http://airtech.kz/ работа алмазное сверление алматы.
Главная   »   Белая кость прошлого. Наши современники. Аль - Халел Карпык   »   ИСМАГУЛОВ, НОЧЕВАВШИЙ РЯДОМ СО СКЕЛЕТОМ ИВАНА ГРОЗНОГО


 ИСМАГУЛОВ, НОЧЕВАВШИЙ РЯДОМ СО СКЕЛЕТОМ ИВАНА ГРОЗНОГО

Вот уж кто был наиболее влиятельным представителем белой кости прошлого, так это русский царь Иван Грозный! Но какое отношение имеет он к высоким проблемам сегодняшнего Казахстана? Об этом поведает нам знакомство с членом-корреспондентом, заведующим лабораторией этнической антропологии Института истории и этнологии имени Ч. Валиханова Национальной академии наук Республики Казахстан Оразаком Исмагуловым.
 

 

Так вот, в конце шестидесятых годов Ореке был командирован в Москву. Места в гостинице для него в столице не нашлось. И Исмагулова устроили на наделю в одной из комнат известной Лаборатории пластической реконструкции Института этнологии и антропологии Российской Академии наук. Заведовал лабораторией знаменитый Герасимов, доктор наук, профессор, лауреат Сталинской премии. Устроили Оразака в столь оригинальной обители, естественно, его коллеги. И что же? Все семь дней пребывания в «первопрестольной» ученый из Алма-Аты проводил за работой, а ночи... рядом со скелетом Ивана Грозного! Было ли страшно Исмагулову рядом с останками грозного властителя Руси! Нисколько! Оразаком владел лишь человеческий и научный интерес к костям того, кто при жизни заставлял трепетать многие и многие тысячи людей, а теперь представлял собою самый обычный с виду скелет, к тому же расчлененный... Но обычный — только с виду, для взора непосвященных. Исмагулов знал: есть в останках Грозного и кое-что необычное. В частности, зубы русского царя имели элементы монголоидности. Впрочем, такие факты, наверно, представляют интерес лишь для ученых. Что может быть здесь занимательного для широкого круга читателей? Необычность положения алматинского ученого, который был и теперь уже навсегда останется единственным человеком на Земле, который ночевал (причем неделю подряд!) рядом со скелетом самого Ивана Грозного!
 
«Все это действительно занятно, но какое отношение имеют все-таки приведенные факты к высоким проблемам сегодняшнего Казахстана?» — спросят иные наши читатели, и вправе будут получить ответ. А заключается он вот в чем. Случай, о котором рассказано в данном очерке, имел место в России почти три десятилетия назад. И уже тогда в той республике антропология — биологическая наука о происхождении и эволюции физической организации человека и его рас была на высоком уровне. А ведь во многих странах данная наука понималась да и сейчас еще понимается как совокупность наук о человеке. А каково положение с развитием антропологии в Казахстане? Уже известный нам О. Исмагулов рассказывает:
 
— Недавно мы собирались побывать в Павлодарской области с тем, чтобы извлечь из-под земли останки весьма популярного в казахском народе вещего певца Бухар-жырау и провести все необходимые работы для воссоздания физического облика этого прославленного «певца ханов». Каково же было наше удивление, когда мы получили из Павлодара грозную весть: «Все, кто приедет из Алматы к нам с целью осквернения праха великого человека, будут убиты!» Разумеется, командировка не состоялась. Кому хочется быть отправленным к праотцам раньше назначенного времени. А очень жаль! То, что мы собирались, с предельной бережностью к останкам действительно великого человека, проделать ради его увековечения, никак невозможно отнести к понятию — «осквернить». И тем не менее, отнесено из-за чьего-то вопиющего невежества. Увы, невежество у нас еще процветает, а антропология — наука о человеке в загоне.
 
Многие из нас видели художественные изображения видных деятелей нашего прошлого, не задумываясь при этом: увиденные ими изображения — плод фантазии художников. И, казалось бы, ничто и никто не должны мешать ученым воспроизводить истинный облик ушедших в небытие выдающихся личностей, ан нет, кому-то это кажется святотатством. А разве не является невольным святотатством выдавать мнимый облик этих людей, чем сейчас активно занимаются, — за действительный?!. К сожалению, в борьбе науки с темнотой и невежеством зачастую верх берет второе, ибо оно куда горластее, агрессивнее и воинственнее.
 
— Конечно, — продолжает далее О. Исмагулов, — приведенный пример не должен приводить к выводу, что мы совершенно отстранены от дел. Да, нас не всегда допускают к останкам великих, но никто не запрещает и не вправе запретить нам проведение исследований в иных направлениях. Они ведутся деятельно, так сказать, широким фронтом, принося поразительно интересные результаты. Так мы в прямом смысле слова раскопали, что современные казахи немногим отличаются от насельников наших территорий многовековой давности. То есть, если поставить рядом два черепа — не так давно умершего казаха и жителя Казахстана эпохи бронзы, то отличить их друг от друга будет почти невозможно. Этот факт, свидетельствующий о генетической преемственности казахов древнейшим насельникам их земель, — яркое подтверждение того, что казахи всегда обитали на данной территории. Они не мигранты. Любой непредубежденный ученый, будь он казахстанец либо россиянин, скажет однозначно: характерные антропологические признаки казахов, сформировавшиеся в 14—15 веках, не претерпели изменений. Это лучший ответ господам типа Солженицына или Жириновского, которые свою полную неосведомленность в науке с лихвой возмещают амбициозностью и самоуверенностью в высказываниях. Они далеки от знания трудов не только казахстанских, но и известных российских мыслителей — Карамзина, Ключевского, Соловьева. Не означает ли такая, с позволения сказать, позиция намерения выдавать желаемое за действительное. Это все равно, что я, ссылаясь на предвзятые иностранные источники, стал бы доказывать, что русские — чужие на российской территории. Ни к чему хорошему подобные заявления, основанные на псевдоисточниках и псевдофактах, не привели еще и никогда не приведут. Единственное, что может маячить за ними — призраки военной конфронтации и напрасно пролитой людской крови... К примеру, я ученый, но не лезу ведь на этом основании в биологию или химию, а тем более — в большую политику. Но почему-то так называемые большие политики присваивают себе право судить свысока о серьезнейших научных вещах... Это все я — о невежественном подходе к антропологическим вопросам со стороны иных явно неученых казахских людей и не явно ученых некоторых российских деятелей...
 
Прав ли ученый-антрополог Оразак Исмагулов, пусть судят читатели!