизанами было освобождено 326 населенных пунктов. В тесном боевом содружестве с брянскими, орловскими и курскими партизанами действовали в тылу врага партизанские отряды С. А. Ковпака, А, Н. Сабурова и А. Гудзенко, А, Ф. Федорова, Л. Я. Иванова, М. И. Наумова и др., базировавшихся зимой 1941/42 г. в Хипельских и Брянских лесах.
 
Весной 1942 г. партизанское движение приобрело еще более массовый характер. В него вступило, например, крупное соединение партизан Брянских лесов. Образовался Партизанский край, охвативший часть территории Суражского, Витебского, Городокского, Моховского районов, где была восстановлена Советская власть. Во взаимодействии с войсками 4-й ударной армии Калининского-фронта сражались партизаны I-й Белорусской партизанской бригады под командованием Героя Советского Союза М. Ф. Гимырева, партизаны Смоленской области. Постоянно действующими были партизанские отряды Ленинградской области, Украины.
 
В разгар войны на территории, занятой врагом, образовались целые партизанские зоны и края. Южный Ельнинский партизанский край контролировался полками им. Сергея Лазо. В партизанских краях Белорусской, Ленинградской, Калининской, Смоленской и Орловской областей и северной части Украины базировались крупные партизанские соединения.
 
Священную борьбу против немецко-фашистских захватчиков вели подпольщики. Минские патриоты выводили из строя паровозы, на одном из заводов сожгли цех по ремонту немецких танков, взорвали и спустили под откос вражеские эшелоны. Партизанские организации и группы действовали на заводах им. А. Ф. Мясникова, «Большевик», «Красная Заря», «Беларусь», лесокомбинате и других предприятиях Минска. Всего в оккупированных районах Белоруссии в 1942 г. работало более 8 тыс. коммунистов.
 
Более 3 тыс. коммунистов вели подпольную работу в Смоленской области. Активно информационную службу несли подпольный комитет железнодорожного района Киева, пригородный подпольный комитет Одессы. В результате действий подпольщиков немецкие фирмы «Геринг и К°», «Гютен-Верк», «Гшво» и др. не смогли пользоваться производственными мощностями Днепропетровска, Днепродзержинска, шахт Криворожского бассейна. Подпольные группы существовали в Запорожье (на заводе «Запорож-сталь», руководитель Н. Г. Гончар), в г. Ростове-на Дону (руководитель М. М. Трофимов) и других городах (группы «Мститель», «Трамвайщик» и т. д.).
 
Важной формой всенародной борьбы против оккупантов стала организация массового саботажа. В Донбассе потребность оккупантов в гражданских рабочих составляла 90 тыс., а захватчики сумели привлечь лишь 12 тыс. рабочих. В Запорожье оккупанты восстановили завод ковкого чугуна, но добились выпуска продукции по сравнению с довоенным менее 10%. Из 40 человек только 3 выполняли довоенные нормы выработки. Попытка оккупантов пустить доменный, рельсо-балочный, мартеновский, листопрокатный цеха Днепродзержинска провалилась.
 
Рассмотрение политического состава партизанских отрядов показывает, что в этом массовом движении было много коммунистов. На Украине, например, из 220 тыс. партизан - коммунистами являлись 15 тыс. чел., в оккупированных районах РСФСР в партизанских отрядах общей численностью 250 тыс. чел. насчитывалось до 30 тыс. коммунистов. Из 246 партизан и подпольщиков, за выдающиеся заслуги перед Родиной удостоенных высокого звания Героя Советского Союза, было 182 коммуниста, 42 комсомольца и 22 беспартийных. Общая партийная прослойка в партизанском движении составила около 10—12, а среди Героев Советского Союза — 74%.
 
Огромную роль в развитии партизанского движения и подполья сыграл рабочий класс. В городах Украины, Белоруссии, Прибалтики, Молдавии готовились партизанские кадры. Так, в учебных пунктах Киева, Харькова, Чернигова и других городов Украины во второй половине 1941 г. прошли подготовку около 4,5 тыс. организаторов партизанского движения. К методам партизанской борьбы первыми перешли ополченцы, истребительные батальоны, сформированные главным образом в индустриальных центрах страны. В Ленинграде к августу 1941 г. был сформирован 191 партизанский отряд из 9 тыс. добровольцев. Рабочие составляли 1/3 партизанской армии страны. Это был отряд людей, обладавших высокими моральными качествами (волей, упорством, оптимизмом) и положительно влиявших на морально-психологический климат в партизанской армии.
 
В истории партизанского движения навсегда осталась память о героях: 14 советских патриотов, люди разных национальностей, повторили подвиг Ивана Сусанина. В названиях партизанских отрядов - им. Александра Невского, Дмитрия Донского, А. В. Суворова, М. И. Кутузова, Б. М. Хмельницкого, Н. А. Щорса, В. Н. Боженко, С. Г. Шаумяна, им. 26 бакинских комиссаров — отражены идеалы народа тех лет, память обращалась к историческим личностям прошлого каждого народа.
 
Говоря об итогах поистине героической работы партизан и подпольщиков, нельзя не отметить, что фактически их боевая деятельность стала для немецко-фашистских оккупантов настоящим «вторым фронтом», причинившим огромный ущерб. Это движение показало, что народы всегда способны объединиться, проявить свои лучшие качества, если защищают действительные ценности. А что может быть ценнее своего дома, своей страны.
 
В течение 1941—1945 гг. было награждено орденами и медалями свыше 7 млн доблестных защитников Родины — представителей около 100 национальностей и народностей СССР. Более 11 600 из них удостоились звания Героя Советского Союза. Весьма примечателен состав Героев. Это высокое звание было присвоено представителям 60 наций и народностей, в том числе: 8160 русским, 2069 украинцам, 309 белорусам, 161 татарину, 108 евреям, 97 казахам, 90 грузинам, 69 узбекам, 61 мордвину, 44 чувашам, 43 азербайджанцам, 39 башкирам, 32 осетинам, 18 марийцам, 18 туркменам, 15 литовцам, 14 таджикам, 13 латышам, 12 киргизам, 10 коми, 10 удмуртам, 9 эстонцам, 9 карелам, 8 калмыкам, 7 кабардинцам, 6 адыгейцам, 5 абхазцам, 3 якутам, 2 молдаванам и представителям многих других национальностей.