Главная   »   Читать книгу онлайн. Черты эпохи. Габит Мусрепов   »   ЗА ВЕЛИКУЮ ЛИТЕРАТУРУ И ИСКУССТВО БУДУЩЕГО


 ЗА ВЕЛИКУЮ ЛИТЕРАТУРУ И ИСКУССТВО БУДУЩЕГО

Когда еще и еще раз вчитываешься в великую Программу партии, принятую историческим XXII съездом КПСС и уже одобренную на всемирном форуме коммунистических и рабочих партий, как бы с космической высоты, не раздробленно, а цельно, отчетливо и ясно видишь мир в его неумолимом движении вперед.
 
С невероятной быстротой пройден нашей страной героический путь — от абсолютной монархии до полной победы социализма. Плечом к плечу, через тяжелые, но благородные испытания прошли народы Советского Союза. «Разгром», «Тихий Дон», «В. И. Ленин», «Хождение по мукам», «Чапаев», «Бронепоезд 14-69», «Депутат Балтики», «Поднятая целина», «Молодая гвардия», «Василий Теркин», «За далью даль»,— в этих выдающихся памятниках литературы и искусства на века запечатлен каждый этап всемирно-исторической борьбы советского народа.

 

Весь огромный социалистический мир, вся лучшая часть человечества с радостью и гордостью аплодирует успехам Советского Союза и ревниво следят, как мы, советские люди, с удвоенной энергией будем создавать материальное и духовное изобилие коммунизма.
 
XXII съезд КПСС и принятая на нем Программа строительства коммунистического общества возлагают на нас, работников литературы и искусства, самые благородные задачи, непосредственно связанные с природой нашей деятельности.
 
В формировании нового человека большую роль играет литература и искусство, сказано в докладе о Программе КПСС. Утверждая коммунистическую идейность и подлинный гуманизм, литература и искусство воспитывают в советском человеке качества строителя нового мира, служат делу художественного и нравственного развития людей. Партия призывает всех деятелей литературы и искусства к смелой, новаторской разработке тем современности».
 
Человек подобен книге. Он, как и книга, может быть хорошо или плохо отредактирован влиянием общества, партии, литературы и искусства. А как улучшается книга от хорошей редакции — мы знаем все!
 
Высокая ответственность перед партией, перед всем человечеством за добросовестное выполнение поставленных перед нами задач заключается в том, что мы — деятели литературы и искусства призваны создавать не только образ нового человека, но и создавать его самого: правильно формировать его мировоззрение, развивать в нем коммунистическое благородство, непоколебимый патриотизм и интернационализм, любовь к труду — на небывалую высоту поднять его нравственную чистоту, чтобы он стал достойным гражданином первой в мире коммунистической страны.
 
Мы уже вступили в ту полосу, когда практически «нужно готовить людей к жизни в коммунистическом обществе» по самому великому принципу: «От каждого—по способности, каждому — по потребностям».
 
На первый взгляд кажется, что вторая часть этой великой формулы будет понята людьми без особого труда. Это, конечно, не так. Как представляется мне, переход к распределению — каждому по потребности — будет сопровождаться эпизодами из комического и драматического расставания с прошлым, что даст огромный шекспировско-гоголевский материал нашим драматургам.
 
Однако главная наша задача заключается, конечно, в том, чтобы всемерно помочь людям глубоко понять первую часть формулы, развить у людей любовь к труду, имея в виду, что уровень производительности труда в коммунистическом обществе должен быть многократ-
 
184-185 пропущенные страницы.
 
свыше сорока человек, пополнились также послевоенным приливом большой группы молодых одаренных прозаиков, уже зарекомендовавших себя перед читателем, таких, как Н. Кузьмин, И. Щеголихин, А. Алимжанов, А. Галиев, Ф. Чирва, Н. Корсунов, А. Ананьев, Ю. Ильяшенко, В. Новиков, А. Измалков, В. Антонов, М. Роговой и талантливыми поэтами, такими, как А. Скворцов, Л. Скалковский, А. Елков, О. Сулейменов, Евг. Букин, Валерий Антонов, А. Пряников и др.
 
За последние пять-шесть лет в Казгослитиздате вышло свыше 150 книг русских писателей Казахстана. Более 20 книг за это время издано московскими издательствами. Это, пожалуй, самое убедительное свидетельство возросшего мастерства русских писателей и актуальности разрабатываемой ими тематики.
 
Роман Ивана Щеголихина «Снега метельные», опубликованный в 1960 году в журнале «Октябрь», а затем изданный отдельной книгой в Казгослитиздате, это хорошая книга. Как писал критик А. Ложечко в газете «Литература и жизнь»: «Роман Щеголихина современен не только потому, что автор повествует о жизни целинников. Он современен утверждением душевной силы и красоты советских людей».
 
Интересна повесть о людях колхозного села другого молодого писателя — Николая Корсунова, под названием «Есть село в Приуралье...» Она была опубликована в журнале «Советский Казахстан», а затем вышла в издательстве «Молодая гвардия». Сейчас молодой автор закончил вторую повесть «Родники» о жизни и труде целинников. Повесть опубликована в журнале «Простор».
 
Целина родила немало героев. Не случайно всенародная борьба за освоение огромных просторов веками пустовавших земель стала актуальной и важной темой литературы. И надо сказать прямо, что в разработке этой большой темы русские писатели далеко опередили казахских. Пьесы Н. Анова и Я. Штейна—«По велению сердца», Н. Анова «Наследники», повести И. Шухова «Снежная повесть», Дм. Снегина «Осеннее равноденствие», И. Щеголихица «Седое поле», А. Кияницы «Половодье», А. Галиева «О Лидочке, Водяном, Ване, Цыганке и др.» — убедительное тому доказательство.
 
Хорошо и серьезно в жанре рассказа работают С. Мартьянов и С. Никитин. За последние годы у Мартьянова вышло три сборника рассказов, два - «Пятидесятая параллель» и «Ветер с чужой стороны»— в Казгослитиздате и один —«Первое задание»—в «Молодой гвардии». Сергей Никитин тоже издал четыре сборника рассказов, из них два — в Москве.
 
Успешно работают в жанре очерка Ануар Алимжанов, Алексей Брагин, Федор Чирва. Недавно вышли книги молодых способных рассказчиков А. Измалкова, М. Рогового, В. Антонова.
 
Молодой прозаик Чирва два года назад написал повесть о сельских строителях—«Совесть». Книга получила хорошие отзывы прессы, ее с интересом читает молодежь. Сейчас в Казгослитиздате выходит его новый роман «Время рассудит»— о животноводах, людях высокой мечты и большого упорства, о плодотворной связи науки с практикой.
 
В этом году в Казгослитиздате вышел первый сборник стихов Олжаса Сулейманова «Аргамаки». Молодой автор сразу обратил на себя внимание читателей и критики своеобразным поэтическим видением мира, свежей образностью и яркой, броской палитрой красок. Но, как говорят, одна ласточка не делает весны. Заинтересованные началом, мы ждали второго шага поэта. Вскоре Олжас Сулейменов принес в Союз писателей новую поэму «Земля, поклонись Человеку!» - произведение о преемственности поколений, о нашем современнике, готовом и к обузданию рек, и к покорению космоса. Поэма была издана и хорошо принята читателями. Сейчас поэт закончил еще одну поэму, и без опаски перехвалить, можно смело сказать, что в нашу литературу пришел интересный поэт.
 
Плодотворно работают русские писатели старшего поколения. Н. И. Анов, помимо названных пьес, издал романы «Крылья песни» и «Пропавший брат» и опубликовал в журнале «Простор» новую повесть о гражданской войне «Гибель светлейшего»; Иван Шухов, кроме двух книг-очерков о покорителях целины—«Степные будни» и «Золотое дно»,— написал книгу-памфлет «Дни и ночи Америки». Свыше двадцати книг для детей издал М. Д. Зверев.
 
Вот основные кадры литературы, которые я имел в виду, когда говорил о реальности выполнения в нашей республике задач, поставленных перед деятелями культуры XXII съездом Коммунистической партии. Насколько мне известно, точно так же или почти так же, обстоит дело с кадрами работников искусств.
 
Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов великолепные творения выдающихся основоположников казахской советской литературы — С. Сейфуллина, Б. Майлина и И. Джансугурова. Произведения этих писателей не потеряли своего звучания для наших дней.
 
С единственного в своем роде документально-мемуарного романа С. Сейфуллина «Трудный путь» и чудесной лирической повести Б. Майлина «Памятник Шуги» по существу начинается наша современная проза. С «Красных соколов» С. Сейфуллина начинается наша революционная драматургия. Его «Экспресс», «Советстан», «Альбатрос», «Чжан Заолинь» звучат сегодня так же свежо, как они звучали в годы их создания, они будут звучать и завтра.
 
Скромнейший из скромных, неутомимый труженик пера Б. Майлин был летописцем социалистических преобразований в Казахстане. Его пьесы «Талтанбай», «Майдан», «Жалбыр» в свое время были актуальнейшими из актуальных. Созданный им тип Мыркымбая, человека из народа, вошел в наш литературный быт, как образ Ходжи-Насыра или Алдара-Косе. Горестно вспоминать, что потеряно либретто оперы «Дударай», которое в свое время было высоко оценено литературной общественностью.
 
Более крупного после Абая поэта, чем И. Джансугуров, я лично не знаю в казахской литературе. Если у Абая нет ни одной поэмы, то И. Джансугуров был эпическим поэтом. Думаю, никто из литераторов не обидится на меня, если я скажу, что высокий художественный уровень поэзии И. Джансугурова достигнут не каждым современным поэтом.
 
Я уверен, меня поддержат все сидящие в этом зале в том, что и Сакен Сейфуллин, и Беимбет Майлин, и Ильяс Джансугуров — каждый из них заслуживает достойного его имени памятника в городе Алма-Ате.
 
Поскольку данный пленум является объединенным пленумом всех творческих союзов Казахстана, в дальнейшем я хочу хотя бы в тезисной форме остановиться на некоторых общих для всех нас проблемах, общего порядка наблюдениях и соображениях. При этом я имею в виду, что мы собрались здесь не только поговорить о них, но и предпринять какие-то практические шаги, направленные на быстрый и резкий подъем идейно-художественного уровня литературы и искусства большой многонациональной республики, какой является Казахстан.
 
Прежде чем перейти к этим проблемам, хочу подчеркнуть, что культурные достижения ранее отсталого Казахстана, расцветшего под живительными лучами ленинской национальной политики — исключительно велики, для сравнения прошлое не дает нам. никакого эквивалента. Если мы сегодня несколько резко говорим о состоянии того или иного участка культурного фронта, то и это само по себе является свидетельством роста нашей культуры, роста культурных требований народных масс, на благо кого мы и работаем. С другой стороны, если бы мы не чувствовали под ногами твердую почву, реальную силу исправить дело, то незачем было бы и говорить об имеющихся еще недостатках.
 
Нам необходимо правильно и глубоко понять причины недостатков, имеющихся на отдельных участках нашего культурного фронта, и быть непримиримо требовательными в устранении их.
 
Причины недостатков и их сущность я лично объясняю следующим образом.
 
Во-первых, несомненные успехи нашей литературы, нашего молодого искусства, не раз демонстрировавшего свою зрелость перед всесоюзным читателем и зрителем, породили у некоторой части работников культуры успокоенность— тяжелую болезнь, которая в свою очередь чревата такими осложнениями, как праздность и потеря трудовой дисциплины. А в литературе и искусстве трудовая дисциплина — это главное условие совершенствования. В этом отношении многому можно научиться у таких великих тружеников пера, как Гоголь, Флобер, Толстой.
 
Идя от одной праздничной декады к другой, от одного юбилея к другому — а на декадах и юбилеях, как известно, принято больше славить, чем говорить искренние слова о недостатках,— мы упустили много времени. Декады и юбилеи — это тоже известно — не всегда отражают подлинное положение дел в литературе и искусстве. Частенько бывает так, что на другой же день после декады или юбилея сталкиваешься с картиной совсем иной, чем видел в дни празднеств.
 
Во-вторых, вместо правдивого показа действительности, вместо мобилизации людей на устранение тех или иных недостатков нашей жизни, лакировка вуалировала эти недостатки, давала им ложную окраску.
 
190-191 пропущенные страницы.
 
родного языка, а главное, мало нам одного режиссера.
 
Наконец, театры наши потеряли былую творческую связь с Союзом писателей. А ведь когда-то связь между писателями и театрами была тесной, она взаимно обогащала деятельность коллективов. Первые свои шаги театральное искусство делало вместе с писателями. Долгое время литературные части театров возглавляли писатели: Ж. Шанин, Б. Майлин, М. Ауэзов, Ш. Хусаинов и многие другие. А ныне, как только искусство стало ведомственным делом, писатели плохо удерживаются в театральных коллективах и вообще в учреждениях культуры. Им, очевидно, там неуютно в творческом отношении. Ш. Хусаинов, К. Тогузаков, Т. Ахтанов — писатели серьезные, любящие искусство, не удержались ни в нашей киностудии, ни в других организациях Министерства культуры, включая сюда Казахский академический театр.
 
Из этих, на первый Взгляд, обычных фактов я лично делаю два вывода: первый,— по-видимому, искусство-род человеческой деятельности, который не ведомствен по своему существу; второй вывод — мы, писатели, делаем большую ошибку, рассматривая искусство как дело чуждого нам ведомства.
 
И последний вопрос, на котором мне хотелось бы подробно остановиться — это вопрос о состоянии современной драматургии и кинодраматургии.
 
За время, прошедшее после XX съезда партии, на сценах театров республики поставлено около 40 драматических произведений казахских писателей, выпущено свыше 15 кинофильмов по нашим сценариям. Количественно это не мало, но по качеству выпущенная продукция далеко не удовлетворительная. Во-первых, только половина всех осуществленных постановок в театрах и кино посвящена животрепещущим проблемам сегодняшнего дня, во-вторых, огромное большинство этих постановок не выдержало испытания временем.
 
По мере роста культурного уровня народа, все ощутимее становятся высокие требования современного зрителя к произведениям сцены и экрана. А пьес, всесторонне удовлетворяющих возросшие духовные запросы народа, по-настоящему отражающих современность, у нас в республике все еще нет. Много и полезно работают наши драматурги из числа старой гвардии — А. Абишев, А. Тажибаев, Ш. Хусаинов. Появился молодой отряд драматургов в лице С. Адамбекова, X. Бекхожина, 3. Шашкина, К. Шангитбаева, К. Мухамеджанова, Т. Ахтанова, но, к огорчению, мы не можем пока назвать имен героев их произведений, которые стали бы нарицательными в народе, примером для миллионов.
 
Герои многих наших пьес мечутся по сцене, решая проблемы, давно уже решенные самой жизнью, они повергают в прах заскорузлых консерваторов, чья неминуемая гибель ясна зрителю с первого же действия. Правда, эти герои не лишены способности любить. Но и любовь их странным образом регламентирована нормами производственных успехов или неудач.
 
Нет у нас персонажей масштабных, увлеченных большими делами и свершениями. В пьесах пока что мало жизненного и правдивого, конфликты выражены чисто литературно — в словах, а не в действии, в поступках героев. Ни для кого не секрет, что наши театры в большинстве случаев берут у драматургов не пьесу, а злободневную тему, отображающую какую-то идею или идейку, а потом мучительно ищут события.
 
Спрашивается, где же искать причину отставания нашей драматургии и кинодраматургии?
 
Только несовершенством художественного мастерства, нежеланием автора «работать много и долго» можно объяснить то, что на наших подмостках калейдоскопически мелькают наспех написанные пьесы, в которых самые хорошие, современные идеи погибают из-за недостатков художественного их воплощения.
 
В этой связи мне хочется сказать несколько слов о нашем рабском отношении к старым канонам драматургии. Я лично все больше и все глубже ощущаю, что старые художественные нормы не всегда пригодны для того, чтобы с их помощью выразить человеческие отношения в социалистическом, тем более коммунистическом обществе?
 
Что перспективного, новаторского и просто интересного мы замечаем в нашей драматургии за последний период?
 
В «Ой, девушки!» К. Шангитбаева и К. Байсеитова меня радует живость и действенность пьесы, незавуалированность, ясность характеров ее действующих лиц. В пьесе молодого драматурга К. Мухамеджанова «Волчонок» найден правдивый образ молодой, честной и наивной девушки, вполне типичной для нашего времени. Такая двуязыкая девушка, с непохожим на своих родителей открытым характером, у нас имеется в каждом доме. В пьесе Т. Ахтанова «Сауле», несмотря на присущие ей недостатки, я приветствую попытку автора создать крупные характеры наших современников. В пьесе опытного драматурга А. Абишева «Люди единой цели» более углубленно, чем в его прежних произведениях, разрабатывается идея несовместимости чувства зависти и эгоизма с нашим временем. Кроме того, примененный им прием постепенного развертывания действия кажется мне перспективным. Молодой драматург М. Дузенов написал хорошую разоблачительную пьесу об обманщиках государства. Это весьма актуальное для Казахстана произведение при умелой постановке должно прозвучать как весомое, политически острое слово нашей драматургии.
 
Если вдуматься во все эти факты современной драматургической практики, то мы поймем, что сделаны уже реальные шаги на пути создания у нас серьезной литературы для театра.
 
Я, пожалуй, несколько затянул свой доклад. Два слова о наших критиках и о вопросах организационного порядка.
 
Критика у нас — немолодой жанр, она родилась и развивалась вместе с нашей литературой и искусством. В литературоведении и искусствоведении работают сейчас такие крупные ученые, как А. Жубанов, М. Каратаев, Е. Исмаилов, Б. Кенжебаев, М. С. Сильченко, Н. С. Смирнова, талантливая молодежь — М. Базарба-ев, К. Нурмаханов — и многие другие.
 
Но настоящие успехи наших критиков, как это отмечалось не раз, лежат в области литературоведения, а не в живом, повседневном и активном участии ее в литературной практике сегодняшнего дня. В этом наше главное недовольство критикой. Она слишком дипломатична, слишком обтекаема в своих суждениях, когда речь идет о творчестве современников. Поэтому она все еще не стала настоящим другом и серьезным товарищем писателя в решении им сложных творческих проблем идейно-художественного мастерства, тем более она не стала учителем писателя, о чем так страстно мечтал А. В. Луначарский.
 
Что касается вопросов организационного порядка, то у меня здесь имеются два предложения.
 
Созданием ряда творческих союзов и учреждений Министерства культуры мы, во-первых, бесхозяйственно распылили силы, во-вторых, не избежали параллелизма в работе организации. Например, созданием репертуара для театров и кино занимаются у нас:
 
— репертуаром для народных театров — Дом народного творчества;
 
— репертуаром для республиканских театров — Министерство культуры и сами театры;
 
— репертуаром для областных и районных театров — Министерство культуры;
 
— репертуаром для кино — киностудии и Союз работников кинематографии.
 
В конечном счете все эти организации не минуют Союз писателей, но каждый тянет в свою сторону, а стройного планирования тем и проблем не получается. Не проще ли, не плодотворнее ли будет проблему создания репертуара для всех театров республики и кино сосредоточить в одних руках, чтобы кто-нибудь один отвечал за это дело?
 
Второе предложение. Я не вижу смысла и дальше оставлять издательство художественной литературы в системе Министерства культуры. Мы превратили издательство в «слугу двух господ». Мне кажется, что Союз писателей Казахстана мог бы лучше бороться с браком, который еще в обилии имеется в работе издательства. Часть вины за этот брак, конечно, ложится на творческие секции Союза писателей. Но большая часть вины падает на Министерство культуры, на его отдельных работников, которые оказывают незаконный нажим на издательство, протаскивают в печать недоброкачественные переводы и т. д.
 
1962 г.