Главная   »   История и современность. М. К. Козыбаев   »   МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБМЕН РАБОЧИМИ КАДРАМИ


 МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБМЕН РАБОЧИМИ КАДРАМИ

Война активизировала в тылу интенсивные процессы, которые официально принято называть интернационализацией: массовая
 
миграция населения, связанная с эвакуацией и реэвакуацией миллионов людей, а также переброской промышленных предприятий с Запада на Восток страны. Происходил естественный обмен кадрами между братскими республиками.
 
В Компартию Казахстана влилась 53-тысячная армия коммунистов, приехавших вместе с перебазированными предприятиями, научными учреждениями и учебными заведениями. Среди них было немало ветеранов революцонного движения, опытных партийных, советских и хозяйственных кадров, квалифицированных рабочих, специалистов, видных деятелей науки и культуры.
 
КП Казахстана при трудоустройстве эвакуированных коммунистов учитывала характер их прежней работы. Так, бывший секретарь обкома по промышленности с Украины Ф. Е. Клементьев стал секретарем Карагандинского обкома КП Казахстана, бывший председатель исполкома Красноармейского горсовета Г. Г. Дубенец — заместителем председателя Кустанайского облисполкома, бывший секретарь Октябрьского райкома партии г. Днепропетровска А. С. Маленкин — секретарем Актюбинского обкома партии. Бывших директоров совхозов на Украине Г. П. Чибисова, М. И. Григора, Г. И. Евсюкова, А. И. Боровых на новом месте назначили директорами совхозов.

 

По путевкам ЦК ВКП(б) прибыли в Казахстанскую партийную организацию и были избраны: первым секретарем Карагандинского обкома партии — видный партийный работник Компартии Украины Л. Г. Мельников, бывший секретарь Ворошиловград-ского обкома партии по угольной промышленности, коммунист ленинского призыва И. А. Погребак — секретарем Карагандинского обкома партии по угольной промышленности. В годы войны крупнейший в стране Балхашский медеплавильный завод возглавил А. И. Самохвалов, коммунист с 1920 г., один из видных специалистов, организаторов цветной металлургии СССР, Депутат Верховного Совета УССР. Бывший первый секретарь Серговского горкома партии, коммунист ленинского призыва, М. Е. Игнатов был рекомендован вторым секретарем Карагандинского горкома партии. Один из известных организаторов угольной промышленности Донбасса Г. Г. Спицын стал начальником комбината «Караганда-уголь». Огромную роль в реализации решений ГКО о сооружении первой очереди Актюбинского завода ферросплавов и сводных с ним объектов — Донского хромитового и Кемпирсайского никелевого рудников — сыграли М. М. Царевский, А. А. Гулько и другие, ставшие во главе новостройки.
 
В республику прибыло 50 тыс. кадровых рабочих из западных районов, среди них 2300 горных рабочих и 2000 строителей шахт из Донбасса, около 2000 машиностроителей из Москвы, Воронежа и Луганска, сотни текстильщиков из Москвы и Киева. За счет эвакуированных кадры республики пополнились инженерно-техническими работниками. Если в 1941 г. в промышленности Казахской ССР было занято 11897 инженеров и техников, то в 1942 г. число их (в основном за счет эвакуированных) достигло 18 240 чел. Ветераны труда оказали большую помощь в воспитании молодых рабочих, которые составляли на предприятиях тяжелой индустрии до 80%. Кадровые металлурги, машиностроители и мастера по производству боеприпасов обучили целое поколение рабочих из числа казахской молодежи.
 
В дни войны на Турксибе из 1 064 инженеров 517 были посланцами дорог западных районов страны. В Караганде трудился двухтысячный отряд шахтостроителей Донбасса. Из 1,5-миллионного эвакуированного населения пополнились кадрами все отрасли народного хозяйства Казахстана. Все крупные стройки Казахстана возводились совместными усилиями всех советских народов.
 
Процессы интернационализации, взаимопомощи, взаимовлияния, взаимного обмена духовными и материальными ценностями стали факторами, оказавшими благотворное влияние на культурно-технический уровень рабочего класса республики.
 
В 1941—1945 гг. в отличие от довоенных лет в интернациональном процессе подготовки и воспитания новых кадров для промышленности и транспорта активное участие принимал большой отряд и казахских рабочих. Героический труд ветеранов социалистической индустрии, в годы войны эвакуированных в Казахскую ССР и работавших там — С. Бутырина, М. Додонова, С. Миронова, М. Валиулина, И. Победоносцева, С. Годунова и многих других, был отмечен высшей наградой Родины — орденом Ленина.
 
Интенсивное движение кадров в период освобождения советских территорий от фашистов пошло в обратном направлении. Тысячи людей выехали в освобожденные районы, среди них было немало тех, кто представлял кадры, подготовленные в Казахстане.
 
Важным фактором интернационализации производительных сил в годы войны стало социалистическое соревнование. Можно назвать множество соревнующихся коллективов и отдельных людей. Так, передовой коллектив участка № 5 карагандинской шахты № 20, руководимый С. Николаевым, соревновался с передовым: участком кузбасской шахты им. Кирова, возглавляемым К. Осадчим. Инициативу в соревновании в Карагандинском бассейне проявил коллектив участка № 1 шахты № 33/34. По призыву карагандинцев осенью 1942 г. было начато социалистическое соревнование шахтеров Кузбасса и Караганды, в ходе которого происходил обмен опытом. Так, побывавшая в Кузбассе делегация шахтеров г. Караганды посетила ряд шахт бассейна. Результаты знакомства с работой соревнующихся коллективов, а также мнения по улучшению организации труда и технологического режима на шахтах были опубликованы в газете «Советская Сибирь».
 
Соревнование шло между трестами, шахтами, бригадами, участками, знатными шахтерами как внутри Карагандинского бассейна, так и Кузбасса. Итоги этих соревнований подводились наркоматом угольной промышленности.
 
Предприятиям угольной промышленности Караганды пришлось решать задачу замены кузнецкого угля карагандинским, чтобы вместо Кузбасса обеспечить Магнитогорский металлургический комбинат коксующимся углем. «Правда» в передовой статье «Вклад шахтеров в дело обороны нашей Родины» отметила Карагандинский бассейн как надежного поставщика «топлива для Магнитогорска, для предприятий Поволжья и железнодорожного транспорта».
 
Межрегиональные связи сыграли положительную роль при организации снабжения страны нефтью и нефтепродуктами. Эта проблема особенно остро встала с выходом немецко-фашистских войск летом 1942 г. к Волге и северным отрогам Кавказского хребта, захватом части железнодорожной магистрали, по которой транспортировались нефтепродукты, после чего в тяжелом положении оказалась нефтяная промышленность страны. Временно прекратившие добычу нефтяные районы Майкопа и Грозного, согласно установке Государственного Комитета Обороны в сентябре 1942 г., должны были заменить нефтяные районы Волги, Урала, Казахстана, и Средней Азии. Мероприятия по увеличению добычи нефти в последних, разработанные ГКО, были успешно осуществлены, например, месторождение Эмбы, где работала группа специалистов и квалифицированных рабочих, в том числе из Азербайджана.
 
Сильная централизация при распределении трудовых ресурсов, оправданная в годы войны, обеспечила жесткий регламент в работе народнохозяйственного комплекса и сделала его органически единым. На Урал были перебазированы строительные тресты южных и центральных районов — Азовсталь, Южтяжстрой, Запорожстрой. Еще более интенсивно развернули деятельность Уральские общестроительные территориальные тресты Наркомстроя СССР — Магнитострой, Тагилстрой, Североуралстрой, Ижурал-строй, Главуралстрой и пр.
 
По решению ГКО, принятому 8 июля 1941 г., на базе действующих строительных и монтажных трестов были созданы особые строительно-монтажные части (ОСМЧ), высокая мобильность которых позволяла перебрасывать с одних строек на другие, а в случае необходимости переводить личный состав частей на казарменное положение. В первые месяцы войны массовое пополнение на стройки дали стройбатальоны, укомплектованные мужчинами призывного возраста. В октябре 1941 г. они были переименованы в строительные рабочие колонны и переданы в ведение наркоматов, проводивших строительство. Наркомстрой учредил при ОСМЧ штаб рабочих колонн.
 
В условиях войны люди естественным образом восприняли Указ Президиума Верховного Совета СССР от 13 февраля 1942 г. о проведении мобилизации рабочей силы для решающих отраслей промышленности. Во исполнение этого Указа 4 мая 1942 г. СНК СССР распорядился обеспечить рабочей силой угольную промышленность Урала и направить туда 16000 чел., в том числе из Казахской ССР и Киргизской ССР, Татарской, Башкирской АССР и Оренбургской области 8000 чел.. 14 октября 1942 г. Наркоматы обороны получили указание ГКО о проведении через военкоматы мобилизации большого контингента трудящихся для всей угольной промышленности, что поручалось в основном Среднеазиатскому военному округу и производилось поэтому на территории Казахской, Узбекской, Киргизской, Таджикской и Туркменской союзных республик. Мобилизованные объединялись в рабочие колонны по 1000 чел. Командование САВО имело приказ отправить угольщикам 53 колонны в ноябре 1942 г. и 47 — в январе 1943 г.
 
Встречающийся в литературе тезис о том, что главной задачей республик Средней Азии и Казахстана было «снабжение индустриальною молоха (Урала.—Авт.) рабочей силой», не оправдан. Мобилизацию трудовых ресурсов всех районов страны, в том числе восточных, обусловили интересы защиты Родины.
 
В июне 1942 г. на работу в Карагандинский угольный бассейн было направлено 1500 чел. из Донбасса, 5000 чел. — из числа мобилизованных для всей угольной промышленности. Всего более 15 тыс. рабочих были мобилизованы на шахты Караганды в октябре-декабре 1942 г.
 
Как уже отмечалось, в индустриальных районах Казахской ССР трудились десятки тысяч рабочих Москвы, Ленинграда, Киева, Донбасса, Азербайджана, среднеазитских республик. В то же время на стройках и промышленных предприятиях Урала, Сибири и Центральной России работало свыше 200 тыс. чел. из Казахстана, в том числе на Магнитогорском комбинате, 16 тыс.— в Кузбассе, 20 тыс. чел. — на заводах Урала. В Челябинской области рабочие из республик Средней Азии и Казахстана составляли 18% всех занятых в промышленности. Сотни казахов, узбеков влились в рабочие коллективы заводов и строек г. Электростали Московской области.
 
На предприятиях 17 городов и районов Свердловской области прошли стажировку свыше 32 тыс. рабочих, прибывших из республик Средней Азии и Казахстана, работавших под руководством опытных уральских мастеров. Эти люди принимали участие в сооружении двух крупнейших доменных печей в Нижнем Тагиле, доменной печи на Чусовском металлургическом заводе. Они трудились на Чебаркульском ферросплавном, Челябинском металлург гическом, Южно-Уральском трубопрокатном, Богуславском алюминиевом заводах, их трудовой вклад был в десятках новых мартеновских и электрических печей, прокатных станов, в деле по расширению мощности старых Уральских заводов — Златоустского, Серовского, Ревдинского, в сооружении скоростными темпами в составе ОСМЧ мощных коксовых батарей в Челябинске, Магнитогорске, Нижнем Тагиле, Губахе. Тысячи рабочих казахов, киргизов, узбеков, таджиков и туркменов трудились на заводах наркомата обороны, на строительстве Луговской ГЭС, Красногорской й Челябинской ТЭЦ, Егоршинской ГРЭС, около 1 тыс. чел. — на шахтах и разрезах Челябинского угольного бассейна, на лесоразработках, а также на Высокогорном, Богуславском, Горноблагодатском рудниках.
 
В тяжелых условиях войны руководство предприятий уделяло внимание материально-бытовым нуждам и политическому воспитанию прибывших на производство трудящихся некоренной национальности. Так, в Кузбассе, Прокопьевский горком ВКП(б) для шахт, где работали казахи, выделили агитаторов, владевших казахским языком, организовали выпуск стенгазет на казахском языке. Партийная организация шахты им. Димитрова в Новокузнецке наладила работу агитаторов и среди трудящихся-узбеков, а на шахте № 9/15 в Анжеро-Судженске для них была создана чайхана.
 
Специальные решения, принимавшиеся на местах партийными органами по благоустройству людей, прибывших на работу из национальных республик, показывают, что национальный вопрос во время войны требовал большого внимания. Так, в Свердловской области бюро Свердловского горкома партии в январе, марте 1943 г. специально собиралось по поводу материально-бытового обеспечения рабочих, прибывших по мобилизации из республик Средней Азии и Казахстана.
 
В мае 1943 г. областной комитет партии обсудил вопрос «О материально-бытовом и культурном обслуживании рабочих предприятий, прибывших по мобилизации из национальных республик Советского Союза», после чего проведено фронтальное обследование условий жизни людей. В июне и сентябре 1943 г. бюро обкома партии приняло решение по устройству быта рабочих, прибывших из братских республик на строительство Луговской ГЭС; 11 августа 1943 г. — постановление «Об ознакомлении мобилизованных рабочих из Среднеазиатских республик с правилами техники безопасности на Новотагильском, Свердловском металлургическом и коксохимическом заводах «Наркомчермета»; 17 августа 1943 г. — заслушало вопрос «О состоянии общественного питания мобилизованных на предприятиях Трубстроя», в декабре — всесторонне изучил и принял меры по улучшению материально-бытовых условий рабочих, мобилизованных из Казахстана и республик Средней Азии, на предприятия Нижнего Тагила.
 
В решениях партийных органов предусматривались меры по строительству общежитий постоянного типа, обеспечению рабочих теплой одеждой, обувью, упорядочению вопросов учета и организации труда. На многих предприятиях были учреждены должности заместителя начальника строительства по быту и кадрам, заместителя председателя постройкома или завкома, а также массовика — для работы среди прибывших трудящихся братских республик. На Новотагильском металлургическом заводе в штате завкома была введена должность инструктора-воспитателя по работе среди рабочих республик Средней Азии и Казахстана. Обследование областным комитетом партии на Высокогорском руднике, Уралмашстрое, заводах боеприпасов показало, что значительная часть вновь прибывших трудящихся братских республик не имела специальности и, естественно, была занята на вспомогательных работах. Были приняты меры по производственному обучению рабочих через курсы, наставничество.
 
Принятые в Свердловской области меры по улучшению материально-бытовых условий труда мобилизованных рабочих дали положительные результаты. На предприятиях Серовского и Карпинского районов, г. Алапаевска были организованы красные чайханы, ансамбль художественной самодеятельности, издавалась газета «Авангард». Повсеместно работали агитколлективы, созданные с учетом национального состава трудовых коллективов, проводились семинары агитаторов нерусской национальности (по данным на 1 октября 1943 г., их посещали 43 агитатора: узбеки, казахи, таджики, киргизы).
 
Партком Новотагильского завода установил прямой контакт с Тюлькубасским райкомом партии Южно-Казахстанской области (откуда прибыли мобилизованные рабочие), который оказал помощь в комплектовании библиотеки завода литературой на казахском языке, в регулярной доставке газет.
 
Большой контингент рабочих из республик Средней Азии и Казахстана находился в Дзержинском районе г. Свердловска, в частности на Уралмашстрое. Здесь читались лекции на казахском языке, красочно оформлялись лозунги на языках народов братских республик, работал кружок по изучению русского языка. На коксохимическом, Новотагильском металлургическом заводах были открыты специальные школы по изучению русского языка. «Передовые рабочие этих национальностей, — сообщали работники Свердловского обкома партии в ЦК ВКП(б), — охотно и аккуратно их посещают». При организации питания мобилизованных учитывались потребности людей, связанные с национальными особенностями. Так, вместо свиного мяса отпускалась баранина, вместо крупы — рис, вместо сала — животный жир.
 
В июле 1943 г. Народный Комиссар торговли СССР издал приказ «О мероприятиях по улучшению снабжения продовольствием и промышленными товарами узбеков, таджиков, казахов, туркмен и киргизов, мобилизованных на работу в промышленные предприятия и строительные организации». В приказе подчеркивалась необходимость учета национальных традиций, в местах сосредоточения этих рабочих предлагалось организовать чайханы.
 
В ноябре 1943 г. СНК СССР дал специальные указания об улучшении обслуживания мобилизованных узбеков, казахов, киргизов, таджиков, туркмен и трудящихся других среднеазиатских национальностей. Партийные организации усилили к ним внимание. В Кузбассе, на Урале, в Караганде, Черембассе были выделены для них отдельные общежития, оборудованные необходимым инвентарем, мебелью и обеспеченные постельными принадлежностями. Был налажен регулярный обмен белья. Комендантами стали работать лица из числа прибывших. Было организовано обучение шахтеров, созданы для них чайханы, в столовых предусматривалось приготовление национальных блюд. Согласно архивным сведениям, в Кизеловском бассейне, где работало 4500 узбеков, казахов, таджиков, киргизов, туркменов, каракалпаков, были организованы чайханы, а в Черемхове, кроме городской чайханы, для казахов и узбеков на шахтах «Касьяновка» и «Храмовка» были оформлены красные уголки. Агитаторами выдвигались из числа прибывших наиболее подготовленные, иногда им помогали переводчики. В помощь партийным организациям Урала и Сибири ЦК Компартии Казахстана в январе 1944 г. направил группы работников для проведения политической работы среди казахов и организовал регулярную отправку для них газет на родном языке.
 
По решению ЦК Компартии Казахстана к мобилизованным в другие республики рабочим в январе-феврале 1944 г. на Южный Урал выезжала агитбригада, которая, в частности, посетила Стройтрест № 24, завод им. Кирова, «Челябмашстрой», «Копейск-уголь», Стройтрест № 22, «Коркинуголь», Ее участники на встречах с земляками рассказывали им о положении на фронте, о том, как сражаются на фронте казахстанцы. В марте-апреле здесь работала вторая агитбригада ЦК Компартии Казахстана, проводившая семинары с агитаторами-казахами. Им же оказывали помощь и содействие коммунисты Челябинской областной партийной организации в лице большой группы опытных пропагандистов и агитаторов. Положительное воздействие на рабочих оказывали сообщения Совинформбюро о положении на фронте, переводившиеся на казахский язык.
 
Серьезной разъяснительной работы требовал приезд мобилизованных колхозников. Приобщение их к индустриальному труду проходило не только непосредственно у станка, но и на технических и производственных совещаниях, в бригадах, а также черев шефство передовых рабочих над отстающими, через боевые листки «Все для фронта».
 
Людей информировали о достижениях передовиков. Так, о землекопе одной из строительных колонн треста «Магнитостроя» Рахметове сообщалось, что благодаря уплотнению рабочего дня, правильной организации труда и применению наиболее рациональных сменных комплектов землекопного инструмента на работах Водо-каналстроя при рытье траншей пожарно-питьевого водопровода он 29 января 1942 г. выполнил дневное задание на 320%, 30 января — на 380, а 31 января — на 450%,. За три дня рабочий выбросил 22 куб. м мерзлого и талого грунта, выполнив задание на 413% при среднем заработке 31 р. 71к. Газета ««Магнитострой» 3 февраля 1942 г. обратилась к рабочим с призывом: «Землекопы! Организуйте свой труд по ^етоду стахановца Рахметова!». Руководитель стройколонны Я. Янко выступил на страницах газеты со статьей «Замечательный почин», в которой рассказывал, что Рахметов— в недавнем прошлом колхозник Казалинского района, казах, беспартийный, на стройке работает всего месяц, но проявил себя как организатор производства. Почин Рахметова был тем примером, который агитаторы и пропагандисты использовали в своих выступлениях перед рабочими. Сам Рахметов был назначен инструктором стахановских методов труда по земляным работам при отделе охраны труда при строительно-монтажном тресте. Его метод работы стал применяться во всех звеньях стройколонны.
 
Вопросы повышения производительности труда в этом тресте решались через социалистическое соревнование. В частности, метод Рахметова, широко разъясненный на общепостроечном совещании землекопов (принимало участие 75 чел.) звеньевых, бригадиров, далее получил освещение в газете «Магнитострой», (статья «Рахметовцам — широкий путь»), которая справедливо отмечала: «В основе рахметовских достижений лежит патриотизм, стремление лучших сынов нашей советской Родины всеми силами помочь бойцам фронта в их святом деле разгрома ненавистного гитлеризма». Вскоре у Рахметова появились последователи: Бапишев, Нарбеков и др. Соревнование выявило и другие возможности. Началось движение за овладение смежными строительными специальностями: бетонщика, арматурщика, монтажника. Уже в первой декаде февраля 1942 г. по методу Рахметова работали 14 звеньев, а во второй декаде их число более чем удвоилось.
 
Другим известным инициатором соревнования стал Байт-бай Карагулов, который сумел подключить к ударной работе всю «бригаду, получившую переходящее Красное знамя 4-го участка. Байтбай Карагулов, бывший грузчик станции Аральск, цроводив-ший сына на фронт и в декабре 1941 г. ставший строителем Магнитки, работал вместе со своим коллективом на важнейших пусковых объектах стройки: штамповочный цех, коксовые батареи, 5-, 6-я доменные печи, фильтровальный корпус, фабрика сульфидных руд. Б. Карагулов отмечен.
 
Вчерашние колхозники становились строителями, многие из них в февральские дни 1942 г. были передовиками, их имена знала вся Магнитка: Сугумбаев, Садыбеков, Нурумов, Токтыбаев, Ширким-баев, Конарбаев, Ширинбаев, Альмухамедов, Л. Датбаев и многие другие, выполнявшие норму выработки на 200% и более. Широкую известность как отличные работники на стройке получили землекопы 10-й бригады Водоканалстроя, трудившиеся под руководством звеньевых Искандера Ташметова, Тажмета Султанова. На страницах газеты в 1942—1943 гг. появились портреты последователей Рахметова: Набиша Конакбаева, Сыдыка Турсунова, Абдразака Сарымсакова, Усена Сагумбаева, Абдугаффа Конарбаева, Чиналиева, Раскульбекова.
 
На стройке хорошо знали звеньевого 7-го стройуправления Арипа Айтпаева. Хроника событий в жизни этого труженика следующая. 5 июля 1942 г. на страницах многотиражки появилось сообщение, что его звено выполнило норму на 209%, а 15 июля газета отметила, что «тов. Айтпаев вот уже целый месяц работает за двоих»; 28 июля 1942 г. звено А. Айтпаева завоевало переходящее Красное знамя 7-го стройуправления; в январе 1943 г. звеньевой А. Айтпаев был награжден орденом «Знак почета»; в год Победы он дал рекордную выработку — 560%; войну закончил бригадиром, строителем одного из оборонных объектов Урала.
 
Уважение и почет героическим трудом завоевал бригадир бетонщиков Рахимов. В день получения партийного билета он установил рекорд — выполнил норму на 1000%. Молодой коммунист вступил в соревнование с бригадой знатного магнитогорского строителя коммуниста Смертина.
 
В истории Великой Отечественной войны навсегда останутся имена людей, которые самоотверженно трудились в тылу, в том числе рабочих Магнитки, прибывших сюда по мобилизации. В соревновании рабочих ведущих профессий звание «лучший рабочий треста „Магнитострой" получил Кашкимбай Каинбаев, награжденный орденом «Знак почета». Орденами и медалями Родины были отмечены ковшевой мартеновского цеха № 1 Магнитогорского металлургического комбината Мурзатай Ташенов, бригадир каменщиков «Магнитостроя» Мурзахан Умаров, бригадир землекопов «Магнитостроя» Исмаил Культаев, молотобоец копрового цеха Магнитогорского металлургического комбината Токтомыс Мусабаев, грузчик железнодорожного транспорта Б. Балтабаев и многие другие. Обувщик Нурмагамбет Шамшиев, выполнявший нормы в течение шести месяцев 1944 г. в среднем на 521%, был занесен в общепостроечную «Книгу почета». Значком «Отличник социалистического соревнования Наркомчермета» были награждены слесарь стройуправления № 5 «Магнитостроя» Джумагали Тасимов, старший бригадир этого же стройуправления Ертай Тутульбаев и многие другие передовики производства.
 
Мобилизованные из Казахстана люди работали и на других заводах и новостройках Урала. Среди них были инициаторы ударной работы. Так, грузчики бригады Каршибаева на Богуславском алюминиевом заводе возглавили движение двухсотников, за что бригадир был награжден орденом «Знак почета». На алюминиевом, заводе из 126 строителей-казахов 55 человек были премированы, 18 рабочим присвоено звание «Отличник социалистического соревнования», 26 награждены Почетной грамотой. К апрелю 1945 г. на Свердловпромстрое среди рабочих-казахов было 18 стахановцев и 60 ударников труда. На Уралмаше отличились двух-сотники Рустем Турдиев, Жума Шехседилов. Среднее выполнение норм выработки рабочим-казахам на Ревдинском металлургическом заводе составляло 132%, звание лучших завоевали прессовщик Курмабаев, литейщики Биримбаев, Ержанов, Нургалиев, Даул-беков, Жакупов, подносчик Мухамбетов. Высококвалифицированными металлургами стали братья Ележузовы, Артыков, Нурмагамбетов, Тиметимбаев, Болымбетов, Жузгулов. Заводская партийная организация приняла кандидатами в члены ВКП(б) 15 передовиков-казахов.
 
Часть мобилизованных из Казахстана (222 чел.) стала горняками Высокогорского рудника. В отчете о работе Свердловского обкома партии о работе среди мобилизованных рабочих в ЦК ВКП(б) отмечалось, что «все они выполняют и перевыполняют производственную норму: строгальщик Жумагулов — 250—300, формовщики Рахимбеков, Ашибеков — 2—2,5 нормы. Талдыба-ев — в отдельные дни больше 1000 %.
 
На металлургическом заводе им. Куйбышева 40 рабочих-казахов были удостоены высших правительственных наград. Передовиками производства на Новотагильском заводе из казахстанцев были канавный мартеновского цеха Турапов, кузнец мастерской доменного цеха Аязбаев, каменщики Бекешбаев, Байсетдинов. В Зыряновском руднике (Алапаевск) среди горняков-казахов не было ни одного, не выполнявшего нормы. Посланцы республики, в подавляющем большинстве вчерашние колхозники, быстро овладевали навыками труда рабочих. Так, бывший чабан Кировского района Южно-Казахстанской области Жанахов стал кузнецом Коркиншахтстроя, а его земляк Султанов, овладев профессией слесаря, стал одним из лучших бригадиров стройтреста № 24. Только на Магнитострое в 1943 г. было обучено разным специальностям 1587 рабочих нерусской национальности, в том числе 887 — в стахановских школах. Среди посланцев республики, проявивших себя в труде, были и учащиеся школ ФЗО, ремесленных училищ Гурьевской области, мобилизованные на комсомольские стройки Урала.
 
Межрегиональные связи существовали у Казахстана и с Сибирью. Посланцев республики приняли предприятия Прокопьевска, Ленинск-Кузнецкого, Новокузнецка и других городов.
 
Только на строительстве треста «Сталинскпромстрой», например, трудились 15 гвардейских и 6 бригад ударников, состоявших из 276 рабочих-казахов. Руководство треста в письме в адрес ЦК Компартии Казахстана писало: «Невыполняющих норм среди казахов нет: нормы выполняют не ниже чем на 113%. Трудовая дисциплина среди них очень высокая, нет прогулов и опозданий».
 
Сотни лучших из лучших посланцев Казахстана приняли участие в слете рабочих нерусских национальностей, состоявшемся в феврале 1944 г. в Новосибирске. От их имени на слете выступали бригадир бетонщиков Алимбаев, бригадир землекопов Манибаев, которые рассказали о передовых методах труда на стройках Сибири.
 
Центральный государственный архив Казахской ССР хранит документы о работе в Казахстане политических эмигрантов, которые прибыли в республику по направлению ЦК МОПР СССР в июле—августе, октябре—ноябре 1941 г. Их число к середине 1943 г. составляло 764 чел. Среди них было около 250 коммунистов. Они выехали из своих стран по решению руководства своих партий с целью сохранения кадров. В основном это были партийные работники — члены центральных, областных и районных комитетов. (Некоторые из них сражались в интернациональных бригадах в Испании). В числе политэмигрантов были и политзаключенные из Польши и Румынии.
 
Среди политэмигрантов оказались: член исполкома Коминтерна и исполкома МОПР Фюрстенберг, член Компартии Греции и Турции П. К. Истравдидис, член Компартии Германии Л. Пихсасик, член Румынской компартии И. С. Раб, доброволец интернациональной бригады член компартии Германии И. А. Ритлевский, член Болгарской компартии И. А. Арсеньев (Ангелов), член Итальянской компартии А. Дельгранд, член Венгерской компартии Р. А. Санто, член Чехословацкой компартии А. С. Анелли, члены компартии Германии Э. Фишер, И. Куглер, Б. А. Экс, участник интернациональной бригады в Испании, член компартии Франции С. В. Фло, участник интернациональной бригады, немецкий коммунист В. А. Шрейдер.
 
В числе политэмигрантов было немало антифашистов. Так, член компартии Германии Э. А. Эмленберг (с 1919 г.), арестованный ранее в 1920 г. (1929, 1932 г.) за революционную деятельность, после прихода к власти фашистов (1933—1934 гг.) сидел в концлагере.
 
Большинство политэмигрантов обладали высокой квалификацией. Около 50 чел. прибыли вместе с эвакуированными цехами Ворошиловградского (Луганского), паровозостроительного завода, 16 чел. — со Сталинградского завода и т. д.
 
Компартия Казахстана, организация МОПР оказывали повседневную помощь политэмигрантам и членам их семей. По мере прибытия все они получали двухразовое питание лучшего качества, а с мая 1943 г. им отпускались ежемесячные сухие пайки. Только в феврале 1943 г. политэмигранты, трудоустроенные при Текелийском комбинате, получили 50 кг животного и растительного масла, 237 кг вермишели, 123,5 кг кондитерских изделий, 200 кг мяса и колбасы, 150 кг муки и лапши и т. д. Правительство республики обязало исполкомы местных Советов прикрепить к закрытым столовым на двухразовое питание политэмигрантов и членов их семей, предусматривать централизованные фонды для выдачи им сухих пайков по нормам снабжения рабочих промышленности, транспорта и связи.
 
Политэмигрантам оказывалась систематическая материальная помощь. За первые два года войны ЦК МОПР Казахстана было отпущено денежного пособия свыше 370 тыс. руб.; на 55,5 тыс. руб. куплено вещей, одежды, выделено 27 путевок. Партийные комитеты по месту работы политэмигрантов организовывали для них партийную учебу. Сами они принимали активное участие в работе комсомольских, профсоюзных организаций, МОПР, Красного Креста. Члены братских компартий приглашались на партийные собрания. Для них на средства МОПР выделили периодическую литературу: «Спутник агитатора», «Коммунистический интернационал», «Международная литература», «Мировое хозяйство», союзные и республиканские газеты. В свою очередь коммунисты-политэмигранты информировали о состоянии революционного движения в своих странах. Так, в Караганде 23 декабря 1941 г. при обкоме КП Казахстана было проведено совещание политэмигрантов с привлечением руководящего партийного актива. В нем участвовали член ЦК Германской компартии В. Ульбрихт, член исполкома Коминтерна Фюрстенберг. Прочитанный В. Ульбрихтом доклад «Положение Германии во второй мировой войне и задачи Германской компартии» содержал интересную для слушателей информацию». Совместные совещания, антифашистские митинги и интернациональные вечера проходили при участии политэмигрантов в Гурьеве, Чимкенте и других местах.
 
Как правило политэмигранты и бывшие политические заключенные работали с большим энтузиазмом, перевыполняли свои производственные задания и многие по праву носили звания гвардейцев тыла. Они работали токарями, бурильщиками и т. д. Среди них М. А. Мергеншерн, П. К. Истравдидис, Э. Дельгранд, Э. А. Эмленберг. Хорошо знали, например, в коллективе Алма-Атинского завода тяжелого машиностроения патриота Испании, антифашиста Т. В. Гонзалеса, героически трудившегося во имя победы над врагом.
 
Интернационалисты, находившиеся в СССР, стремились на фронт. И некоторым удавалось добиться разрешения. В августе 1942 г. выехала на фронт первая группа испанцев, проживавших в Алма-Ате и Текели, среди них Бадия Хват Хосе, Лаос Сезарь Пола, Апариси Радиоэлль, Родригес Лауранис, Габин Хосе, Вильямор Сильвио и многие другие патриоты-интернационалисты. В чехословацкую воинскую часть, формировавшуюся в СССР, влились из Казахстана А. А. Ферак, А. И. Ваис, Фиала Цимлер, Шенкйржик и др. Многие поляки записывались в дивизию им. Костюшко.
 
Эвакуированных знакомили с особенностями республики, традициями народа. Такая работа была необходимой, так как люди приехали издалека и почти ничего не знали об этом крае. У некоторых сложилось мнение, что «Казахстан — это пустыни». Горком партии, например, провел специально для эвакуированных цикл лекций на тему: «Казахстан в Великой Отечественной войне».
 
Как близких людей приняли в свою среду труженики Казахстана польских граждан, прибывших во время войны в Алма-Ату, Чимкент и другие города и поселки республики. Бюро Южно-Казахстанского обкома КП(б) Казахстана и Исполком областного Совета депутатов трудящихся приняли решение создать польским переселенцам нормальные жилищные и бытовые условия, обеспечить строжайший медицинский надзор, организовать санитарно-просветительную работу, командировать группу врачей для оказания медицинской помощи, вовлечь всех переселенцев в производственную работу. Райкомам КП(б) Казахстана, первичным рарторганизациям и исполкомам райсоветов было рекомендовано усилить партийно-политическую и массовую работу среди коренного населения, эвакуированных и переселенцев. Обком КП Казахстана предложил разъяснить населению некоторые вопросы истории дружественных связей между СССР и Польшей, общности интересов в борьбе против гитлеровской Германии. Из наиболее подготовленных коммунистов для партийно-политической работы организовали группу докладчиков, подобранных из числа как местного, так и эвакуированного населения.
 
Для политической работы среди поляков и местного населения Главное правление польских патриотов в СССР создало в отдельных областях Казахстана областные правления этого союза, в которых охотно стали работать польские эмигранты.
 
В Чимкенте состоялось собрание Союза польских патриотов, посвященное 150-летию национально-освободительного движения в Польше под руководством Тадеуша Костюшко. Тут же на собрании по призыву Ирены Иженецкой собрали 3 тыс. руб. на танковую колонну «Мститель Катыни».
 
В 1943 г. по решению СНК СССР был образован Комитет по делам польских детей, которому предстояло создать необходимые условия для обучения и воспитания польских граждан. В Казахстане в 1943 г. для них были открыты два интерната, а в 1944 г.— 16 польских школ; в них обучалось 5 тыс. детей. Это были школы-семилетки. Открыли и детские дома. С целью повышения квалификации польских учителей и воспитателей местные радиоузлы транслировали из Москвы специальные передачи, лекции на польском языке. Городские и районные Советы депутатов трудящихся выделили для детских домов наиболее подходящие помещения, отремонтировали их, привели в полный порядок. В Сайрамском детдоме Южно-Казахстанской области находились польские дети — 144 чел. Им была предоставлена возможность заниматься в трех мастерских: швейной, сапожной и столярно-слесарной. Детдом имел 2,5 га фруктового сада, большое подсобное хозяйство. Для детей, проживавших в этом детдоме, была открыта неполная средняя школа. Вместе с ребятами из русского детдома № 14 польские дети помогали соседнему колхозу «Красный Октябрь» в прополке, окучивании и уборке хлопка. Такие же школы были открыты в Арыси, Бурном, Туркестане, Чулак-Кургане и других поселках и городах Казахстана. Ученики Кзыл-Ординской школы для польских ребят выступали на утренниках в подшефном госпитале. Учащиеся Туркестанской школы им. Ванды Василевской за хорошую работу получили благодарность от руководства Каучуксовхоза Пахта аральского района.
 
Перед отъездом на Родину польские граждане в телеграмме Правительству Казахской ССР горячо благодарили за теплый прием и заботу в годы войны:
 
«Заброшенные военной судьбой в край, далекий от Родины, мы нашли на земле гостеприимного народа дружеский прием, братскую опеку и неограниченную возможность трудиться в годы войны в пользу победы над общим врагом наших народов.
 
Мы не можем без чувства искренней благодарности вспоминать о том, что отношение к нам на гостеприимной казахской земле, равно как и отношение к нашим соотечественникам на территории других советских республик, характеризовалось дружбой, равенством и доброжелательностью...
 
На всю жизнь сохраним в благодарной памяти чувства восхищения и воспоминания пережитого и виденного нами в географически далеком, в сердцах же наших так близком Казахстане.
 
Пусть крепнет и процветает прекрасная, солнечная, богатая страна казахского народа».
 
Одной из особенностей развития восточного региона, в частности Казахстана, в годы Великой Отечественной войны была мобилизация для работы в тылу людей, насильственно переселенных со своих родных мест. В тылу трудились немцы Поволжья, балкарцы, чеченцы, ингуши, карачаевцы, калмыки, турки-месхетинцы, крымские татары. Эта страница в истории военных лет остается пока малоизученной.
 
Переселенные с родных мест чеченцы и ингуши привыкали к жизни в Казахстане. По-разному складывалась их судьба. О собственных обидах думать не приходилось: было общее горе — война. Люди включались в трудовую деятельность. И вместе со всей страной приближали Победу.
 
Весной 1944 г. юноша чеченец X. Эстоев поступил учеником к кузнецу Т. Котомакову кустанайского совхоза «Московский». Тимофей Иванович научил его кузнечному делу. В 1944—1945 гг. в колхозе им. Калинина Урицкого района Кустанайской области чабан М. Досаев получил от правления колхоза благодарность, а в 1945 г. — корову и телку за то, что вырастил и сохранил для колхоза от каждой сотни закрепленных за ним овцематок по 115 ягнят и с каждой овцы настриг по 22,5 кг шерсти. В колхозе им. III Интернационала Кустанайского района славилась хорошей работой вся семья Гехановых: отец и сын являлись чабанами, мать — телятницей, дочь;— дояркой.
 
Вместе с казахами, русскими и другими народами чеченцы и ингуши трудились в промышленности, осваивали производство, приобретали новые профессии. Так, на Лениногорском руднике и полиметаллическом комбинате в 1944 г. работали А. Магомадов, М. Саламов, X. Мурдалов, Г. Эдилов, Б. Мусаев и многие другие. Начав с простых рабочих, они постепенно приобрели квалификацию горных мастеров. В том же году на шахте Быструшин-ского рудника М. Саламов освоил профессию горняка, а через некоторое время, окончив курсы, стал горным мастером.
 
Более 400 чел. из числа чеченцев и ингушей имели длительный опыт работы на нефтяных промыслах и заводах. Среди них — депутаты Верховного Совета СССР I созыва буровой мастер М. Ма-гомирзоев и мастер по добыче нефти А. Цомаев, инженеры-нефтяники И. Алмазов, А. Мациев, М. Ведзижев, А. Асхабалиев, А. Ах-матханов, А. Ужахов. Опыт работы в нефтяной промышленности имел осетин С. Плиев и многие другие. В Восточном Казахстане на Белоусовском руднике работали М. Шарипов, X. Арсамирзоев, С. Саракаев и др., в шахтах Караганды и Темиртау 3. Султанбеков, А. Газиев, X. Магомадов, Р. Асуханов, А. Ахматханов, С. Энгеноев и др. Немало чеченцев и ингушей стали рабочими промышленных предприятий г. Алма-Аты; на медеплавильном заводе Балхаша и Коунрадском руднике работали С. Шидаев, Г. Джангуев, A. Атабаева, У. Заурбекова и др. Многие из переселенцев оказались на рудниках и предприятиях г. Текели Талды-Курганской области.
 
Свой вклад в развитие науки, культуры и просвещения Казахстана внесла и чечено-ингушская интеллигенция. Бывший преподаватель математики Чечено-Ингушского государственного педагогического института М. М. Шамсадов работал преподавателем в Казахском государственном университете, учителя С. Байсултанов и И. Мехтиев — в средних школах г. Токмака, работник искусства B. Татаев — в Театре юного зрителя Алма-Аты и т. д.
 
В труднейших условиях, вдали от родных мест, осознавая вопиющую несправедливость и унижение, связанные с насильственным переселением, чеченцы и ингуши не пали духом. Совместная жизнь и работа с казахами, русскими и другими народами давала им нравственный заряд выстоять и сохранить достоинство.