bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека




 НАШИ БРАТЬЯ И ДРУЗЬЯ

В начале XIX века на просторах казахских степей начали мирно располагаться рядом с казахскими аулами русские поселки.
 
Приобщение к русской материальной и духовной культуре породило у степняков новые понятия о жизни, вызвало у молодого поколения казахов новые идеалы. Несмотря на ислам, в степи все усиливалась тяга к русской школе. Именно она, русская школа, открыла глаза на мир Чокану Валиханову и Ибраю Алтынсарину, которые, кстати сказать, имели предшественников, получивших воспитание в русской школе.
 
Народы, населявшие огромную территорию Российской империи, узнавали друг друга все ближе. Началось дружеское переплетение культур. Абай сочиняет стихи, совершенно непохожие на все то, что было до него в казахской поэзии. Письмо Татьяны через его перевод переходит из уст в уста степных певцов, русская девушка Мария, дочь Егора, сочиняет песни на казахском языке. А в двадцатых годах нашего века Казахстан уже мог гордиться и своими уроженцами — русскими писателями.

 

Факты исторических связей Казахстана и России я вспомнил потому, что оттуда, из глубины прошлого, начинается традиция дружбы наших народов, а вместе с нею и братство наших двух литератур — казахской и русской.
 
Свыше тридцати русских писателей и поэтов входят в состав Союза писателей Казахстана в данное время. Это наши братья и друзья. Само собой понятно, что успехи наших братьев и друзей искренне радуют нас, а неудачи — огорчают. У всех у нас много общих проблем, связанных с особенностями республики, проблем, над разрешением которых надо работать сообща.
 
Отряд русских писателей, живущих в Казахстане,— большая сила. Произведения И. Шухова, М. Зверева, Н. Анова, Д. Снегина, Н. Титова, изображающие жизнь республики, широко известны у нас, да и не только у нас. Трудно представить себе культурного человека в нашей стране, который не знал бы романов Ивана Шухова «Горькая линия» и «Ненависть». Правдивый показ Жизни во всей ее сложности и противоречивости, верность духу изображаемой эпохи, яркость характеров, живые пейзажи, сочный язык принесли этим романам заслуженную популярность. Иван Шухов показал, что судьбы казаха и казака, русского крестьянина, или судьбы казаха и переселенца-украинца, живущих рядом, неразрывно связаны. Злоключения героев романов Шухова, Снегина, Анова заставляют пережить то, что было когда-то всеобщим горем Казахстана.
 
А книги русских писателей Казахстана, освещающие деятельность советских людей, социалистическое преобразование республики? Их много, таких книг. Кроме «Ак-Мечети» и «Крыльев песни», романов о прошлом, пользующихся тем не менее заслуженной любовью сегодняшнего читателя казахстанца. Н. Анов написал две пьесы об освоении целины.
 
Повесть «На дальних подступах» и роман «В городе Верном» Д. Онегина, посвященные событиям различных эпох, подкупают прежде всего большим интернациональным чувством. Начав как поэт, Онегин сейчас перешел в прозу, упорно порой не без тяжелых творческих мук, работает на этом поприще.
 
Родной стихией русских писателей Казахстана является тема нашей современности. Если обратиться к фактам последних лет, насыщенных событиями большой исторической значимости, мы увидим, что наши земляки и друзья по перу одними из первых отзываются на «злобу дня».
 
Цикл интересных очерков о жизни целинников, полной героики труда, опубликовал Д. Снегин, Иван Шухов один за другим выпустил два сборника очерков о целине: «Золотое дно» и «Степные будни». Очерки эти как бы завершают многолетний труд писателя, поставившего перед собой задачу показать, как осуществилась заветная народная мечта — превратить пустынные степи Казахстана в цветущую хлеборобную житницу. Читая очерки Шухова, художника большого самобытного, мы зримо видим людей, слышим их колоритную речь, любуемся ковыльной степью и разливом пшеницы, ощущаем запахи трав и порывы тугого степного ветра. Краски писателя ярки, слово полновесно и точно. Сейчас И. Шухов работает над новым большим романом на современную тему.
 
Вот уже тридцать лет работает в литературе детский писатель-натуралист М. Зверев. С биноклем и блокнотом он исколесил весь Алтай, побывал во многих, самых отдаленных уголках Казахстана, путешествовал по пустыне Бетпак-Дала. М. Зверев так много знает из жизни природы и так хорошо, что ему не нужно прибегать к ложной занимательности. Он пишет просто, ясно, с той убедительной естественностью, которая возникает только от обилия жизненных впечатлений. В его очерках, рассказах и повестях точно и правдиво воспроизведены картины безводной пустыни и алтайских лесов, прибалхашских плавней и гор Тянь-Шаня.
 
Из Казахстана ушел на фронт журналист Ф. Егоров. В одном из боев, раненый, он попал в плен. Пять месяцев провел за колючей проволокой, затем бежал из плена и снова участвовал в боях. Вернулся с войны Егоров в Алма-Ату, десять лет проработал в «Казахстанской правде» и недавно написал повесть «Не склонив головы» (была напечатана в «Новом мире»). Он у нас самый молодой член Союза писателей, но в литературу пришел, как видно и по биографии, с большим жизненным багажом.
 
Ко времени первой казахской Декады, проходившей в Москве в 1936 году, книги русских авторов Казахстана насчитывались единицами. Теперь их гораздо больше. Кроме произведений Шухова, Снегина, Анова, Зверева, к Декаде выпущен целый ряд книг других русских писателей, в том числе сборник повестей и рассказов «Светлые ночи» А. Семенова, «Пятидесятая параллель» С. Мартьянова, сборники стихов «Приметы осени» Н. Титова, «Поздняя встреча» Л. Кривощекова и «Снег тает» Ф. Моргуна, коллективные сборники прозаиков и поэтов.
 
Если прибавить сюда романы 3. Танхимовича, поэтические сборники Д. Рябухи, Л. Скалковского и
 
A. Брагина, киносценарии В. Абызова и критические статьи Н. Ровенского; если вспомнить о произведениях Н. Кузьмина, Ф. Чирвы, Д. Черепанова, Б. Петрова,
 
B. Ванюшина; если назвать имена талантливой литературной молодежи в лице И. Щеголихина, В. Новикова, А. Ананьева и других, то станет ясно, какую отрадную пору роста переживает сейчас отряд русских литераторов Казахстана.
 
Все это так, все это радует, и тем не менее хочется сделать несколько общих замечаний нашим товарищам.
 
Прежде всего нам хочется, чтобы русские писатели республики глубже чувствовали свою ответственность как представители большой русской литературы. К сожалению, нашим авторам не всегда хватает подлинной писательской культуры. Вместо образно-эмоционального воздействия на читателя в некоторых книгах—декларативность, созерцательность.
 
Некоторые товарищи не осмеливаются показать свои вещи в Москве, представить их на обсуждение в среде квалифицированных литераторов столицы. Думается, нам нельзя вариться в собственном соку.
 
Создавая произведения о прошлом и настоящем Казахстана, русские писатели, понятно, не могут не показывать жизнь казахов. Однако образы казахов не всегда удаются им.
 
Происходит это оттого, что писатели недостаточно общаются со своими казахскими героями, плохо знают их быт, склад мысли, их привычки. Конечно же, немалую печальную роль играет здесь незнание языка.
 
Который раз мы говорим о том, что русским писателям, связавшим свои судьбы с братскими литературами, необходимо знать язык этой национальной литературы. Ведь мало того, что Снегин и Шухов пишут о Казахстане, они же признанные переводчики произведений казахской литературы! Если к этому добавить, что отцы Снегина и Шухова прекрасно знали казахский язык, то... впрочем, все само собой ясно. Нельзя превращать изучение языка в особую государственную проблему, как это стараются делать некоторые наши русские писатели в республике, требуя специальных школ, ассигнований и т. д. Для знания языка нужно «немногое»— истинная любовь, подлинный интерес к нашему языку.
 
Известно, что русские ученые и писатели (Ильминский, Алекторов, Даль, Тверитин и др.) в условиях полного отсутствия казахской грамоты сумели усвоить казахский язык, благодаря чему сохранили для наших дней ценные памятники духовной культуры казахского народа. Выдающийся казахский поэт Султанмахмут Торайгыров в одном из первых стихов своих писал: «Я клянусь усвоить русский язык и письмо русское». И надо сказать, что упорнейшим трудом, неодолимой любовью к чужому языку он добился этого.
 
Мы живем в эпоху подлинного расцвета национальных культур, в эпоху теснейших взаимоотношений, взаимовлияний и взаимообогащения этих культур. В наших условиях изучение братских языков, как первейших элементов культуры, представляет далеко не излишнюю роскошь для писателей, живущих в национальных республиках, да и не только, думается мне, для этих писателей!
 
Мы, казахские литераторы, относимся к произведениям русских авторов Казахстана с подлинным участием братьев и друзей.
 
Мы живем и работаем рядом. Опыт убеждает нас в том, что постоянное тесное общение казахских и русских писателей является жизненно необходимым фактором в развитии наших литератур.

1958 г.