Главная   »   Читать книгу онлайн. Черты эпохи. Габит Мусрепов   »   О ДАЛЬНЕЙШЕМ УСИЛЕНИИ ВЗАИМОСВЯЗЕЙ ЛИТЕРАТУР НАРОДОВ СССР


 О ДАЛЬНЕЙШЕМ УСИЛЕНИИ ВЗАИМОСВЯЗЕЙ ЛИТЕРАТУР НАРОДОВ СССР

В конце прошлого года Секретариат Правления Союза писателей СССР обратился в республиканские союзы с просьбой высказать свои соображения относительно того, как можно было бы еще более укрепить взаимосвязи литератур народов СССР, координировать нашу работу в этой области, придав ей более плановый, систематичный характер.
 
В ответ на это обращение из республик поступило много ценных, деловых и конкретных предложений, которые с некоторыми сокращениями были опубликованы на страницах «Литературной газеты». В Союзе писателей, в Институте мировой литературы им. А. М. Горького, в журналах «Дружба народов», «Вопросы литературы», в «Литературной газете» также состоялись совещания по вопросам изучения братских литератур и улучшения организационно-творческой работы по углублению и расширению взаимосвязей между литературами народов СССР.
 
За время, прошедшее после Третьего Всесоюзного съезда писателей СССР, советская литература — единая и многонациональная добилась новых значительных успехов. Творчески окрепли республиканские писательские организации. Во всех братских литературах появилось немало ценных и нужных народу произведений на темы современности, изображающих созидательный труд строителей коммунизма. Высшей литературной наградой — звания лауреата Ленинской премии — за последнее время удостоены представители многих братских литератур.

 

Все это стало возможным благодаря повседневному вниманию и заботе Коммунистической партии Советского Союза о дальнейшем развитии литературы и искусства в нашей стране. Одним из наиболее ярких проявлений такой отеческой заботы были незабываемые встречи руководителей партии и правительства с деятелями литературы и искусства. Как раз год тому назад состоялся прямой нелицеприятный разговор на Ленинских горах и в Кремле по самым насущном вопросам художественного развития. Этот принципиальный разговор вдохновил всех писателей, создающих нашу многонациональную литературу. Затем состоялся июньский Пленум ЦК КПСС по идеологическим вопросам, который нацелил нас на всемирную активизацию всех сил литературы и искусства в период развернутого строительства коммунистического обществ в нашей стране.
 
Основное направление развития всей напрей культуры четко и глубоко определено Программой КПСС, принятой XXII съездом партии. В ней говорится: «Усиливается идейное единство наций и народностей, сближение их культур... Развивается общая для всех советских наций интернациональная культура». Мы живем в период расцвета литературы советских наро-дов-братьев, раскрытия всех творческих возможностей каждой национальной культуры. Этот расцвет обогащает нашу духовную сокровищницу все большим количеством высокохудожественных произведений, приобретающих интернациональное значение. И в этих условиях особенное значение имеет указание июньского Пленума ЦК КПСС, который снова и снова призвал нас «укреплять братскую дружбу народов Советского Союза — величайшее завоевание социализма, активно содействовать взаимообогащению культур народов СССР...»
 
Именно это и имел в виду Секретариат Правления СП СССР, обращаясь к братским Союзам за советами, как в новых условиях по-новому укреплять и развивать творческие взаимосвязи между нашими литературами, между республиканскими писательскими организациями и печатными органами, между писателями, работающими в различных жанрах. И сегодняшний наш разговор, который* как мы надеемся, будет активным, деловым и плодотворным, посвящен этой животрепещущей проблеме.
 
Для всех нас очевидно, как творчески созрели и поднялись все наши литературы, как выросли они не только по числу писателей, но и по идейно-художественному уровню, по полнокровному развитию всех жанров, по глубине реалистического проникновения в жизнь. Не менее очевидно и то, что при этих условиях и взаимосвязи литератур должны быть найдены новые формы, которые соответствовали бы задачам литературного развития на данном этапe. Явно не правы те товарищи, которые из факта всестороннего роста литератур делают подчас бод ее чем парадоксальный вывод о том, что литературы якобы не нуждаются теперь в координировании взаимных контактов, в живом и повседневном творческом взаимодействии. Наоборот, сейчас, как нельзя более остро осознаем все мы необходимость обмена художественным опытом литератур, разработки и теоретического осмысления творческих проблем, лучшей организации общими усилиями переводческого дела. Укрепление творческих контактов несомненно будет способствовать утверждению во всех звеньях нашей многонациональной литературы высоких общесоюзных критериев идейности и мастерства, о которых нам все время напоминает наша партия. Совершенно очевидна актуальность и значительность существа выдвинутых самой жизнью новых требований к нам, к повседневной работе наших писательских организаций. И только на путях целеустремленной совместной работы, всемерного содействия делу развития национальных литератур сможем мы, литераторы, быть на высоте задач, поставленных партией. Здесь уместно напомнить об уставе нашего Союза, в котором очень хорошо сказано, что одной из важнейших наших целей является «...всемерное развитие и укрепление братской дружбы всех литератур Советского Союза путем взаимной помощи, обмена творческим опытом, дальнейшего улучшения качества и увеличения количества переводов художественных произведений на русский язык и другие языки народов Советского Союза».
 
Обратите внимание, что и все товарищи, высказавшиеся на страницах «Литературной газеты», выражали свою озабоченность именно в этом смысле, подчеркивали именно эту мысль.
 
Задача нашего сегодняшнего разговора — еще раз обменяться соображениями по этому вопросу и нашим коллективным разумом определить такие отправные начала и дать такие рекомендации, которые отвечали бы нынешним условиям литературного развития, уровню и художественной практике братских литератур.
 
Каждому же ясно, что речь идет не о какой-то опеке, регламентации и прочем в отношении отдельных литератур. Речь идет о нашем общем и взаимном, повседневном, серьезном всестороннем и коллективном знании литературного процесса как в целом, так и во всех его отдельных национальных отрядах, об изучении всего богатства нашей журнальной и книжной продукции. Только на этой основе и может быть достигнуто то, что нам необходимо — обобщение нашего художественного опыта, взаимообогащение им, выявление новых и новых творческих возможностей метода социалистического реализма.
 
За последнее время мы пытались искать и пробовать самые различные формы работы в этом направлении.
 
В частности, одной из плодотворных форм представляется нам активное включение в повседневную работу Секретариата СП СССР дежурных секретарей правления — представителей Союзных республик. Опыт показал, что эти товарищи помогают Секретариату как в постановке и обсуждении важнейших творческих вопросов, так и в разработке документов, направленных на дальнейшее развитие взаимосвязей братских литератур.
 
Давайте же обменяемся мнениями, давайте проанализируем то, что у нас есть, и подумаем над тем, чего же нам, действительно, недостает, чтобы каждый был причастен к этой большой работе, ради которой и создан наш творческий союз.
 
У нас ведь большое хозяйство, и оно требует всестороннего анализа и четких, глубоко продуманных организационных усилий. Ведь бывает так: начинаем мы хорошее дело, а что-то не продумали, где-то проморгали и в итоге — получаем меньший результат, чем могли бы получить при условии более глубокой, оперативной и четкой организации.
 
Я хочу — хотя бы вкратце — поделиться с вами некоторыми соображениями по отдельным сторонам нашей организационной работы и вынести на обсуждение один из возможных вариантов того рабочего решения, которое, как мне кажется, поможет нам по-деловому наладить повседневную конкретную деятельность, направленную на дальнейшее укрепление и развитие творческих взаимосвязей наших литератур.
 
Одной из новых форм взаимосвязей братских литератур, широко практикуемых ныне писательскими организациями союзных республик, стали межреспубликанские декады, недели и вечера литературы, которых за последние годы проведено не так уж мало. Можно вспомнить, например, что Союз писателей Белоруссии провел у себя недели украинской и латышской литератур. Украинские писатели в свою очередь организовали приезд в республику и выступления перед трудящимися республики белорусских, казахских, таджикских и молдавских писателей. Союз писателей Узбекистана провел декады и недели русской, украинской, казахской и таджикской литератур. Литовские писатели приняли у себя группу московских поэтов и критиков. У туркменских писателей гостила группа киргизских и казахских литераторов, в Казахстане — украинские, узбекские, туркменские, татарские писатели. Была проведена Неделя казахской литературы в Татарии и Таджикистане, обогатившая литературу взаимными переводами и обменом творческих проблем.
 
В течение последних четырех-пяти лет в среднем проводится по 12—13 межреспубликанских писательских встреч, которые способствуют сближению писателей разных национальностей, изучению жизни трудящихся одной республики писателями другой республики. Творческие разговоры, споры, беседы, сообщения, экскурсии, которые проходят при таких встречах, обогащают кругозор писателей, пробуждают в них живой интерес к жизни народа данной республики и его культуре. Во время Декады русской литературы, проведенной осенью прошлого года в Узбекистане, например, состоялось 294 писательских выступления, на которых присутствовало свыше ста тысяч слушателей. Рабочие Караганды и Балхаша, целинники Казахстана были искренне рады встречам с узбекскими, туркменскими и татарскими писателями. Эти встречи неизменно превращались в праздники дружбы и братства между народами нашей великой страны.
 
Очень отрадно, что мы стали ездить друг к другу чаще, чем, скажем, лет 10—15 тому назад. Общения писателей — это духовное общение народов.
 
Но наше общение не только праздник, но прежде всего — работа, работа очень интересная, напряженная, сопровождаемая обилием свежих впечатлений и наблюдений.
 
Именно поэтому мы не можем закрывать глаза на то, что в организации и проведении межреспубликанских литературных декад и недель есть еще много серьезных недостатков. Прежде всего в практике их проведения доминирует однообразная форма выступления поэтов перед читателями с чтением стихов и экскурсии по республике.
Всем вам известно и то, что недели в некоторых республиках проходят излишне помпезно. Я не против праздничности,— ведь само собой понятно, поскольку общения эти носят характер торжества социалистических культур,—я против именно помпезности, против того, что недели наши проходят подчас громоздко, с многочисленными приемами, из-за которых иной раз сильно сокращается время, необходимое для деловых, творческих разговоров.
 
Как уже было сказано, из всех республиканских писательских организаций в Секретариат поступили письма относительно того, как наша всесоюзная организация — Союз писателей СССР — должна улучшить работу в области дальнейшего укрепления взаимосвязей между братскими литературами. Во всех этих письмах горячо поддерживаются литературные декады, недели и вечера, и в то же время дружно указывается на те недостатки, которые нужно устранить общими усилиями.
 
Надо сказать, что многие руководители Союзов писателей республик в своих письмах справедливо указывают на поспешность, недостаточную целеустремленность, отсутствие четкого, заранее продуманного, плана литературных декад и недель. Они считают, что в этих планах, помимо литературных вечеров и экскурсий по республике, необходимо предусматривать дискуссии по актуальным литературным проблемам, обсуждения новых книг, встречи в издательствах и редакциях и т. п.— словом, больше мероприятий творческого характера.
 
Совершенно ясно, что во время литературных встреч и недель необходимо организовать широкий творческий деловой разговор о насущных проблемах литературы. Предметом такого разговора могут служить как конкретные произведения участников встречи, так и творческие проблемы, стоящие перед всей советской литературой.
 
Было бы полезно организовывать тщательно подготовленные межреспубликанские встречи писателей, работающих в определенном жанре или роде литературы (скажем, поэты, драматурги, новеллисты, критики и литературоведы), или же - в определенном тематическом направлении (скажем, изображение жизни рабочего класса). Естественно, что такие встречи и дружеские дискуссии требуют взаимного предварительного ознакомления — и ознакомления весьма основательного—с соответствующими разделами другой национальной литературы. Но польза от подобных встреч, при условии вдумчивого. их проведения, будет несомненной.
 
Одним из конкретных результатов межреспубликанских недель и вечеров литературы могло бы стать установление непосредственных творческих контактов между писателями братских республик для создания, скажем, коллективных работ очеркового типа или кинофильмов, как это сделали, например, украинцы и белорусы.
 
Особое внимание надо уделить тому, чтобы устраивались встречи писателей тех республик, народы которых в силу исторических обстоятельств не имели в прошлом тесного общения. В этом смысле декады и недели, скажем, между прибалтийскими республиками и республиками Средней Азии и Казахстана приобретают исключительно важное значение.
 
Нашему Союзу писателей СССР, как мне кажется, необходимо лучше координировать межреспубликанские литературные мероприятия и, самое главное, изучать и обобщать их опыт, максимально способствовать тому, чтобы они проходили плодотворно и деловито.
 
Разве нормально положение, когда некоторые республиканские организации, проводившие у себя недели, не всегда должным образом заботились о том, чтобы к приезду писателей братской республики были переведены и изданы хотя бы несколько самых лучших произведений данной литературы? Между тем одной из важных и благородных задач межреспубликанских встреч писателей должно быть стремление возможно шире ознакомить трудящихся республики с творчеством писателей другой республики.
 
Союзы писателей республик должны организовать дело так, чтобы к приезду литераторов братских республик местные газеты, журналы, радио и телевидение широко ознакомили своих читателей и слушателей с творчеством приезжающих писателей, а также с лучшими произведениями классиков, обеспечив для этого заблаговременную рекомендацию и представление гостями необходимых материалов.
 
Ясно, что нельзя проводить декады, недели, вечера без предварительной подготовки, не установив контакта с книготоргующими организациями в центре и на местах. Нам нельзя работать в отрыве от организаций, издающих и распространяющих книги. Суть всей нашей писательской работы сводится в конечном счете к книгам.
 
С момента выхода в свет первой датированной русской книги в 1954 году до Великого Октября, т. е. за 353 года, в России, оказывается, вышло в свет 520 тысяч названий книг по различным областям человеческих знаний, включая и художественную литературу.
 
За истекшие же 46 лет после революции в Советском Союзе вышло в свет более полутора миллионов названий книг, в том числе художественной литературы — 183 589 названий: на русском языке — 106 412 названий и на языках народов СССР — 54 860 названий книг.
 
В Казахской республике, которую я здесь представляю, за годы Советской власти, по 1962 год включительно, выпущено в свет 1776 названий книг литературнохудожественных произведений, общим тиражом 26 миллионов 269 тысяч.
 
Разве эта короткая статистическая справка не говорит красноречиво о той культурной революции, которая свершается в нашей стране?
 
В наше время обмен творческими достижениями народов СССР стал одним из важнейших факторов строительства социалистической культуры, духовного развития советских народов.
 
Однако мы не можем обольщаться статистическими величинами. Все ли мы делаем для того, чтобы культурные ценности, создаваемые писателями на более чем 60 языках, становились достоянием всей массы многонациональных читателей — вот один из вопросов, связанных, так сказать, с книжным делом.
 
В этой связи возникает и другой вопрос. Общаются ли республиканские издательства в процессе работы над планами редакционной подготовки и планами выпуска книг между собой для того, чтобы предотвратить параллелизм, обогатить друг друга интересными изданиями, участвуют ли в этой работе писатели, обсуждаются ли вопросы, связанные с формированием тематических планов на региональных совещаниях республиканских издательств с участием писателей?
 
Знают ли республиканские издательства и книготоргующие организации о том, какие национальности проживают на территории республик для того, чтобы учитывать это при формировании тематических планов и определении тиражей?
 
Книжный обмен между братскими республиками совершенно не организован, сводные тематические планы республиканских изданий не анонсируются в информационных бюллетенях Союзкниготорга. Можно с уверенностью сказать, что вся работа по книгообмену предоставлена самотеку, и вся эта. область являет собой по-истине непочатный край.
 
В СССР в сельских районах проживает 49% населения. Вместе с тем, удельный вес книг, продающихся на селе, в общем книгообороте страны составляет не многим более 26%. Следовательно, можно сделать вывод, что книга не доходит до сельского жителя. В селах, аулах, кишлаках ждут книгу, а ее там нет. А тем временем на складах республиканских издательств и книготоргов книги годами накапливаются и списываются в макулатуру.
 
За десятилетие после Второго Всесоюзного съезда писателей (1954 год), на котором вопросам художественного перевода было уделено большое внимание, в выпуске переводной книжной продукции произошло серьезное качественное изменение. Переводная литература составляет теперь в ряде республик свыше половины всего годового выпуска, а по всей стране достигла 70%. Процесс перевода рассматривается всеми нами, как необходимый элемент, характеризующий сущность многонациональной советской литературы, а сама переводная литература — как ее составная и неотъемлемая часть. Что переводится, как переводится и кто переводит — эти вопросы глубоко волнуют писательскую общественность, им были посвящены проходившие вскоре после XXII съезда КПСС в ряде республик региональные конференции, об этом много пишут в последнее время на страницах «Литературной газеты».
 
Налицо большие сдвиги в области переводной литературы.
 
Но, с другой стороны, законную тревогу писательской общественности вызывает качество переводов— как на русский язык, так и на все другие языки нашей страны. Много книг издается в плохих, низкопробных переводах, практика перевода прозы по «подстрочнику» как будто не собирается сдавать своих позиций, хотя еще на Втором писательском съезде она была подвергнута резкой критике.
 
Знакомство со списками изданных за последние годы в республике книг и радует, и огорчает одновременно. Если в переводе на русский язык мы видим все или почти все наиболее значительные произведения национальной прозы, поэзии и, частично, драматургии, посвященные непосредственно темам современности, то этого нельзя сказать о работе наших национальных издательств. Конечно, здесь нельзя обобщать — у каждой республики свои особенности, свои возможности. В Литве, Латвии, Эстонии, Молдавии, на Украине — переводятся много книг, издательские планы отражают сегодняшний день в значительной степени, там стараются как можно скорее сделать современное произведение русского писателя достоянием своих читателей. А в Средней Азии, Казахстане, Армении, Азербайджане и некоторых автономных национальных республиках преимущественно выходят в свет книги для юношества, произведения дореволюционных классиков и совсем мало — книг на темы современности.
 
Плохо еще налажены у нас и взаимные переводы. Статистические данные за последние пять лет показывают, что в этом деле нет должной плановости. Можно ли считать нормальным, когда, например, на азербайджанский язык за пять лет переведено всего лишь по две книги белорусских, казахских, эстонских и молдавских писателей; или —за тот же период —на белорусский язык переведено по одной книге киргизской, таджикской и башкирской литератур. Примерно такая же картина, к сожалению, и в большинстве других республик. А в Грузии и Армении за последние пять лет не переведен ни один казахский писатель, и ни один киргизский. Казахи и киргизы отвечают им тем же, что уже в сумме совсем никуда не годится. Мы должны коллективными усилиями подумать, как поправить это.
 
Упреки в адрес центральных журналов относительно недостаточного внимания к братским литературам стали частыми и однообразно традиционными.
 
Не изменилось положение и за последние два года. На страницах журналов «Новый мир», «Знамя», «Звезда» имена писателей из национальных республик стали встречаться, правда, чаще, но представляются они обычно лишь двумя-тремя стихотворениями, которые не дают полного представления ни о самом писателе, ни о характере данной национальной литературы. Редко печатаются рассказы национальных писателей, а еще реже — романы и повести. Более близкое знакомство с произведениями писателей братских республик свидетельствует о том, что выбор произведений зачастую носит случайный характер и не представляет самое лучшее, что создано в республике.
 
Многие национальные писатели высказывают справедливую обиду на журнал «Юность». Журнал еще не стал всесоюзным органом молодых писателей, его авторский коллектив крайне слабо пополняется литераторами братских республик.
 
Об определенных сдвигах в расширении национальных рамок можно говорить, касаясь журналов «Театр» и «Вопросы литературы», «Театр» печатает ежегодно три-четыре пьесы национальных авторов, много имен писателей из братских республик и среди авторов статей, печатающихся под рубрикой «Ваше мнение» и в других разделах.
 
Немало внимания уделяет национальным литературам и журнал «Вопросы литературы».. За последние два года значительно увеличилось число статей о национальных литературах, неплохо рецензируются теоретические и критические издания, выходящие в республиках. В ряде статей последнего времени были подняты принципиальные вопросы развития той или иной литературы. Однако редколлегия журнала еще далека от решений одной из главных задач — широкого привлечения авторов из республик.
 
Ряд ценных начинаний осуществляет журнал «Советская литература» на иностранных языках в пропаганде братских литератур за рубежом.
 
В деле пропаганды братских литератур большую роль могут сыграть литературные журналы, издающиеся в республиках на русском языке. Они являются трибуной для живущих в республиках русских писателей. Такие журналы существуют в большинстве союзных республик и накопили немалый опыт работы. Это ежемесячные издания: «Радуга» на Украине, «Простор» в Казахстане, «Звезда Востока» в Узбекистане, «Литературная Грузия» и «Литературная Армения» в Закавказье. В Белоруссии раз в два месяца выходит журнал «Неман», «Литературный Киргизстан» и «Литературный Азербайджан» выходят 4 раза в год.
 
Однако в ряде республик таких изданий нет. С начала 1963 года прекращено издание русских журналов в Молдавии, Таджикистане и Туркмении.
 
В республиках Прибалтики русских журналов нет. «Советская Литва»—это альманах-ежегодник, в Латвии и Эстонии подобные альманахи раньше издавались, но теперь закрыты.
 
Назрело множество вопросов, связанных с изданием русских журналов в республиках, которые следует безотлагательно решить. Это прежде всего вопрос об издании таких журналов там, где они не существуют. Справедливо ли, правильно ли было закрывать их? Затем — это вопрос о литературном уровне издаваемых журналов. Надо покончить с провинциальностью, с нетребовательностью еще кое-где существующими. Стоит подумать о более широком распространении этих изданий за пределами той или иной республики. Ведь только в этом случае они смогут достичь своей главной цели — пропаганды достижений национальной литературы. Это помогло бы поднять тираж. Центральная пресса — и в первую очередь «Литературная газета» и «Литературная Россия»—должны проявлять внимание к русским журналам в республиках, рецензировать их, печатать обзоры.
 
Сейчас национальные литературы не те, что были 20—30 лет назад и, стало быть, форма работы и стиль руководства Секретариата должны быть другими. Уже нет необходимости в «опеке», если таковая когда-либо существовала. Но для нас ясно одно: по мере роста братских литератур и укрепления их внутри организационной структуры ни в коей мере не должен ослабевать интерес нашего Секретариата к этим литературам с их запросами и нуждами. Это касается всех без исключения наших печатных органов и в первую очередь журнала «Дружба народов», который сделал много ценного и полезного для братских литератур, но в то же время работе которого можно пожелать большей четкости и добротности.
 
Разве нормально положение, когда две центральные газеты—«Литературная газета» и «Литературная Россия»—на протяжении многих месяцев вели бесплодную полемику между собой из-за статьи Е. Исмаилова «Поиски нового», в которую без знания дела вклинился и журнал «Дружба народов», а наш Секретариат — руководящий орган писательских организаций — даже не заинтересовался этим «конфликтом».
 
Меня удивили та легкость и те поверхностные скольжения, с которыми выступил журнал «Дружба народов» в качестве третейского судьи по полемике двух газет.
 
Я думаю, что такими словами, которыми изобилует статья сотрудника журнала В. Чалмаева, как «огульное, гуртовое шельмование творческой молодежи», «...пена, еще в изобилии забивающая берега и поверхность литературного потока», не поможешь делу писательской консолидации.
 
Это, извините меня, Василий Алексеевич, непозволительная развязность для третейского судьи!
 
Я остановился здесь только на одном факте. А сколько подобных фактов в жизни писательских организаций, в работе их печатных органов, требующих вмешательства Секретариата Правления Союза писателей СССР?
 
Бурный рост литератур народов СССР ни в коей мере не исключает их специфические особенности, связанные с их истоками и традициями. Не все литературы берут свое начало от того реализма, который принято называть реализмом критическим. Не у всех литератур у истока стоят, скажем, Абай или Ахундов, Тукай или Чавчавадзе. Есть литературы, идущие непосредственно от эпоса и фольклора, которые, общаясь и обогащаясь с более профессиональными, что ли, литературами, ломают свои традиции, да и в относительно более развитых литературах происходит качественно новый интереснейший процесс обновления национальных традиций и форм. Неспроста, видимо, в одной литературе преобладает поэзия, а в другой, скажем,— проза.
 
И чтобы руководить подобными литературами, нам надо основательно знать их специфику, их «корни и листья», их прошлое и настоящее, изучить весь процесс их развития. А для этого нам мало знать отдельные произведения отдельных писателей братских республик, чем мы, к сожалению, иногда довольствуемся.
 
В этой связи мне хочется выразить свое согласие с Мустаем Каримом, который через «Литературную газету» высказал пожелание, чтобы СП СССР не забыл о литературах народов, входящих в РСФСР.
 
Понятно, что эта работа не по плечу одному человеку или даже группе людей. Речь идет о том, чтобы вся структура работы нашего Союза была тесно связана с живым процессом развития братских литератур, с их запросами и нуждами.
 
За последнее время оживилась деятельность и драматургов братских национальных республик. Правда, здесь нельзя назвать столь же крупные достижения, как в прозе и поэзии, но неоспоримые успехи есть и в драматургической литературе. Подавляющее большинство пьес посвящено острым проблемам современности. Расширилась проблематика произведений, заметны активные поиски новых форм сценической выразительности, радует жанровое разнообразие.
 
Союз писателей СССР ежегодно проводит семинары драматургов, работающих и над многоактными, и над одноактными пьесами. Эти семинары приносят большую пользу.
 
Но не всегда республиканские Союзы писателей с должной ответственностью подходят к этому важнейшему делу. Бывает и так, что на семинары приезжают люди без достаточных на то оснований, направленные случайно.
 
Плохо обстоит дело и с подготовкой подстрочников пьес участников семинара. Несмотря на неоднократные просьбы Совета по драматургии, республиканские Союзы писателей не присылают своевременно подстрочники.
 
Крайне неблагополучно обстоит дело с постановкой пьес национальной драматургии в крупных русских театрах. Почему на лучшие пьесы национальной драматургии не обращают внимания руководители столичных театров? Почему органы Министерства культуры СССР, ведающие вопросами театров, проявляют здесь равнодушие?
 
Мне кажется, такие пьесы как «Деревенщина» Мирзы Ибрагимова, «Обжалованию не подлежит» Токтоболота Абдумомунова, «Имя — твое, благо — мое» Сейфуддина Даглы, новая пьеса Иззата Султанова «Неизвестный человек»— вполне заслуживают внимания крупных русских театров.
 
Какую громадную агитационную роль могли бы иметь драматургические произведения, рассказывающие о жизни национальных республик! Такие пьесы могли бы быть особенно интересны для стран, ныне освободившихся от колониальной зависимости.
 
И потому-то особенно ответственна и почетна роль крупных русских театров в пропаганде таких пьес.
 
Сейчас в Министерстве культуры СССР организована редакторская коллегия, к руководству театральными делами пришли новые люди. У Совета по драматургии завязались с ними деловые отношения, и надо надеяться, что положение будет исправлено.
 
Вопросы национальной кинодраматургии заслуживают особого разговора. И хорошо, что Совет по драматургии театра, кино и телевидению предполагает в скором времени обсудить их на расширенном заседании. Сейчас я не могу не сказать о том, что обилие всевозможных инстанций, которые проходит автор со своим детищем, далеко не всегда идет на пользу. И что требует немедленного вмешательства, так это вопрос о новом проекте договора на сценарий. Тот проект, что сейчас рассматривается, делает писателя почти совершенно бесправным. Пока не поздно, нам надо сказать свое веское слово.
 
В большинстве союзных республик учреждены ежегодные республиканские премии в области литературы и искусства. Этих премий удостоены писатели, чье творчество завоевало признание общественности республики. Нам кажется, этот опыт следовало бы распространить и на те республики, где подобных премий еще не существует.
 
Разумеется, учреждение премий всецело входит в компетенцию республиканских директивных органов, однако, как мне кажется, Секретариат Правления Союза писателей СССР в целях дальнейшего развития литературы и искусства в братских республиках, мог бы оказать свое содействие в положительном разрешении этого вопроса.
 
В письмах республиканских Союзов в Секретариат, а также в выступлениях ряда писателей в печати предлагается создать при Секретариате Правления Союза писателей СССР постоянно действующий орган по литературам народов СССР.
 
Были и другие предложения, в частности, Ираклий Абашидзе высказал мысль о том, что работа с национальными литературами должна «быть существом всего Секретариата Правления Союза писателей СССР, всего аппарата нашей всесоюзной писательской организации». И хотя он развернул в своей статье целую позитивную программу проведения различных и очень важных мероприятий, но так и не сказал, кто же и на каком уровне будет их проводить. Как организационно провести все это в жизнь?
 
Для меня, например, тоже ясно, что изучение процессов развития литератур народов СССР — общее дело всего Секретариата. Но также бесспорно и то, что у Секретариата должен быть постоянно действующий, высококвалифицированный, авторитетный орган по литературам народов СССР. Наличие в таком органе постоянного и дежурного секретарей правления будет, по нашему глубокому убеждению, обеспечивать конкретное, коллегиальное руководство, создаст разумную преемственность в работе.
 
Высказывалось также пожелание и такого характера: а нельзя ли иметь секретарей правления по зонам, так сказать, по географическому принципу? Скажем, иметь одного секретаря правления по Азербайджану, Грузии и Армении, второго — по Прибалтийским республикам, третьего — по республикам Средней Азии и четвертого по Украине, Белоруссии и Молдавии.
 
Рассмотрим более детально достоинства и недостатки этих предложений. После создания Союза писателей РСФСР намного облегчилась «нагрузка» Секретариата Правления СП СССР, но не намного углубилось его внимание к литературам союзных республик. Получилось так, что из 27, а затем из 29 секретарей Правления СП СССР никто непосредственно не занимался литературами народов СССР. Руководители республиканских Союзов, члены Секретариата, приезжающие в аппарат на 2—3 месяца, хотя и сделали немало хорошего, однако во время их дежурств не обеспечивалась преемственность, а главное — деятельность дежурных секретарей была и не конкретной, и не всесторонней. И не каждый дежурный секретарь с ходу находил свое, как говорится, амлупа. Здесь следует сказать также и о том, что консультанты Секретариата Правления по братским литературам оказались по существу без постоянного, профессионального руководства. А между тем в лице консультантов по литературам народов СССР при Секретариате мы имеем опытных, знающих свои литературы людей, принципиальных, страстных пропагандистов своих литератур. И было бы неразумным предоставлять их самим себе.
 
Вот почему, исходя из интересов дела, взвесив все за и против, мы выносим на обсуждение расширенного заседания Секретариата предложение о создании коллегиального рабочего органа по литературам народов СССР, в составе одного постоянно работающего секретаря правления СП СССР и секретарей от братских литератур. Назовем ли его Бюро, Советом или Комиссией или еще как,—давайте обсудим коллективно здесь.
 
Намечается утверждение заместителя председателя, ответственного секретаря и т. д. Главное же — рабочее ядро органа — составят постоянно работающие в аппарате консультанты по союзным республикам и актив друзей по литературам народов СССР, в состав которого будут входить также и представители братских республик. Актив будет расти, обогащаться опытом и все его усилия будут направлены на повседневную помощь Секретариату. Имеется в виду, что он будет непосредственно подчинен Секретариату и работать под его руководством.
 
Нам представляется, что такой коллегиальный рабочий орган сможет сделать максимум возможного для укрепления и развития связей между литературами, для более глубокого и всестороннего изучения происходящих во всех литературах процессов, для организации и проведения крупных и важных мероприятий творческого характера.
 
Имеется в виду, что такой ответственный и коллегиальный орган будет работать на новой основе, в контакте и совместно с Союзами писателей республик и с Советами по жанрам, что его аппарат и актив будут ставить перед Секретариатом и сообща решать важнейшие общесоюзные мероприятия по развитию братских литератур, проводить региональные и другие совещания, интересоваться живым процессом литературной жизни союзных республик.
 
Чего нам не хватало до сих пор в работе с братскими литературами, так это именно конкретности. Много ли эстонских, молдавских и белорусских романов прочел я как секретарь? Мало, очень мало.
 
Много ли произведений авторов других республик прочли другие секретари правления? Думается, что немного. По крайней мере, по вопросам братских литератур, по книгам своих друзей и соседей со знанием дела выступали в прессе за последние три года лишь Новиченко, Марков — и вот и все, пожалуй. А ведь для квалифицированного суждения о литературах народов СССР необходимо самое пристальное, самое конкретное изучение всего нашего богатого литературного хозяйства.
 
Соединение рабочего, достаточно опытного, и оперативного органа с представительным Секретариатом и широким активом — и явится важным коллективным средством, способствующим дальнейшему росту наших литератур, расширению деловых творческих связей между ними.
 
При нынешнем состоянии дел даже не с кого спросить за плохую работу с литературами народов СССР.
 
Не состоятельно, на мой взгляд, и предложение о закреплении секретарей правления по зонам, по группам литератур: Вряд ли вообще применим географический принцип в руководстве художественной литературой. Нельзя не считаться с национальной и языковой спецификой литератур. В группе кавказских литератур, например, азербайджанская тяготеет к тюркоязычным литературам. А у родственных в языковом отношении литератур народов Средней Азии и Казахстана после введения нового алфавита появились свои трудности: мы можем читать друг друга только в переводе.
 
А куда, к какой зоне отнести Молдавию или Таджикистан?
 
Так что, если организовать работу с литературами народов СССР по зональному, географическому принципу, то это может привести не к сближению, а к разобщению литератур, к разобщенности актива друзей и специалистов по литературам народов СССР.
 
Те, кто за восстановление ранее существовавшей при Союзе писателей СССР Комиссии по литературам народов СССР, говорят, что есть же у нас Иностранная комиссия.
 
Да, есть у нас Иностранная комиссия. И она, возглавляемая Алексеем Александровичем Сурковым, проводит очень большую и важную работу по связи с заграницей.
 
Именно через эту комиссию много национальных писателей общаются как с обширным Востоком, так и с Западом, чего, кстати сказать, вовсе не было лет 10 тому назад.
 
Но характер и сущность работы Иностранной комиссии и нашего будущего нового органа совершенно иные и вовсе не тождественны.
 
Например, мы не можем проводить декады казахской литературы, скажем, в Риме или Пекине.
 
И наши внутренние взаимосвязи не могут быть построены по системе связи с заграницей!
 
Таковы различные аспекты и наши доводы в пользу создания нового коллегиального органа.
 
Успех его деятельности по литературам народов СССР будет зависеть от людей, от кадров. И потому важно утвердить руководителями людей, которые хорошо знают и любят братские литературы, хороших организаторов, инициативных, авторитетных товарищей. Следует всерьез подумать и об использовании консультантского аппарата. Необходимо повысить требовательность к ним, сосредоточить усилия консультантов по братским литературам на глубоком, научном изучении своих литератур, чтобы мы всегда были в курсе дел по любой литературе.
 
Наша партия и ее ленинский Центральный Комитет учат нас конкретности постановки вопроса и оперативности его решения. Дух времени требует от нас детального знания нашего большого литературного хозяйства, действенной организационной работы и конкретных дел.
 
Быть может, поэтому настоящий Секретариат вызвал исключительно острый и повышенный интерес всей писательской общественности, как никогда.
 
Вопросы, которые выносятся на ваше обсуждение, не являются исключительными, а, наоборот, они обыденны, жизненны, насущны, и их решение — есть выполнение уставных требований нашего Союза, что, не будем кривить душой, в известной мере оставалось вне поля зрения Секретариата Правления Союза писателей СССР.
 
Именно поэтому нам нужен не общий, а конкретный, заинтересованный, нелицеприятный разговор относительно того, как мы будем жить дальше, как мы улучшим работу Секретариата по братским литературам.
 
Секретариат Правления СП СССР обращается ко всем писателям страны, к работникам печати с призывом — приложить все усилия для решения задач по дальнейшему расширению и углублению взаимосвязей литератур народов СССР в интересах роста и развития единой и многонациональной советской литературы.
 
1964 г.