Смотрите информацию облицовочный кирпич цокольный тут.


 ВЗЫСКАТЕЛЬНОСТЬ ПИСАТЕЛЯ

Меня волнуют некоторые общие вопросы литературы, в частности, вопросы, связанные с нашей драматургией.
 
Положение современной драматургии, как известно, оставляет желать много лучшего.
 

 

Советская драматургия начала победное шествие как драматургия революционная, героическая. За последнее время она во многом утеряла драгоценное качество — высокую пафосность, и утеряла в значительной мере потому, что развелось много людей, которые принесли дух делячества в драматургическое искусство. Приземленный подход к нашей героической современности продолжает быть массовым явлением до сих пор. Утрачены героика и романтика, которые необходимы настоящему искусству и которые дают ему возможность возвеличить героя, показать его крупным планом, сделать его властителем дум.
 
Серость, увы,— беда не только драматургии. Думается, что бороться с посредственностью надо изо всех сил и сообща, а Союзу писателей и Министерству культуры надо решительно прекратить серый поток ненужной, халтурной писанины.
 
У нас очень много времени ушло на разжевывание и пережевывание «теории бесконфликтности». Я, конечно, не собираюсь оплакивать кончину этой пустой чепухи. Ведь никто из настоящих писателей не исповедовал эту «теорию», она питала только ремесленников. Нельзя не сожалеть, что наша литературная наука, отлично понимая, что конфликт есть главный стержень любого художественного произведения, тем более драматического, до сих пор не занимается изучением природы конфликта в наших советских условиях. А. Сурков сказал в своем докладе, что природа современных конфликтов заложена в трудовой и общественной деятельности людей. Это, конечно, верно. Но стоит перейти к практике, как мы непременно столкнемся со множеством готовых стандартов и характеров-схем. Трудовая и общественная деятельность героя зачастую глушит его человеческий облик, характер. Драматургия кружится в основном вокруг одних и тех же ситуаций, например: муж хочет ехать в район (на целину), а жена не хочет.
 
Пора разоблачить чуждые нашей литературе жульнические приемы, к которым прибегают отдельные окололитературные «деятели». Из республики в республику совершают путешествия пьесы и киносценарии с универсальными героями, лишенными каких бы то ни было индивидуальных и национальных черт характера. Если автор назвал своего героя Ходжаевым, он сойдет за узбека; окрестит он его Ходжибековым,— герой станет азербайджанцем; наречет он его Ходжибаевым,— герой превращается в казаха. Бывает так, что вещь отвергают в Москве, но переправляют в республику: там, мол, все сойдет. Бывает еще хуже. У меня на столе лежит огромная рукопись романа, которая до этого лежала в Союзе писателей СССР. Там вполне могли сказать автору, что никакого романа у него не получилось, но неприятное слово почему-то предоставили сказать мне.
 
Думается мне, что настало время разобраться и в так называемой теории «производственного фона». Я не требую, чтобы тракторы пахали целину прямо на сцене или зрители любовались, как на их глазах бьет фонтан нефти. Но нельзя допускать, чтобы человека отрывали от его трудовой деятельности. Во многих пьесах рабочего узнаешь только по его одежде, а вот как он проявляется в главном деле своей жизни, мы не видим, об этом мы не научились еще рассказывать языком искусства. Мне кажется также, что мы чересчур щедро наделяем каждый литературный образ титулом «обобщенный», забывая при этом о глубоком смысле этого понятия, упуская из виду художественную ценность образа.
 
Теперь несколько слов об организационных вопросах, которые, на мой взгляд, связаны с нашим творческим ростом.
 
Третий съезд писателей должен положить начало новому методу руководства многонациональной советской литературой. Мы единодушны в мнении, что прежняя форма руководства изжила себя. Мне кажется, съезду нужно учесть и пожелания национальных писателей.
 
Нельзя по-прежнему руководить национальными литературами через консультантов комиссии по братским литературам. Эту миссию должны взять на себя ответственные работники Союза.
 
Нельзя судить о той или иной национальной литературе по переводу. В руководящий орган Союза писателей СССР должны входить люди, которые умели бы читать не только по-русски, по-настоящему знали бы национальные литературы.
 
Коренным образом должна быть перестроена работа редакций всех печатных органов Союза писателей с тем расчетом, чтобы все они действительно стали органами многонациональной литературы. Наши печатные органы по традиции занимаются только определенной, самой известной, по существу, узкой группой национальных авторов. Пора обратить внимание на широкие литературные кадры и следить за их продукцией по оригиналам, а не по переводу на русский язык, который появляетея обычно спустя три-четыре года после выхода книги на родном языке.
 
По-моему, недостаточно ограничиваться расширением редколлегий газет и журналов путем формального включения в них представителей национальных литератур. Нужна перестройка более основательная. Было бы, например, очень полезно, если работники «Литературной газеты» умели бы читать на языках ведущих наших литератур.
 
Не нуждается в доказательстве и настоятельная необходимость организаций центрального издательства литератур народов СССР.
 
Выступления в печати В. Лациса, М. Гусейна, выступления на съезде О. Гончара, П. Бровки и других товарищей в достаточной мере обосновали своевременность всех этих мероприятий. Я тоже присоединяю свой голос к этим писателям и надеюсь, что съезд поддержит нас единодушно.

1959 г.