СУЛТАН СРЕДНЕГО ЖУЗА КАЗАХОВ, А ВПОСЛЕДСТВИИ ХАН ВСЕХ ТРЕХ ЖУЗОВ АБЫЛА (1771-1781) — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека

Главная   »   Белая кость прошлого. Наши современники. Аль - Халел Карпык   »   СУЛТАН СРЕДНЕГО ЖУЗА КАЗАХОВ, А ВПОСЛЕДСТВИИ ХАН ВСЕХ ТРЕХ ЖУЗОВ АБЫЛА (1771-1781)


 СУЛТАН СРЕДНЕГО ЖУЗА КАЗАХОВ, А ВПОСЛЕДСТВИИ ХАН ВСЕХ ТРЕХ ЖУЗОВ АБЫЛА (1771-1781)

Этот очерк о правителе, прозванном Абылай Великий, питают два источника — официальный и неофициальный.

 

Первый — весьма авторитетный источник — Национальная Академия наук Казахстана: «История поставила Абылайхана, жившего в 1711—1781 годах, в ряды наиболее авторитетных государственных деятелей Центральной Азии XVIII века.
 
Чингизид по происхождению, Абылай принадлежал к старшей ветви потомков основателя Казахского ханства хана Жанибека (XV век). В первой половине XVIII века он проявил себя талантливым организатором освободительной борьбы народных масс и полководцем-стратегом, возглавившим отряды казахского ополчения в борьбе против джурганских войск. Участвовал в наиболее крупных сражениях с джунгарами в 20-х — начале 50-х годов XVIII века, за что получил звание батыра.
 
В Казахстане и за его пределами Абылай-хан был известен как дальновидный и мудрый политик, обладавший выдающимися дипломатическими способностями и талантом государственного деятеля. Его усилия были направлены на создание сильного и независимого казахского государства. Он возглавил объединительные тенденции казахов и способствовал централизации государственной власти в Казахстане. В 1771 году на съезде представителей всех трех жузов Абылай был избран казахским ханом. Период его правления был ознаменован стабилизацией политической обстановки в Казахстане, повышением его престижа и расширением экономических и культурных связей казахов с другими народами Центральной Азии и России.
 
Об Абылае казахский народ сохранил множество легенд, сказаний, поэм, в которых прославляются его дипломатические способности, личная отвага и смелость, государственный ум, твердость духа».
 
Второй источник — 59-летний Абдразак Онгарбаев, как сам он выразился, «многие годы интересующийся жизнью и деяниями Абылая»: «Немало влиятельных ханов правило нашими степями. А самым влиятельным среди них я считаю Абылая. Не зря народ выделял его. Абылай обладал всеми качествами, какими должен обладать хан, чтобы его называли Великим. Какие же это качества? Назову их по порядку.
 
Первое — Абылай был чингизидом, да еще старшей ветви, белой костью. В то же время он, большой степной аристократ, хорошо знал нужды простого народа. Причем Абылай на себе испытал все тяготы и лишения, выпадающие на долю «черной» кости — кара суйек. Еще в юности он, султан, достойный ханского престола, служил обыкновенным табунщиком у богача, пас лошадей. Как распознали в нем знатного человека? Хозяйка заметила: юноша никогда не пьет кумыс из грязных чашек. Поделилась наблюдениями с хозяином. Тот, побеседовав с Абылаем, узнал о высоком его происхождении. В знак уважения богач подарил торе самого быстрого своего скакуна. На этом коне и отправился, говорят, отважный юноша за славой. И добыл ее в боях, находясь всегда в передних рядах атакующих врага джигитов.
 
Второе — Абылай в высшей степени обладал отвагой и смелостью. Да об этом мы уже упомянули. Вступив на военное поприще рядовым воином, Абулмансур-султан, переменивший имя в честь деда в Абылая, очень скоро отличился, проявил доблесть подлинного батыра, зарекомендовал себя непобедимым военачальником. Абылай хорошо знал и жизнь толенгутов, простых воинов. Не один десяток лет провел он в боевом седле, ведя свои войска к новым и новым победам. Полководческий дар проявился в Абылае настолько ярко, что народ считал его даже духом, посланным с небес.
 
Третье — Абылай обладал глубоким государственным умом. Он постоянно учился сам и учил других. Наставлял сыновей: разделяйте и властвуйте. И сам правил по этому принципу. Абылай постоянно разжигал междоусобицы между врагами и объединял друзей. В его положении это было самым верным и мудрым.
 
Четвертое — Абылай был на редкость хитер. Он искусно лавировал между казахскими родами, между Россией и Китаем, между Китаем и Джунгарией, между Россией и Средней Азией и так далее и тому подобное. Если отвагой он был подобен льву, мудростью и умом — змее, то хитростью и увертливостью — лисице и ящерице в одно и то же время. Как ловко лавировал Абылай, к примеру, между законными российскими властями и самозванным самодержцем Емельяном Пугачевым! Он терпеливо выжидал, присматривался, пытаясь определить, кто сильнее. Если б победил самозванец, Абы-лай-хан сказал бы ему, что с самого начала был на его стороне. То же самое он заявил бы законному правительству, одолей оно Пугачева. Когда оно действительно взяло верх на «Пугачом», хан Абылай сделал вид, будто бы не вел никаких переговоров с крестьянским вождем, хотя на самом деле вел их, и российские власти подозревали его в этом.
 
За кого же был по-настоящему Абылай-хан? Конечно, же, за законную власть. Ведь сам себя он считал казахским законным ханом всех трех жузов. Да только «русская баба-царица» никак не хотела признавать этого, упорно называя Абылая ханом Среднего (и только Среднего!)жуза. Русское правительство хитрило с Абылаем. Постоянно хитрили с ним правители других сопредельных государств. Поэтому можно ли осуждать хана Абылая за постоянно проявляемые изворотливость и хитрость. Не будь Абылай-хан таким хитрым и изворотливым в той тревожной обстановке, в какой ему приходилось править на протяжении многих лет, не выжить бы ему самому, не выжить бы Казахскому государству, не уцелеть бы казахскому народу. Бесспорно, Абылай хитрил и с собственным народом, обещая ему одно и делая другое. Хитрил и с собственной знатью — другими султанами, а также родовыми вождями — биями, старшинами, батырами. Нехитрая, простодушная политика очень скоро лишила бы Абылая власти. На его место пришел бы кто-либо другой, скорее всего — менее одаренный правитель. И тогда дела казахов в ту страшную годину непрерывных иноземных набегов и вторжений могли бы закончиться очень плохо. В этом — оправдание хитрости и изворотливости Абылая. Благо для всех казахов, что Абылай довольно долго удержался у власти. И теперь уже не так важно — каким путем и какими средствами.
 
Пятое — Абылай обладал несгибаемой волей и твердостью. Он упорно шел к власти. И настал час, коща знатные люди подняли его на белой кошме над степью, провозгласив ханом всех трех жузов. С этого часа Абылай правил казахами твердо и самовластно. Крутость его нрава почувствовали все, включая тех, кто не любил и не привык подчиняться — богатые и знатные родовые вожди. Абылай установил свои —мудрые и одновременно жесткие законы. Он присвоил себе право казнить и миловать, принадлежавшее ранее всему народу. Абылай был крут и справедлив. Его боялись и уважали. Что ж, время было такое, что только сильный мог утвердить свое право повелевать людьми. Только за твердыми и несгибаемыми властителями шли они на все.
 
Шестое — Абылай был очень расчетливым. Он, как говорится, за несколько ходов вперед предугадывал действия тех, с кем вынужден был считаться. К примеру, в нужный час Абылай-хан присягнул на верность России. При этом он был верен ей по-своему, исходя из интересов своих и своего государства. Впрочем, и Россия принимала участие в делах казахов отнюдь не из альтруистических побуждений. Так что расчет сталкивался с расчетом, корысть с корыстью. И все были квиты. Доходило до того, что, верный на словах, Абылай грабил русские караваны, делая это ловчее, чем другие. Россия также не оставалась в долгу, по-крупному грабя и разоряя казахские степи.
 
Седьмое — Абылая отличала редкая целеустременность. Главными целями его были: достижение личной власти над всеми тремя казахскими жузами, последующее объединение их в один монолит, в одно крепкое государство. Не считаясь со средствами и прибегая к любым, в том числе и кровавым и подлым с точки зрения обычного человека, Абылай-хан добился своих великих целей... Абылай, как и все казахи, считал киргиз родственным народом, но когда историческая ситуация вынудила его ради достижения главных целей драться с киргизами, казахский властитель без колебаний пошел на это. Абылай выбрал удобный момент, коща Россия, занятая подавлением Крестьянского восстания под руководством Пугачева, не могла вмешаться в его дела и стремительно напал на киргиз, вытолкнув их за реку Чу, с казахских земель в киргизские пределы.
 
Восьмое — Абылай был везучим человеком. Так, он дважды побывал во вражеском плену — в юности и в зрелом возрасте и остался в живых, что удивительно. Особенно — когда он угодил в руки джунгар, убив любимого сына правителя. Мать убитого каждый день приходила к глубокой яме, где был заключен убийца, и требовала его смерти, проклиная на чем свет стоит. Однако Абылай остался жив. Требовалось чудо — или поразительное везение! — чтобы, убив любимого сына джунгарского хунтайджи и попав к нему в плен, остаться в живых.
 
Девятое... Перечисление достоинств, какими обладал Абылай как великий хан, можно было бы продолжать и дальше, но, я думаю, достаточно и перечисленных. К тому же вряд ли стоит перечислять достоинства хана Абылая раздельно. Все они были в нем неразделимо слиты. Только различные качества выступали вперед в зависимости от обстоятельств. В одних случаях Абылай проявлял свой большой государственный ум, в других — отвагу, в третьих — расчетливость и гибкость, в четвертых — осмотрительность... Умение интуитивно, быстро и безошибочно выбрать нужное время и место для единственно верного решения и действия и отличали Абылая как великого хана
 
Да, Абылай был совсем не прост, был очень сложен. По-разному и относились к нему современники. Большой поэт Жамбыл, допустим, сравнивал Абылая с «шакалом, рыщущим по степи в поисках добычи». Думаю, такое сравнение неверно, упрощает глубокую и многостороннюю личность казахского хана. Из поэтов лучше всех знал и понимал его натуру и мотивы действий великий Бухар-Жырау. Он жестко и нелицеприятно говорил о недостатках Абылай-хана, он вдохновенно воспел подвиги и величие Абылая, он же горько оплакал и смерть этого властителя».
 
Абылай Великий, цостоянно находясь между Сциллой царской России и Харибдой императорского Китая и умело используя противоречия между ними, сумел на протяжении длительного времени сохранить относительную независимость Казахского государства. Абылай-хан оправдал имя Великого не только своими делами, но и оставленным потомством. Один из его потомков — Кенесары-хан прославился как борец за самостоятельность казахов, другой — Чокан Валиханов как ученый.