Главная   »   Древо обновления. Рымгали Нургалиев   »   «ХОТИТЕ ПОНЯТЬ МЕНЯ — ЧИТАЙТЕ АБАЯ»


 «ХОТИТЕ ПОНЯТЬ МЕНЯ — ЧИТАЙТЕ АБАЯ»

I
 
Творчество Мухтара Ауэзова — ни с чем не сравнимое явление, глубоко выражающее национальный и интернациональный характер казахского искусства. Оно впитало в себя напевы, мотивы и идеи, накопленные в устной литературе, ценности мировой письменной литературы и потому полнило возможность выйти к международной читательской аудитории.

 

Решающее влияние на жизненную судьбу Мухтара Ауэзова оказал тот факт, что он был родственником и земляком Абая. Чингистау, лежащий в степи, подобно отдыхающему льву, поющий каждым своим ущельем о прошлом, священный и благословенный Чингистау стал золотой колыбелью двух казахских гениев — Абая и Мухтара. Мухтара воспитывала бабушка Динасыл, ей он обязан радостями детства среди кочевого народа, от нее он впервые услышал народные сказки и поэмы, притчи и легенды. В Чингистау Мухтар впервые влюбился, впервые принял своего ребенка, впервые начал трудовой путь, обучая детей, написал свои первые произведения. Уезжая надолго и далеко, он тосковал по своему родному аулу и, возвращаясь, отдыхал там неделями, месяцами. В обществе талантливых мастеров народного искусства он странствовал по горам и ущельям, любовался природой родного края. Осенью 1957 года, достигший уже шестидесяти лет, прославленный на весь мир, писатель с первого взгляда узнал среди многих лошадей потомков знаменитого скакуна из аула Абая и заплакал от счастья и горьких предчувствий. Никто не знал, что в этот момент великий художник прощался с землей предков, родным Чингистау, со своим племенем.
 
Мухтар Ауэзов не опоздал с приобретением знаний: он прошел все ступени, которые мог пройти сын казаха в XX веке: училище, семинария, университет, аспирантура. Многие годы провел он в городах Семипалатинск, Оренбург, Ташкент, Ленинград, Москва, Алма-Ата. Америка, Япония, Индия слышали голос Ауэзова. А какая общественная активность: член Семипалатинского губ-ревкома, академик, депутат Верховного Совета Казахской ССР.
 
II
 
5 сентября 1917 года в губернской газете, издававшейся в Семипалатинске, была опубликована статья «Основа нравственности — женщина», под которой стояла подпись «семинарист Ауэзов». Это была первая проба пера будущего великого писателя казахского народа Мухтара Ауэзова. В статье, написанной по абаевской традиции и по образцу казахских демократов, двадцатилетний Мухтар рассматривает один из злободневных социальных вопросов того времени — женское равноправие в сочетании с гуманистическими идеями и педагогическим воспитанием. По строю предложений, лексическому богатству здесь уже чувствуется незаурядная творческая индивидуальность. Судьба женщины, народное просвещение, наука, политика, искусство, международное положение, философия — эта тематика занимала в творчестве молодого Ауэзова-публициста большое место. Быстрый отклик на злобу дня, открытое выражение своего мнения, точное изложение своей позиции в идеологических вопросах — эти требования ежедневной печати четко формировали писательскую личность Ауэзова, помогали безошибочно находить и истолковывать материал для своих художественных произведений.
 
III
 
В свое время Сабит Муканов сказал, что жанр драматургии в казахской литературе является открытием Мухтара Ауэзова. И на самом деле Мухтар Ауэзов — отец национальной драматургии. Жизнь с девятилетнего возраста в городе, знакомство с русским и татарским театрами, глубокое знание европейской литературы привели его к реалистической драматургии. Национальные сюжеты из эпоса и легенд, народные образы фольклора, традиции народных празднеств и увеселений — все использовал Мухтар Ауэзов в создании национальной драматургии. Перевод Шекспира, Гоголя, Погодина тоже был серьезной школой мастерства. Работая в театре, Мухтар Ауэзов воспитал и дал образование целому поколению казахских актеров. Драматические произведения, вышедшие из-под пера Ауэзова, можно разделить на несколько тематических групп: вещи, созданные на основе легенд и эпоса, вещи, отобразившие разные периоды советской жизни, либретто, сценарии. К тому же имеются еще несколько пьес, написанных в творческом содружестве с Леонидом Соболевым, Сабитом Мукано-вым, Габитом Мусреповым, Абдильдой Тажибаевым, Альжаппаром Абишевым.
 
Драматургия Ауэзова — драматургия социальных схваток, крупных характеров, больших идей. Разные периоды жизни казахского народа, караван поколений проходят перед глазами зрителей.
 
IV
 
Выход первой книги знаменитой эпопеи у Мухтара Ауэзова совпал с сорокапятилетием, а первый рассказ он опубликовал в двадцать четыре года. В течение двадцати лет, разделивших эти события, художник в основном писал пьесы, рассказы, повести. Его первый рассказ изображал важное, сложное социальное явление. В художественной манере этого произведения, диалоге, сюжете, композиции, безусловно, присутствует традиция реалистической литературы и, в первую очередь, русской прозы. Она была опорой для молодого казахского писателя в постижении и воссоздании жизни человеческой души. Использование пейзажа, диалога, монолога, как средства раскрытия внутреннего мира — одна из писательских особенностей Ауэзова. Мотивы первых рассказов затем снова появляются во многих его произведениях, но уже значительно расширенными и обогащенными. Общими чертами произведений, созданных в начале писательского пути, являются трагизм, социальные стычки, противоречия во внутреннем мире человека: компромисс, зарождение вечной вражды, расхождение путей, крутой моральный поворот, успокоение смертью. Социальные прозрения и антагонизм, принесенные в казахский аул революцией, нашли отражение в трагических, впечатляюще реалистических произведениях Ауэзова.
 
Итогом поисков Ауэзова 20—30-х годов стали повести «Лихая година» и «Случай на перевале Караш-Караш». В первой из них слышится ярость сердца, восставшего против бедствий колониализма, во второй клокочет непримиримая месть, оскорбленное достоинство, ринувшиеся против гнета и притеснения. Словно Бахтыгул решил отомстить за всех живущих до него страдальцев. Словно все неотмщенные дали ему в руки оружие мести.
 
V
 
Рукописи Мухтара Ауэзова, ныне лежащие перед нами, написаны арабской, латинской, русской графикой, чернилами разного цвета и карандашом. Судя по буквам, они писались торопливо и напористо. Иные страницы рукописи спокойны, другие — множество раз перечеркнуты. До середины 40-х годов М. Ауэзов писал свои произведения от руки, а в последние годы диктовал первоначальный текст машинистке или стенографистке. Затем шло редактирование, углубление, введение художественных приемов, возникали многочисленные варианты.
 
VI
 
Первоначально роман об Абае был задуман под названием «Телькара»— так поэта в детстве называли его снохи. Но уже в ходе творческой работы у Ауэзова возникла мысль написать национальную эпопею. Тетралогия «Путь Абая» принесла всемирную славу казахской литературе. Выдающиеся писатели нашей эпохи М. Шолохов, Л. Арагон, К. Федин, А. Фадеев, Л. Леонов поставили это произведение в ряд классической литературы, ученые ведут специальные исследования, перевод этой вещи на свой язык стал потребностью для любой нации.
 
Социальные и классовые противоречия в романе изображаются в соответствии с исторической правдой, как того требуют принципы социалистического реализма. Антагонистические схватки выливаются в столкновение человеческих характеров. С начала до конца эпопея полна человеческих страстей, динамики, дыхания жизни. Многочисленные линии романа пересекаются и сходятся в центре, в том месте, где пролегает столбовая дорога, по которой казахский народ направляется к своему будущему  - путь Абая. В этом романе живут и действуют стойкие батыры, мудрые старцы, твердые, как скала, бии, бессердечные волостные, чистая любовь молодежи, акыны, деды, матери, дети, представители разных поколений, Есть горы и луга, реки и озера. Есть песня, поэма, древний кобыз, старая домбра — ареал, дух, сонет», обычаи, надежды казахского народа. И раскрыты новые пласты изобразительных возможностей казахского языка, найдены новые методы изображения психологии художника, его творческой лаборатории.
 
VII
 
Наряду со своей научной деятельностью, статьями о фольклоре, о литературе народов СССР, о теории жанров, о процессах современной литературы, Мухтар Ауэзов был просвещенным наставником, воспитавшим и обучившим несколько поколений ученых-филологов. Основатель абаеведения, профессор Мухтар Ауэзов своим бархатным голосом, уподобляясь Абаю, читал лекции, которые глубиной содержания и языковой красочностью вызывали восхищение его молодых учеников. Он говорил:
 
— В языке моих произведений есть краски и узоры языка Абая. Если хотите понять меня, читайте Абая, изучайте поэзию Абая.
 
Мухтар Ауэзов в сердцах каждого из нас.
 
Мухтар Ауэзов — неистощимое, постоянно молодеющее, обновляющееся, как сама жизнь, явление.