Обложка книги война и мир 1 издательству. . Областной центр социальной реабилитации fond911.ru.


 БУРАБАЙ-БОРОВОЕ

Неизвестно, кто первым назвал Бурабай-Боровое «Казахстанской Швейцарией». Но второе название прочно приклеилось к необыкновенно красивому и богатому уголку природы. Схожесть настолько очевидна, что полагаю, и для Швейцарии не было бы обидным, если б ее саму вдруг принялись называть вторым Боровым или Бурабаем. Впрочем, суть не в названиях, а в том, как мы относимся к своей национальной гордости и достоянию. А относимся мы, увы, с преступной безалаберностью.
 
Да, в Боровое по-прежнему приезжают восстановить свое здоровье люди со всего Казахстана, ближнего и дальнего Зарубежья. Помню, когда я отдыхал в Боровом, там находился и проживал в одном Доме отдыха со мной украинец из Днепропетровска. Он страдал легкими и приехал сюда лечиться кумысом и чистым воздухом. Владимир, так звали гостя, был в совершенном восторге от Борового. «Такой изумительной природы я еще нигде не видел!» — признался Владимир с сияющими глазами. Освоившись в Боровом, Владимир начал проявлять интерес к истории этого удивительного края, связанным с ним легендам и преданиям. Он даже как-то поинтересовался у меня: «А правда, что здесь Чокан Валиханов лечил кумысом и воздухом Федора Достоевского? Выходит, классическая русская литература многим обязана казахской природе!» — «Здесь и сам Валиханов лечился от той же болезни, от какой страдал Достоевский, — отвечал я любознательному гостю, — но, к великому сожалению, дела не позволяли казахскому ученому долго находиться на родине с ее целительным для него климатом, и он вновь и вновь уезжал на пагубные для здоровья берега Невы...»
 
Через некоторое время Владимир стал спрашивать у меня, правильно ли произносит он «Ок жетпес», «ак каин» и другие местные слова и речения. Украинский гость пытливо интересовался их значением. Я охотно отвечал. «Ок жетпес» — «Не долетит стрела»? — переспрашивал Владимир и беззвучно шевелил губами, повторяя про себя новые для него и заинтересовавшие фразы и понятия. Владимир много фотографировал местные красоты, приговаривая при этом: «Дома надо показать». Уезжая, Владимир сказал: «Даже если мне никогда больше не удастся приехать сюда, я никогда не забуду этих мест».
 
Превосходные отзывы дают о Боровом-Бурабае побывавшие тут главы дружественных государств, дипломатические работники, иностранные туристы. Все это так — пока... И все это может прекратиться. Первозданная красота Бурабая-Борового может бесследно исчезнуть.

 

Кокшетауский областной комитет по водным ресурсам бьет в набат: Щучинское озеро при годовом приходе воды 7,5 миллиона кубометров имеет расход, почти вдвое превышающий приход. Уровень воды в озере, да и во всей курортной зоне, катастрофически понижается. Уже в ближайшие годы озеро может повторить плачевную историю Аральского моря. А через каких-то два-три десятка лет мы можем обрести вместо курортной зоны Боровое одноименную пустыню. К сожалению, это не гипербола.
 
Как спасти Бурабай-Боровое? Специалисты считают, нужно перво-наперво завершить строительство третьей очереди так называемого Сергеевского водовода. Если оно будет пущено, озера Бурабая-Борового смогут получать дополнительно около четырех миллионов кубометров живительной воды в год. Это явится для них существенной прибавкой.
 
Бурабай-Боровое, как и Арал, взывает о помощи! Если этот зов не будет услышан, первого постигнет участь второго... А это значит, мы — общество, заслуживающее того, чтобы жить в пустыне.